<<
>>

§ 2. Влияние внутригосударственного права на формирование и осуществление норм международного права

Взаимодействие систем международного и внутригосударственного права складывается из исторической объективности первичного влияния внутригосударственного права на международное в процессе формиро­вания его норм и последующего влияния уже существующих норм меж­дународного права на дальнейшее развитие национального законода­тельства и в целом на состояние права в конкретной стране.

В данной связи следует отметить одно особое обстоятельство, характеризующее •взаимодействие систем международного и внутригосударственного пра­ва. Оно состоит в том, что такое взаимодействие происходит на уровне и в форме взаимного влияния друг на друга источников права каждой из систем. Скажем, регламентация, содержащаяся в международном до­говоре, обязывающем конкретное государстве), прежде всего воздейству­ет как на общие принципы регулирования, так и на конкретные поло­жения национальных актов (законов, подзаконных актов), принимаемых (или уже введенных в действие, но подлежащих вследствие принятия го­сударством на себя международно-правовых обязательств изменению после заключения договора) в определенной области регулирования об­щественных отношений. Такое изменение (дополнение) националь­но-правового акта выступает, собственно говоря, средством исполнения государством международного обязательства, вытекающего из договора.

Первичность влияния внутригосударственного права на междуна­родное право в сегодняшнем мире не следует понимать как признание примата внутригосударственного права над международным. Речь идет прежде всего о том, что государства, вступая в процесс выработки норм международного права, исходят из тех возможностей проявления своей воли, которые предоставляются им национальным законодательством, внутренними социально-экономическими и политическими основами государственного устройства и соответствующими национальными инте­ресами. Поэтому говорить о влиянии национального права отдельных государств, оказываемом на международное право, можно прежде всего применительно к нормам основных законов этих стран — конституций или других актов, закрепляющих фундаментальные принципы их внут­ренней и внешней политики'.

Воздействие сложившихся во внутригосударственной сфере принци­пов и норм (преимущественно конституционных) на международное пра­во в процессе образования международно-правовых норм выступает наи­более яркой и типичной формой влияния.

Здесь существуют самые разно­образные примеры. В частности, известна связь между положениями

Трудно переоценить, например, значение для развития международного пра­ва актов Великой французской буржуазной революции или первых революцион­ных декретов России: Декрета о мире от 8 ноября 1917 г., Декларации прав народов России от 2 (15) ноября 1917 г., десяти принципов внешней политики в Конституции СССР 1977 г., соответствовавших по содержанию принципам, ко­торые были сформулированы в Заключительном акте Совещания по безопас­ности и сотрудничеству в Европе 1975 г. и сыграли известную роль в формальном закреплении их в действующих нормах международного права.

§ 2. Влияние внутригосударственного права на международное право

законодательства, принятого в России (РСФСР) после 1917 г., советского законодательства и последующим закреплением в Уставе ООН (п. 2 ст. 1) такой нормы, как принцип самоопределения народов. Аналогично этому провозглашение Советским Союзом в пределах национальной правовой системы, в том числе в актах национализации, права государства на соз­дание подобным образом государственной собственности и в дальнейшем последовательное и неуклонное отстаивание этого права непосредствен­но, т. е. в процессе фактического осуществления международных полити­ческих и торгово-экономических отношений, привело к признанию рав­ноправия двух форм собственности, свободы выбора форм внешнеэконо­мической деятельности и возникновению тождественного специального принципа международного экономического права.

Включение развивающимися странами в тексты своих конституций или иных основополагающих национальных актов положений о неотъ­емлемом суверенитете над естественными ресурсами и богатствами при эффективной поддержке других государств обусловило появление и нор­мативное закрепление в международных договорах еще одного специ­ального принципа международного экономического права.

Не менее значимым является и такое направление влияния, как из­менение, углубление и развитие содержания, расширение сферы дейст­вия и повышение эффективности существующих международно-право­вых норм под воздействием национального права.

К примеру, в между­народном праве сложились принципы территориальной целостности и нерушимости государственных границ. Согласно этим принципам го­сударства не вправе произвольно изменять в одностороннем порядке (насильственно) положение линии границы. Для обеспечения неприкос­новенности границы сопредельные государства устанавливают взаимно согласованный режим границы, включающий вопросы прохождения и обозначения государственной границы, порядка пользования погра­ничными водами и коммуникациями, лесными, охотничьими, сельско­хозяйственными и другими угодьями вблизи границы и т. д.

Внутренним законодательством ряда сопредельных государств и их международными соглашениями учреждаются некоторые специальные институты, как, например, совместные комиссии по проверке границы и пограничные уполномоченные (комиссары). Последние в целях упро­чения добрососедских отношений и развития мирного сотрудничества граничащих друг с другом государств осуществляют своевременное адек­ватное урегулирование различных пограничных инцидентов, возникаю­щих между сторонами. Таким образом, юридическое содержание прав и обязанностей государств, связываемых с принципом уважения непри­косновенности границ, подразумевает и установление аналогичных вы­шеуказанным специальных органов.

Наряду с этим следует отметить, что в свое время Советский Союз в ходе реализации сотрудничества по поддержанию мирного режима гра­ниц с сопредельными государствами привнес немало нового и позитив­ного в развитие данного института в интересах укрепления добрососед­ства и безопасности с пограничными государствами, сделав его постоян­ным элементом в отношениях с сопредельными странами, что подтверждается международными договорами СССР и России как про­должательницы его договоров, в том числе и в этой области.

108 Глава IV. Взаимодействие международною и внутригосударственного права

В то же время в отмеченной проблеме соотношения национального и международного права имеется и оборотная сторона.

В частности, слу­чается, что некоторые организационные и правовые меры, предприни­маемые государствами в их внутринациональной сфере, объективно не отвечают высшим интересам мирового сообщества, служат побудитель­ным импульсом для уточнения, пересмотра или иначе ориентированного подхода к формулированию определенных норм международного права и, следовательно, базирующихся на них прав и обязанностей субъектов международного права. В этом смысле характерен Договор об Антаркти­ке 1959 г. Из истории международных отношений в данной области из­вестно, что в 20—40-е годы некоторые страны (Аргентина, Великобрита­ния, Норвегия, Франция, Чили) посредством национально-правовых ак­тов провозгласили свои территориальные претензии в отношении определенных районов Антарктики. Однако уже тогда было ясно, что попытки незначительного числа государств подчинить своему суверени­тету районы Антарктики, провести ее раздел и тем самым исключить из круга пользователей международным режимом этой части мировой тер­ритории остальных членов международного сообщества, чреваты воз­никновением множества конфликтов, в том числе и между самими пре­тендентами. Вследствие этого Советский Союз в своих внешнеполитиче­ских и международно-правовых акциях твердо выступал против подобного подхода как неправомерного и в 1958 г. предупредил о неже­лательности включения в проектируемый договор каких-либо положе­ний, затрагивающих вопрос о территориальных претензиях в Антаркти­ке, которые могли бы рассматриваться как ставящие одни государства в неравное положение по отношению к другим

В результате Договор 1959 г. не признал суверенитета какого-либо государства в Антарктике (п. 2 ст. IV), «заморозив» территориальные притязания государств. Кроме того, поскольку он стал ядром системы договоров об Антарктике, заключенных впоследствии и подтвердивших неизменность сложившегося статуса на рассматриваемом континенте, следует сделать вывод о соответствующем распространении содержания указанной нормы в заданном направлении.

Его вектор, как видно, ха­рактеризуется прямой противоположностью по отношению к тому, что было выражено в свое время в национально-правовом регулировании.

Существенным итогом влияния внутригосударственного права на прогрессивное развитие международного права закономерно считается устранение из международного права под воздействием внутригосудар­ственных политических и правовых средств отживших, не соответствую­щих современному назначению международного права институтов, принципов, норм. Так, была отменена ст. 35 Устава МОТ, содержавшая «колониальную оговорку», дававшую возможность ряду государств до­пускать дискриминацию колониальных народов в области их трудовых прав и не применять к ним конвенции МОТ Равным образом ст. 16-Ы5 Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г., содержавшая положения о зависимых территориях, вызывала критику стран Восточной Европы в 60-х годах. Вот почему СССР, присоединяясь к Конвенции в 1965 г., на основании своего национального законода­тельства и принципов внешней политики сделал заявление о том, что

§ 3. Влияние международного права на внутригосударственное право

подобное положение устарело и не соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права. В дальнейшем на Сток­гольмской конференции по пересмотру Парижской конвенции в 1967 г. положения упомянутой статьи были изменены, пусть и не радикальным образом.

Помимо упомянутого, рассматривая вопрос о влиянии систем на­ционального права на развитие международного права, необходимо ука­зать и на такой важный аспект, как рецепция и активное использование в настоящее время международным правом основных правовых формул (юридических максим) — особых юридических принципов, пришедших из внутригосударственного права (первоначально из римского права, а затем усвоенных феодальными и последующими национальными пра­вовыми системами): последующий закон отменяет предыдущий; общий закон отменяется специальным; договоры должны соблюдаться; догово­ры не вредят и не приносят выгоды третьим лицам; никто не может пре­доставить другому больше, чем имеет сам; равный над равным власти не имеет; никто не может быть судьей в собственном деле и т. д. В значи­тельной мере это обстоятельство отражает такую форму взаимодействия систем национального и международного права, как общие принципы права («общие принципы права, признанные цивилизованными нация­ми», как это сформулировано в п. 1(с) ст. 38 Статута Международного суда ООН).

<< | >>
Источник: Бекяшев К.А, Л. П. Ануфриева, Устинов. Международное публичное право : учеб. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : ТК Велби, Изд-во Проспект. — 784 с.. 2005

Еще по теме § 2. Влияние внутригосударственного права на формирование и осуществление норм международного права:

  1. 2.1.4. Принципы и нормы международного инвестиционного права
  2. 2.2.3. Теоретико-познавательные основы международного инвестиционного права как науки
  3. § 1. Формирование международного права прав человека как отрасли международного права, его понятие
  4. Глава 3. Система международного воздушного права
  5. § 4. Международное право XXI века
  6. § 2. Влияние внутригосударственного права на формирование и осуществление норм международного права
  7. § 3. Влияние международного права на формирование, функционирование и развитие внутригосударственного права
  8. III ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  9. VIII ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  10. 1.2. Международное и национальное (внутригосударственное) право
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -