<<
>>

2.1.1. Трансформация нормативно-правовой базы регулирования энергетического рынка Европейского союза после принятия Маастрихтского договора

«Энергетический переход», начавшийся в 50-е гг. ХХ века, способствовал становлению энергетической дипломатии и общей энергетической политики Европейских сообществ. В конце 1980 года основным инструментом осуществления внутренней энергетической политики было наднациональное антимонопольное законодательство 201 .
Внешняя энергетическая политика заключалась в предотвращении нестабильности в поставках энергетических ресурсов из претерпевающего трансформацию восточного блока и прежде всего из СССР. В последствии данная задача была институционально закреплена в Европейской Энергетической Хартии. Экологическое измерение энергетической политики также начинает набирать свои обороты. Через год после принятия Маастрихтского договора Европейская Комиссии дала старт новым консультациям по вопросам энергетической политики, в результате которых появилась Белая книга 1995г., в которой детально были указаны три направления энергетической политики ЕС - безопасность поставок, конкурентоспособность и устойчивое развитие202. Маастрихтский договор, вступивший в силу в 1993 году, закрепляет статьи, нацеленные на укрепление общеевропейской системы энергетической безопасности в вопросах открытого доступа к национальным сетям, защиты окружающей среды и разумного использования природных ресурсов, но также, что не маловажно, закрепляет политику диверсификации источников энергии. Так, в статье 129b Раздела XII «Трансъевропейские сети» указано положение о том, что для достижения цели «извлекать все выгоды от создания зон без внутренних границ, Сообщество способствует учреждению и развитию трансъевропейских сетей в области транспорта, телекоммуникаций и энергетических структур»203. А в Разделе XVI «Окружающая среда» в статье 130r закреплена цель Сообщества «добиваться разумного и рационального использования природных ресурсов» и в 130s принят механизм принятия решений Советом ЕС по предложению Комиссии и после консультации с Европейским парламентом, Экономическим и социальным комитетом и Комитетом регионов принимает меры, касающиеся вопросов «выбора государством-членом источников энергии в соответствии с общей структурой энергоснабжения»204 205.
С принятием Европейской Энергетической Хартии в 1991 году риторика по энергетическим вопросам во внешнеполитической коммуникации Европейского союза постепенно меняется с вопросов сотрудничества в атомной отрасли на вопросы равного доступа к энергетическим ресурсам посредством создания Европейского энергетического сообщество (European energy community). Энергетическая Хартия, как и Договор к Энергетической Хартии предоставили возможность Комиссии вынести энергетическую проблематику на мировую арену и явились ответом ЕС на растущую энергетическую зависимость от поставок 205 энергетических ресурсов с внешних рынков . Энергетическая хартия, подписанная 17 декабря 1991 года в г.Гаага большинством европейских стран, Европейским сообществом, США, Австралией, Японией, Канадой и Турцией, является своеобразной декларацией о политических намерениях. В Хартии декларируется «стремление к общеевропейскому и глобальному сотрудничеству, основанному на взаимном уважении и доверии» и решимость «содействовать развитию новой модели долгосрочного энергетического сотрудничества в Европе и в глобальном плане»206. Особое внимание уделяется проблемам перестройки и структурных изменений, которые происходили в странах Центральной и Восточной Европы и СССР. Подчеркивается важность рыночных реформ и модернизации энергетических отраслей в данных странах. Европейская энергетическая хартия признает государственный суверенитет и 207 суверенные права на энергетические ресурсы и декларирует «завершение создания внутреннего энергетического рынка» Европейских сообществ207 208. Для придания Энергетической Хартии юридически обязательного характера 17 декабря 1994 г. в Лиссабоне был подписан, а в апреле 1998 года вступил в силу Договор к Энергетической Хартии (ДЭХ) и связанные с ним документы: Заключительный акт Конференции по Европейской энергетической хартии и Протокол по вопросам энергетической эффективности и смежным экологическим аспектам. К настоящему времени ДЭХ и связанные с ним документы подписали 52 страны, включая практически все государства Европы, Европейский союз и Евратом, все пять стран Северной Европы, страны Центральной Азии, в том числе Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, а также Австралия, Афганистан, Турция и Япония.
Норвегия, как и Российская Федерация не ратифицировала Договор209. Особый интерес для энергетической дипломатии представляет статья 27 Договора, которая закрепляет возможность «разрешать споры, касающиеся применения или толкования настоящего Договора, по дипломатическим каналам»210. В случае, если спор не может быть разрешен с привлечением дипломатического корпуса, он передается на разрешение в арбитражный суд ad hoc. В статье 34 Договора также учреждался один из основных механизмов многосторонней энергетической дипломатии, в данном случае - Конференция по Энергетической Хартии (Конференция по Хартии), являющимся независимым межправительственным органом211. Все государства, подписавшие Договор или присоединившиеся к нему, являются членами Конференции, которая на регулярной основе проводит сессии. В соответствии с ДЭХ, компетенция Конференции заключается в рассмотрении хода осуществления и содействия принципов Хартии и положений Договора и Протоколов. КЭХ рассматривает и принимает программу работы Секретариата, рассматривает и утверждает годовые отчеты и бюджет Секретариата212 213. Председатель Конференции выбирается сроком на один год. 20 мая 2015 года на министерской конференции в Гааге была принята Международная энергетическая хартия (МЭХ) как обновленная версия Европейской энергетической хартии 1991 года . 64 государства на данный момент подписали документ, включая США, ряд африканских государств и Экономическое сообщество Западных африканских государств. 11 стран, среди которых можно выделить Филиппины, Республику Корея и Израиль планируют подписать Международную энергетическую хартию в ближайшее время214. Стоит упомянуть, что Российская Федерация данный документ не подписала. Международная энергетическая хартия добавила следующие положения: доступ к устойчивой энергии (иными словами, доступ к устойчивым, современным, недорогим источникам энергии, который будет способствовать снижению уровня бедности в развивающихся странах, особенно в странах Африки) и образование и обучение (содействие профессиональному образованию и обучению кадров в области энергетики и информирование общественности в области энергетической эффективности и возобновляемых источников энергии)215. Можно говорить о том, что на современном этапе ДЭХ является единственным в своем роде юридически обязательным многосторонним договором, который регулирует межгосударственное сотрудничество в энергетическом секторе. В данном документе в качестве основы отношений между участниками заложены такие ключевые принципы, как открытость, транспарентность и недискриминация. Основные положения Договора сосредоточены на таких направлениях как защита и поощрение иностранных инвестиций в энергетику на основе расширения национального режима или режима наибольшего благоприятствования; свободная торговля энергетическими материалами, продуктами и связанным с энергетикой оборудованием на основе правил ВТО; свобода энергетического транзита; сокращение неблагоприятного воздействия энергетического цикла на окружающую среду путем повышения энергоэффективности и разработка механизмов разрешения споров между государствами или между инвестором и государством. Однако Договор имеет и достаточно важные недостатки. Одной из проблем ДЭХ является его противоречивость и неясность толкования, практическая неэффективность задекларированных механизмов разрешения споров, что является крайне важным в условиях участившихся споров и конфликтов вокруг энергетического вопроса216. На оснований положений Маастрихтского договора 1993 года о мероприятиях в области энергетики, 19 декабря 1996 года была принята Директива 96/92/ЕС Европейского Парламента и Совета «Об общих принципах внутреннего рынка электричества»217 и 22 июня 1998 года была принята Директива 98/30/СЕ «Об общих принципах внутреннего рынка природного раза»218. Обе Директивы сформировали так называемый первый энергетический пакет ЕС, который утверждал курс на либерализацию энергетического рынка, т.е. свободу экономической деятельности на всем рынке ЕС, создание конкурентного энергетического рынка благодаря открытому праву доступа к транспортным системам, в особенности, право доступа третьих сторон в газовой отрасли, существенное снижение государственного регулирования в секторе энергетики. Директива по электроэнергии наметила главный шаг в программе либерализации электроэнергетического сектора, который включал в себя два элемента: обеспечение выработки новых мощностей электроэнергии в условиях свободной конкуренции и принцип постепенного раскрытия рынка. Газовая директива, опираясь на принципы Директивы по электроэнергии (доступ к системе, взаимность, субсидиарность, постепенное открытие рынка) и учитывая специфические особенности газового рынка (зависимость от внешних поставщиков, существование контрактов «бери и плати»), поощряла конкуренцию только на уровне транспортировки газа, так как производство газа было либерализовано еще в начале 1990-х гг. Главной особенностью Газовой директивы является открытие инфраструктуры распределения газа для третьих сторон, так как именно этот механизм в конечном итоге приведет к ликвидации привилегированного статуса национальных газовых компании стран Европейского союза. Для реализации данного процесса Директива устанавливает тарифы за использование инфраструктуры сторонними организациями. Стандартные тарифы устанавливаются либо регулирующим органом, либо согласовываются на двусторонней основе между компанией- поставщиком и оператором газопровода. С целью содействия справедливому установлению тарифов, Газовая директива призывает разделить бухгалтерскую отчетность по различным сегментам интегрированной компании, чтобы определить подлинную себестоимость 219 транспортировки и распределения газа . В начале 2000-х гг. Европейский союз начал разработку второго «энергетического пакета», основные документы которого были приняты 26 июня 2003 года. Во второй энергетический пакет входили следующие директивы Европейского парламента и Совета: 1) Директива 2003/55/ЕС «Об общих принципах внутреннего рынка природного раза» от 26 июня 2003 года 219 220 ; 2) Директива 2003/54/ЕС «Об общих принципах внутреннего рынка электричества» 221 ; 3) Регламент (ЕС) № 1228/2003 «об условиях доступа к электроэнергетическим сетям» от 26 июня 2003 года222; 4) Регламент (ЕС) № 1775/2005 «Об условиях доступа к сетям транспортировки природного газа» от 28 сентября 2005 года223. Важной особенностью данного этапа является включение двух регламентов, где прописаны положения для стран-участниц Европейского экономического пространства (ЕЭП). Иными словами, второй энергетический пакет выходит за рамки внутреннего энергетического рынка ЕС и вовлекает новых участников внешнего рынка, таких как три страны Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ) - Норвегию, Исландию, Лихтенштейн. Данный комплекс нормативных актов заложил основу современной электроэнергетической и газовой политики Европейского союза в отношении ее внешнего измерение. Учреждение регулирующих органов, ответственных за обеспечение эффективной конкуренции и рациональное функционирование рынка на недискриминационной основе, было предусмотрено в рамках второго этапа либерализации газового и электроэнергетического рынка Европейского союза. Регулирующие органы могли устанавливать тарифы или методы для вычисления транспортных распределительных тарифов и тарифов на доступ к энергетическим объектам, а также могли требовать от операторов транспортных и распределительных систем изменения тарифов в целях обеспечения их пропорциональности и недискриминационности. Такие органы выступали инстанциями по разрешению споров между 224 независимыми операторами . В марте 2007 года Совет ЕС предложил продолжить реформы и внести новые изменения в законодательство о регулировании газового и электроэнергетического рынков . Директивой 2008/92/ЕС от 22 октября 2008г. «О коммунитарной процедуре улучшения прозрачности цен на газ и электричество для промышленных потребителей» 224 225 226, которая отменила Директиву 90/377/ЕЕС, Регламентом № 715/2009 Европейского Парламента и Совета от 13 июля 2009г. «Об условиях доступа к транспортной системе натурального газа и об отмене Регламента (ЕС) № 1775/2005»227 и Регламентом № 714/2009 Европейского Парламента и Совета от 13 июля 2009 года «Об условиях доступа к транспортной система электричества и об отмене Регламента (ЕС) № 1228/2003» 228 были внесены незначительные изменения в существующее законодательство. Напротив, Директива 2009/73/ЕС Европейского Парламента и Совета от 13 июля 2009г. «Об общих правилах внутреннего рынка природного газа и об отмене Директивы 2003/55/ЕС»229, Директива 2009/72/ЕС Европейского Парламента и Совета от 13 июля 2009г. «Об общих правилах внутреннего рынка электричества и об отмене Директивы 2003/54/ЕС»230 и Регламент № 713/2009 Европейского Парламента и Совета от 13 июля 2009 года «Об учреждении Агентства по сотрудничеству энергетических органов регулирования» явили собой новый этап реформирования единого энергетического рынка ЕС. Третий энергетический пакет вступил в силу 3 сентября 2009 года, но стал применяться после имплементации основных актов 3 марта 2011 г. Как и второй энергопакет, данный комплекс нормативных актов непосредственным образом влияет на реализацию современной энергетической политики Европейского союза в отношении его внешнего энергетического измерения, не ограниченного исключительно странами-участницами Европейского экономического пространства, но затрагивающие интересы в том числе крупных энергетических компаний-производителей энергетического сырья, базирующихся в третьих странах. Энергетическая политика ЕС становится все более политизированной. Как отмечает российский исследователь Т.А.Романова: «Сегодня Брюссель явно рассматривает энергетическое сотрудничество сквозь призму политики и проблем безопасности»231 232 233. Современная энергетическая дипломатия ЕС во многом опирается на нормативноправовую базу, выработанную в результате введения третьего энергетического пакета. Ввиду его особой значимости для анализа формирования и осуществления энергетической дипломатии ЕС автор считает необходимым более детально остановиться на основных нововведениях третьего энергопакета и определить влияние последних на характер отношений ЕС с основными поставщиками энергоресурсов. Если рассматривать нормы третьего энергопакета через призму соответствия нормам международного права, то, в первую очередь, необходимо выделить международные инвестиционные договоры ЕС в целом и его государств-членов в частности. Политика Европейского союза как и в случае с Энергетической Хартией проводится с целью защиты инвестиционной деятельности. Энергетические предприятия ЕС с иностранными инвестициями находятся в рамках специального правового режима, который предусмотрен указанными международными договорами и обеспечен защитой международного арбитража. Данный режим делает положение таких предприятий более благоприятным, чем положение предприятий без иностранных инвестиций. Новый этап реформирования энергетического законодательства также коснулся введения систем планирования европейской энергетической сети, учреждения наднационального органа по взаимодействию между национальными регулирующими органами, учреждения наднационального органа операторов систем транспортировки природного газа и электроэнергетики, обеспечения независимости операторов систем, защиты прав потребителей. Для решения проблемы отсутствия стимулов для собственников транспортной системы по развитию транспортной сети была введена система десятилетнего планирования развития общеевропейской энергетической сети. Ранее решение вопросов, связанных с системами транспортировки, было исключительной компетенцией государств-членов ЕС. Третий энергетический пакет создает систему планирования, состоящую из двух уровней: национального и общеевропейского; на уровне последнего принимается десятилетний план сетевого развития234. План разрабатывается на национальном уровне операторами систем транспортировки, а регулирующие органы утверждают юридически обязательные национальные десятилетние планы сетевого развития, которые раз в год подлежат корректировке и обновлению. На наднациональном уровне Европейской сетью операторов систем транспортировки (European network of transmission system operators, ENTSO) принимается общеевропейский десятилетний план сетевого развития и шесть региональных инвестиционных планов (The Ten-Year Network Development Plan and 6 Regional Investment Plans)235, который подлежит обновлению раз в два года. Разрешение трансграничных вопросов в случае, если инфраструктура предприятия расположена на территории нескольких государств, обычно выходило за рамки национальных регулирующих органов, поэтому было принято решение об учреждении Агентства по сотрудничеству энергетических органов регулирования (Agency for the Cooperation of Energy Regulators, ACER)236 в соответствии с Регламентом Европейского Парламента и Совета № 713/2009 от 13 июля 2009г.237 Главной задачей вновь учреждённого органа стало принятие юридически обязательных решений по вопросам трансграничной транспортировки энергии по «остаточному принципу», то есть только тогда, когда национальные регулирующие органы не смогут прийти к взаимоприемлемому решению и совместно обратятся за помощью к Агентству. Решаемые вопросы могут касаться условий доступа, операционной безопасности или освобождения от применения требований доступа. В Статье 31 «Об участии третьих стран» Регламента «Об учреждении Агентства по сотрудничеству энергетических органов регулирования» указано, что третьи страны имеют право участвовать в работе Агентства, включая возможность прямого финансирования и предоставление персонала для работы, только, если у них заключено соглашение о сотрудничестве с Сообществом, предусматривающее принятие норм европейского права в сфере энергетики238 239. В эту категорию стран вошли страны Европейского экономического пространства (Норвегия, Исландия, Лихтенштейн). Однако не все новшества третьего энергетического пакета столь прозрачны по своему содержанию и влиянию на энергетическую политику Европейского союза. К дискуссионным вопросам можно отнести, во-первых, пункт о дальнейшем разделении вертикально интегрированных энергетических предприятий, а, во-вторых, так называемую оговорку о 238 третьих странах . В целом, можно сказать, что третий энергетический пакет, по сравнению с двумя предыдущими, завершил становление внутреннего газового и электроэнергетического рынка ЕС, а также распространил энергетическое acquis на страны ЕЭП. В тоже время ввел ряд норм, таких как оговорка о третьих странах, которая непосредственно влияет на энергетические отношения ЕС с другими странами, в частности с Российской Федерацией. В начале 2000-х гг. экологическое измерение внешней энергетической политики Европейского союза выходит на первый план. Так, Зеленая книга по европейской стратегии о безопасной, конкурентоспособной и устойчивой энергии, принятая Комиссией Европейских Сообществ 8 марта 2006г., была имплементирована в общую стратегию ЕС по созданию единого европейского энергетического рынка, в том числе в газовой и электроэнергетической отрасли. Во многом, положения сформулированные в Зеленой книге перекликаются с общими положениями реформирования внутреннего электроэнергетического и газового рынка ЕС посредством первого и второго энергопакета, однако, делая упор на экологическую составляющую. В Зеленой книге 2006 года формулируется следующие шесть задач: 1) создать внутренний энергетический рынок, основанный на принципах конкуренции; 2) диверсифицировать источники энергии; 3) сформировать консолидированную энергетическую политику государств-участников с целью укрепления энергетической безопасности ЕС; 4) следовать политике устойчивого развития, в том числе развивая возобновляемые источники энергии; 5) внедрять инновационные технологии в энергетическую сферу; 6) проводить единую внешнюю энергетическую политику ЕС с целью формирования энергодиалога на новом уровне с традиционными партнерами, странами-поставщиками энергетического сырья. С целью достижения вышеуказанных задач Комиссия ЕС ежегодно отчитывается перед Советом и Европейским Парламентом240. Одним из важнейших инструментов энергетической дипломатии ЕС называются инвестиционные проекты, финансируемы Европейским инвестиционным банком и Европейским банком реконструкции и развития, направленные на модернизацию и создание новых транспортных мощностей в третьих странах в рамках развития Транс-европейских энергетических сетей (Trans-European Energy Networks)241. Разработка программы эффективного реагирования на внешние энергетические кризисы является также целью энергетической политики и дипломатии ЕС. В рамках этого направление предполагается разработать формальный целевой инструмент реагирования на чрезвычайные ситуации на внешних рынках, в том числе разработать механизм для обеспечения мониторинга и раннего предупреждения подобных ситуаций. Также эффективным инструментом энергетической дипломатии ЕС является интеграция энергетического вопроса в другие направления внешней политики ЕС, которые уже встречают поддержку у партнеров и имеют положительный опыт в сотрудничестве. Иными словами, Комиссия ЕС предлагала расширить позитивный опыт по сотрудничеству с третьими странами, таких, как США, Китай, Япония и Индия, которые стоят перед аналогичными проблемами в области энергетики и экологии, по таким вопросам, как изменение климата, внедрение энергоэффективности и развитие возобновляемых источников энергии, исследование и разработка новых технологий, получение глобального доступа к рынкам посредством инвестиционной деятельности. Директива 2009/28/ЕС Европейского Парламента и Совета от 23 апреля 2009г. о продвижении использования возобновляемых источников энергии242 и Директива 2009/29/ЕС Европейского Парламента и Совета от 23 апреля 2009г. об уменьшении выбросов парниковых газов и о схеме торговле эмиссиями243 зафиксировали формулу «20-20-20 к 2020г.» на законодательном уровне. Уже в 2010г. Комиссия ЕС признала тот факт, что формула «20-20-20 к 2020г.» сложно достижима, поэтому была предложена новая энергетическая стратегия 2020г.244 , затем Энергетическая стратегия 2030г.245 и «Дорожная карта 2050г.»246 Суть данных стратегий сводится к планированию развития на краткосрочную и долгосрочную перспективу с динамикой постепенного снижения зависимости от внешних поставок энергетических ресурсов посредством увеличения доли возобновляемых ресурсов, снижение доли потребления энергии посредством внедрения энергоэффективных технологий в транспорт, строительство и производство. Энергетическая стратегия 2020г. подтверждает уже обозначенные цели сократить выбросы парниковых газов на 20% к 2020г., увеличит долю потребляемой энергии за счет возобновляемых источников энергии на 20%, а также снизить потребление энергии на 20% за счет внедрения энергоэффективных технологий. Также все страны должны достичь 10% использования возобновляемых источников энергии в транспортном секторе247. Пять приоритетов энергетической политики ЕС включают следующие положения: 1) повышение энергоэффективности за счет инвестиционной деятельности в строительной, транспортной и производственной отрасли (в том числе, контроль над соблюдением требований по экологическому проектированию энергоемкой продукции); 2) создание панъевропейского энергетического рынка путем строительства необходимых линий электропередач, трубопроводов, терминалов СПГ и других объектов инфраструктуры, а также полного раскрытия электроэнергетического и газового рынка; 3) защита прав потребителей и достижение высоких стандартов безопасности в энергетическом секторе; 4) разработка и развертывание низкоуглеродных технологий, таких как солнечная энергия, «умные» сети (smart grids), улавливания и хранения углерода; 5) налаживание хороших отношений с внешними поставщиками энергетического сырья и транзитными странами через вовлечение их в энергетическое acquis. Европейская стратегия по энергетической безопасности (European Energy Security Strategy), предложенная Комиссией ЕС и принятая 28 мая 2014 года, обозначает зависимость Европейского союза на 90% от внешних поставок нефти и на 66% природного газа248. Уязвимость некоторых стран для перебоев с энергопоставками и изолированность некоторых рынков, так как поставки осуществляются единственным импортером, представляет потенциальную экономическую и политическую конфликтность. Для решения данных проблем Комиссия ЕС провела ряд тестов, которые показали высокую уязвимость внутреннего энергетического рынка от внешних поставок и потенциальных внешних энергетических кризисов. Среди рекомендаций было предложено усилить энергетическую координацию государств-членов ЕС путем максимизации соединительных мощностей и снятия ограничений на трансграничную торговлю энергией, повысить энергоэффективности и снизить энергопотребление, проведение последовательного мониторинга внешних рынков Координационной группой ЕС по газу. Проанализировав характерные черты нормативно-правовой базы Европейского союза в области регулирования энергетического рынка можно прийти к выводу, что нормы и законы ЕС в области энергетики нацелены на обеспечение коллективной энергетической безопасности, функционирование внутреннего энергетического рынка, экологически сбалансированное развитие энергетики и становление единой внешней энергетической политики ЕС на глобальном, региональном и национальном уровнях.
<< | >>
Источник: Григорьева Оксана Владимировна. Энергетическая дипломатия стран Северной Европы: процесс становления и перспективы развития. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме 2.1.1. Трансформация нормативно-правовой базы регулирования энергетического рынка Европейского союза после принятия Маастрихтского договора:

  1. Маастрихтский договор: рождение Европейского Союза.
  2. § 5. Правовое регулирование некоторых других направлений политики Европейского Союза
  3. Глава 2 ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И ЕГО СПЕЦИФИКА. МЕСТО ТАМОЖЕННОГО ПРАВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В СИСТЕМЕ ПРАВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
  4. Глава 15Европейский Союз: от Маастрихтского договора к проекту Европейской конституции
  5. II. Правовая природа Европейского Союза
  6. Амстердамский договор: первая реформа Европейского Союза.
  7. Мрих Александр Сергеевич. Трудоправовая интеграция государств Европейского союза и государств Евразийского экономического союза: сравнительно-правовой анализ, 2017
  8. Конституционный договор Европейского Союза: взгляд в будущее или шаг к распаду?
  9. § 2. Исторические и международно-правовые аспекты создания Европейского Союза
  10. § 8. Финансовые учреждения Европейского Союза Европейский центральный банк и Европейская система центральных банков
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -