<<
>>

2.2.3. Экологическое измерение энергетической дипломатии стран Северной Европы

Дипломатические действия североевропейских стран на международной арене по внедрению политики устойчивого развития в некоторых странах Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока и Азии могут показаться излишне альтруистичными, однако, подобный курс нередко оценивают как стратегический.
Традиционно важная роль отводится защите северного сообщества от воздействия человека, в том числе на окружающую среду391. Экологическое измерение энергетической дипломатии представляет собой пример наиболее эффективного дипломатического сотрудничества стран Северной Европы. Экология больше не является второстепенным по важности предметом, который опережают более значимые переменные - политика и экономика, пара «политика - экономика» дополняется третьим параметром - «экологией».392 Проблемы устойчивого развития и защиты окружающей среды, лежащие в основе политической экологии, требуют объединенных усилий ведущих держав для определения вектора дальнейших действий в рамках экологического измерения энергетической дипломатии. Модель устойчивого развития является примером новой государственной политики в области энергетики и окружающей среды. Данная концепция появилась в условиях мирового энергетического кризиса 1973-74-х годов. Неудивительно, что именно скандинавские страны стали инициаторами данной политики. Озаботившись вопросами эффективного использования энергии, ограниченности природных ресурсов, негативного влияния выбросов углекислого газа на окружающую среду и здоровье человека, шведские ученые предприняли попытку обратить внимание мирового сообщества на данную проблему. По инициативе постоянного представителя Швеции в ООН Сверкера Острёма в 1972 году в Стокгольме состоялась конференция по проблемам окружающей среды, в результате которой появилась концепция устойчивого развития, подразумевающая рациональное использование природных ресурсов и заботу об экологии 393 .
Эта конференция стала первым серьёзным шагом Швеции по укреплению своего мирового авторитета в качестве защитника политики устойчивого развития. В последствии подобная стратегия была поддержана всеми соседними странами. Стокгольмскую конференцию принято считать отправной точкой развития экологического измерения энергетической дипломатии. Экологическое сознание и уважительное отношение к окружающей среде являются частью культуры скандинавских стран. Дания сегодня - один из мировых лидеров в использовании энергии ветра, производства ветроэнергетических турбин. Популяризация экологически безопасных энергетических ресурсов, инновационных экотехнологий и бережного отношения к окружающей среде за рубежом - одна из главных задач внешней политики страны394. В июне 2006г. Швеция приняла программу освобождения экономики от нефтяной зависимости395 396, которую вслед за ней взяли на вооружение другие североевропейские страны, в том числе нефтедобывающая Дания. В энергобалансе Исландии и Норвегии довольно высока доля возобновляемых источников энергии. Внутреннее энергопотребление Норвегии практически полностью обеспечивается за счет гидроресурсов. В Исландии используются 395 геотермальные источники энергии . Экологические инициативы энергетической дипломатии реализуются в рамках двухсторонней и многосторонней дипломатии стран Северной Европы. Для данных государств экология является не просто политикой, но национальной идеей. Так, следуя энергетической стратегии ЕС 2020г. Дания проводит свою политику уменьшения зависимости страны от ископаемого топлива к 2050 году путем постепенного перехода на возобновляемые источники энергии. В Дании уже более 20% энергии производится именно за счет разработки возобновляемых источников энергии397. Важнейшая роль в противодействии изменению климата отводится инновационным проектам, наиболее перспективными из которых считаются: использование сельскохозяйственных отходов в качестве биотопилива и разработка автомобильного двигателя, работающего на энергии ветра398.
В рамках экологического измерения энергетической дипломатии Дания с 1962 года реализует государственную программу сотрудничества в области развития «Данида» (Danida) 399 . Одно из направлений программы, нацеленное на искоренение нищеты в развивающихся странах посредством предоставление доступа стран к устойчивой энергии посредством развития возобновляемых источников энергии, называется «Зеленый рост» (Green growth)400. Данная политика включает в себя развитие механизмов устойчивого управления и использования природных ресурсов, внедрение инновационных технологий в сельскохозяйственной, лесной, энергетической, продовольственной отрасли, а также водоснабжения и развития возобновляемых источников энергии. Действующая стратегия «Даниды» в области природных ресурсов, энергетики и климата, утвержденная в 2013 году, разработана в рамках датской внешнеполитической стратегии «Право на лучшую жизнь» 2012 года и призвана поддерживать развитие «зеленой экономики» в развивающихся странах, в том числе создавая новые рабочие места на энергоэффективных производствах, оказывая помощь в разработке необходимого законодательства401. Воплощение такого рода политики способствует привлечению инвестиций и активизации частного сектора. Доступ к ресурсам и их эффективное использование приведут к росту аграрной промышленности, и, как следствие, к снижению уровня бедности и социальному прогрессу. Шведское агентство международного сотрудничества в области развития реализует проекты в сфере устойчивого развития в более чем тридцати странах Африки, Азии, Европы и Латинской Америки, выбор которых был осуществлен на основе политических директив правительства, однако, путем предоставления правительству экспертных рекомендаций по дальнейшему сотрудничеству402 403. В 2015 году Агентство израсходовало около 30 млн. долларов США на развитие возобновляемых источников энергии, в том числе гидро-, электро-, солнечной энергии и энергии ветра. Программы помощи включали в себя образование, проведение исследований и предоставление энерготехнологий . Большинство программ Шведского агентства международного сотрудничества в области развития направлены не просто на реализацию концепции устойчивого развития, но на поддержку экологически устойчивого развития, в частности, упрощение доступа к энергии из возобновляемых источников. Усилия агентства сосредоточены на разработке и сооружении высокотехнологичных энергетических систем, способных генерировать электричество из возобновляемых источников, в частности биотоплива404. Шведское агентство международного сотрудничества в области развития реализует ряд благотворительных программ, стимулирующих производство энергии из возобновляемых источников в развивающихся странах. В таких проектах Швеция выступает как страна-донор денежных средств, технологий и накопленного опыта организаторской деятельности в данной сфере. Одним из примеров можно считать долгосрочный проект в Танзании - стране, богатой такими природными ресурсами, как вода, ветер, биомасса и обилие солнечного тепла. Тем не менее, только 2% сельского населения этой страны имеет доступ к электричеству405. Для стимулирования рационального использования имеющихся у страны ресурсов Шведское агентство по сотрудничеству и международному развитию стало одним из участников проекта Всемирного Банка по поддержке малых электростанций, генерирующих «зеленую» энергию406. Кроме Шведского агентства международного сотрудничества в области развития международным сотрудничеством в сфере энергоэффективности и возобновляемых источников энергии занимается Шведское энергетическое агентство - главный орган, проводящий национальную энергетическую политику. Помимо содействия устойчивому развитию энергетической системы страны, международному сотрудничеству, в его обязанности входит реализация проектов, предусмотренных Киотским протоколом и конвенцией ООН о климате и участие в экспертных группах Европейского союза. Стратегическим приоритетом внешней политики Норвегии в 2011 - 2030 гг. признано сотрудничество в регионе Крайнего Севера, богатого полезными ископаемыми. В программе развития северных регионов, разработанной Правительством Норвегии, одним из направлений внешней политики указана поддержка экологически устойчивого использования ресурсов, а также добычи природных ископаемых на континентальном шельфе, используя при этом высокие экологические стандарты, которые не нанесут ущерб хрупкой экологии и биоразнообразию Арктики407. Однако, сотрудничество в рамках устойчивого развития не ограничивается стратегическим регионом Крайнего Севера. Норвегия реализует свои проекты по развитию возобновляемых источников энергии помимо правительственных структур еще и в государственной компании «Инновации Норвегии»408. Правительство Норвегии тесно сотрудничает с Комиссией ЕС, по вопросам устойчивого управления природными ресурсами. Увеличение доли возобновляемых источников энергии в конечном потреблении внутри страны, развитие экотехнологий и снижение выбросов парниковых газов являются приоритетными целями норвежского правительства . Более того, Норвегия предлагает укрепить и расширить систему торговли квотами на выбросы путем создания постоянных, а не временных, институтов и мер в этой сфере, что приведет к значительному прогрессу в сокращении выбросов парниковых газов409 410. Еще одно предложение - поддержать переход на более экологичные источники энергии путем замены угля на природный газ, поставки которого государство готово обеспечить. Последней рекомендацией норвежского правительства является более активное привлечение инвестиций в инновации, исследовательские проекты, экотехнологии и инфраструктуру411. Энергетический диалог между Норвегией и Европейским союзом крайне важен для обеих сторон ввиду наличия взаимных выгод от сотрудничества. Все заявленные направления оказываемой помощи в целом вписываются в концепцию устойчивого развития, однако, вследствие особенностей экономики страны, у Норвегии есть свой уникальный взгляд на пути и возможности достижения общественного прогресса. С одной стороны, цель правительства Норвегии - стать мировым лидером в борьбе с изменением климата412. В направлении «энергетика, климат, окружающая среда» обозначена деятельность по сокращению обезлесения, сохранению биоразнообразия видов и расширению использования энергии из возобновляемых источников. С другой стороны, Правительство Норвегии считает, что нефть и газ не повредят, а, напротив, будут способствовать устойчивому развитию беднейших регионов планеты, имеющих ресурсы углеводородов. Единственным условием является производство и использование энергии без вреда для окружающей среды. «Нефть в целях развития»413 является не единственной программой оказания помощи развивающимся странам. Предотвращение загрязнения окружающей среды, развитие экологически чистых технологий и сохранение видов были провозглашены Правительством Норвегии неотъемлемыми составляющими сотрудничества в области развития еще в 2006 г., когда был принят «План действий Норвегии в сфере экологии при организации сотрудничества в области развития»414. Помимо данного плана сотрудничество с развивающимися странами происходит в рамках другой государственной инициативы - «Чистая энергия в целях развития», за которую ответственны три министерства и целый ряд исследовательских институтов, фондов и предприятий-партнеров415. Программа двустороннего сотрудничества в области возобновляемых источников энергии охватывает более 35 стран и призвана внести вклад в снижение выбросов углекислого газа в мире. В целом, при анализе экологического измерения энергетической дипломатии Норвегии, можно прийти к выводу, что, по сравнению с аналогичной дипломатической сферой рассмотренных выше Дании и Швеции, инструменты, с помощью которых Норвегия защищает национальные интересы и ценности традиционны и сходны с используемыми в других скандинавских странах, однако, существует ряд уникальных особенностей, связанных с географическими и экономическими факторами и, в некоторой степени, альтернативным истолкованием концепции устойчивого развития. Стратегический приоритет внешней политики Норвегии, в том числе ее энергетического направления лежит в регионе Крайнего Севера, с чем связаны стремления правительства стать лидером в его исследовании и развитии, максимально экологически безвредной эксплуатации ресурсов. Уникальность Норвегии также состоит в том, что страна имеет богатый опыт использования возобновляемых источников энергии и, вместе с тем, безопасной добычи и применения углеводородов, что служит основой программ помощи развивающимся странам в данных областях. Многосторонняя энергетическая дипломатия пяти стран Северной Европы на международной арене реализуется с высокой степенью активности посредством присоединения к международным соглашениям, участия в многосторонних переговорах, международных организациях, конференциях, комиссиях, саммитах и форумах. При участии в тематических мероприятиях глобального масштаба Северные страны стремятся информировать международное сообщество об уникальности собственной внутренней устойчивой политики и инновационных экотехнологий, а также об итогах инициированных ими многосторонних встреч, что позволяет им влиять на формирование устойчивого курса на международной арене. В целом, единую позицию североевропейских стран в области устойчивого развития можно охарактеризовать следующим образом: во-первых, необходимо тесное взаимодействие как можно большего числа государств, во-вторых, успешное воплощение концепции устойчивого развития возможно лишь при сотрудничестве государства, деловых кругов, экспертного сообщества, международных институтов, финансовых и общественных организаций, в-третьих, инициаторами такого сотрудничества должны стать экономически развитые страны, способные помочь своим развивающимся партнерам в выполнении обязательств в рамках международных соглашений. Региональная энергетическая дипломатия в области устойчивого развития реализуется в рамках региональных организациях, таких как Арктический совет, Северный Совет, Совет министров Северных стран, Совет Баренцева/Евроарктического региона. На глобальном уровне заметна активность североевропейских стран в исполнении обязательств, взятых на себя при подписании международных многосторонних соглашений в области устойчивого развития. Швеция, Норвегия и Дания, Финляндия и Исландия поддерживают программы и проекты ООН в области устойчивого развития. Привлекая к обсуждению глобальных вопросов как можно большее число акторов международных отношений, североевропейские страны имеют возможность упрочить свои связи, в том числе экономические и дипломатические, с другими государствами. В рамках Европейского союза наиболее эффективно взаимодействие происходит с Комиссией ЕС по ряду причин. Во-первых, предложение Европейской комиссии результатов исследований и экспертиз по тому или иному обсуждаемому вопросу обеспечивает возможность изложения национальных позиций. Во-вторых, широко практикуется делегирование государственных служащих в энергетической сфере в Брюссель для работы в специализированных ведомствах, участвующих в процессе обсуждения и принятия решений, на срок до трех лет. В-третьих, эффективно выстраивание коалиций с государствами, имеющими общие интересы. Дания и Швеция активно используют имеющиеся способы воздействия и, при поддержке Финляндии и стран Скандинавии, не являющихся членами ЕС, но входящих в Европейское экономическое пространство, успешно защищают общие интересы северного региона416. В рамках Европейского союза страны Северной Европы отстаивают свои национальные интересы не только непосредственно в структурах Союза или оказывая на него влияние косвенно, но и на уровне энергетических ведомств и агентств, которые входит в Сеть европейских энергетических агентств (European Energy Network - EnR), основанной в 1991 году и объединяющей 24 национальных энергетических агентств европейских государств. Работа агентства осуществляется в восьми профильных рабочих группах, занимающихся такими вопросами, как энергоэффективность, транспорт, возобновляемая энергетика, энергетика в промышленности и др. В целом, агентство работает для создания устойчивой, конкурентоспособной и безопасной энергетики в Европе417. Североевропейские страны признают первостепенность развития энергоэффективных технологий и возобновляемых источников энергии коллективно и индивидуально делают попытки убедить в этом общеевропейские организации, в том числе Европейский союз, используя все доступные малым странам рычаги воздействия, усиливая тем самым на международной арене дискурс по данной проблематике. В заключение главы отметим, что страны Северной Европы проводят свою энергетическую дипломатию, основываясь на особенностях национального характера, политической культуры, а также принимая во внимание системо-затрагивающую роль и статус малой страны. Системо-затрагивающая роль государства подразумевает под собой, что у страны нет возможности в полной мере влиять на мировые процессы, так как она не обладает достаточным объемом властных ресурсов. Статус малой страны означает, что страны предпочитают использовать механизмы многосторонней дипломатии в рамках международных организаций для того, чтобы проводить прагматичную внешнюю политику в энергетической сфере. С целью проводить эффективную энергетическую дипломатию малые страны Севера сосредотачиваются на конкретных направлениях энергетического сотрудничества - устойчивое развитие, развитие возобновляемых источников энергии, интеграция в североевропейский энергетический рынок электрической энергии, разработка энергоэффективных и инновационных технологий. Посредством участия в деятельности специализированных международных организаций североевропейские государства постоянно координируют собственные позиции с деятельностью крупных мировых энергетических акторов с целью завершения процессов интернационализации энергетического пространства, а также продвигают собственные национальные ценности. Энергетическое сотрудничество в рамках международных организаций является основополагающим для реализации эффективной энергетической дипломатии стран Северной Европы. В рамках Европейского союза пять стран взаимодействуют с Комиссией ЕС для выработки единой общеевропейской энергетической политики как в области снижения энергозависимости от внешних рынков, так и в области повышения энергоэффективности производства и увеличение доли возобновляемых источников энергии в конечном потреблении. Энергетическая дипломатия ЕС включает в себя такие специфические инструменты, как энергетический диалог с Норвегией и расширение своей нормативно-правовой базы в энергетической сфере на соседние страны посредством создания специализированных структур, в частности Европейского экономического пространства и Энергетического сообщества. Три страны-члена Европейского союза - Швеция, Финляндия и Дания, а также страны-соседи - Норвегия и Исландия имплементируют в свое законодательство энергетические директивы ЕС, так как энергетическое acquis communautaire ЕС распространяется также и на страны Европейского экономического пространства, то есть на Исландию и Норвегию. И, если три страны-участника ЕС могут прямо влиять на процесс принятия решений при выработке энергетической политики ЕС посредством инициирования повестки дня в рамках определения приоритетов председательства в Совете ЕС, то в случае с Норвегией и Исландией странам приходится проходить длительную процедуру консультаций с Брюсселем и участвовать в работе общих наднациональных структур, таких как Агентство по сотрудничеству энергетических органов регулирования, для того чтобы отстаивать свои национальные интересы в энергетической сфере. Однако это не мешает всем пяти странам быть успешно интегрированными в электроэнергетический и газовый рынок ЕС, а также дальше углублять данную интеграцию, учреждая международную товарную биржу, специализирующуюся на спотовой торговле электрической энергии «Нордпул». Глава III. Энергетическая дипломатия стран Северной Европы в Арктическом регионе в начале XXI века На сегодняшний день Арктический регион является одним из ключевых направлений энергетической дипломатии стран Северной Европы. Улучшение условий экономической деятельности в регионе вследствие таяния ледяного покрова Северного Ледовитого океана открывает возможности для освоения углеводородных ресурсов Арктики, которые по предварительным подсчетам составляют 58% всех запасов Мирового океана и порядка четверти общемировых запасов418 419. Однако вместе с тем Арктика представляет собой наиболее подверженную изменениям климата экосистему мира, от сохранения которой зависит в том числе не только перспектива устойчивого развития региона, но и существование коренных народов Севера, традиционно заселяющих заполярные территории арктических государств. Поэтому наиболее приоритетным вопросом в настоящее время становится утверждение эффективной системы управления природными ресурсами Арктического региона, которая способна решить такие актуальные вопросы, как устойчивая эксплуатация природных ресурсов, разработка правовых механизмов управления для решения вопросов разграничения континентального шельфа и морских пространств Северного Ледовитого океана, предоставление равных прав в принятии управленческих решений по эксплуатации природных ресурсов региона. Ряд российских и зарубежных исследователей отмечают особый вклад стран Северной Европы в формирование концепции соуправления арктическими территориями, в которой упор делается не только на использование уникальных знаний северных коренных народов об экологически сбалансированных способах освоения природных ресурсов Крайнего Севера, но и на включение малочисленных народов Севера в процесс принятия управленческих решений по использованию и охране природных ресурсов на территории традиционного проживания и хозяйственной деятельности совместно с органами государственной власти420. Однако, необходимо отметить, что на современном этапе разработка углеводородных ресурсов странами Северной Европы производится на континентальном шельфе морей Северного Ледовитого океана, поэтому вопросы хозяйственной деятельности на территории традиционного проживания коренных народов Севера является прежде всего ценным вкладом данных государств в политическую дискуссию перспектив освоения энергетических ресурсов Арктики. С другой стороны, в этом вопросе передовым является опыт Дании в отношении предоставления особых прав коренному населению Г ренландии по добыче минерального сырья на территории острова, так как, согласно Акту о домашнем правлении Гренландии 1978г., Королевство провозгласило принадлежность природных ресурсов местному населению 420 острова , утвердило право местного населения принимать решения по вопросам эксплуатации ресурсов, добываемых на территории острова, а также создало справедливую систему 421 распределения доходов с учетом интересов коренного населения . Таким образом, можно говорить о том, что страны Северной Европы используют эффективный механизм управления природными ресурсами, так как он гарантирует равенство как национальных, так и региональных акторов энергетической дипломатии участия в процессах разработки и инициации программ в области развития региона, и, впоследствии, эффективного их исполнения. Реализация политических стратегий арктических государств в энергетической сфере с учетом интересов всех участников энергетического сотрудничества, включая национальные государства, международные правительственные и неправительственные организации, политические организации коренных народов Севера, транснациональные компании, является наиболее показательным в случае малых стран Арктического региона, которые в начале XXI века стремительно набирают вес в области энергетического взаимодействия наравне с крупными прибрежными державами. Подобные перемены, связанные с отходом от традиционной государственно-центристской модели управления, доминировавшей в регионе на протяжении второй половины ХХ века, и позволяют судить о становлении в Арктическом регионе многоуровневой и многоакторной «транснациональной среды глобального взаимодействия»421 422 423. По мнению известного теоретика международных отношений Джеймса Розенау, глобальное управление представляет собой «систему управления, охватывающую все сферы жизни общества - от семьи до международных организаций - в которой принятие какого-либо решения имеет последствия транснационального характера», иными словами, система глобального управления в региональном масштабе может быть сформирована при наличии устойчивых политических, экономических и социальных связей, а также высокого уровня институционального оформления региона и активности гражданского общества 424 425 426 . В соответствии с общепринятым толкованием данного явления, глобальное управление можно определить как «целенаправленную деятельность субъектов мировой политики по воздействию на общемировые процессы в интересах создания благоприятных условий для своего 424 устойчивого и динамичного развития» . Однако единое видение концепции глобального управления в Арктическом регионе на сегодняшний день не сформировано, что обусловлено географической несбалансированностью, фрагментарностью и неустойчивостью механизма управления, а также существенными различиями в уровне политического, экономического и социального развития стран в данном регионе. Ряд российских исследователей предложил собственную концепцию формирования транснациональной среды и транснационального механизма управления в Арктическом регионе . Характерными чертами транснационального механизма арктического управления является активное участие в процессе принятия решений по стратегическим направлениям развития региона как правительственных, так и неправительственных акторов, в том числе представителей государственной власти, бизнеса и гражданского общества, а также на формирование транснациональной повестки дня, согласование интересов большинства участников глобальных процессов направленное на предупреждение структурных конфликтов и решение существующих проблем в регионе. Н.К.Харлампьева и М.Л.Лагутина отмечают, что проблема управления арктической транснациональной средой была вынесена на повестку дня мировой политики в том числе за счет усиления обеспокоенности политическими элитами проблемами глобального изменения климата Арктики и ее энергетической значимостью для мирового сообщества427. В данный диалог вступили не только национальные государства, но и международные организации и неправительственные акторы, что привело к постепенной трансформации традиционной системы межгосударственных отношений и сформировало транснациональную среду Арктического региона. Тем не менее, по мнению автора данного диссертационного исследования, ещё достаточно рано говорить о глобальной или транснациональной системе управления в Арктическом регионе, так как механизм управления, в том числе механизм управления природными ресурсами, находится в зачаточном состоянии и не формализован. Ни глобальные организации (например, ООН и ее специализированные учреждения), ни региональные институты (Арктический совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона, Северный Совет, Совет министров Северных стран) в полной мере не определяют развитие региона и не регулируют напрямую деятельность арктических и внешних игроков. По-прежнему, главной движущей силой в регионе являются национальные интересы арктических и приарктических государств, где их суверенитет практически ничем не ограничен. Это касается и энергетической политики и дипломатии стран региона. Если страны Северной Европы проводят по большей части скоординированную энергетическую политику на Крайнем Севере, то США, Канада и Россия осуществляют свой курс в этой области, основываясь исключительно на своих национальных интересах и представлениях о приоритетах. Страны Северной Европы поддерживают развития транснационального механизм управления природными ресурсами, в то время как крупные страны проводят государственно-центричную внешнюю политику. Энергетическая дипломатия малых стран Северной Европы в Арктическом регионе имеет ряд специфических особенностей. В их числе использование государствами дипломатических инструментов для укрепления позиции Арктического совета в качестве универсальной площадки для решения проблем развития энергетической и экологической безопасности региона, а также поддержка норм международного права для решения вопросов разграничения морских пространств и континентального шельфа и проведение политики устойчивого развития. В процессе совместного принятия решений по стратегическим вопросам участвуют не только национальные правительства, но и гражданское общество, а также международные организации. Данный процесс призван обеспечить решение глобальных проблем мирового сообщества путем коллективных усилий и определить общий вектор стратегического направления развития региона. Северные страны проводят свою энергетическую дипломатию путем участия в межправительственных, межпарламентских организациях и инициативах. Они являются ключевыми акторами транснациональной арктической среды и путем коллективных усилий создают условия для реализации проектов и инициатив в области создания единой системы управления природными ресурсами, а также сохранения хрупкой экосистемы региона. На данный момент происходит тенденция к увеличению числа стран, заинтересованных в арктическом сотрудничестве, проявляющаяся в окончательном переходе к модели А8+. Она предполагает участие восьми арктических стран в управлении Арктикой, вместо пяти государств Северного Ледовитого океана, а также увеличение числа постоянных наблюдателей в Арктическом Совете . Заинтересованность стран в проведении активной энергетической дипломатии в Арктическом регионе вызвано несколькими факторами: обширными запасами углеводородного сырья, перспективами их разработки в рамках совместных проектов, налаживанием сотрудничества в продвижении энергоэффективных технологий и проведением политики устойчивого развития и защиты окружающей среды. Координация общей позиции малых стран Северной Европы по данным вопросам происходит, в том числе, в рамках общих стратегий развития Арктики. В частности Норвегия, Дания и Швеция разработали общую программу председательства в Совете на период с 2006-2013 год, которая затронула такие темы как 428 изменение климата, интеграция системы управления ресурсами региона . В 2009 году видный политический деятель Норвегии Т.Столтенберг выступил с докладом, подготовленным комиссией экспертов из всех пяти Северных стран под руководством Т.Столтенберга, где помимо вопросов общей внешней и оборонной политике стран Северной Европы говорилось о необходимости усиления координации позиций государств в вопросах энергетики, так как «повышенное внимание к Арктике может иметь геополитические последствия, так как северные моря имеют высокий потенциал стать важным источником энергии для Европы» 428 429 430. Изменение климата и таяние льдов может привести к тому, что нефть и газ будут транспортироваться как посредством танкеров, так и при помощи трубопроводов, проложенных по дну морей Арктического региона. С этой целью необходимо развивать транспортную и портовую индустрию не только прибрежным арктическим государствам, но и всем пяти странам Северной Европы431. Таким образом, в начале XXI века Арктика превратилась в динамично развивающийся транснациональный регион с системой арктического управления, в том числе и в энергетической сфере. В данном регионе сложилась многоуровневая система взаимодействия по принципу «государство - бизнес - гражданское общество», подразумевающая участие всех акторов, а именно национальных государств, международных правительственных и неправительственных организаций, региональных администраций, коренных народов Севера и транснациональных компаний. Страны Северной Европы активно используют методы классической и публичной дипломатии для формирования эффективного механизма управления природными ресурсами в Арктическом регионе.
<< | >>
Источник: Григорьева Оксана Владимировна. Энергетическая дипломатия стран Северной Европы: процесс становления и перспективы развития. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме 2.2.3. Экологическое измерение энергетической дипломатии стран Северной Европы:

  1. Григорьева Оксана Владимировна. Энергетическая дипломатия стран Северной Европы: процесс становления и перспективы развития. Диссертация, СПбГУ., 2015
  2. 7.2. Экологические требования к размещению и эксплуатации энергетических объектов
  3. Отношения между ГДР и государствами Северной Европы
  4. Общая характеристика виктимизации в Европе и Северной Америке
  5. Черницына София Юрьевна. РОЛЬ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ДИПЛОМАТИИ В ФОРМИРОВАНИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (2000-2014). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, 2015
  6. 5. АМЕРИКАНЦЫ В ЕВРОПЕ: ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ДИПЛОМАТИЯ
  7. 4. АКТИВИЗАЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США В ЕВРОПЕ, НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И В СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ
  8. Семенова Нелли Кимовна. МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИЗМЕРЕНИЯ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СФЕРЕЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ .Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук,
  9. Трачук Ксения Витальевна. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ В ЕЕ ОТНОШЕНИЯХ С ЕВРОПОЙ: МЕЖДУНАРОДНЫЕ АСПЕКТЫ (2000-2014 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук,
  10. Виктимизация в Европе и Северной Америке . 5.1.1. Понятие виктимизации
  11. Позиции Великобритании и США в вопросе французских владений в странах Леванта и Северной Африке в период Второй мировой войны 1
  12. 3. Отношения Японии с капиталистическими странами Европы
  13. 3. ФРГ и страны Западной Европы
  14. § 1. Социальное законодательство стран Восточной Европы
  15. 16.1. Теоретические основы криминалистики стран Восточной и Центральной Европы
  16. ПРАВО СТРАН ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ В СРЕДНИЕ ВЕКА
  17. § 2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -