<<
>>

Спор ФРГ с Данией и Нидерландами о разграничении континентального шельфа

По договору между ФРГ и Нидерландами от 1 декабря 1964 г., по договору между ФРГ и Данией от 9 июня 1965 г. стороны определили границы континентального шельфа только вблизи побережья.
Что касается остальной части шельфа, то стороны не договорились о разграничении. 20 февраля 1967 г. между ними было заключено специальное соглашение о передаче спора в Международный суд. Стороны просили вынести решение по международному вопросу: «Какие принципы и нормы международного права должны быть применены к разграничению пространств континентального шельфа в Северном море, принадлежащих каждой из них вне границ, определенных в договорах от 1 декабря 1964 г. и 9 июня 1965 г.» Позиция правительства ФРГ заключалась в следующем: а) п. 2 ст. 6 Конвенции 1958 г. о континентальном шельфе не может применяться к ФРГ, так как она не ратифицировала эту конвенцию; б) метод разграничения континентального шельфа на основе принципа равного отстояния, в случае отсут ствия соглашения, не является нормой обычного международного права; в) в данном конкретном случае правительство ФРГ было бы согласно применить принцип равного отстояния, если бы он вел к справедливому распределению шельфа в этом районе Северного моря, учитывая необычную конфигурацию побережья ФРГ; г) правительство ФРГ считает, что разграничение континентального шельфа в Северном море должно осуществляться на основе принципа справедливого распределения шельфа между всеми прибрежными государствами, причем весь шельф Северного моря, по его мнению, должен расматриваться как находящийся в общем владении, и поэтому каждое государство имеет право на справедливую долю; д) наконец, по мнению правительства ФРГ, метод раздела должен быть секторальным, с отсчетом из одной точки или от срединной линии, проходящей через Северное море; Правительства Дании и Нидерландов заняли следующую позицию: а) оба правительства считают, что принцип равного отстояния стал нормой обычного международного права, так как он нашел свое выражение в п.
2 ст. 6 Конвенции 1958 г. о континентальном шельфе и в законодательной практике государств; хотя ФРГ и не ратифицировало Конвенцию, но ввиду официального заявления ФРГ о согласии-с Конвенцией и отсутствия оговорок со стороны ФРГ к ст. 6 ФРГ связана ее положениями; б) оба правительства полагают, что нельзя говорить ни о каких особых обстоятельствах в отношении конфигурации побережья ФРГ; разграничение шельфа должно зависеть только от конфигурации береговых линий Дании и ФРГ в отношении их к друг другу и, соответственно, Нидерландов и ФРГ; ни о какой связи этих двух разграничений не может быть и речи; в) вопрос о границах шельфа следует рассматривать отдельно между ФРГ и Нидерландами и между ФРГ и Данией. 20 февраля 1969 г. после продолжительных дебатов (октябрь 1968 г. — февраль 1969 г.) Международный суд вынес решение по спору 11 голосами против 6. В числе голосовавших против были: Корецкий, Танака, Морелли, Бенгаон, Ляхе, судья Соренсон. Из одиннадцати судей, голосовавших за решение Суда, пять судей подали свои индивидуальные мнения: Бустаманте (председатель Международного суда), Джессеп, Зафрулла Хан, Падиллья Нерво, Аммун. Основные споры во время разбирательства в Суде данного дела вызвали два вопроса: а) является ли принцип равного отстояния границ континентального шельфа нормой общего международного права; б) применима ли теория пропорциональности распределения. Международный суд отверг теорию пропорциональности, выдвинутую ФРГ. Суд заявил, что его задачей является установление границ раздела шельфа района, относящегося к прибрежной стране, а не установление заново такого района. Доктрина равной части, отмечается в решении, противоречит основным нормам права в отношении континентального шельфа, т. е. она противоречит положению о том, что право прибрежного государства в отношении района континентального шельфа, составляющего естественное продолжение его территории под морем, является несомненным в силу суверенитета государства над его территорией. Суд подчеркнул, что право на прилежащий шельф — это неотъемлемое право прибрежного государства.
В решении Международного суда дан подробный анализ ст. 6 Конвенции 1958 г. о континентальном шельфе. Суд счел, что поскольку ФРГ не ратифицировала Конвенцию, нельзя говорить о том, что эта страна связана ст. 6 и обязана ее выполнять. Конвенция о «близости», которая гарантируется применением принципа равного отстояния, по мнению Суда, является расплывчатой. Более обыкновенной является концепция о том, что шельф — это естественное продолжение территории государства. Даже если бы «близость» могла быть одним из критериев, который следует применять в некоторых условиях, то и тогда он необязательно был бы единственным и самым удобным во всех случаях. Метод равного отстояния не может полностью соответствовать положению о естественном продолжении, так как применение принципа равного отстояния может образовать районы шельфа, являющиеся продолжением территории одного государства, но относящиеся к другому государству. Законодательные акты о шельфе до принятия Конвенции Не предусматривали его разграничения на основе метода равного отстояния. Они, как правило, ставят такое разграничение в зависимость от соглашения между странами. Благодаря рекомендации комитета экспертов, который в своей работе руководствуется не теорией, а практическим удобством применения, принцип равного отстояния был принят в качестве руководящего Комиссией международного права. Международный суд пришел к заключению, что принцип равного отстояния не был предложен Комиссией международного права. Это подтверждается тем фактом, что ст. 6 Конвенции о континентальном шельфе была открыта для оговорок государствами, в то время, как к ст. 1, 2 и 3 нельзя делать оговорки при подписании, ратификации или присоединении. Практика государств также идет по этому пути. Международный суд в своем решении отметил, что для возникновения нормы общего международного права на основе практики государств правило, которого государства придерживается, должно иметь общий характер. Положение об особых обстоятельствах и возможность сделать оговорки к статье не дают для этого оснований.
Следует отметить, что широкое и представительное участие в Конвенции государств, возможно, показало бы, что статьи Конвенции стали нормами общего международного права. Однако количество ратификаций и присоединений, по мнению Суда, является явно недостаточным. Суд отметил и еще один момент: несмотря на то, что даже небольшой период времени не является препятствием на пути формирования новой нормы обычного международного права, необходимо, чтобы практика государств за этот период, включая те страны, чьи интересы затрагиваются особо, была обширной и единообразной в отношении данной статьи. Представленные примеры раздела шельфа на основе принципа равного отстояния не являются убедительными. По мнению Суда, ничто не подтверждает, что эти государства поступали так исходя из наличия нормы обычного международного права, которой они обязаны подчиняться. Международный суд решил, что «Женевская конвенция не была в своем начале декларативной в отношении обязательности нормы обычного международного права, предписывая использование принципа равного отстояния, ее последующим эффектом не было создание такой нормы, и практика государств до настоящего времени была недостаточной для достижения этой цели». В вопросе о методе разграничения Суд пришел к выводу, что: «А. Использование метода равного отстояния необязательно для спорящих сторон. В. Нет никакого другого единого метода разграничения, использование которого обязательно при всех обстоятельствах». Учитывая все вышеизложенное, Суд постановил, что: «1. Разграничение должно осуществляться путем соглашения в соответствии со справедливыми принципами и с учетом всех относящихся к делу обстоятельств таким образом, чтобы оставить каждой стороне по возможности все те части континентального шельфа, которые составляют естественное продолжение его сухопутной территории в море и под морем, не вторгаясь в естественное продолжение сухопутной территории другой стороны. 2. Если при применении предшествующего подпункта разграничение представляет сторонам пространства, которые перекрывают друг друга, то эти пространства должны быть поделены между ними в согласованных частях, а если соглашение не будет достигнуто, то поровну, если они только не примут решения о режиме совместного владения, праве совместного использования или эксплуатации зон перекрещивания или любой их части».
Международный суд также указал на факторы, которые стороны должны учитывать в ходе переговоров: «1) Общую конфигурацию побережья сторон, так же как и наличие любых особых или необычных черт. 2) Физическую и геологическую структуру и естественные ресурсы данных районов континентального шельфа, поскольку это известно и легко может быть установлено. 3) Некоторую долю разумной пропорциональности, которую разграничение, проводимое в соответствии со справедливыми принципами должно, создать между пространством континентального шельфа, принадлежащего прибрежному государству, и длиной его побережья, измеряемой-по общему направлению его береговой линии, учитывая при этом последствия, действительные или возможные в будущем, оказываемые на другие разграничения континентального шельфа между смежными государствами того же района». Пять из одиннадцати судей, голосовавших за решение суда, представили индивидуальные мнения. Все пять судей заявили, что поскольку ФРГ не участвует в Конвенции 1958 г. о континентальном шельфе, то п. 2 ст. 6 необязателен для нее и принцип равного отстояния еще не стал общепризнанной нормой международного права. Так, судья П. Нерво в своем индивидуальном мнении указал, что практика государств до 1958 г. не доказывает, что государства делили свои шельф на основе принципа равного отстояния. Поэтому нельзя говорить, что ст. 6 возникла на базе доконвенционной практики. П. Нерво делает вывод, что «припцип равного отстояния — это не конвенционная норма, а технический метод». Касаясь послеконвенционной практики государств, П. Нерво отмечает: «То, что метод равного отстояния использовался в ряде двусторонних соглашений между соседними государствами, совсем не означает, что эти государства использовали метод равного отстояния в соответствии с Конвенцией. Это только означает, что существовало соглашение между ними, так как они считали такой метод удовлетворительным, справедливым и уместным. Они также отходили от метода равного отстояния, когда приходили к соглашению поступить таким образом».
Пять судей, изложивших индивидуальные мнения, высказались по общим правовым вопросам континентального шельфа. Например, Председатель Международного суда Бустаманте выдвинул целый ряд предложений, расходящихся с положениями Конвенции 1958 г. о континентальном шельфе. В частности, он предложил включить в континентальный шельф морское дно под территориальными водами, а внешнюю границу провести по изобате, ведущей к большим глубинам. Бустаманте и поддержавший его судья Джессеп изложили принцип, согласно которому эксплуатацию ресурсов дна соседние государства должны вести совместно, стремясь не делить единое месторождение. Касаясь района Северного моря, Бустаманте заявил, что «...поскольку все Северное море — шельф, то он является продолжением всех прибрежных государств, и поэтому метод сведения всех линий разграничения в одну точку был бы справедливым». Бустаманте считал, что в основе всей концепции континентального шельфа лежат два принципа: «продолжение» и «прилегание». Основываясь на них, он утверждал, что при определении и района шельфа государства надо сопоставлять длину побережья с районом шельфа, а измерение шельфа государства надо вести не от линии отлива, а от линии побережья путем спрямленных линий. Шесть судей, голосовавших против решения Суда, указали в своих особых мнениях, что ст. 6 Конвенции стала общепризнанной нормой обычного международного права. Так, судья Танака считал, что поскольку ФРГ не ратифицировала Конвенцию, то, несмотря на большое количество участников Конвенции, она не связала ФРГ. Но п. 2 ст. 6 стал общепризнанной нормой общего международного права, так как Конвенцию ратифицировало и присоединилось к ней значительное число государств, и почти все государства после 1958 г. применяли при разграничении метод равного отстояния. Судьи Ляхе и Соренсон считали, что ФРГ, даже не являясь участником Конвенции, все равно связано п. 2 ст. 6, учитывая ее заявления и участие в Конференции ООН 1958 г. по морскому праву. Ляхе, Соренсон и Бен- гаон также считали, что принцип равного отстояния стал нормой общего международного права. Судья Корецкий тоже указал в особом мнении, что Метод равного отстояния стал нормой общего международного права. Однако он не был столь категоричен, как другие судьи, голосовавшие против. Он пишет, что даже если не соглашаться, что п. 2 ст. 6 стал нормой международного права, тем не менее необходимо, чтобы «принципы и нормы, которые применяются при разграничении бокового шельфа, учитывали три принци- I та раздела территориальных вод». При этом Корецкий исходил из того, что ст. 6 содержит три взаимосвязанных элемента: соглашение, особые обстоятельства и равное отстояние. По его мнению, Международный суд отделил принцип равного отстояния от двух других, а в Конвенции о континентальном шельфе и в Конвенции о территориальных водах и прилежащей зоне все три элемента взаимосвязаны. Исходя из этого Корецкий сделал вывод: «Эти три элемента п. 2 ст. 6, как я уже указывал, внутренне тесно связаны в деле составления обычной процедуры для определения пограничной линии континентального шельфа между прилежащими государствами. Поэтому невозможно применять к этой статье логический метод определения, так же как невозможно отделить принципы и нормы п. 2 ст. 6 от общей доктрины континентального шельфа, которая заключена в первых трех статьях Конвенции». В своем особом мнении судья Корецкий указал на превышение Международным судом своих полномочий в результате включения пункта D в решение, а также заявил, что принцип справедливости является принципом политическим, а не международно-правовым и что в условиях идеологических расхождений он не обладает и не может обладать юридической определенностью». Следует отметить, что разбор спора между Данией и ФРГ и между Нидерландами и ФРГ способствовал развитию теории Международного права. Обширный материал, представленный сторонами, помог систематизировать данные о законодательстве государств, о соглашениях по разделу шельфа между государствами. В ходе разбирательства указанного дела затрагивались вопросы, связанные не только с принципами разграничения континентального шельфа государств, но и другие важные вопросы, например, проблема загрязнения морей и океанов. Анализируя решение Международного суда, следует отметить, что Суд превысил свои полномочия, давая указания сторонам о том, какие факторы им следует учитывать при новых переговорах. Как отмечал судья Корецкий, эти факторы имеют экономико-политичес кий характер и, следовательно, не входят в «область права». В решении Суда правильно, на нащ взгляд, указано на особую важность достижения соглашения как основного средства разграничения шельфа государств. Международный суд также правильно пришел к выводу о том, что п. 2 ст. 6 не стал нормой общего международного права. Практика государств до принятия Конвенции почти не знает примеров раздела континентального шельфа на основе линии равного отстояния. Ни в одном законодательном акте государств до 1958 г. не говорится о возможности применения принципа равного отстояния. После принятия Конвенции многие страны использовали метод равного отстояния, но только в тех случаях, когда они приходили к соглашению между собой о применении этого принципа в данной конкретной ситуации. Количество стран—участниц Конвенции о континентальном шельфе недостаточно велико, чтобы можно было говорить о возникновении нормы обычного международного права. Многие государства отходили от метода равного отстояния при разграничении своего шельфа. Так, Югославия и Италия заключили соглашение о проведении полукругов вокруг островов в Адриатическом море. При разделе шельфа между Ираном и Саудовской Аравией, Бахрейном и Саудовской Аравией в районе Персидского залива линия разграничения проводилась по соглашению между государствами. И лишь как исходная для удобства была использована линия равного отстояния. Статья 6 Конвенции о континентальном шельфе открыта для оговорок. Поэтому любое государство может, присоединяясь к Конвенции, оговорить за собой особые права. Франция, например, отказалась признавать возможность применения принципа равного отстояния в ряде районов, сославшись на особые обстоятельства. Югославия, наоборот, сделала оговорку, исключающую всякое упоминание об «особых обстоятельствах». ФРГ в случае ратификации также может сделать оговорку, заявив об особых обстоятельствах в указанном районе или о том, что она вообще отказывается от признания принципа равного отстояния как возможного средства разграничения континентального шельфа. Вышеизложенное подтверждает правильность вывода Международного суда в отношении п. 2 ст. 6 Конвенции. Суд также правильно указал на необходимость учета во время раздела континентального шельфа принципа справедливости. В ст. 1 Устава ООН устанавливается, что Организация Объединенных Наций действует в соответствии с принципами справедливости и международного права. Следует особо отметить, что принцип справедливости — это один из важнейших принципов современного международного права, требующий учета интересов сторон. Анализируя решение Международного суда, необходимо иметь в виду, что в основе спора между Данией и ФРГ, Нидерландами и ФРГ лежали экономические интересы. Недра дна Северного моря богаты газом и нефтью. От выбора метода разграничения континентального шельфа зависят размеры площади морского дна, переходящей под юрисдикцию прибрежного государства. Толчком к «шельфовой лихорадке» послужило открытие крупного месторождения природного газа на голландском побережье в Гронингене. Газ был найден в 1959 г., а к концу 1968 г. в континентальном шельфе в Северном море было пробурено более 115 скважин. В некоторых из них были обнаружены промышленные запасы природного газа. Датская газета «Демократен» писала 16 июля 1968 г., касаясь отношений между государствами этого района, что «если дело пахнет нефтью и миллионами марок, малым стр..лам достается самая коротенькая соломинка».
<< | >>
Источник: Авраменко И. М.. Международное морское право. 2001

Еще по теме Спор ФРГ с Данией и Нидерландами о разграничении континентального шельфа:

  1. § 7. Континентальный шельф
  2. XII ТЕРРИТОРИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ
  3. XIX РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ
  4. 27.9. Международное трудовое право
  5. 1. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОДВОДНЫХ ПРОСТРАНСТВ
  6. § 2. Территориальное море
  7. § 1. Мирное урегулирование споров с помощью средств, предусмотренных Уставом ООН
  8. Континентальный шельф
  9. Спор ФРГ с Данией и Нидерландами о разграничении континентального шельфа
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -