<<
>>

Терроризм — особый вид преступлений международного характера

1. При анализе терроризма как преступления международного характера важнейшее значение имеют его истоки, теоретический анализ, политическая и юридическая характеристика. История возникновения этого деяния как преступления международного характера свидетельствует об использовании определенными кругами капиталистического общества своего влияния для 64 >>>65>>> искажения подлинного содержания и подлинной характеристики терроризма прежде всего для того, чтобы организовать в международном масштабе борьбу с революционным движением трудящихся.
И не только с движением как таковым. Буржуазные «теоретики» терроризма, объявляя его преступлением, стремились ни много, ни мало как доказать «преступность» марксистско-ленинского учения о путях развития человеческого общества, дискредитировать социалистические идеи, коммунизм, коммунистическое движение, под флагом борьбы с терроризмом усилить репрессии против коммунистов и всех участников революционного движения1. Это весьма важно иметь в виду, когда мы приступаем к анализу терроризма как преступления международного характера, его роли в настоящее время и всесторонней политической и юридической оценки. А. Н. Трайнин, вскрывая подлинную сущность стремления буржуазной юриспруденции, пытавшейся в свое время выдвинуть состав терроризма в качестве международного преступления (конечно, понимаемого так, как это было выгодно противникам социализма и революционного движения), писал: «Можно с уверенностью сказать, что именно этот состав преступления, терроризм, есть центральная проблема развернувшегося в капиталистических странах унификационного движения в области уголовного законодательства»2. При этом дискуссии, которые развертывались на уни-фикационных международных конференциях (особенно в начале 30-х годов), по вопросу о терроризме шли в следующих основных направлениях. Во-первых, буржуазные авторы стремились дать понятие терроризма чрезвычайно широко, гораздо шире общепринятого понятия террористического акта как уголовного преступления, предусмотренного национальными законодательствами.
Был даже придуман термин, согласно которому терроризм должен посягать на общую (?!) безопасность. Что следует под этим понимать, ни один буржуазный ученый не объяснил; некоторые высказывания, подобно фиговому листку, не прикрывали их подлинную юридическую (и политическую) наготу. Под терроризм подводились посягательства против личности, а также имущественные и иные преступные деяния. На первый план выдвигались такие действия, 5 Заказ 5947 65 >>>66>>> которые обычно являлись формой революционных выступлений (стачки, демонстрации и т. д.). В то же время те преступные деяния, которые связывались национальными законодательствами с терроризмом, отодвигались на второй план. Во-вторых, авторы, создавшие в тот период понятие терроризма, стремились не к тому, чтобы найти действительно опасные для международного общения формы этого преступления и тем самым способствовать укреплению международного сотрудничества в области борьбы с опасными преступлениями, а демонстрировали лишь свою открыто реакционную позицию, формулируя состав так, чтобы с его помощью вести борьбу практически только с революционным движением, оскорбительно именуя любые формы борьбы трудящихся за освобождение от эксплуатации терроризмом. В-третьих, авторы проектов закона о терроризме включили в состав этого преступления даже пропаганду политических учений. Профессор Радулеску на IV Конференции унификаторов следующим образом «сформулировал» состав терроризма: «Рассматриваются как акты терроризма все посягательства (!), равно как и подготовительные к этим посягательствам действия, а также соглашения (!) и организации, имеющие своей целью насилием или запугиванием навязать политическое или социальное учение» (!!)3. Профессор проявил, прямо скажем, вопиющую юридическую неграмотность и, стремясь угодить своим фашиствующим хозяевам, явно перестарался. Для каждого грамотного юриста формулировка Радулеску очевидно абсурдна, ибо навязывание, даже путем запугивания, какого-либо учения не может считаться терроризмом, т.
е. преступлением, в основе которого лежит физическое насилие над человеком. В-четвертых, авторы предложений о составе терроризма полностью обошли столь характерную для террора черту, как индивидуальное насилие, насилие над личностью вплоть до физического уничтожения. Они не упомянули о том, что террор есть орудие политической борьбы наиболее реакционных кругов и течений, в частности фашизма. В канун прихода Гитлера к власти, когда уже имелся опыт «общения» с фашистскими головорезами, такая позиция была более чем удивительной. Впрочем, фашизм сам дал оценку усилиям «борцов» за 66 >>>67>>> создание состава терроризма, указав (после Мадридской конференции 1933 года), что «резолюция о едином репрессивном фронте против терроризма, принятая в Мадриде, была построена в духе итальянского законодательства:' она отвечает требованиям фашистского режима»4. Добавим: не только итальянского, но и немецкого, и любого другого на Западе или на Востоке. Таким образом, никакой попытки дать серьезный анализ терроризму как политически, так и юридически, показать, в чем его сущность как преступления международного характера, теми, кто его формулировал, сделано не было. Более того, антикоммунизм создателей этого понятия и различных проектов закона о борьбе с терроризмом был настолько очевиден, что сам по себе сделал невозможным какое-либо положительное решение вопроса о законодательстве по борьбе с терроризмом как преступлением международного характера. Между тем человечество действительно нуждалось в формулировании таких положений в международном праве и в зарождающемся международном уголовном праве, которые бы стали преградой на пути преступлений, наносящих ущерб делу мира и сотрудничеству государств. Терроризм уже тогда вырисовывался как одно из тяжких преступлений международного характера. Каждому непредубежденному политику и ученому было ясно, что можно принимать или не принимать марксистско-ленинское учение, быть или не быть сторонником идей социализма, но учение это к терроризму вообще и тем более к его уголовному варианту никакого отношения не имеет. Было очевидно, что революционное движение, стремление людей к освобождению от эксплуатации и угнетения нельзя объявить терроризмом, нельзя с помощью репрессий и ложно сформулированного состава преступления задушить волю и движение народов, а тем более прогрессивные идеи, захватывающие все большее число людей, становящиеся программой их практической деятельности. В то же время стало ясно, что реакция, фашизм — это те силы, которые сделали террор одним из своих главных средств захвата власти, террор тотальный, с помощью уголовщины, террор внутри своей страны и вне ее. Жизнь слишком поздно заставила многих буржуазных ученых, и не только ученых, понять, что такое тер- 5* 67 >>>68>>> роризм в действительности, какие силы и как использовали и используют это преступное деяние и насколько важно для человечества определить его как преступление международного характера. Разве не свидетельствуют об этом события в Италии 1976—1978 гг., когда жертвами террористов фашистского толка стали те, кто даже не были коммунистами, кто выступал лишь за буржуазную демократию, включая Альдо Моро? Уроки прошлого нельзя забывать, их необходимо помнить, чтобы избежать трагических ошибок в будущем. 2. Для того чтобы решить вопрос, что понимать под терроризмом и как он должен быть сформулирован в качестве преступления международного характера, необходимо, на наш взгляд, кратко рассмотреть некоторые теоретические проблемы, касающиеся терроризма как политического феномена. Только после этого можно будет дать его правовую характеристику. Унификаторы, как мы отмечали, пытались ставить знак равенства между терроризмом и коммунизмом, что и привело их сначала к бесплодным спорам и мертвым схемам, а затем и к теоретическому краху. Между тем теоретическое обоснование допустимости терроризма характерно для крайне правых либо левацких течений и теорий. В настоящее время встречаются попытки возродить анархистские (в частности, возникшие в России) теории начала 20-х годов, характерные своей псевдореволюционностью, в том числе для оправдания фашистского терроризма. В то же время развертывание национально-освободительной борьбы народов Азии, Африки, Латинской Америки показывает нам примеры увлечения насилием, террористическими методами со стороны левацких элементов, которые в конечном счете не приносят желаемых результатов. Более того, эта псевдореволюционность дает возможность буржуазным идеологам бросать тень на подлинно революционную борьбу и цели народов, объявляя террористами всех, кто борется за освобождение людей от эксплуатации. Левый экстремизм объективно играет на руку империалистическим кругам, которые применяют насилие якобы для подавления терроризма. Так для национально-освободительного движения и подлинной революционной борьбы народов против эксплуатации враждебным становится и правый, и левацкий терроризм. 68 >>>69>>> Обоснованием правого, фашистского и тому подобных видов терроризма западные теоретики особенно себя не утруждают. К их услугам готовые фашистские теории, возрождение «Майн Кампф» и антикоммунизм. Лишь изредка делаются попытки в общем-то с негодными средствами подновить обоснование терроризма. Левацкий терроризм, от которого, как это показывает жизнь, до терроризма фашистского типа •— один шаг, обыгрывается с разных сторон, в том числе с целью создания псевдореволюционных теорий, на деле дискредитирующих революционное движение. В числе теоретиков этого направления мы видим Р. Дебре, который обосновывает терроризм как метод переустройства общества, используя ситуацию в Латинской Америке5, Р. Готта6, Ф. Фанона7 и других. Для многих современных теоретиков терроризма характерно, что, призывая ко всеобщему террору (с фашистских, правых либо левацких позиций), не предлагая людям ничего позитивного, прикрываясь лишь трескучими фразами о несовершенстве современного мира, который «необходимо взорвать», они рассматривают терроризм как средство психологической войны против прогрессивных и демократических сил, служа в конечном счете интересам монополистического капитала и мелкобуржуазной фашиствующей стихии. Один из основных современных теоретиков терроризма—Марихел-ла (Бразилия) прямо определяет цель терроризма как деморализацию общественной жизни. Причем ради этой цели можно пренебречь всем, в том числе тысячами человеческих жизней. 3. Марксистско-ленинская теория всегда отвергала террор в качестве способа достижения политических целей. Известно, например, высказывание юного В. И. Ленина по поводу действий его старшего брата, принимавшего участие в покушении на царя и приговоренного к смертной казни, о том, что «мы пойдем другим путем». Даже тогда, когда царизм применял к революционерам самые жестокие средства расправы, В. И. Ленин, критикуя тактику партии социалистов-революционеров, писал: «Соц.-рев. наивно не замечают того, что их склонность к террору связана самой тесной причинной связью с тем фактом, что они с самого начала стали и продолжают стоять в стороне от рабочего дви- 69 >>>70>>> жения...»8. Далее он говорит о том, что террор обезоруживает массы, которые не поднимаются на массовую борьбу за свое освобождение, а «ждут» очередного «поединка» террориста с властью. Подводя итог этим рассуждениям, он подчеркивает: «Нас уверяют далее, что «каждая молния террора просвещает ум», чего мы, к сожалению, не заметили на проповедующей террор партии соц.-рев.»9. В дальнейшем В. И. Ленин и партия вели борьбу против спекуляций противников марксизма-ленинизма, связанных с отождествлением понятия диктатуры пролетариата с насилием, всегда подчеркивая демократический характер пролетарской диктатуры и то, что, во-первых, с помощью одного насилия нового общества не построишь, а во-вторых, что диктатура пролетариата ничего общего с террористическими методами не имеет. В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что только при Советской власти все население получает возможность пользоваться всеми благами демократии, участвовать во всех делах своего государства. Очень показательно, например, следующее ленинское положение: «Столько съездов крестьянских и рабочих, сколько было у нас, не было ни в одном государстве миоа. Таким путем мы развиваем сознание. То, что дает Советская Конституция, ни одно государство за 200 лет не могло дать... Взять простое число съездов, — ни одно государство за сто лет демократизма столько не созывало, а именно таким путем мы вырабатываем общие решения и выковываем общую волю»10. Новая Конституция Советской страны последовательно проводит в жизнь ленинские идеи демократизации всей общественной жизни и государственной практики. Говоря непосредственно о диктатуре пролетариата, В. И. Ленин отмечал, что период диктатуры пролетариата необходим для перехода от капитализма к социализму и что ликвидация опасности реставрации капитализма будет означать «прекращение диктатуры пролетариата», после чего граждане социалистического общества станут «служащими и рабочими одного всенародного, государственного «синдиката»11. Эти ленинские положения подтверждены развитием Советского государства, для которого характерна последовательная демократизация общественной жизни, превращение в общенародное государство, что нашло свое 70 >>>71>>> выражение в Конституции СССР 1977 года. Очевидна, таким образом, несостоятельность попыток противопоставлять пролетарскую диктатуру демократии, «исключать» ее созидательный, творческий характер, говорить о ее «террористическом характере». Иначе, чем с помощью передержек и спекуляций, этого сделать нельзя. Этим и занимаются антимарксисты всех мастей и сортов12. В период гражданской войны и иностранной интервенции, когда белогвардейщина с помощью международной буржуазии развязала белый террор и молодое Советское государство, защищая завоевания Великого Октября, ответило красным террором, поднялась гнусная кампания, в которой приняли участие все реакционные силы — от руководителей Антанты до Каутского и внутренней контрреволюции и оппозиции, кампания клеветы и на молодое государство, и на марксистско-ленинскую теорию. Разоблачая Каутского и его книгу «Терроризм и коммунизм», В. И. Ленин писал: «Всемирная буржуазия поддерживает Маннергеймов и Колчаков, стремясь задушить Советскую власть, облыжно выставляя ее террористической и недемократической... И только подпевалами буржуазии являются Каутский, Мартов, Чернов и К°, когда они тянут свою песенку о терроризме и демократизме»13. Можно было бы приводить множество примеров того, как коммунисты относятся к политическому террору как «методу» достижения революционных (или псевдореволюционных) целей. Однако в этом нет нужды вследствие ясности позиций. В то же время об этом необходимо постоянно напоминать тем, кто либо заблуждается, либо намеренно искажает марксистско-ленинское учение, особенно в связи с тем, что современный период характерен активизацией и террористов, и всякого рода исказителей марксизма-ленинизма от крайне правых до маоистов. 4. Таким образом, очевидно, что и как учение, и как форма политической борьбы терроризм есть явление, присущее либо реакционным империалистическим, фашистским, военно-бюрократическим, шовинистическим режимам либо левацким или анархистским течениям и группировкам. Из сказанного выше видно, что терроризм есть антинародное учение и практика, в конечном счете смыкающаяся с уголовщиной. 71 >>>72>>> По нашему мнению, следует выделить два аспекта при разоблачении античеловеческого лица терроризма. Во-первых, необходимо развенчать политически теорию и практику терроризма и, во-вторых, показать его существо как уголовного преступления международного характера. Терроризм есть проявление крайностей, связанных с самим существованием эксплуататорских общественных отношений. Иногда — ответ политически незрелых людей или групп на эти крайности. Этого не скрыть никакими юридическими ухищрениями. Достаточно сказать, что практике борьбы с преступлениями в социалистических государствах терроризм как явление внутри этих стран практически не известен. Попытки связать терроризм с коммунистическим учением и «деятельностью коммунистов» провалились; в капиталистических странах терроризм сейчас развит так, как никогда ранее. Кризис эксплуататорских общественных отношений привел к тому, что, процветая внутри капиталистических государств, терроризм перешагнул их границы, стал серьезной угрозой нормальному осуществлению межгосударственных отношений в условиях мирного сосуществования. Этот процесс напрочь опровергает все прежние теоретические концепции буржуазных ученых. В самом деле, раньше лишь коммунисты вели борьбу против капитализма. Отсюда и столь характерным было стремление обвинить коммунизм в терроризме. Что же могут сказать буржуазные идеологи теперь? Фронт антиимпериалистической борьбы неизмеримо расширился. ООН признала право народов освободиться от колониальной зависимости, от всех и всяких видов национального и расового угнетения. И терроризм показал свое подлинное лицо как средство подавления свободы и прогресса, именно как порождение империализма и реакции. Коммунисты же, как и ранее, отвергают террор и считают его преступным. От этих фактов никуда не уйти. 5. Буржуазные криминологи считают, что современный терроризм развивается в самых разнообразных формах внутри капиталистических государств и на международной арене. Они, в частности, называют терроризмом угон самолетов, захват тюрем для осво- 72 >>>73>>> бождения заключенных, захват крупных промышленников и членов их семей, захват дипломатов, членов иностранных делегаций, вооруженные ограбления со взятием заложников для прикрытия бегства и т. д.14. Нетрудно заметить, что почти все эти преступления не присущи социалистическим государствам, но могут «заноситься» (и заносятся) в них извне. В США — этом эталоне современной преступности в капиталистическом мире — такое преступление, как взятие заложников, все время растет. В 1970 году в одном Нью-Йорке преступники взяли заложников в 120 операциях полиции по задержанию преступников. В 1973 году это количество выросло до 300 случаев. Американская печать констатирует (вопреки всем прежним «теориям»), что террористические акты в стране совершают уголовники и экстремисты. Полиция подсчитала, что в США каждые два часа происходит взрыв — в школах, церквах, учреждениях. В Нью-Йорке с 1965 по 1969 год было взорвано 438 бомб15. На территории США, как грибы, растут малые и большие террористические организации. Среди них особо следует упомянуть печально известную «Лигу защиты евреев». Она вроде бы совершает террористические акты внутри США, но организует в случаях необходимости и «выездные» акты терроризма, акты международного характера. На ее счету, как сообщила газета «Дейли Уорлд» 19 февраля 1972 г., сотни террористических актов против прогрессивных деятелей и иностранных представитилей (не говоря уже о распространении идей расизма и шовинизма, на почве которых и родилась практика терроризма). За период с января 1969 по январь 1972 года члены «Лиги» совершили 13 взрывов помещений, 34 вооруженных нападения, 11 погромов учреждений, спровоцировали 19 случаев уличных беспорядков с жертвами невинных людей, 10 налетов на различные общественные собрания с избиением участников. За преступные действия ее члены арестовывались 1200 раз. Но организация продолжает действовать, пользуясь попустительством властей. Во многих капиталистических странах положение аналогично. Так, например, в результате актов терроризма в Турции за шесть месяцев конца 1975 и начала 1976 г. погибло 42 человека16. 73 >>>74>>> В Эфиопии террористические элементы, имея при этом за спиной ЦРУ, развернули свою деятельность с целью срыва коренных социально-экономических преобразований эфиопской революции17 и т. д. «Перебросившись» на международную арену, террористы применяют те же формы совершения преступлений. Достаточно вспомнить убийство заложников на Мюнхенской олимпиаде в 1972 году. В 1974 году в Тунисе был убит западногерманский банкир, захваченный в качестве заложника на борту самолета. В 1973 году в Гватемале террористы убили посла ФРГ, а затем последовала волна шантажа со взятием заложников и все увеличивающимися суммами выкупа. Кроме того, преступники стали дополнительно требовать «охранительные» взносы. На Ямайке террористы хотели убить премьер-министра М. Мэнли. Прокатившиеся акты терроризма преследовали цель «дестабилизации» политического положения накануне выборов. В 1976 году была предотвращена попытка отравить бывшего генерального секретаря национальной 'партии Данкена18. «Особое внимание» террористы проявляют « иностранным дипломатам. Похищение и убийство их весьма распространены. В течение 1968—1972 гг. террористы похитили 27 дипломатов, представляющих 11 государств, и троих из них убили. В начале 1973 года террористы из организации «Черный сентябрь» захватили в качестве заложников сотрудников посольств Саудовской Аравии, Иордании, США и Бельгии, троих из них убили19. В соответствии с резолюцией XXXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН в июле 1977 года учрежден специальный Комитет ООН по разработке международной конвенции о борьбе с захватом заложников; жизнь настоятельно требует принятия эффективных мер, направленных на борьбу с этим преступлением20. Готовясь к Олимпийским играм в Монреале, канадские власти разогнали существовавшую в Квебеке террористическую организацию. Предупреждая о возможности повторения событий в Мюнхене, Д. Кларк в газете «Тайм» в статье «Олимпийская безопасность — задача стоимостью в 100 млн. дол- 74 >>>75>>> ларов» писал, что Олимпиада явится для Канады самой большой военной операцией после второй мировой войны. Террористические организации существуют практически во всех капиталистических странах, развивая свою деятельность и внутри и вовне страны. В ФРГ известна, например, международная банда террористов Баадер-Майнхоф. Примечательно, что среди 26 членов банды было 10 женщин, в том числе руководительница банды — Майнхоф. Терроризм в ФРГ заслуживает того, чтобы сказать о нем подробнее. Банда Баадер-Майнхоф создала свою теорию. Хотя лидеры ее мертвы, наследники их продолжают действовать в соответствии с разработанными концепциями. Суть их в следующем. Теоретики западногерманского терроризма Майнхоф и Баадер утверждали, что их жестокий по характеру, крайне анархичный, часто бессмысленный терроризм есть «герилья в условиях города»21. Президент Федерального уголовного бюро X. Герольд, характеризуя современный терроризм в ФРГ, считает, что он прошел четыре фазы22. Первая — с 14 мая 1970 г., когда существовали еще разрозненные террористические группы, подпольно, в условиях политической изоляции (последнее едва ли верно, ибо терроризм всегда имел политических хозяев в лице реакционных сил). В этот период арестованный Баадер был освобожден, и к 1972 году был организован ряд взрывов по стране. Вторая — началась с 1972 года, когда террористы были арестованы за взрывы. Баадер и Майнхоф призывали террористов к «единству»; в условиях тюремного заключения была создана сеть связи между различными группами вне стен тюрьмы. Сам по себе факт беспрецедентный. С 1974 года стали действовать военизированные группы террористов, руководимые Майнхоф и Бааде-ром из тюрьмы. Так началась третья фаза. В тюрьме в это время умер один из руководителей террористов, некий Майне. В ответ террористами был убит президент судебной палаты Драниман (1974 г.), похищен бургомистр Западного Берлина Лоренц (начало 1975 г.), совершено нападение на посольство ФРГ в Стокгольме. 75 >>>76>>> С середины 1975 года, как считает X. Герольд, началась четвертая фаза. Она характерна ужесточением средств террора и широким выходом на международную арену. Власти ФРГ вынуждены вести борьбу с терроризмом. Министерство внутренних дел, например, предложило Италии и Франции арестовывать по подозрению в терроризме (взаимно) граждан этих стран. Вносятся предложения о превентивных арестах тех, кто уже отбыл ранее наказание за терроризм. Казалось бы, все это приемлемо. Но, как и ранее, борьба с терроризмом рассматривается расширительно, так, как это нужно в конкретных случаях правящим кругам и особенно реакционным силам, оказывающим давление на правительство. На заседании бюро Международной Ассоциации юристов-демократов в Алжире в 1978 году отмечалось, что Штраус и Пиночет (во время визита Штрауса в Чили) отмечали успехи в борьбе с терроризмом (!!); в таком духе выступил министр внутренних дел Франции Понятовский во время поездки в Аргентину. На этом же заседании было обращено внимание на то, что 16 января 1978 г. в ФРГ было объявлено о создании Ассоциации законной самозащиты, которая должна бороться за то, чтобы граждане «защищали себя». Как заявил президент МАЮД Ж. Нордман, это не борьба против терроризма, а борьба против прав и свобод людей под предлогом борьбы с терроризмом. Весьма активны террористы в Италии. И не только потому, что Италия — родина мафии. Там и помимо мафии появились террористические организации и группы фашистского, маоистского, экстремистского толка. Вот примеры их «деятельности». 10 июля 1976 г. был убит заместитель генерального прокурора Рима Витторио Оккорсио. Он был убит из автомата, когда выходил из дома. В его машине была найдена листовка неофашистской организации «Новый порядок». Месяцем раньше террористы убили генерального прокурора Генуи Коко. Число таких примеров можно было бы увеличить23. «Вершиной» деятельности террористов, как мы уже подчеркивали, явилось похищение и убийство Альдо Моро. В Токио была арестована группа террористов; среди восьми арестованных были три женщины24. 76 >>>77>>> Французский журнал «Ле Пуэн» несколько лет назад писал, что организация, поддерживающая международный терроризм, имеется и во Франции. Ее возглавляет некий Генри Куриель, египетский еврей, 60-ти лет, отбывавший в течение 9 лет тюремное заключение за террористическую деятельность. Терроризм, можно сказать, сопутствует положению неустойчивости в стране. Он свидетельствует о том, что силы крайней реакции и экстремисты либо не сложили оружия, надеясь на лучшее, либо хотят нагнетать напряженность, либо усиливают деятельность, чувствуя свой конец. В качестве примера можно было бы сослаться на положение в Португалии после избрания на президентский пост Рамолью Эанеша и формирования правительства М. Соарешем. В тот момент было очевидно, что решительных шагов в изоляции правых и остатков фашизма предпринято не было. В результате страну потряс ряд террористических актов. Выступая в парламенте, председатель парламентской группы коммунистов Карлуш Бриту обратил внимание на то, что за последние четыре месяца фашистские террористы совершили 25 взрывов, было убито 8 и ранено 30 человек. Он сказал: «Терроризм направлен против демократии, свободы и имеет целью дестабилизацию внутренней жизни страны». Газета «Диариу ди Лижбоа» подчеркивала, что основная трудность борьбы с фашистским терроризмом состоит в том, что он пользуется покровительством некоторых легальных политических групп25. Однако стало ясно, что нельзя бороться за демократические преобразования и не бороться с терроризмом. Поэтому в августе 1976 года в г. Порту была арестована группа террористов во главе с Морейра. У них был обнаружен целый арсенал оружия, все они были представителями крайне правых течений, смыкавшихся с фашизмом, а многие из них — уголовные преступники26. Политическая неустойчивость в Аргентине также привела к вспышке терроризма, причем «повернутого» как против прогрессивных сил своей страны, так и против прогрессивных деятелей, нашедших ранее убежище в Аргентине от преследований, в частности реакционных режимов в Чили, Уругвае и других странах. 77 >>>78>>> В испанском Журнале «Камбио-16» опубликовано заявление одного адвоката, вернувшегося из Буэнос-Айреса: «По данным управления ООН по делам беженцев, начиная с 1 января этого года (1976. — И. К.) по 22 июня, в Аргентине в результате насилия со стороны полицейских было убито 945 человек, в одном только Буэнос-Айресе исчезли 35 адвокатов, защищавших политических заключенных, из отелей ООН, где живут беженцы, были похищены 23 человека, причем это сделала морская пехота...»27. Примечательно, что в качестве террористов выступают полицейские и армия, контролируемые правыми силами. Действия террористов — это общий план наступления правых, фашистских сил, жертвой которых стал, кстати, перонистский режим, впервые в истории этой страны получивший широкую поддержку населения, что, кстати, и послужило сигналом для вспышки деятельности террористов. При этом как ультралевые, так и ультраправые террористы идут на провокации для того, чтобы повернуть правительство против демократов, и специально убивают полицейских и военных, стремясь представить свою деятельность как деятельность коммунистов и других прогрессивных сил. Крупным «специалистом» по терроризму был бывший министр в правительстве Марии Эстеллы Марти-нес де Перон Хосе Лопес Реги, который был организатором правых банд смерти, официально именующихся «антикоммунистический альянс Аргентины». 6. Крайне правые, фашистские террористические организации типа «ААА» (антикоммунистический альянс Аргентины), «АДО» (Аргентинское демократическое объединение), «отряды смерти» и т. д. занимаются охотой за людьми демократических убеждений. Так, либо убиты, либо исчезли при неизвестных обстоятельствах такие известные писатели, как лауреат ряда литературных премий Арнольдо Конти, Элиас Кастельнуово, Даниель Мойяно. Убит Омар Карлос Акрис — председатель оргкомитета чемпионата мира по футболу 1978 года. По некоторым данным, в Аргентине в 1976 году террористами убито свыше тысячи человек28. Аргентинский консорциум «Бунге и Борн», чтобы продолжать свою деятельность, не боясь нанесения ущерба со стороны террористов, в июне 1975 года выплатил выкуп террористической группе троцкистского направления в 78 >>>79>>> дамме 80 млн. долларов. Нельзя при этом не отметить, что подстрекательством к развертыванию терроризма в .Аргентине занимается чилийская хунта, которая в газете «Меркурио» заявила, что если в Аргентине не запретят коммунистическую партию, то страна не получит иностранных капиталовложений?9. Так вновь фашистский терроризм призывает к уничтожению коммунистов. История повторяется. Но из нее демократическим силам необходимо делать выводы, в том числе бороться за признание терроризма преступлением международного характера. Деятельность террористов привела к изданию правящей военной хунтой законов, ограничивающих политическую деятельность. Были запрещены 48 организаций правого, троцкистского и маоистского толка и наряду с ними и некоторые подлинно демократические организации. Правые не достигли своих целей, но террористическую деятельность продолжают. Известно, что в Бразилии распространены диктаторские методы. Однако тревогу общественности этой страны вызвало создание террористической группы «бразильский антикоммунистический альянс», напоминающей «антикоммунистический альянс Аргентины». Члены этой новой организации уже успели взорвать бомбу у здания бразильской ассоциации печати и пытались взорвать помещение коллегии адвокатов Рио-де-Жанейро30. Терроризм как политика характерен не только для правых и левацких элементов как таковых, он получает одобрение в Китае, превращаясь в государственную политику. Советские исследователи А. Ермаков и Г. Зарубин пишут: «Крайний идеализм, огромное самомнение и нетерпимость за пределами Китая, как известно, зачастую проявляются в терроризме»31. Подстрекательство маоистов отчетливо проявляется в действиях террористов многих стран. Так, довольно ощутимо их влияние в Италии. И это не случайно, ибо в Италии открыто поднимает голову неофашизм. Похищение и убийство Альдо Моро совершено членами маоистской группировки, известной под названием «красных бригад». Они же причастны к убийству известного итальянского юриста, советника кассационного суда Риккардо Пальмы. В США разоблачена состоящая из китайцев банда террористов-уголов'ников, носившая название «САО». На 79 >>>80>>> судебном процессе было установлено прямое руководстг во террористами из Пекина32. Действия маоистских террористов ничем не отличаются от действий фашистских террористов, например в Италии. Но маоисты свои действия маскируют ультрареволюционной демагогией, а на практике ведут борьбу с подлинно прогрессивными и демократическими силами. Примечательно, что в мире нет ни одной террористической организации, участниками которой были бы коммунисты или люди прогрессивных направлений, идей и взглядов. Так, жизнь начисто разрушила долгие годы создававшийся реакционными буржуазными учеными миф о «коммунистическом терроризме». 7. Вопрос об оценке современного терроризма гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд, ибо многие капиталистические государства и правительства, объявляющие себя эталоном демократии, часто либо смотрят сквозь пальцы на действия террористов, тем самым поощряя их, либо используют террористические методы и террористов в своей политике, стараясь это замаскировать, либо, наконец, возвращаются к прежнему пониманию и толкованию терроризма с тем, чтобы дискредитировать национально-освободительное движение народов. Чтобы не быть голословным, начну с последнего. На XXVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН обсуждался вопрос о международном терроризме. Дискуссия была чрезвычайно острой. Сразу же определилась позиция некоторых западных государств, пытавшихся бросить тень на национально-освободительное движение народов Африки и Ближнего Востока и искусственно связать его с терроризмом. Это особенно заметно было в деятельности делегации США, которая для достижения своих целей в качестве предлога избрала известный инцидент на Олимпиаде в Мюнхене (1972 г.). При этом все усилия были направлены на то, чтобы осудить борьбу арабских народов за освобождение своих территорий и наклеить им ярлык террористов, хотя они к этой акции никакого отношения не имели и сами осуждали ее. Американский делегат в Шестом юридическом комитете представил наспех составленный проект Конвенции о предотвращении определенных актов междуна- >>>81>>> Годного терроризма и наказании за них. Естественно, 5н не нашел поддержки. Проект этот был подвергнут аргументированной критике на XXVII сессии Генеральной Ассамблеи ООН Министром иностранных дел СССР А. А. Громыко, который показал подлинный характер терроризма и подчеркнул необходимость борьбы с этим преступлением. Нельзя не сказать и о том, что специальный комитет ООН по вопросу борьбы с терроризмом, правильно указывая на многие черты этого преступления международного характера, в то же время не показал его сущность и не выработал приемлемого определения терроризма и рекомендаций по наказанию за него. Делегации СССР, других социалистических и ряда африканских стран поддержали проект резолюции неприсоединившихся стран, который и был принят. Резолюция называлась: «Меры по предотвращению международного терроризма, который угрожает жизни невинных людей или приводит их к гибели, или ставит под угрозу основные свободы, и изучение коренных причин этих форм терроризма и актов насилия, проистекающих из нищеты, безысходности, бед и отчаяния и побуждающих некоторых людей жертвовать человеческими жизнями, включая и свои собственные, в стремлении добиться радикальных перемен». Не подвергая критическому разбору этот документ, укажем главное — к чему он призывает все государства и правительства. Во-первых, стать участниками международных конвенций по борьбе с терроризмом; во-вторых, учредить специальный комитет по вопросам международного терроризма, который с учетом мнений государств выработает рекомендации по борьбе с этим явлением; в-третьих, включить вопрос о международном терроризме в предварительную повестку дня XXVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Насколько опасно попустительство терроризму, от которого один шаг до использования его, видно на примере событий, которые в течение длительного времени не сходили со страниц печати. Речь идет о скандальных разоблачениях ЦРУ. Чтобы избегнуть упреков в том, что советские ученые всегда акцентируют внимание на вопросах политических, а правовые оставляют в стороне (хотя это обвинение бьет мимо цели), сошлемся на самих американцев. 6 Заказ 5947 81 >>>82>>> Доклад сенатской комиссии, созданной в США, позволяет сделать политические и юридические выводы применительно к предмету нашего исследования. Примечательно заглавие доклада сенатской комиссии: «Обвинения в заговорах с целью убийств деятелей иностранных государств». Что же такое «убийство деятеля иностранного государства» с юридической точки зрения? По любым законам — это террористический акт. Таким образом, речь с самого начала идет о развертывании терроризма в мировом масштабе, причем терроризма как политики. Хотя сенатская комиссия пытается утверждать, что это все — дело рук только ЦРУ, а правительство США и президенты к сему отношения не имеют, чувство, мягко говоря, неудовлетворенности остается (тем более если при этом учесть, что в этом документе указывается, что президент Эйзенхауэр косвенно дал согласие на «устранение» Патриса Лумум-бы). Допустим, что высшие органы власти США не причастны к такой политике. Однако если они непосредственно не следят за одним из своих важнейших государственных органов или группой их, то политику терроризма могут осуществлять и другие органы, имеющие для этого возможности и ассигнования. Впрочем, под давлением улик многие руководители ЦРУ были достаточно откровенны. Так, бывший директор ЦРУ Ричард Хелмс дал в комиссии такие показания: «Я считаю, что тогдашняя политика предусматривала избавление от Кастро. И если для этого надо было его убить, убийство входило в рамки ожидаемого»33. Комиссия, отмежевываясь от деятельности практически преступной организации (а именно такой и следовало бы признать ЦРУ в полном соответствии с Уставом Нюрнбергского трибунала) и спасая престиж США, готовившихся к празднованию своего 200-летия, заявила, что она осуждает убийство и отвергает его как инструмент американской политики. Брюссельская газета «Спесьяль» отмечает, что «Центральное разведывательное управление никогда (разрядка моя. — И. /С.) не содействует процессам демократического характера». Вот откуда и политика грубого вмешательства в чужие дела, и террористические методы, тотальный терроризм, который теперь не удается скрыть. Эта же газета пишет: «„. в Вашингтоне никого не интересует, идет ли речь 82 >>>83>>> о\ настоящих коммунистах, о сочувствующих коммунистам, социалистических или прогрессивных силах. На этой шахматной доске личность ничего не значит»34. Огромен размах терроризма в Латинской Америке, причем и здесь не без поддержки международных реакционных сил. Лондонская «Гардиан» замечает: «В Латинской Америке подобные акции носят повальный характер. Каждый день появляются сообщения о политических убийствах, просто убийствах, пытках и арестах, особенно в таких странах, как Чили, Аргентина, Уругвай»35. Среди убитых в 1973 году — бывший президент Боливии генерал Торрес, обнаруженный мертвым в Аргентине. В Париже в 1974 году убит бывший глава уругвайской разведки полковник Трабаль (за сочувствие левым силам ib Португалии). В 1974 году в Буэнос-Айресе убит генерал Пратс из правительства С. Альенде. В сентябре 1976 года в Вашингтоне был убит находившийся в США в эмиграции видный деятель правительства Народного единства Чили Орландо Летельер. Он погиб в результате взрыва бомбы, подложенной под его автомашину. Этот список можно было бы продолжить. «Гардиан» связывает эти террористические акты, как и всю деятельность террористов, с ЦРУ, подчеркивая, что «в течение ряда лет Соединенные Штаты обучали латиноамериканских полицейских тактике терроризма в полицейских училищах в Вашингтоне и Техасе. В течение ряда лет эти методы применяются в таких малых странах, как Гватемала, откуда вообще ничего не сообщают. Не удивительно, если их сейчас широко при-меняют и в других странах» (разрядка моя. — И. К.)36. Американские монополии (а не только ЦРУ) используют местных террористов тогда, когда что-либо угрожает их интересам. Так, в Эквадоре в здание Эквадорской государственной нефтяной корпорации группа террористов фашистского толка бросила бомбу. За спиной террористов стояла американская нефтяная монополия «Тексако-галф». Террористическая акция последовала вслед за тем, как в Эквадоре началась кампания за национализацию собственности «Тексако-галф». В столице Коста-Рики Сан-Хосе террористы взорвали здания авиационных и морских компаний, органи- 6* 83 >>>84>>> зовывающих рейсы на Кубу. Шесть человек получили ранения. Все это нельзя упускать из виду, когда речь идет о признании терроризма преступлением международного характера. Но читателю, конечно, ясно и другое, главное: почему вокруг понятия терроризма шли и еще будут идти бурные дебаты, хотя суть терроризма, его истоки становятся все более понятными для всех, все более обнаженными. Обращает на себя внимание также то, что для осуществления террористических акций ЦРУ активно опиралось на уголовно-преступный элемент, открыто покрывая нужный ему преступный мир, попирая интересы борьбы с преступностью как в своей стране, так и в других государствах. Это само по себе свидетельствует об уголовном характере терроризма. Из материалов той же сенатской комиссии, например, явствует, что ФБР объявляет розыск опаснейших преступников — гангстеров-убийц, а ЦРУ скрывает их и использует в своих целях37. Более того, гангстеры отказываются от вознаграждения, если ЦРУ берет их под защиту. ЦРУ взяло, например, под защиту одного из крупнейших руководителей американского гангстеризма некоего Джанкана, которого намеревалось использовать для убийства Ф. Кастро. В период разоблачения деятельности ЦРУ Джанкана в своем доме в Чикаго был убит... Обсуждение доклада комиссии в сенате показало, что терроризм имел всегда одну, главную направленность — антикоммунистическую. Как неубедительно в связи с этим выглядят потуги многих буржуазных теоретиков скрыть сущность терроризма. Их «не убедили» годы прихода Гитлера к власти, их не убедил звериный лик фашистского правления, их не убедили выводы из разгрома фашизма... Может быть, разоблачения ЦРУ поставят все на свои места? Теперь даже слепые не могут не видеть подлинную сущность терроризма, его истоки, его направленность, его преступный характер, опасный для всех народов, для демократического пути развития любого государства. Нельзя ныне игнорировать и другие факты практически государственного терроризма. Об этом свидетельствует известный налет израильской военщины на аэродром Энтеббе в Уганде, сопровождавшийся убий- 81 >>>85>>> Ством многих ни в чем не повинных людей. При этом была использована территория соседней с Угандой Кении. В этом террористическом акте, как в зеркале, видна опасность терроризма вообще и государственного в особенности. Выступая на заседании Совета Безопасности ООН и обличая терроризм Израиля, представители многих африканских и других стран привели ряд фактов, свидетельствующих о проведении реакционными кругами Израиля политики государственного терроризма. Представитель Ливии М. Р. Кихья в числе других привел пример налета на Бейрутский аэропорт, уничтожение в воздухе сирийского самолета гражданской авиации с пассажирами на борту38. Опасность такого вида терроризма для дела мира заключается, в частности, в том, что правящие круги Израиля перед налетом договорились с руководством Кении о закрытии кенийско-угандской границы, лишив тем самым Уганду горючего и других товаров. Отношения между двумя соседними государствами обострились. Создалась явная угроза миру. Позднее Уганда порвала дипломатические отношения с Великобританией (точнее —• Великобритания с Угандой, «обидевшись» на обвинение в оказании помощи террористам). Таким образом, терроризм, безусловно, представляет в настоящее время одно из наиболее опасных преступлений международного характера и в случаях, подобных эпизоду в Уганде, родствен агрессии. Наконец, вновь обратимся /к ФРГ — родине гитлеризма. Шведский журналист Ульф Нильссон, говоря о военных подпольных учениях под руководством неонациста Гейнца Гоффмана, которые фактически были маневрами террористов, констатирует: «Если бы Гофф-ман был левым, то он — я убежден в этом — уже давным-давно сидел бы в тюрьме вместе со своими приверженцами. Так поступают с левыми при малейшем подозрении в «связях с террористами». Но правым экстремистам все сходит с рук»39. Хотя очевидно, что левые (а не «левами») к терроризму отношения не имеют. Терроризм есть преступная деятельность крайне реакционных анархистских, фашистских и полуфашистских, военно-бюрократических, правых и крайне левацких сил, носящая открыто уголовный характер, хотя и сопровождающаяся потугами «создать» теоретическую 85 >>>86>>> базу; деятельность, связанная с организацией убийств, насилий, нападений и тому подобных действий, направленная прежде всего против прогрессивных сил, участников демократических течений и организаций, не гнушающаяся, впрочем, и сведением счетов с себе подобными за соответствующее вознаграждение либо иные материальные выгоды. В случаях, когда терроризм выходит на международную арену, он может нанести, и наносит подчас, непоправимый ущерб интересам государств, их мирному сотрудничеству. Представляется, что все сказанное позволяет сделать вывод: терроризм должен быть, безусловно, признан преступлением международного характера и даже международным преступлением, причем тяжким, что должно, на наш взгляд, найти свое закрепление в соответствующем решении Генеральной Ассамблеи ООН. 8. Мы позволим, прежде чем дать уголовно-правовой анализ терроризма, высказать следующие соображения. В условиях мирного сосуществования государств с различным социально-политическим устройством, в условиях разрядки международной напряженности возможности развязать войну становятся, естественно, все более ограниченными. Поэтому очень важно вести борьбу с такими действиями, которые мешают достижению благородных принципов мирного сотрудничества государств. Послевоенный период, как было сказано, к тем международным преступлениям, которые были признаны таковыми в результате победы над фашизмом, прибавил новые. Нам представляется, что нынешний период со всей очевидностью показывает опасность терроризма не просто как преступления международного характера, но и как м еж д у н а р о д.но го преступления. В условиях мирного времени и мирного сосуществования терроризм выступает как преступление, «впитавшее» в себя опасные черты многих международных преступлений. Так, если мы имеем дело с «государственным» терроризмом типа налета Израиля на аэропорт Уганды, то здесь, по нашему мнению, налицо элементы такого преступления, как агрессия. Если террористы физически уничтожают целые группы людей, то налицо элементы тех преступлений, которые совер- SG >>>87>>> шали гитлеровцы; разница лишь в числе уничтоженных и способах совершения преступлений. Если террористы захватывают или уничтожают дипломатических представителей (либо граждан вообще) какого-либо государства и скрываются с ними на чьей-либо территории, а руководители этой страны потакают террористам, очевидно, что это наносит ущерб отношениям между государствами и чревато осложнениями, опасными для дела мира. Сказанное позволяет прийти к выводу, что терроризм в условиях мирного сосуществования может и должен быть квалифицирован как международное преступление со всеми вытекающими отсюда последствиями и с точки зрения законодательного решения этого вопроса, и, соответственно, с точки зрения принципов уголовной ответственности за терроризм. Изучая проблему международного терроризма как преступления международного характера и даже как международного преступления (de lege ferenda), следует рассмотреть довольно сложный вопрос: есть ли какая-нибудь единая международная организация, направляющая деятельность международного терроризма, а если есть, то каково ее реальное влияние? «Идейное» единение террористов, как мы видели, есть. Это либо левацкие, анархистские и тому подобные теории, либо фашистские, крайне правые, шовинистические и тому подобные «учения» и течения. В практической деятельности эти, казалось бы, лежащие на разных полюсах теории сходятся, как всякие крайности. Но можно говорить и об определенном, хотя еще, может быть, и не полностью оформленном организационном единстве. О нем писал римский буржуазный еженедельник «Экс-прессо», который трудно заподозрить в предвзятости и тем более в симпатиях к коммунизму40. Анализируя деятельность террористов в Италии и их международные связи, журнал приходит к следующим выводам. Во-первых, существует так называемый «черный интернационал», вобравший в себя всех реакционеров, прежде всего из числа разбежавшегося по миру после второй мировой войны фашистского отребья и их сторонников из разных стран. В 1974 году в Лионе был созван конгресс, на котором был весь «цвет» международного фашизма. После разгрома фашизма это было первое «объединенное» заседание41. 87 >>>88>>> Во-вторых, этому заседанию предшествовало создание в 1963 году объединяющего центра в Лиссабоне под названием «Ажинтер-пресс». Вскоре он стал центром «западной антикоммунистической лиги, поставившей себя на службу мировой контрреволюции». Ею стали руководить бывшие эсэсовцы, в том числе друг Отто Скорцени некий Робер Леруа и другие. В 1966 году в недрах этой организации были созданы две «подсистемы». Одна — пропагандистского, а другая — открыто террористического порядка («вооруженная борьба с международным коммунизмом»). Журнал прямо пишет о связях этой организации с ЦРУ, особенно в таких странах, как Чили, Боливия, Гватемала. После победы демократических сил в Португалии «Ажинтер-пресс» перебралась в Испанию. В-третьих, «Ажинтер-пресс» завязала связи с террористами и фашистскими организациями во многих странах. В Италии — с «Новым порядком», «Национальным авангардом», неофашистской партией ИСД и др.; в ФРГ — с неонацистами, прежде всего в Баварии, близкими к Йозефу Штраусу; в Англии — с «Национальным фронтом» фашиста Эндрю Фаунтена, с крайне правым крылом консерваторов, группирующихся вокруг «Манди-клаб»; во Франции — с пра-воэкстремистской организацией «Оксидан» и так называемым «Национальным фронтом», созданным в 1973 году вместо распущенных правительством подобных организаций; в Швейцарии и Бельгии — с «Жен Эроп» к «Нувель ордр Эропеен»; в И с п а н и и— с фалангистами некоего Гарсиа Родригеса, правыми католиками («христово воинство») и центрами укрытия неофашистов в Барселоне и Мадриде. Кроме того, есть ряд «специализированных» центров, также связанных с «Ажинтер-пресс». В Лозанне — НОЭ — центр, основанный в 1951 году бывшими нацистами. Кроме немецких нацистов в него входят наиболее оголтелые представители французского «Европейского действия», правого крыла итальянской ИСД, «Испанского кружка друзей Европы», греческого движения «4 августа» и другие. Испанский центр (Барселона, Мадрид, Аликанте) — самая важная база «черного интернационала». Он -прикрыт различными вывесками экспортно-импортных компаний, вроде мадридской фирмы «Техно- 83 >>>89>>> мотор», владельцем которой числится герцог Валенсий-ский — покровитель Отто Скорцени и «черного князя» Валерио Боргезе. Мюнхенский центр объединяет неонацистские группы ФРГ и ренегатов из социалистических стран. Он тесно связан с западными разведывательными службами, особенно США, ФРГ, Италии и радиостанцией «Свободная Европа», на которой, кстати, усердно «трудятся» отщепенцы Синявский («Абрам Терц»), Некрасов, западноукраинский националист Ян Стешко и другие, скатившиеся в болото международной реакции и терроризма. Всемирный национа л-е оциалистский союз (ВУНС) —неонацистская организация, действующая во Франции, ФРГ и Англии. Особенно силен ВУНС в Латинской Америке, где у нацистов традиционно крепкие связи. Всемирная антикоммунистическая лига (УАКЛ), созданная в 1966 году. Ее возглавляет мексиканский фашист Р. Геррьеро. Одним из лидеров является также новоявленный Христос — южнокорейский шарлатан Мун. УАКЛ имеет также вес в Латинской Америке и поддерживает тесные связи с мюнхенским центром, украинскими националистами, НТС и секретными службами США, ФРГ, Швейцарии, Австрии. После падения в апреле 1974 года фашистского режима в Португалии, а затем в Испании провалилась и «Ажинтер-пресс». Ведущая роль в сплочении сил международного фашизма и деятельности террористов в значительной степени перешла к организации «Паладин». Центр ее пока находится в Аликанте (Испания), но филиалы — во многих крупнейших центрах Европы (Париж, Рим, Цюрих, Лиссабон, Мюнхен). Эта организация располагает, по сведениям некоторых источников, 100 тоннами золота и огромными денежными вкладами в банках многих стран мира. Деньги лежат еще со времен Гитлера и являются составной частью «фонда Бормана», фондов СС и т. д. Во главе «Паладина» стоят бывшие нацисты Герхард Хартмут фон Шуберт и Иоханнес фон Леере. Цели международного фашизма в современный период были определены на «сходке» в Лионе в 1975 году: 89 >>>90>>> «организация государственных переворотов в странах с парламентскими режимами, борьба с коммунизмом как составная часть широкомасштабной «стратегии напряженности». Средства: «устрашать бомбами антифашистов.., усилить террористические акты, повсеместно создать атмосферу напряженности и насилия...»42. Картина достаточно впечатляющая и говорящая о многом. Прежде всего о том, что фашизм и реакция завязывают все более тесные международные связи, в том числе и на пути терроризма. Не случайно этот процесс вызывает беспокойство демократических и либеральных кругов буржуазного общества, ибо, несмотря на открыто антикоммунистические вывески, фашистский и смыкающийся с ним левацкий, в том числе терроризм маоистских групп, представляют реальную угрозу всему прогрессивному и демократическому. Это понимают и представители буржуазии, далекие от симпатий к социализму и коммунизму. Пусть пока еще между названными выше террористическими организациями нет четкой организационной связи, единых планов, но они — на пути к этому. Не видеть этого просто нельзя. Все они — осколки разгромленного фашизма, осколки тех органов фашизма, которые были признаны в Нюрнберге преступными организациями. Поэтому есть все юридические основания считать их таковыми и сейчас, со всеми вытекающими отсюда последствиями как для самих организаций, так и для тех, кто является их членами. Таков еще один аргумент в пользу отнесения терроризма к международным преступлениям, преступлениям против человечества, ибо он воскрешает античеловеческие теории и практику нацизма, угрожает делу мира, сотрудничества между народами, демократии и прогрессу. Террористические организации должны быть запрещены законами любой страны. Должно быть выработано и международное соглашение. Этого требуют интересы народов. 9. С учетом политической оценки существа терроризма попытаемся дать его уголовно-правовую характеристику. Исходя из того, что терроризм — преступление международное, не будем рассматривать традиционного уголовно-правового деления его как состава преступления на объект, объективную сторону и т. п. Дадим его характеристику описательно. 90 >>>91>>> С точки зрения общей направленности терроризм как преступление наносит ущерб прежде всего установленному порядку сотрудничества между государствами и самому мирному сотрудничеству. Непосредственный ущерб терроризм может наносить разным группам отношений, разным объектам. В первую очередь речь может идти о жизни (или угрозе жизни) человека либо многих людей, а также о насилии либо угрозе применения насилия по отношению к личности или многим людям. Насилие над людьми может сопровождаться физическим воздействием по отношению к ним вплоть до причинения телесных повреждений и смерти. Но насилие может сопровождаться и психическим воздействием и вымогательством различных материальных благ, что особенно характерно для тех случаев, когда террористический акт сопровождается требованием выкупа. Деяние может сопровождаться разрушением (или попыткой разрушения) каких-либо объектов: самолетов на земле и в воздухе, административных зданий, жилища, морских судов и т. п. При совершении таких действий наличествует опасность для жизни людей; в то же врем'я взрыв заведомо пустого дома может дать другой состав преступления по национальному законодательству (например, вредительство либо уничтожение или повреждение имущества). Учитывая особенности терроризма и как явления, и как преступления международного характера, можно, вероятно, было бы и уничтожение имущества террористическими группами, даже не повлекшее человеческих жертв, отнести к понятию терроризма (наличие или отсутствие человеческих жертв может быть учтено при назначении наказания). Взрыв в таком случае может расцениваться как угроза применения насилия, включающего человеческие жертвы в будущем. Терроризм — преступление, которое может быть совершено и одним лицом против одного или нескольких человек или каких-либо объектов (в этом случае речь должна идти о террористическом акте), и группой. Для терроризма как международного преступления совершение деяния в одиночку в настоящее время не характерно. Напротив, терроризм есть следствие деятельности (и сама деятельность) заранее сформировавшихся преступных групп. Эти группы есть соучастие sui ge- 91 >>>92>>> neris типа преступных организаций в национальном праве, в частности в советском. Из признания тех или иных концепций соучастия должны вытекать и выводы об ответственности участников террористических организаций и групп. Более того, терроризм несет в себе черты организованной преступности, присущей капиталистическому миру. Разоблачение различных террористических групп и то, что сказано нами о потворстве террористам со стороны правительственных органов (в том числе использование террористов в неблаговидных целях), о связях террористов с преступным миром, а вслед за этим с монополиями, свидетельствует об организованном характере терроризма. Сказанное позволяет нам утверждать, что террористические организации должны признаваться преступными организациями. В качестве общей рекомендации, основанной и на имеющемся законодательстве, и на международной практике, исходя из характера терроризма, мы полагаем, что к террористам следует применять те правила об ответственности соучастников, которые уже применялись в отношении нацистских военных преступников. Кроме того, речь может и должна идти, по нашему мнению, о признании преступными организациями выявленных террористических организаций и групп. Из этого следует, что каждый участник террористической организации должен нести ответственность за всю преступную деятельность организации. Конечно, при выборе меры наказания должна приниматься во внимание активность каждого из членов, степень индивидуальной вины. Но сам факт вступления в террористическую организацию, по «идейным» ли мотивам, под давлением, добровольно или для того, чтобы «заработать», безусловно, должен влечь уголовную ответственность. Чем более тяжкими преступлениями характерна деятельность преступной организации, тем суровее должно быть наказание ее конкретных участников. Вопрос об ответственности в случаях, когда нет законченных террористических действий, решается по общим правилам о наказуемости за приготовительные действия и покушение на преступление. Однако нам представляется, что в тех случаях, когда деятельность террористической организации была пресечена (а не прекращена добровольно), ответственность должна на- 92 >>>93>>> ступать в полном объеме (террористическая организация создана; разработан план действий, намечены жертвы, но ее разоблачают участников арестовывают). Если действия террористов не выходят за рамки своей страны, ответственность наступает по правилам национального законодательства. Однако во всех случаях необходимо выявлять международные связи террористов. При рассмотрении дел о терроризме особо должен изучаться вопрос о вдохновителях, организаторах не только конкретных действий, но и создания террористической организации или группы; важно установить организаторов и отделить их от (подстрекателей, ибо организатор и наиболее трудно выявляемая фигура, и наиболее опасная, тем более что в такой роли может выступать организация. Для координации борьбы с терроризмом в международном масштабе это имеет огромное значение, ибо террористические организации необходимо уничтожать с корнем. В тех случаях, когда в качестве организации — организатора выявлено учреждение какой-либо страны, входящей (или не входящей) в ООН, следствием могут быть различные политические, экономические, дипломатические акции против государства, обсуждение вопроса в каком-либо органе ООН с вынесением соответствующего решения, применение установленных в международном праве санкций по отношению к государству, попустительствующему терроризму. Вслед за этим может встать вопрос и о привлечении к уголовной ответственности дополнительно выявленных участников террористических групп. Терроризм — преступление всегда умышленное. Однако мотивы терроризма могут быть весьма разнообразны. Если учесть, что террористы — представители крайне реакционных взглядов и течений, то мотивы могут носить как политический характер, так и любой иной. Буржуазные ученые в последнее время стали заниматься изучением «личности» террориста. Следует отметить, что выводы их несут в себе отзвук старого подхода к вопросу. Изучаются лишь те террористы, которые как-то укладываются в прежние схемы, кого хоть как-то, пусть ложно, но можно «прислонить» к подлинно революционному движению. Так, ученые (Д. Хаб- 93 >>>94>>> бард и Г. Тоха) изучали террористов из организации «Черный сентябрь». О них было сказано, что это фанатично настроенные личности, готовые -на любые жестокости, не исключая и жестокости по отношению к самим себе. Канадский психиатр Г. Морф в результате исследования пришел к выводу, что терроризм процветает на огласке, широкой рекламе, что террористы любят добиваться того, что они называют успехом, любят, когда их начинают бояться не только граждане, но и правительства. Только в этом случае они считают свои задачи выполненными. Конечно, такие внешние черты, как стремление к гласности, скандалу, действительно сопутствуют терроризму, входят составной частью в мотивацию поведения террористов. Но если и говорить об этой, в общем-то поверхностной, оценке мотивации действий террористов, то только в какой-то части, самой, мы бы сказали, низшей: те, кто выступают в качестве конкретных исполнителей, могут даже не знать об истинных целях и задачах, стоящих перед организацией, членами которой они являются. Если же в мотивах действий террористов разбираться глубже, то нужно исходить из сущности этого деяния, имея в виду прежде всего, что терроризм служит достижению самых низменных, антидемократических, антипрогрессивных целей, является следствием крайностей реакции. Отсюда вытекает, можно сказать, «полимотивация» терроризма: от псевдополитических до низменных мотивов чисто уголовного характера. Это характерно для терроризма в целом, что составляет как бы суть и основу мотивации действий террористов. Но здесь есть одна тонкость. Мы бы хотели напомнить читателю название резолюции неприсоединившихся стран о терроризме, приведенную выше: «Меры по предотвращению международного терроризма, который угрожает жизни невинных людей, или приводит их к гибели, или ставит под угрозу основные свободы и изучение коренных причин этих форм терроризма и актов насилия, проистекающих из нищеты, безысходности, бед и отчаяния и побуждающих некоторых людей жертвовать человеческими жизнями, включая и свои собственные, в стремлении добиться радикальных перемен». Нетрудно заметить, 94 >>>95>>> что, хотя резолюция посвящена борьбе с терроризмом, авторы ее — представители стран, освобождающихся от колониальной зависимости, прозябающих до сих пор в нищете, бедности, голоде, испытывающих на себе все прелести капиталистической эксплуатации или ее последствия, не могут однозначно подходить к явлениям. Не случайно в названии резолюции речь идет о необходимости изучать все явления, связанные с терроризмом. Не случайно также в тексте говорится не только о собственно терроризме, но и об «актах насилия», вызванных нищетой, безысходностью, бедами и отчаянием. Такое положение, а также неумение найти подлинно революционные пути борьбы за свое лучшее будущее (а иногда и ложные посулы различных политиканов) могут толкать людей на насильственные действия. Однако отдельные акты насилия такого рода вряд ли можно приравнивать к терроризму, сущность которого мы стремились показать. Поэтому в мотивации отдельных актов насилия, в характеристике людей, их совершивших, в особенностях организационной, подготовительной деятельности, предшествующей совершению подобных насильственных актов, следует искать отличие от терроризма (не снимая вопроса об их наказуемости). Очевидно, что при определении терроризма как преступления международного характера либо международного преступления необходимо и это иметь в виду. Скрытые (и явные) защитники терроризма шли и идут по пути объявления терроризмом любых насильственных актов, в том числе со стороны представителей угнетенных народов, по мотивам и организационным формам, далеким от сущности терроризма. Представляется, что в уголовно-правовом смысле следует разграничивать терроризм как явление с вытекающими из него конкретными преступными деяниями, и отдельные акты насилия, даже подпадающие по формальным признакам под понятие террористического акта. Так, в советском уголовном законодательстве предусмотрена ответственность за террористический акт как однократное преступное деяние, направленное против основ общественных отношений. По своей объективной характеристике террористический акт представляет собой действия, посягающие на жизнь или здоровье человека, являющегося представителем Советской власти, с целью на- 95 >>>96>>> нести ущерб социалистическим общественным отношениям. Связь преступника, совершившего этот отдельный террористический акт, с международным терроризмом совсем не обязательна (если не считать «идейной», ум-tueeiiiioii что ли, связи террора внутреннего с терроризмом внешним). Если террористический акт, выражающийся в лишении жизни или попытке лишения жизни или нанесении телесных повреждений, совершен человеком, являющимся членом антисоветской организации, ответственность наступает по совокупности статей (участие в антисоветской организации и террористический акт). Посягательство на жизнь другого человека даже с помощью специально изготовленных взрывных устройств (мин, бомб), совершенное на почве мести или иных личных взаимоотношений, не образует состава террористического акта и квалифицируется по соответствующим статьям, предусматривающим ответственность за преступления против личности (убийство, покушение на убийство, нанесение тяжких телесных повреждений и т. п.). Повреждение имущества в этих же целях квалифицируется по соответствующим статьям о преступлениях против государственного, общественного имущества или личной собственности граждан. В советском законодательстве имеется и такой состав преступления, как террористический акт против представителя иностранного государства. Предусмотренный в целях охраны и укрепления взаимоотношений Советского государства с другими странами, он выражает резко отрицательное отношение к любым проявлениям терроризма, с одной стороны, и заботу об укреплении дружеских отношений со всеми странами — с другой. С объективной стороны это деяние сходно с действиями, характерными для террористического акта. Отличие лишь в непосредственном объекте посягательства, каковым является представитель иностранного государства; родовым объектом являются интересы Советского государства в области международных отношений, его внешняя безопасность. Следует обратить внимание на то, что советский законодатель не знает понятия «терроризм»; терроризм как явление, как политический либо уголовный фено- >>>97>>> мен в советской действительности отсутствует. Предусмотренная в законе наказуемость террористического акта свидетельствует о резко отрицательном отношении Советского государства, общества к любым формам проявления террористической деятельности. Законодательство других социалистических стран в принципе придерживается такого же отношения к этому преступлению. В УК ЧССР нет статьи, предусматривающей ответственность за террористический акт, не говоря уже о «терроризме» как явлении; деяние, похожее на террористический акт, имеется, например, в разделе «Преступные деяния против конституционных деятелей». УК Болгарии не знает термина «террор». Установлено наказание за вредительство, диверсионные акты и саботаж (ст. 85). В УК ГДР также нет специальной статьи о терроризме. В Румынии в 1949 году был принят закон № 16, в котором указано: террористические акты, совершенные индивидуально или группой, любыми средствами, а также распространение микробов или отравляющих веществ, которые вызывают смерть или тяжкие телесные повреждения, а также объединение в банды с целью террора или саботажа караются смертной казнью. При этом специально подчеркивается, что подстрекатели, сообщники, покровители и укрыватели караются так же, как и исполнители. Закон был принят в специфических условиях, был одним из средств защиты безопасности государства. УК СФРЮ предусматривает ответственность за убийство представителей народной власти и общественных организаций (ст. 103), за переброску на территорию СФРЮ вооруженных групп, отдельных террористов (ст. 111). Как видим, речь идет не о проявлениях терроризма внутри страны, а о защите государства и народа от внешней террористической деятельности. Мы привели некоторые примеры из законодательства социалистических стран, но и они свидетельствуют 06 отношении законодателя к террористической деятельности: последний видит в терроризме главным образом внешнюю реакционную силу, антидемократическую, антинародную. Эти особенности национального законодательства необходимо учитывать при характеристике террориз- >>>98>>> ма, стремлении сформулировать его понятие как преступления международного. 10. Исходя из сказанного, можно было бы предложить следующий примерный проект законодательного акта о терроизме как международном преступлении. 1. Терроризм — это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный (т. е. охватывающая два и более государств) характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т. д.; терроризм может сопровождаться разрушением и разграблением зданий, жилых помещений и иных объектов. Цель терроризма — нанесение ущерба демократическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственности организаций, учреждений, частных лиц, запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно-бюрократического толка, а также получение уголовно-преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды. Целью терроризма является также дезорганизация и нанесение ущерба нормальному осуществлению отношений сотрудничества между государствами в условиях мирного сосуществования, нанесение ущерба делу сохранения мира, разжигание конфликтов между государствами, что в конечном счете является преступлением против человечества. 2. Подстрекательство к терроризму карается так же, как оконченное преступление. 3. Отдельные террористические акты или действия, сходные с ними, не связанные с деятельностью международных или внутригосударственных террористических организаций и групп, влекут уголовную ответственность в соответствии с национальным законодательством. эа >>>99>>> 4. Не могут рассматриваться как терроризм, хотя и влекут уголовную ответственность, отдельные акты насилия, совершенные лицом или группой лиц, если эти деяния не есть звенья в цепи деятельности специально организованных террористических организаций и групп, а являются следствием нужды, безысходности, бед и отчаяния, вызванных эксплуатацией, расовой или иной дискриминацией и бесправным положением человеческой личности. 5. Для рассмотрения дел о терроризме могут создаваться трибуналы и иные суды ad hoc по соглашению между государствами. В иных случаях эти дела подсудны национальным судам в соответствии с имеющимися актами о наказании за преступления против человечества, настоящим законом и национальным законодательством. 6. Всем государствам рекомендуется внести в национальное законодательство дополнения в соответствии с настоящим законом, установив в качестве наказания за терроризм длительные сроки лишения свободы и иные строгие меры, применяемые в национальном законодательстве, вплоть до смертной казни.
<< | >>
Источник: Карпец И. И.. Преступления международного характера. 1979

Еще по теме Терроризм — особый вид преступлений международного характера:

  1. Понятие и источники международного уголовного права
  2. Ответственность за отдельные уголовные преступления международного характера
  3. § 7. Роль международных организаций в области борьбы с преступностью
  4. 15.1. Понятие международного преступления
  5. 4. Международный терроризм
  6. XXI МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО
  7. 5.6. Терроризм как опасное социально-политическое явление
  8. Рекомендательные акты и решения международных органов, акты международных конференций
  9. 22.6. Борьба с международным терроризмом
  10. 5.6. Терроризм как опасное социально-политическое явление
  11. Угрозы наукоёмкого терроризма
  12. § 2. Причины терроризма
  13. § 2.  ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ТЕРРОРИЗМА В РОССИИ
  14. Пиратство и морской терроризм
  15. Международные преступления и преступления международного характера
  16. Терроризм — особый вид преступлений международного характера
  17. Глава VII. Проблема законности и преступления международного характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -