<<
>>

§ 1. Зарубежный опыт организации судебно-экспертной деятельности

Повышение эффективности экспертно-криминалистической деятельности зависит от состояния ее организации, соответствия современным потребностям практики борьбы с преступностью и научно-техническим достижениям, призванным удовлетворить эти потребности.

Система такой организации в ее конкретном выражении регламентируется законодательством и ведомственными нормативными актами определенной страны. Правовая регламентация судебно-экспертной деятельности в большинстве европейских стран базируется на уголовно-процессуальном законе, а ведомственные нормативные положения в основном определяют порядок осуществления внутрисистемной деятельности. Поэтому обращает на себя внимание проблема организационной структуры экспертно-криминали-стических подразделений европейских стран, их компетентности и организации деятельности.

Под организацией автором понимаются существующие формы объединения экспертов, система судебно-экспертных учреждений и установившийся порядок работы в этих судебно-экспертных учреждениях.

Раскрывая организационные проблемы деятельности судебно-эксперт­ных учреждений европейских стран, следует отметить, что в целях объединения их усилий в сфере борьбы с транснациональной преступностью, а также в целях повышения качества раскрытия и расследования преступлений необходимо наличие у европейских правоохранительных органов схожих организационных принципов и оперативной практики.

А.В. Быков отмечает, что любая модель правоохранительной системы государства возникает и развивается под воздействием большого количества факторов в конкретных исторических условиях отдельно взятой страны, а, значит, несмотря на общие закономерности и принципы организации и функционирования сугубо индивидуальна и имеет как достоинства, так и недостатки[253].

Например, в Германии в каждой земле (Bundesland) имеется своя независимая судебно-экспертная лаборатория (часть das Landeskriminalamt); федеральные полицейские формирования (das Bundeskriminalamt) имеют собственные отделы судебных исследований для производства специальных экспертиз и исследований, а также собственные базы данных криминалистической значимой информации.

Во Франции существуют несколько региональных судебно-экспертных лабораторий во главе с центральной лабораторией в г. Лионе. В сравнительно небольших странах, таких как Нидерланды (приблизительно 16 млн жителей), имеется только одна судебно-экспертная лаборатория.

В европейских странах были известны две основные организационные формы судебной экспертизы. Определяющим моментом для первой из них явилась ориентация на специальные, в том числе экспертные учреждения, для второй – на конкретных специалистов, включенных в списки судебных экспертов. Последняя организационно-процессуальная форма судебной экспертизы в середине прошлого столетия была известна в социалистических европейских странах как институт присяжных экспертов[254]. Сущность института присяжных экспертов заключалась в том, что проведение экспертиз поручалось принявшим присягу специалистам[255].

В странах ЕС также присутствуют две основные организационные формы судебной экспертизы. Первая – ориентация на специальные (в том числе экспертные) учреждения, вторая – ориентация на конкретных специалистов, включенных в списки судебных экспертов или получивших лицензию на право производства судебной экспертизы.

Вместе с тем остаются отдельные проблемные и отрицательные стороны решения организационно-процессуальных вопросов судебной экспертизы посредством создания специализированных судебно-экспертных учреждений, среди которых усиление фактора администрирования в сфере судебно-экспертной деятельности, вопросы ведомственной принадлежности данных учреждений и характер их централизации и децентрализации. Под централизацией понимается объединение всех экспертных учреждений в единый институт судебных экспертиз под единым руководством в одном из ведомств, а под децентрализацией – рассредоточение их по соответствующим ведомствам.

На практике в большинстве европейских стран экспертно-криминали­стическая служба вместе с другими полицейскими организациями находится под юрисдикцией Министерства внутренних дел.

В целом данная структура не вызывает сомнения с точки зрения соблюдения законности и оправдана с точки зрения эффективности применения криминалистических средств и методов раскрытия и расследования преступлений.

В качестве примера можно рассмотреть организационную структуру экспертно-криминалистической службы Великобритании (The Forensic Science Service – FSS) – исполнительного учреждения МВД Великобритании, которая является важным звеном в работе британской полиции по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений[256] (приложение 3).

Основными задачами FSS являются оказание профессиональной помощи в процессе раскрытия и расследования преступлений. Однако законодательством Великобритании предусмотрена возможность привлечения к работе специалистов частных криминалистических лабораторий, как правило, предоставляющих свои услуги по некоторым специфическим видам экспертиз, таким как криминалистическое исследование документов.

Следует отметить, что сотрудники экспертно-криминалисти-ческой службы Великобритании принимают участие в оперативно-розыскных и следственных мероприятиях, выполняют экспертизы и исследования для 43 региональных полицейских подразделений Англии и Уэльса, а также для Королевской прокуратуры, таможенной и акцизной службы и ряда других правоохранительных органов. FSS предоставляет услуги частным компаниям как внутри страны, так и за границей; активно взаимодействует с правоохранительными органами более чем 35 стран[257].

В некоторых странах экспертно-криминалистическая служба является частью Министерства юстиции (например, в Португалии и Нидерландах) или Министерства обороны, входя в состав вооруженных полицейских формирований (например, во Франции).

Во Франции исторически сложилось так, что два отдельных полицейских формирования вовлечены в судебно-экспертную деятельность: Национальная жандармерия и Национальная полиция (приложение 4). В обязанности Национальной полиции входит обеспечение общественного порядка в городах с населением более 20 тыс.

человек, в то время как Национальная жандармерия ответственна за общественный порядок на оставшейся территории страны. Оба полицейских формирования имеют право расследовать преступления.

В состав Национальной жандармерии входит уникальный экспертно-криминалистический институт (IRCGN), который тесно сотрудничает с полицейскими следователями, прокурорами и судьями.

Служащие, деятельность которых связана с уголовным расследованием, относятся к специализированным подразделениям. Эти подразделения расположены на территории всей страны, чтобы обеспечивать эффективность работы по расследованию и раскрытию преступлений. Существуют два уровня специализации: 20 подразделений занимаются расследованием опасных преступлений на региональном уровне и 90 оставшихся подразделений – на местном уровне. Специалисты по осмотру места происшествия находятся в каждом подразделении (и в региональном и в местном)[258].

Возможна также иная структура и подчиненность. В некоторых странах судебно-экспертные лаборатории подчинены Министерству юстиции в дополнение к судебно-экспертным лабораториям, подчиненным Министерству внутренних дел (например, в Испании и Польше).

В Испании два отдельных ведомства имеют судебно-экспертные лаборатории и вовлечены в судебно-экспертную деятельность – Министерство внутренних дел и Министерство юстиции[259] (приложение 5).

Самостоятельные экспертно-криминалистические подразделения имеются в Национальной полиции и в Гражданской гвардии, а также в автономных полициях Страны Басков и Каталонии. В последние годы в рамках общегосударственной политики углубления координации деятельности правоохранительных органов ведется работа по укреплению взаимодействия криминалистических служб Национальной полиции и Гражданской гвардии. За 2005 – 2008 гг. в испанских экспертно-криминалистических подразделениях произошли следующие преобразования: усилены и модернизированы лаборатории ДНК-анализа и химических исследований в Мадриде, Барселоне и Севилье; созданы две новые лаборатории ДНК-анализа в Валенсии и Ла-Корунье; открыта химико-токсикологическая лаборатория в Малаге; начала функционировать общенациональная база данных ДНК, единая для Национальной полиции, Гражданской гвардии, автономных полиций Страны Басков и Каталонии; введена в строй общая для всех полицейских органов страны автоматическая система идентификации отпечатков пальцев; начато формирование базы данных отпечатков обуви; создана Группа почерковедческой экспертизы арабского письма; создано подразделение криминалистической инфографии, которая воссоздает трехмерные компьютерные изображения мест преступлений; введена в строй автоматическая система сравнительного анализа акустических сигналов.

В 2008 г. вступил в строй новый лабораторно-исследовательский центр Главного комиссариата научной полиции (ГКНП) Корпуса Национальной полиции Испании. Новейшее оборудование позволяет производить самые сложные баллистические, антропологические и химические экспертизы, а также ДНК-анализ[260].

В некоторых странах (например, в Словакии и Турции) судебные лаборатории, занимающиеся биомедицинскими исследованиями, входят в состав университетов.

Таким образом, в большинстве европейских стран судебно-экспертная служба является разновидностью государственной службы и организационно подчинена государственным правоохранительным ведомствам (МВД, Минюсту, Минобороны). Однако все еще остаются отдельные проблемные и отрицательные стороны решения организационно-процессуальных вопросов судебной экспертизы посредством создания специализированных судебно-экспертных учреждений, среди которых усиление фактора администрирования в сфере судебной экспертизы, вопросы ведомственной принадлежности данных учреждений и характер их централизации и децентрализации.

Взгляды на положение судебного эксперта нуждаются в изменениях в обеих основных правовых системах. Как правило, эксперт в большинстве законодательств европейских стран по существу рассматривается как независимое лицо, которое на основе научного исследования сообщает о его результатах или научных теориях.

В странах романо-германского права (например, в Нидерландах) большинство экспертов проводят экспертизы и исследования по обращению полиции, а не суда. И в повседневной практике все это не оказывает влияния на судебную оценку заключений экспертов. В странах англосаксонского права (например, в Великобритании) эксперт обычно приглашается одной из сторон процесса для производства экспертиз или исследований и рассматривается соответственно как эксперт со стороны обвинения или защиты. В Великобритании сотрудники экспертно-криминалистической службы также могут быть приглашены полицией для выполнения экспертиз и исследований.

Однако в отличие от стран континентальной Европы, где полицейская система сложилась на централизованной основе, в Великобритании полицейский аппарат развивался в тесной взаимосвязи и под непосредственным руководством местных органов самоуправления, но при сохранении инструментов контроля за конечным результатом деятельности полиции со стороны Министерства внутренних дел Объединенного Королевства.

Совет Европы большое внимание уделяет организации деятельности экспертов, а также принадлежности их к определенному ведомству, так как именно от последнего зависит, будет ли это эксперт со стороны защиты или со стороны обвинения.

В большинстве европейских стран судебные эксперты одновременно являются и офицерами полиции. Однако деятельность полицейских судебных экспертов подвергается ограничениям. В том случае, если эксперт непосредственно принимал участие в процессе расследования преступлений в составе следственно-оперативной группы, то предполагается, что судебная работа, выполняемая им в целях конкретного расследования, может затронуть объективность исследований. Именно по этим причинам в Германии принят закон, предусматривающий, что полицейскому, участвовавшему в уголовном расследовании, а впоследствии выступавшему в качестве судебного эксперта, можно выразить недоверие[261]. Это также распространяется на судебных экспертов Федерального ведомства по уголовным делам (БКА), если они были вовлечены в процесс уголовного расследования. В том случае, если эксперт принадлежит к службе, которая полностью отделена от подразделений уголовного расследования (например, к техническим подразделениям полиции), то он не является субъектом данного специального регулирования и имеет право производить экспертизы и исследования[262].

В некоторых странах офицеры полиции могут быть судебными экспертами, выполняя только определенные виды экспертиз и исследований. Например, на Мальте полицейские судебные эксперты производят экспертизы и исследования по дактилоскопии, баллистике и фотодокументам. Однако эксперты полиции ограничены в даче заключений относительно следов, оставленных на месте преступления[263]. Верховный суд страны ограничил возможности полицейских работать в качестве экспертов, так как некоторые объединения представителей защиты в уголовном процессе подвергают сомнению объективность эксперта из полицейской лаборатории.

Во Франции полицейским разрешено производство экспертиз и исследований только в определенных сферах деятельности (таких как дактилоскопическая и автотехническая экспертизы).

В других странах полицейские офицеры могут работать как судебные эксперты, если они получили соответствующее назначение (например, в Австрии, Словакии и Португалии). Однако, работая судебными экспертами, они больше не выполняют функций оперативных полицейских. Обучение полицейских и получение ими сертификатов соответствия становятся все более важными в оценке того, обладают ли они профессиональными познаниями в области судебной экспертизы и криминалистики. В большинстве европейских стран вопрос о возможности претендентов быть судебными экспертами относится к компетенции суда.

В большинстве европейских стран судебные эксперты одновременно являются и офицерами полиции. Однако деятельность полицейских судебных экспертов подвергается ограничениям. С точки зрения автора, «ведомственная подчиненность» судебных экспертов не имеет решающего значения при их назначении для производства судебной экспертизы или исследования, если ведомства обеспечивают судебным экспертам реальный статус независимости и беспристрастности и не оказывают влияния на решение о производстве экспертиз и исследований. В настоящее время именно судебно-экспертные учреждения полиции европейских стран составляют реальную и эффективную основу организации судебной экспертизы. Поэтому, возможно, речь должна идти не о ее целесообразности, а о совершенствовании ее правового регулирования, дальнейшем развитии ее организационных форм.

Следует также подчеркнуть, что в некоторых странах региональные полицейские отделы специализируются на проведении судебно-экспертной работы и имеют в своем штате технические подразделения, которые выполняют определенные судебно-экспертные исследования независимо, т.е. без обращений в судебно-экспертные лаборатории.

В результате опросов среди криминалистов и судебных экспертов стран – членов ЕСКУ было выявлено, что личный состав технических полицейских подразделений, выполняющих относительно простые или стандартные экспертные исследования, не рассматривается в качестве судебных экспертов[264]. Исходя из указанного, к полицейским – специалистам, относящимся к техническим подразделениям, предъявляются иные требования по квалификации и профессиональной подготовке.

В Польше основную работу по оказанию помощи следственным, судебным и розыскным органам в использовании криминалистических средств и методов оказывают техники-криминалисты, которые имеются практически во всех подразделениях полиции.

В Англии технические подразделения полиции проводят сравнительный анализ отпечатков пальцев, выявляют следы, применяя химические методы, и проводят простые исследования документов. В Австрии технические подразделения полиции проводят предварительный анализ наркотических средств, простые исследования документов, трасологические и автотехнические экспертизы и исследования. Сфера разграничения видов экспертиз и исследований (в основном зависящая от фактического объема осуществляемой работы, ее своеобразия и сложности), выполняемых техническими полицейскими подразделениями и только специализированными судебно-экспертными лабораториями, в европейских странах неодинакова.

Лия Вестен (Lia van der Westen) отмечает, что возросшее количество видов и родов экспертиз привело к тому, что многие европейские страны более тщательно стали подходить к проблеме организации судебно-экспертной деятельности[265].

В прошлом существовало определенное организационное размежевание экспертов и техников-криминалистов, а также их специализация по производству конкретных видов экспертиз и исследований, которое развивалось исторически в зависимости от регионов. Однако в конце XX столетия критерии изменились. Растущие потребности практики использования криминалистических средств и методов в борьбе с преступностью стали более очевидными на фоне научно-технического прогресса. Технические подразделения полиции наряду со специальными экспертными учреждениями составили реальную основу организации проведения криминалистических исследований.

Лия Вестен считает, что в настоящее время критерии разграничения судебно-экспертной работы между техническими полицейскими подразделениями и специализированными судебно-экспертными лабораториями, в основном, определяются ведомственной принадлежностью (процессуальным положением) должностного лица, назначившего экспертизу. В том случае, если исследование проводится на стадии предварительного расследования и используется для раскрытия и расследования преступлений, логично, что его проведение следует осуществлять силами технических подразделений полиции, чтобы быстрее получить результаты и передать оперативно-следственной группе. Вовремя полученное экспертное заключение может оказать помощь в определении местонахождения подозреваемого и/или использоваться при его допросе, который может привести к даче признательных показаний. Примерами служат традиционная экспертиза отпечатков пальцев и автоматизированная баллистическая система «Drugfire»[266]. Передовые технологии, особенно в получении изображения, и современные компьютерные возможности позволяют использовать эти виды экспертиз наиболее эффективно.

Достижения в разных областях научных знаний позволили методам исследований стать более объективными, особенно при использовании видеотехнологий и компьютеризованного сравнительного анализа, позволяющего сделать выборку в базах данных. В этих случаях полиции предоставляется большое преимущество с точки зрения быстроты получения предварительных результатов, которые также могут быть оценены экспертами других учреждений. В случае получения важного доказательственного материала заключение дает эксперт судебно-экспертной лаборатории. Несомненное преимущество данного подхода, например, в среде голландского уголовного судопроизводства, состоит в том, что всестороннее и дорогое исследование, которое не будет по каким-либо причинам иметь значение для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, не проводится[267]. Такое возможно в случаях признательных показаний подозреваемого либо при наличии других доказательств (более доступных), на основе которых возможно обоснованное заключение о виновности или невиновности лица. Возможные неудобства могут быть сведены к минимуму, если установить четкую процедуру на протяжении всего судебного процесса в целях выяснения, какие экспертизы были проведены, кем выполнены и с какими результатами. Судья, обвинитель и ответчик всегда могут попросить провести повторную экспертизу, поручив ее выполнение экспертам судебно-экспертной лаборатории.

Разрешение техническим подразделениям полиции выполнять определенные типовые исследования, стандартизированные и разработанные в целях получения объективных и в большей степени очевидных доказательств, помогает ускорить процесс раскрытия и расследования преступлений. С другой стороны, вызывает сомнение, что данного критерия достаточно для разграничения видов и родов судебных экспертиз и исследований с точки зрения производства их либо техническими подразделениями полиции, либо центральными судебно-экспертными лабораториями[268].

Судебно-экспертные средства и методы, применяемые техническими подразделениями полиции при производстве экспертиз и исследований, должны соответствовать определенным стандартам. Их объективность можно обеспечить, например, использованием единых стандартов выполнения измерений в рамках криминалистической экспертизы.

В Российской Федерации техники-криминалисты по должности должны иметь среднее профессиональное образование и пройти первоначальную подготовку по учебно-тематическим планам и программам, утвержденным МВД России. Техники-криминалисты, выступающие специалистами в следственных действиях, должны как минимум владеть (пользоваться) при производстве следственных действий так называемыми традиционными криминалистическими средствами и методами, т.е. применяемыми для получения и изучения объектов традиционных криминалистических экспертиз, к числу которых относятся, прежде всего, дактилоскопическая, трасологическая, оружиеведческая, а также исследование документов[269].

В качестве вывода можно констатировать, что принадлежность личности к определенному ведомству в европейских странах накладывает ограничения на участие в производстве экспертиз и исследований. Для того, чтобы развеять все сомнения относительно беспристрастности и объективности экспертов, определенный круг лиц не допускается к производству экспертиз и исследований.

Таким образом, для экспертов, являющихся сотрудниками полиции, и сотрудников технических подразделений полиции в большинстве европейских стран установлен особый порядок участия в производстве определенного круга экспертиз и исследований, специально регламентированный национальным законодательством и разнящийся от страны к стране. Личный состав технических полицейских подразделений, выполняющий относительно простые или стандартные экспертные исследования, не рассматривается в качестве судебных экспертов. К ним предъявляются иные требования по квалификации и профессиональной подготовке. Сфера разграничения видов экспертиз и исследований (в основном зависящая от фактического объема осуществляемой работы, ее своеобразия и сложности), выполняемых техническими полицейскими подразделениями и только специализированными судебно-экспертными лабораториями, в европейских странах неодинакова.

С учетом нынешнего положения дел в криминалистике и судебной экспертизе без специализации в какой-то отдельной области уже невозможно угнаться за всеми достижениями и овладеть вершинами мастерства. Такая специализация стала привычным явлением во многих европейских институтах, связанных с криминалистикой. Несмотря на существующие особенности каждого отдельного государства, все-таки прослеживается определенное сходство. Приведем пример такой специализации, данной по категориям, представленным на международном симпозиуме по криминалистике, который периодически проводится под эгидой Интерпола: токсикология; биологические следы; волокна; огнестрельное оружие; взрывы; трасология (в том числе отпечатки пальцев, обуви, колес); криминалистическая фоноскопия; пожары; наркотики; краска и стекло; поддельные документы (включая почерковедение); цифровая обработка; анализ изображений; почва; экологическая преступность[270].

Следует согласиться с точкой зрения Ф.Г. Аминева, что современные технологии экспертно-криминалистического обеспечения предполагают деятельность на основе интеграции криминалистических знаний следователя и специальных знаний эксперта (специалиста)[271].

В.А. Юматов также считает, что «одной из тенденций развития судебной экспертизы, в том числе и криминалистической, является интеграция знаний, положенных в основу анализа тех или иных материальных образований. Появляются проблемы, решение которых возможно только с использованием данных различных наук»[272].

По мнению И.Н. Якимова, для успешной борьбы с преступностью недостаточно знания уголовных законов и формальной стороны производства расследования, так же как и житейского опыта и личных качеств и способностей, а необходимо знакомство, и не поверхностное, а солидное с научно-техническими способами расследования преступлений[273].

В.Я. Колдин также подчеркивает важность криминалистической подготовки следователей, отмечая при этом, что юристу широкого профиля совершенно необходимо для ориентировки и принятия решения в типовых проблемных и конфликтных юридических ситуациях знаний в области судебной экспертизы, аккумулирующих комплекс проблем по использованию в системе правосудия возможностей современной науки и техники, достижений научно-техничес-кого прогресса[274].

Как правило, помощью судебных экспертов в целях получения криминалистической значимой информации пользуются органы, проводящие расследование (полиция, прокуратура или суды) и не обладающие специальными познаниями.

В большинстве стран суд, прокуратура или другой компетентный орган государственной власти официально назначает эксперта в случае необходимости производства судебной экспертизы.

Например, в Испании Национальный институт токсикологии Министерства юстиции производит судебные экспертизы исключительно на основании постановления судейских органов.

В некоторых европейских странах право назначения производства определенных видов судебных экспертиз разграничивается сферой компетенции.

Так, в Австрии постановление суда требуется только для тех видов экспертиз, в результате которых исходный материал исследования подвергается разрушению.

Законодательство в Германии и Нидерландах в настоящее время предусматривает постановление суда только для проведения сравнительного анализа ДНК.

В Нидерландах поправка к закону расширяет полномочия выдачи разрешения на проведение ДНК-анализа и предоставляет их также прокурору (государственному обвинителю). Судебно-экспертная лаборатория в Нидерландах так же, как и суд, может определять эксперта для производства конкретной экспертизы. Ответственность за внутреннее распределение экспертиз возложена на руководителей различных отделов. Исключение составляет только проведение ДНК-анализа. В этом случае суд решает, какому эксперту следует поручить производство указанной экспертизы.

В Германии Федеральное управление криминальной полиции (The Federal Crime Office) и криминальные службы федеральных земель (State crime offices) обладают полномочиями самостоятельно определять, какого специалиста в области судебной экспертизы и криминалистики привлечь к сотрудничеству.

В Португалии судебное решение требуется в случае, если судебная экспертиза не может быть выполнена судебными экспертами государственной организации или официально признанными экспертами. Негосударственные специалисты в области судебной экспертизы назначаются судом или государственным обвинителем (прокурором) только в тех случаях, если у государственного эксперта недостаточно специальных знаний для производства экспертизы или если он не указан в списке признанных экспертов.

В Словакии разрешение суда требуется на производство экспертизы зубного аппарата человека.

В большинстве европейских стран органы полиции обращаются за помощью к экспертам во время проведения процессуальных действий на стадии предварительного расследования, а высшие инстанции (прокуратура или суд) – во время судебного следствия.

В Германии и Турции органы полиции имеют право привлекать к участию экспертов для оказания профессиональной помощи только на стадии судебного следствия. Это также возможно и в Нидерландах, хотя закон прямо не предоставляет полиции полномочий обращаться за помощью к экспертам. На практике это скорее правило, чем исключение, для многих судебных экспертиз и исследований, производимых на стадии судебного следствия. В феврале 2000 г. вступило в силу новое законодательство, которое представляется более эффективным, так как позволяет органам полиции обращаться за помощью к экспертам при определенных обстоятельствах.

В большинстве европейских стран профессиональная подготовка экспертов играет ключевую роль в оценке его квалификации. Однако требования к подготовке экспертных кадров в разных странах не соответствуют друг другу. Существуют также определенные различия в регулировании деятельности экспертов правовыми нормами, судебными правилами и квалификационными требованиями профессии.

Во всяком случае, квалификационные требования к профессии в большинстве стран регулируются установленными стандартами. Важным аспектом является наличие требуемых знаний и опыта у претендента, которые во всех странах устанавливает суд или прокурор.

Организация, в которой работает эксперт, также является важным показателем. Институционализированные лаборатории (как, например, в Нидерландах) имеют внутренние стандарты, касающиеся профессиональной деятельности судебных экспертов. Окончательное решение о присуждении допусков к праву производства определенных видов экспертиз и исследований принимает суд или коллегия присяжных, которые оценивают подготовленный соискателем доклад или свидетельские показания представителей компетентных организаций или институтов.

В некоторых странах (например, во Франции и на Мальте) имеется реестр признанных экспертов. Во Франции его компилирует и поддерживает апелляционный суд. Уголовный кодекс Мальты предоставляет Министерству юстиции право назначать постоянных экспертов. Однако мальтийский суд не связан этими правилами и практически сам определяет и назначает судебных экспертов. Иногда данные назначения проводят, учитывая мнение директора судебно-экспертной лаборатории.

В других странах (например, в Словакии, Испании, Швеции) эксперты официально назначаются без составления государственного реестра имен.

В Германии окончательное назначение эксперта предоставлено суду первой инстанции, однако ученые в области судебной экспертизы могут выдвинуть себя в качестве экспертов. В своде нормативных документов, касающихся деятельности экспертов Федеральной криминальной полиции Германии, указано, что существует «особое учреждение, которое управляет организацией определенных профессий в качестве самостоятельного субъекта (аналогично торгово-промышленной палате) и определяет статус постоянного эксперта»[275].

В Нидерландах и Польше суд назначает постоянных экспертов на основании рекомендаций судебно-экспертных лабораторий.

В Турции прокурор, так же, как и суд, может заниматься назначениями судебных экспертов по рекомендации директоров судебно-экспертных учреждений. В Португалии и присваиваемый статус эксперта, и его назначение – прерогатива правительства.

Безусловно, очень важно удостоверить профессиональные знания и опыт эксперта до того, как его имя будет внесено в реестр или он будет признан официальным экспертом. В большинстве стран внимание уделяется профессиональному опыту и специальным знаниям (иногда предполагающим, как, например, в Австрии, опыт работы не менее пяти лет) в конкретных областях судебной экспертизы и криминалистики. В Турции необходим опыт работы в соответствующей лаборатории. Судебные эксперты в Австрии и Турции должны иметь сертификат или сдать экзамен. В Испании требуется наличие академической степени.

В случае если для определенной экспертизы или исследования нет подходящего по специальности эксперта в реестре, то компетентные органы могут приглашать эксперта с других областей или стран.

В большинстве европейских стран не обязательно, чтобы имя эксперта было внесено в постоянный реестр или он был назначен на соответствующую должность, если эксперт выступает в суде в качестве специалиста. Однако во Франции имя судебного эксперта должно быть внесено в реестр до того, как он сможет выступать в указанном качестве.

В Польше, если заключения эксперта перестают удовлетворять профессиональным требованиям, его имя удаляется из реестра.

В судебно-экспертных учреждениях европейских стран существуют внутренние средства контроля за профессиональной деятельностью судебных экспертов. Институты не позволяют своим служащим, работа которых перестала удовлетворять квалификационным требованиям, подготавливать заключения эксперта и, как следствие, оставаться в должности эксперта указанного судебно-экспертного учреждения.

В Нидерландах формально не существует правил, которые регулируют потерю статуса официально признанного эксперта. Это объясняется тем, что формальное назначение судом остается, и судебные эксперты могут продолжать работать в качестве специалистов в частном секторе.

Рассмотрим требования, выдвигаемые к оформлению заключений экспертов в разных странах. На Мальте, в Нидерландах и Швеции не существует установленных правил, регулирующих содержание экспертного заключения. Однако такие правила установлены во внутренних инструкциях и требованиях качества в таких странах, как Австрия, Германия, Польша, Португалия, Словакия и Испания.

В большинстве европейских стран экспертное заключение должно иметь логическую структуру и в обязательном порядке – логическую связь между выводом и описательной частью заключения. В Польше необходимые элементы экспертного заключения включают в себя: наименование судебно-экспертного учреждения, где проводилась экспертиза; дату проведения экспертного исследования и его продолжительность; описание посылок для исследования (это неформальное требование) и вывода[276].

Итак, существующая в настоящее время организационная структура судебно-экспертных учреждений стран – членов ЕС является результатом длительного исторического развития, в процессе которого она возникла, развивалась и перестраивалась по мере того, как эволюционировало общество и государство. Для совокупности мер, направленных на совершенствование организационной структуры экспертной службы современного государства, характерно поэтапное реформирование, позволяющее сохранять определенную преемственность и совершенствовать экспертно-криминалистические средства и методы раскрытия и расследования преступлений.

Повышение эффективности экспертно-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений в Российской Федерации однозначно связано с решением ряда организационных проблем, в числе которых можно выделить и обеспечение соответствия российского законодательства и практики его применения принципам и стандартам Совета Европы.

В нашей стране функционирует достаточно развитая система судебно-экспертных учреждений различной ведомственной принадлежности, и подготовка судебных экспертов происходит не только путем переподготовки специалистов на курсах и при проведении стажировок, но и в рамках высшего судебно-экспертного образования. Разработан Государственный образовательный стандарт, предусматривающий унифицированный подход к изучаемым общепрофессиональным дисциплинам и дифференцированное определение дисциплин специализации в зависимости от рода судебной экспертизы. До недавнего времени судебных экспертов (экспертов-криминалистов) в рамках высшего специального образования готовили целевым путем в вузах системы МВД России. Аттестация судебных экспертов осуществлялась экспертно-квалификационными комиссиями непосредственно при этих вузах.

Н.Е. Муженская отмечает, что важнейшим вопросом, связанным с выбором эксперта для производства судебной экспертизы, является вопрос о его компетенции. Компетентность государственного судебного эксперта, являющегося аттестованным работником государственного судебно-экспертного учреждения, производящего судебную экспертизу в порядке своих должностных обязанностей (ст. 12 ФЗ о ГСЭД), обеспечивается теми же требованиями, которые закон установил для лица, которое может занимать должность эксперта. В то же время компетенция государственного судебного эксперта подтверждается обязанностью каждые пять лет подтверждать свою квалификацию путем прохождения в установленном порядке аттестации (ст. 13 ФЗ о ГСЭД)[277].

В связи с вышеизложенным автор согласна с мнением А.Ф. Волынского о нецелесообразности введения в Российской Федерации официального списка государственных судебных экспертов, принимая во внимание как исторический аспект становления института судебной экспертизы, так и его современное состояние[278].

Однако с 2000 г. экспертов других специализаций стали готовить ведущие вузы нашей страны. Вполне возможно, что в данном случае логическим завершением подготовки судебных экспертов вне системы МВД России, наряду с дипломной работой по той или иной специальности, должна стать добровольная сертификация выпускников и внесение их в единый регистр, так как многие из них вольются в ряды негосударственных экспертов[279].

Что касается назначения тех видов судебных экспертиз, по которым может не оказаться специалистов в судебно-экспертных учреждениях, то вопрос может быть решен созданием реестра нештатных экспертов, которые в своей научной и практической работе могут использовать лабораторно-техническую базу данных учреждений. Многие экспертно-криминалистические службы Российской Федерации различных министерств и ведомств (МВД России, Минюста России и др.) являются членами ЕСКУ, что позволяет им получать необходимую информацию по наиболее актуальным проблемам криминалистики и судебной экспертизы на безвозмездной основе, обращаться за помощью к зарубежным коллегам, а при отсутствии методических и технических возможностей осуществлять исследования вещественных доказательств, в том числе и по конкретным уголовным делам, на базе европейских криминалистических лабораторий.

<< | >>
Источник: И. Э. Никитина. Международное сотрудничество по уголовным делам в сфере судебно-экспертной деятельности: Монография. 2013

Еще по теме § 1. Зарубежный опыт организации судебно-экспертной деятельности:

  1. 2.1. Классификация научных организаций
  2. § 3. Использование в доказывании по уголовному делу материалов оперативно-розыскной деятельности
  3. 2.1. Классификация научных организаций
  4. Глава 5. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ТЕОРИИ РЕЧЕВЫХ АКТОВ
  5. 3.4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ В РАССЛЕДОВАНИИ СЕРИЙНЫХ УБИЙСТВ
  6. Глава 7. СИСТЕМА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЭКСПЕРТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ РОССИИ
  7. Глава 15. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ И КОМПЬЮТЕРИЗАЦИЯ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. 5.5.3. Ретроспективный криминалистический анализ деятельности по расследованию преступлений в учении об общем ее методе
  9. Глава XI. О движении дела и алгоритмах судебных процедур
  10. 9. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  11. 1.2. Институт дознания в уголовном процессе России и зарубежных стран: сравнительный анализ
  12. 1.2. Конституционное закрепление и иное нормативноправовое регулирование свободы экономической деятельности
  13. § 1. Правовая регламентация сотрудничества России и стран ЕС в сфере судебно-экспертной деятельности
  14. § 2. Теоретические основы гармонизации законодательства стран – членов ЕС и практики в сфере судебно-экспертной деятельности
  15. § 1. Зарубежный опыт организации судебно-экспертной деятельности
  16. § 3. Криминалистические проблемы совершенствования и унификации экспертных методик европейских стран
  17. ГЛАВА 2 . СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОБВИНЯЕМЫХ
  18. § 2.3. Общественный контроль в сфере правоприменительной деятельности
  19. Институциональные особенности деятельности международных культурных фондов в Ро ссии 2000-х гг.
  20. 3.2. Особенности и значение осуществления обмена налоговой информацией в зарубежных государствах и Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -