<<
>>

Техническая функция презумпции: формирование суждения о недостоверных фактах.

Частое обращение к презумпциям - это признак, указывающий на полноценное реализацию полномочий «судьи факта», и свидетельство утверждения его власти над ними; данная функция «активизируется» при толковании фактов.
И напротив, чем больше судья требует и стремится к прямым и неоспоримым доказательствам, тем более «пугливым» по отношению к властной трактовке фактов он будет казаться; кроме того, в этом случае можно будет говорить, что он не доверяет собственному «общему опыту» или что он не в полной мере осознаёт и принимает свои полномочия как судьи факта. Среди всех прочих средств доказывания презумпции, пожалуй, наилучшим образом отражают функции судьи факта. Во всяком случае, они выражают эту идею много лучше других, «технических» средств доказывания, прямо урегулированных процессуальным законом.

Поэтому можно заключить, что презумпция - идеальное косвенное средство доказывания, которое позволяет судье разрешать спор независимо от материальных фактов. Важно попытаться прояснить, в чём же заключается парадокс презумпции с точки зрения роли факта в процессе: с одной стороны, понятно, что чем больше мы прибегаем к презумпциям, тем более «интеллектуализируется» процесс доказывания, перемещая материальный факт на вторые роли в пользу логически выведенного, интеллектуального факта; с другой стороны, можно подумать, что, требуя во всех случаях прямых доказательств и отказываясь принимать решение на основании простых фактических презумпций, мы отказываемся основываться на фактах в принципе, низводя факт как таковой на более низкий, чем право, уровень. Это объясняет, почему некоторые авторы критикуют международные суды и иные юрисдикционные органы за чрезмерное использование фактических презумпций, тогда как другие, в заботе об установлении истины, соответствующей действительности, наоборот, полагают, что судьи недостаточно обращаются к этому эффективному интеллектуальному средству.

Важность косвенного доказывания заключается в подтверждении нашего изначального тезиса о том, что в процессе судебного познания факт чаще всего реконструируется и никогда просто не констатируется. Фактический элемент становится при этом все более и более интеллектуальным - оторванным от «грубой» реальности, а сугубо виртуальная цель установления некой истины уступает место более понятной и очевидной задаче по урегулированию спора на основе доступных, сконструированных фактов. В этой связи приведём важное, по нашему мнению, наблюдение бельгийского специалиста в области теории доказательств П. Форье: «...в обществе, где конфликты должны разрешаться, поиск истины не может выступать в качестве единственной принимаемой в расчёт ценности, а отсюда - важно снабдить судью такой доказательственной техникой, которая хотя и не даёт ему возможности всегда укрыться от критики, но, по крайней мере, позволяет обосновать решение»[300].

Действительно, как верно замечено в теории права, «презумпции соответствуют ситуациям сопротивления фактов доказыванию (выделено мной. - И.Р.)»[301] [302]. Можно говорить ещё об интеллектуализации доказывания. Так, профессор Р. Мехди обращается, в свою очередь, к «интеллектуальным средствам доказывания». И хотя этот автор никак не поясняет смысл этого, без сомнения, здравого суждения, представляется, что он правильно обозначает отношения между доказательством и презумпцией, поскольку отсылает к ситуациям, в которых «фактические обстоятельства ненадёжны и хрупки либо сложно дешифруемы» и «доказательство уступает место презумпции». Однако вряд ли можно полностью согласиться с его выводами там, где он добавляет, что «речь идёт о том, чтобы показать если не истинность, то высокую вероятность утверждения или притязания за счёт обращения к юридической аргументации, с которой соглашается судья (выделено мной. - И.Р.)»303. Полагаем, что аргументация, используемая для воздействия на внутреннее убеждение судьи, относится не к юридической, а к фактической логике.

Поэтому речь скорее идёт о фактологической аргументации, базирующейся на опытных правилах, какими бы они не были - общими или специальными, чем об аргументации юридической.

Парадокс в том, что презумпции как интеллектуальные средства доказывания ведут к формированию чисто формальной системы доказывания, но при этом позволяют приблизиться, кому это важно, к некоторой истине или по крайней мере по-настоящему учитывать факты, хотя и косвенные, при вынесении решения. Напротив, доказательственная модель с «подозрением» относящаяся к фактическим презумпциям и логической индукции при построении судебного силлогизма должна, по идее, либо иметь в качестве цели либо абсолютную истину, либо не иметь никакой, поскольку в отсутствие прямых и достоверных доказательств она бы приводила к отрицанию фактической ситуации или во всяком случае к отказу её признания за недостаточностью доказательств. В отсутствие прямых доказательств косвенные интеллектуальные доказательства выглядят как необходимое средство для адекватного учёта всех обстоятельств фактической ситуации304. Как было замечено, это «меньшее зло, предназначенное для устранения последствий неопределённости ситуации»305. В деле Британское имущество на территории испанского Марокко арбитр-докладчик прямо не ссылается на фактические презумпции, хотя при этом формально исключает возможность применения правовых презумпций. Но, по-видимому, именно к последним он и отсылает, когда заявляет, что «допустимо... устанавливать ответственность на основании достаточной вероятности, следующей из совокупности информационных элементов, предоставленных в моё распоряжение». Прямо в соответствии с нашими выкладками, он развивает свою мысль, когда добавляет, что «без этой свободы, невозможно убедиться в реальности [положения] вещей (выделено мной. - И.Р.)»306. Именно в этом функция презумпции приобретает «эвристический» характер, так как нацелена на приближение знания о выводимых фактах к реальности. Вопреки первому впечатлению интеллектуализация доказывания - это способ поместить фактический элемент в центр судебного познания, а не наоборот - выкинуть его за рамки доказывания.

<< | >>
Источник: РЕНЦ Игорь Геннадьевич. ФАКТЫ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. 2018

Еще по теме Техническая функция презумпции: формирование суждения о недостоверных фактах.:

  1. §1 Общая типология суждений и юридическое суждение
  2. Техническая функция общих принципов 
  3. Экономическое содержание и функции научно-технического прогресса
  4. Проблема 13. Недостоверные сведения в первичных документах
  5. Лексика семантики достоверности/недостоверности
  6. Недостоверность или отсутствие аналитического учета
  7. Формирование структуры, целевых функций и элементов системы контроллинга на предприятии
  8. 4.1. 3. Управление персоналом как стратегическая функция организации в формировании кадровой политики
  9. 4. ЦЕННОСТНЫЕ СУЖДЕНИЯ
  10. Г. Оценка показаний лиц, обязанных сообщать органам управления о фактах, подлежащих установлению в административном процессе
  11. § 5. Особенности приватизации предприятий по первичной переработке сельскохозяйственной продукции, производственно-техническому обслуживанию и материально-техническому обеспечению агропромышленного комплекса
  12. § 5. Презумпции и преюдиции в судопроизводстве
  13. 4.4. Презумпция добросовестности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -