<<
>>

Тема 1. Общие коллизионные вопросы права собственности и иных вещных прав

Современный институт права собственности в международном праве переживает существенные изменения. Расширяется круг вопросов, которые из внутренней компетенции государств переходят в область международного регулирования.
Для права собственности уже не характерен признак абсолютности в той мере, в какой он признавался в классической либеральной модели. Также происходят существенные изменения в структуре права собственности, в полномочиях собственника, развивается процесс сближения вещной и обязательственной концепций права собственности, появляются новые виды имущества, которые имеют характеристики товара (информация, ноу-хау и др.) и т.д. В целом наблюдается эволюция института права собственности в сторону более широкого его понимания, что получает отражение в международных актах, в практике международных судебных органов, в частности, в практике Европейского суда по правам человека и в международно-правовой доктрине1. Институт права собственности выступает основополагающим институтом любой правовой системы, где он рассматривается как в объективном смысле, так и в субъективном. В объективном смысле право собственности образует систему юридических норм и правил, регламентирующих границы возможных действий лиц по присвоению, владению, пользованию и распоряжению вещами, не исклю- ченными из гражданского оборота. В субъективном смысле право собственности представляет собой юридическую возможность для лица владеть, пользоваться, распоряжаться присвоенным имуществом по своему усмотрению и в рамках, установленных законодательством. Национальное законодательство, как правило, допускает иностранный капитал в свою экономику, позволяет приобретение иностранными юридическими и физическими лицами частной собственности и владение ею, а также регулирует эффективное использование права собственности, защищает собственников, осуществляющих это право, и в то же время сохраняет свою, присущую только ему в силу государственного суверенитета, прерогативу определять и устанавливать правовой статус имущества, которое иностранные и физические лица вправе ввозить в страну, а также ограничивая имущественные права, которые они в стране пребывания не могут приобрести.
В науке международного права нет единого мнения насчет внутреннего определения категории «иностранная собственность». Одни авторы отрицают «автономное» толкование института собственности иностранцев, другие считают, что понятие «право собственности» имеет другое, отличное от национально-правовой трактовки, юридическое содержание1. Представляется, что если речь идет о непосредственном причинении ущерба, об ограничении либо лишении собственности, то связь между вещно-материальной категорией собственности и ее владельцем устанавливается именно через право на эту собственность, и защите в этом случае подлежит субъективное право собственности ее владельца. Таким образом, под термином «иностранная собственность» следует понимать собственность, принадлежащую иностранному субъекту, которым может быть как иностранное физическое или юридическое лицо, так и государство или международная организация. В условиях глобализации общая тенденция сближения правовых систем государств не могла не охватить и институт права собственности. На международном уровне были предприняты попытки к созданию унифицированного режима права собственности. Можно сослаться, в частности, на понимание права собственности, которое содержится в п. «с» ст. 9 проекта Конвенции о защите иностранной собственности, подготовленном Комитетом Организации по сотрудничеству и экономическому развитию, которое основывается на таком широком понимании права собственности. Национально-правовые нормы о праве собственности устанавливают принадлежность того или иного имущества определенным лицам, закрепляют полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом, предусматривают формы и методы защиты прав и интересов собственника. Правовое содержание понятия собственности в разных странах варьирует по-разному. Что касается российского гражданского законодательства, то оно к вещным правам наряду с правом собственности относит право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного бессрочного использования земельного участка, сервитуты и другие права75.
Круг субъектов иностранной собственности не ограничивается лишь физическими и юридическими лицами. В действительности он гораздо шире. Он включает в себя также собственность государства, международных организаций и органов. Но все они равны с частными формами иностранной собственности. Государство выступает прежде всего как обязанный субъект. Правообладателями выступают все частные лица, которые имеют право требовать от государства соблюдения их права собственности. Нормы международного частного права стран Запада вопросы регулирования права собственности обычно сводят исключительно к изложению коллизионных норм. В современных условиях центр тяжести в области международного частного права переместился в сторону определения того, какое право подлежит применению, т.е. к коллизионным проблемам, а также к признанию и осуществлению прав собственности иностранных граждан и иностранных юридических лиц. Как правило, имущество, находящееся в собственности, разделяется на движимое и недвижимое. Этим двум категориям придается различный правовой режим в странах континентального права, а в странах англо-американской системы на движимое и недвижимое имущество распространяются разные принципы судебной практики и доктрины. Режим собственности в отношении недвижимого имущества в различных государствах, как правило, подчиняется закону места нахождения недвижимости (lex rei sitae). Этот закон определяет: во-первых, содержание права собственности на недвижимость; во-вторых, форму и условия перехода прав на недвижимость. Особенно в императивной форме данный принцип проводится в отношении земельных участков. В специальных реестрах и книгах ведется строгая регистрация прав собственности на землю. Применение принципа места нахождения недвижимости в вопросах регулирования права собственности происходит из-за самой природы недвижимого имущества, основанной на прочной связи с землей. Придание регулирования собственности в отношении недвижимости какому-либо другому коллизионному принципу могло бы привести к тому, что элементы права собственности изменялись бы при каждом отчуждении недвижимости иностранцу (если бы, например, применялся личный закон собственника — lex personalis), что приводило бы к невообразимой путанице.
Иначе обстоит дело с регулированием права собственности на движимые вещи, к которым обычно относят: «права требования», ценные бумаги, транспортные средства, личные вещи и т.д. В отношении данной категории имущества в различных государствах по разному решается вопрос о значении принципа закона места нахождения вещи. Во-первых, общепризнанно, что если в каком-либо государстве вещь правомерно перешла по законам этого государства в собственность определенного лица, то при изменении места нахождения вещи право собственности на данную вещь сохраняется за ее собственником. Таким образом, признается право собственности на вещь, приобретенную за границей. Во-вторых, обычно признается, что объем прав собственника определяется законом места нахождения вещи. Следовательно, при перемещении вещи из одного государства в другое изменяется и содержание прав собственника. Право собственности на вещь, например, приобретенную иностранцем на своей родине, признается, но содержание этого права будет определяться не законом страны его гражданства, а законом места нахождения вещи. Доктрины МЧП содержат различные точки зрения на то, какой закон регулирует переход права собственности, если вещь приобретается не в том государстве, где она находится. В одних странах доктрина высказывается в пользу применения закона места нахождения вещи, а в других предпочтение отдается личному закону собственника. Так, согласно французскому, голландскому, шотландскому, английскому и немецкому законодательству и доктрине в течение длительного времени движимые вещи подчинялись закону места жительства собственника или владельца. В настоящее время такому принципу подчиняется не весь режим на движимое имущество, а лишь вопросы правопреемства в случае смерти собственника и движимого имущества супругов. Принцип личного закона рассматривается в современной доктрине больше как исключение из общего правила. Данный принцип продолжает сохраняться в законодательстве лишь отдельных стран (Аргентина, Бразилия и др.). В некоторых случаях применение коллизионного принципа места нахождения вещи оказывается невозможным и уступает принципу личного закона собственника.
Это, в частности, относится к правам на результаты интеллектуальной деятельности (авторское право и т.д.), а также к ликвидации имущества филиала иностранной компании (предприятия), находящегося за границей. Представляется вполне логичным, что имущество иностранного филиала при его ликвидации подчиняется не местному закону, а личному закону компании. Особым образом в МЧП регулируется вопрос перехода риска случайной гибели вещи, который является категорией, отличной от перехода права собственности. Несмотря на то, что, по общему правилу, риск случайной гибели несет собственник вещи, если иное не предусмотрено законом или договором, коллизионный вопрос о переходе риска является вопросом обязательственного статута, в то время как момент перехода права собственности — вопрос вещного права. Эта проблема характерна и для российского законодательства в сфере МЧП, на что указывает Концепция совершенствования раздела VI Гражданского кодекса Российской Федерации «Международное частное право» и где отмечено несовпадение точек зрения на квалификацию вопроса возникновения и прекращения вещных прав по договору, а именно — относится ли он к вещному статуту или к договорному статуту, что в свою очередь влечет различия в коллизионном регулировании. С учетом преобладающих международных подходов представляется целесообразным урегулировать названный вопрос в рамках коллизионных норм раздела VI, посвященных вещным правам. Наличие разных подходов в законодательстве разных стран обострило проблему международной унификации в этом вопросе. Ее разрешению, в частности, предназначалась Гаагская конвенция о праве, применимом к переходу права собственности при международной купле-продаже движимых материальных вещей 1958 г. (не вступила в действие), где содержатся самостоятельные коллизионные привязки, решающие вопросы перехода права собственности не на основе принципа lex rei sitae, а на основании обязательственного статута, т.е. права, применяемого сторонами к сделке внешнеторговой купле-продажи. Таким образом, в сфере отношений права собственности, осложненных иностранным элементом, общим коллизионным принципом является lex rei sitae, определяющий, какие вещи могут быть вообще объектом права собственности, а также объем и содержание прав и обязанностей собственника (вещный статут), и чаще всего возникновение, переход и прекращение права собственности.
<< | >>
Источник: К.К. Гасанов, В.Н. Шмаков, А.В. Стерлигов, Д.И. Ивашин. Международное частное право. Курс лекций: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». 2012

Еще по теме Тема 1. Общие коллизионные вопросы права собственности и иных вещных прав:

  1. § 2. ТИПЫ КОЛЛИЗИОННЫХ ПРИВЯЗОК 1
  2. 6.2. КОЛЛИЗИОННЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
  3. ТЕМА 1. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ, МЕТОД, ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  4. ТЕМА 3. ВЕЩНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ
  5. ТЕМА 4. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  6. ТЕМА 8. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  7. Раздел VI. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО Глава 66. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  8. 3.2. Российское законодательство по международному частному праву
  9. 4.3.1. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства
  10. 10.1. Особенности правового регулирования отношений собственности в международном частном праве
  11. 10.2. Коллизионные вопросы права собственности
  12. Глава 1 ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА И ЕГО ВОЗДЕЙСТВИЕ НА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ
  13. 3. Применение иностранного права в случаях, предусмотренных коллизионными нормами
  14. Тема 3. Внутреннее законодательство как источник международного частного права
  15. Тема 1. Понятие, структура и виды коллизионных норм
  16. Тема 1. Общие коллизионные вопросы права собственности и иных вещных прав
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -