<<
>>

ВОПРОСЫ ПРИЗНАНИЯ ПЕРЕД НАЦИОНАЛЬНЫМИ СУДАМИ

В сфере внутригосударственного права признание может иметь важные практические последствия. Когда национальные суды готовы или в силу публичного права обязаны следовать рекомендациям исполнительной власти, непризнанное государство или правительство не может претендовать иа судебный иммунитет, получить признание своих законодательных или судебных актов для целей коллизионного права и выступать в национальных судах в качестве истца.
Таковы обычные последствия непризнания в английских и американских судах486. Таким образом, позиция национальных судов в вопросах признания может отражать политику данного государства; независимо от этого проблема признания возникает также в связи со специальными проблемами международного частного права (коллизионного права). Способы, при помощи которых национальные суды согласовывают общие заявления исполнительной власти с конкретными делами, безусловно, представляют интерес, и поэтому ниже будут рассмотрены некоторые английские судебные дела, затрагивающие данный вопрос. Однако необходимо проявлять большую осторожность при использовании национальных судебных решений с целью формулирования выводов относительно признания в аспекте общего международного права. В частности, учитывая конститу ционное положение английских и американских судов в вопросах, касающихся внешних сношений, неправильно было бы рассматривать эти дела как доказательство в пользу конститутивной теории. Дело Luther v. Sagor.487. Истцом по этому делу выступала компания, зарегистрированная в России в 1898 г. и, как решил суд, сохранившая русскую национальную принадлежность ко времени предъявления иска. В соответствии с декретом о конфискации от июня 1918 г. советские власти вступили во владение предприятием истца и запасами лесоматериалов. В августе 1920 г. ответчик закупил определенное количество листовой фанеры у советских властей и ввез этот товар в Англию.
Истец потребовал признания данного товара его собственностью, вынесения судебного распоряжения о запрете ответчику пользоваться им и компенсации убытков за его присвоение и задержание. Ответчик утверждал, в частности, что конфискация и продажа данного товара являлись актами суверенного государства и что поэтому ответчик надлежащим образом приобрел на него право собственности. После вынесения нижестоящим судом решения против ответчика в письмах министерства иностранных дел Англии от апреля 1921 г. было указано, что английское правительство признает советское правительство как «де-факто правительство России» и что бывшее Временное правительство, признанное английским правительством, было распущено 13 декабря 1917 г. Апелляционный суд вынес решение в пользу ответчика. Что касается признания, то суд нашел, что для данных целей не следует проводить различия между признанием де-факто и признанием де-юре. Лорд-судья Бэнкс сказал488: «Поскольку правительство нашей страны... признало Советское правительство в качестве правительства, реально обладающего правами суверенитета в России, действия этого правительства должны рассматриваться судами нашей страны со всем уважением, которое следует проявлять к действиям надлежаще признанного иностранного суверенного государства». Лорд-судья Бэнкс не затронул вопрос об обратном действии призна ния, как таковом, но, рассмотрев все доказательства, включая информацию, содержавшуюся в упомянутых выше письмах министерства иностранных дел Англии, пришел к заключению, что советская власть существует с конца 1917 г.489. Лорд-судья Уоррингтон заметил490: «Исходя из того, что рассматриваемые действия являются действиями правительства, впоследствии признанного, я полагаю, что в принципе признанию нужно придать обратную силу, по крайней мере начиная с того момента, с которого, как считает наше правительство, фактически установилась власть указанного правительства». Дело Haile Selassie v. Cable and Wireless Ltd. (№2)491. 9 мая 1936 г. после завоевательной войны Италия провозгласила аннексию Эфиопии.
Еще до этого истец, действуя через агента, заключил договор с ответчиком, а в 1937 г. предъявил иск о взыскании сумм, причитающихся ему по этому договору. В суде первой инстанции судья Беннет признал, что истец, который все еще признавался Великобританией как суверен Эфиопии де-юре, не лишился права требовать долг через суд несмотря на то, что английское правительство признало итальянское правительство «как правительство де-факто, по существу, всей Эфиопии». Ответчик ссылался, в частности, на дело Luther v. Sagor, чтобы доказать исключительное право правительства де-факто. Однако судья Беннет счел, что в данном случае решение по указанному делу не являлось прецедентом 492; он нашел, что оно применимо лишь к действиям правительства де-факто в отношении лиц и иму щества на той территории, где оно признается фактически действующим. Настоящее дело касалось не действий в отношении лиц или имущества в Эфиопии, а денежного долга, права требования, взыскание но которому осуществлялось в Англии. Пока предстояло рассмотрение апелляции ответчика, английское правительство признало короля Италии в качестве императора Эфиопии де- юре, причем не оспаривалось, что это признание имело обратную силу с момента признания в декабре 1936 г. короля Италии в качестве суверена де-факто. Таким образом, на момент подачи иска права по денежному долгу, являвшемуся частью государственного имущества Абиссинии, принадлежали королю Италии, и поэтому решение по апелляции было вынесено в пользу ответчика по первоначальному иску493. Дело судна «Arantzazu Mendi»494. Это дело также касалось сравнительного значения признания де-факто и де-юре. Оно возникло в период гражданской войны в Испании между мятежниками под предводительством генерала Франко и республиканским правительством, которое в конечном счете в 1939 г. оказалось свергнутым. Судно «Arantzazu Mendi» было испанским судном, приписанным к Бильбао и реквизированным в то время мятежниками, осуществлявшими власть на севере Испании. Капитан судна и директор-распорядитель судовладельцев согласились предоставить судно, которое находилось в лондонском порту под арестом морских властей Англии, в распоряжение мятежников.
На этом этапе республиканское правительство возбудило иск с требованием передачи ему «Arantzazu Mendi». Мятежные власти просили об отказе в иске на том основании, что он предъявлен суверенному иностранному государству. Суд первой инстанции запросил министерство иностранных дел Англии относительно статуса мятежных властей. В ответе495 было указано, что английское правительство призна ёт Испанию в качестве суверенного иностранного государства и признает правительство Испанской республики в качестве единственного де-юре правительства Испании или любой ее части. В письме министерства указывалось также следующее: «5. Правительство Его Величества признает националистское правительство в качестве правительства, которое в настоящий момент осуществляет де-факто административный контроль над большей частью Испании. 2. Правительство Его Величества признает, что националист- ское правительство в настоящий момент осуществляет эффективный административный контроль над всеми баскскими провинциями Испании. 3. Правительство Его Величества не предоставило никакого иного признания националистскому правительству. 4. Националистское правительство не подчинено никакому иному правительству в Испании. 9 Вопрос о том, должно ли националистское правительство рассматриваться как правительство иностранного суверенного государства, является, по-видимому, вопросом права, ответ на который должен быть дан в свете вышесказанного и с учетом конкретного дела, в связи с которым этот вопрос возник». Палата лордов нашла, что письмо министерства иностранных дел доказывает, что в момент предъявления иска националистское правительство Испании представляло иностранное суверенное государство и не могло быть привлечено к суду. Лорд Эткин сказал «Как я понимаю, формулировки «осуществляет де-факто административный контроль» и «осуществляет эффективный административный контроль» означают осуществление всех функций суверенного правительства... На основании многих источников можно утверждать, что для данных целей не существует какой-либо разницы между признанием государства де-факто и признанием его де-юре. Налицо все основания для иммунитета, на которых покоится эта доктрина в международном праве в том ее виде, как она инкропо- рирована в нашем праве...» Данному решению присущи некоторые любопытные черты496.
Существовало нисколько факторов, способствовавших смешению представлений. Во-первых, судебное присутствие палаты лордов497 рассматривало письмо министерства иностранных дел как имеющее доказательную силу в отношении «изложения фактов». Тем не менее судьи истолковали и приняли это письмо как имеющее доказательную силу по важным вопросам права. В аспекте толкования оно, вероятно, призвано было служить в буквальном смысле изложением фактов; важное значение имеет то обстоятельство, что в нем делался акцент на осуществлении «административного контроля». Кроме того, в то время английское правительство не «признало» власти Франко в качестве правительства Испании де-факто К тому же письмо министерства иностранных дел не имело целью быть окончательным доказательством, как это вытекает из самих его формулировок (пункт 9). В предшествующих делах—таких, как дело судна «Ga- gara»498, дело Luther v. Sagor499 и дело Haile Selassie v. Cable and Wireless Ltd. (№ 2) 500,— признание де-факто имело место как публичный политический акт и относилось к правительству всего государства в целом. С точки зрения толкования и ввиду все еще эффективной конкуренции правительства де-юре внутри государства письмо министерства иностранных дел не обязательно ставило оба правительства в равное положение. В этих условиях отождествление правительства, частично контролирующего государственную территорию, с самим государством было весьма необычной процедурой501. Однако два других мотива, которые прослеживаются в речи лорда Эткина, возможно, составляют более прагматическую основу решения. Во-первых, он, по-видимому, утверждает, что признание иммунитета в любом случае оправдывалось фактической стороной дела — суждение, спорное с точки зрения международного права, но не абсурдное, поскольку воюющая сторона вскоре могла стать правительством де-юре. Во-вторых— и этот момент связан с предыдущим, —лорд Эткин формулирует некий принцип недопустимости, который выглядит заманчивым502: «Невоюющее государство, которое признает два правительства, одно де-юре и одно де-факто, не должно позволять им переносить свои раздоры в область юрисдикции его национальных судов».
Этот принцип позволяет избежать сомнительного в правовом отношении признания воюющих сторон, ведущих гражданскую войну, в качестве суверенных государств для целей судебного иммунитета. Дело Gdynia А негу ka-Litiie v. Boquslawski503. Это дело затрагивает вопрос о соотношении между признанием де-факто и признанием де-юре в аспекте обратной силы признания. 28 июня 1945 г. правительство национального единства стало правительством Польши де-факто, и в полночь с 5 на 6 июля 1945 г. английское правительство признало это правительство де-юре. До этого Англия признавала де-юре находившееся в Лондоне польское правительство в изгнании. Вопрос заключался в том, имело ли признание де-юре 5—6 июля обратную силу в части, касающейся действительности акций, предпринятых лондонским правительством в отношении находившегося иод его контролем польского торгового флота и его личного состава. В заключении министерства иностранных дел указывалось, что вопрос об обратной силе признания правительства — это вопрос права, подлежащий разрешению в судебном порядке. Несмотря на это, судебное присутствие палаты лордов, за исключением лорда Рида, сочло, что в данном случае вопрос заключается в толковании заключения. В результате палата пришла к выводу, что признание не имело обратной силы в области, выходящей за пределы эффективного контроля польского правительства в Варшаве, и что признание вступило в силу 5—6 июля 1945 г. Лорд Рид и, по-видимому, остальные судебные лорды признали общий принцип обратной силы, но — оставляя в стороне вопрос толкования заключения министерства иностранных дел — некоторые судебные лорды приняли ту точку зрения, что применение принципа обратной силы должно ограничиваться сферой фактического контроля504. Такой принцип противоречит обычным правилам, регулирующим непре рывность правительств в отношении актов, касающихся граждан: во временном плане юрисдикции должно оказываться полное доверие. Во всяком случае, данное решение не отвечает на вопрос о том, как следует поступать, когда действующее в стране правительство пытается аннулировать акты, совершенные правительством в изгнании (хотя следует заметить, что варшавское правительство не предпринимало действий подобного рода). Дело Civil Air Transport Inc. v. Central Air Transport Corp\ В этом деле Судебный комитет Тайного совета рассматривал вопросы, аналогичные тем, которые стояли перед палатой лордов по делу Богуславского, и подход к этим вопросам был в основном таким же. Однако был один интересный пункт, по которому имелось различие. В деле Civil Air Transport самолет, о котором шла речь, оказался под контролем центрального народного правительства Китая в результате акции, предпринятой в Гонконге прокоммунистически настроенными служащими Центральной воздушно-транспортной корпорации. Таким образом, признание де-юре должно было бы исключить любой другой правовой титул. Однако Судебный комитет нашел, что обратная сила признания не влечет за собой юридическую действительность актов, которые были незаконными по местному праву, а завладение самолетом со стороны служащих противоречило постановлению, изданному властями Гонконга. Это решение представляется весьма спорным, поскольку оно подчиняет международно-правовые вопросы местному закону и создает во внутреннем праве еще одно ограничение применению принципов непрерывности и правопреемства государств. Как и в деле Богуславского, правительству, признанному де-юре, было отказано в праве определять судьбу национального имущества505 посредством законодательства, не противоречащего международному праву. Дело Carl Zeiss Stiftung v. Ray пег and Keeler, ltd. '(№ 2)506. В данном деле возник преюдициальный вопрос о действительности правового титула на имущество, основанного на законодательных и административных актах Германской Демократической Республики (Восточной Германии). В соответствующем заключении министерства иностранных дел указывалось, что со времени отвода союзных войск из зоны, закрепленной за СССР в 1945 г., «правительство Его Величества признает государство и правительство СССР в качестве управомоченных де-юре осуществлять правительственную власть в отношении этой зоны ... и... не признает ни де-юре, ни де-факто никакую другую власть, претендующую осуществлять правительственную власть в этой зоне или в отношении этой зоны». В связи с этим апелляционный суд507 решил, что вышеупомянутые акты не могут быть признаны имеющими юридическую силу. Палата лордов удовлетворила апелляцию, поданную восточногерманской организацией. Палата сочла, что к данному делу следовало подходить с точки зрения коллизионного права и что Восточная Германия является правовой зоной, имеющей установившуюся юридическую систему, хотя суверенитет, на котором она зиждется, принадлежит СССР508. Лорд Уилбер- форс в своем весьма интересном попутном высказывании заявил, что, с его точки зрения, в английском праве вопрос о том, должны ли суды следовать доктрине абсолютной недействительности всех актов непризнанного правительства, остается «открытым». Родезийские дела. Решения Судебного комитета Тайного совета относительно юридической силы задержаний в Родезии после узурпации власти режимом Смита в 1965 г.509 и решения английских судов, как таковых, относительно признания родезийских судебных решений о разводе510 затрагивают вопросы политики, в основном аналогичные тем, которые были связаны с делом предприятия «Карл Цейс». Однако для английских судов основным руководящим фактором в данном случае являлась конституционная незаконность режима Смита511. Поэтому даже решениям о разводе, исходящим от родезийских судов, было отказано в признании английскими судами512.
<< | >>
Источник: Я.БРОУНЛИ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КНИГА ПЕРВАЯ. 1977

Еще по теме ВОПРОСЫ ПРИЗНАНИЯ ПЕРЕД НАЦИОНАЛЬНЫМИ СУДАМИ:

  1. 7.2. ИКСИД*(570) - механизм гармонизации международного и национального права
  2. § 6. Выдача (экстрадиция) преступников и передача осужденных для отбывания наказания в государство гражданства
  3. 3. Международный уголовный суд
  4. 15.7. Международные суды ИСТОРИЯ
  5. 4. Возможен допрос обвиняемого перед полным составом суда. Использование показаний с чужих слов запрещено. Если нет достаточных доказательств против обвиняемого, он должен быть оправдан.
  6. 3. ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ПЕРЕД НАЦИОНАЛЬНЫМИ СУДАМИ
  7. ВОПРОСЫ ПРИЗНАНИЯ ПЕРЕД НАЦИОНАЛЬНЫМИ СУДАМИ
  8. СТАТУС ИНДИВИДА В СУДАХ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ МЕЖДУНАРОДНУЮ ЮРИСДИКЦИЮ
  9. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРЛАМЕНТ КОНСТРУКЦИЯ И ПОЛНОМОЧИЯ
  10. Равенство граждан перед законом и судом
  11. 40.1. Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является
  12. § I. Конституционный Суд Российской Федерации
  13. §3. Передача лица для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -