<<
>>

§ 4. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ КОЛЛИЗИОННЫМИ НОРМАМИ И НОРМАМИ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ ДЕЙСТВИЕ ЗАКОНОВ ВО ВРЕМЕНИ

1. Цивилисты обычно характеризуют коллизионное право как совокупности норм, направленных на определения действия гражданско-правовых законов в пространстве, в отличие от норм о времени вступления в силу гражданско-правовых законов и о применении этих законов к ранее возникшим отношениям, в своей совокупности регулирующих действие законов во времени1.

Данное противопоставление нельзя признать точным.

Коллизионное право вовсе не направлено на определение одного лишь пространственного действия норм материального гражданского права. Такой цели не преследует, например, принцип личного закона, если его понимать в смысле |акона гражданства. Если же пространственное действие нормы понимать образно, как сферу ее действия в широком смысле слова, то мы приходим к критерию, лишенному какого-либо определенного содержания..

Противопоставление коллизионных норм, как выражающих действие закона в пространстве, нормам, определяющим действие законов во времени, затемняет разрешение вопроса о соотношении тех и других норм. р точки зрения коллизионного права, правила о действии гражданско-правовых законов во времени есть ^нормы, в отношении которых возникают те же проблемы /выбора закона, как и в отношении других гражданско-правовых норм. Коллизионная отсылка к праву какого-либо государства включает также и отсылку к закону ртого государства, регулирующему вопросы о времени {вступления в силу гражданско-правовых норм и о применении их к ранее (до вступления в силу этих норм) возникшим фактическим составам.

; 2. Если коллизионная норма отсылает к законодательству определенного иностранного государства, то только это последнее компетентно разрешить зопрос ф том, какие из разновременно изданных им граждан*

1 В нишей литературе так характеризовал коллизионную норму М. М. Агарков (см. «Теория государства и права», 1948. стр. 428— 431). Ср. Л. А. Тилле, ч.

III. Эта концепция идет от Ф. Савиньи.

ско-правовых законов подлежат применению в конкрет-' ном случае: подлежат ли применению законы, действо-; вавшие в момент возникновения данного отношенияі либо те, которые действуют в момент рассмотрения дела судом, в частности, имеют ли позднее изданные или вступившие в действие законы обратную силу по отношению к .ранее совершенной сделке или ранее открывшемуся наследству1. Это вытекает "йІГследующего: если закон определенного государства в известных случаях предписывает применять правовые нормы другого государства, то они подлежат применению так, как их применили бы в данном случае суды соответствующего иностранного государства.

В литературе высказывалось мнение о том, что отсылка в договоре к иностранному праву есть иногда не более как форма договорного условия, и все зависит от его толкования. Например, вместо того, чтобы сказать в договоре, что продавец гарантирует покупателю спокойное владение товаром, можно сказать, что обязанность продавца регулируется британским законом (ибо британский закон о продаже товаров 1893 года содержит постановление о так называемых «подразумеваемых гарантиях продавца в отношении титула»). Такая концепция означает, однако, что отсылка в договоре к иностранному нраву по существу вовсе не имеет результатом применение иностранного закона как такового. А отсюда возможен вывод, что все будущие (наступившие после заключения данного договора) изменения в соответствующем иностранном законодательстве не имеют действия по отношению к данному договору.

Противоположная точка зрения сводится к тому, что если стороны подчинили свой договор "закону данного иностранного государства, то надо считать, что они тем самым согласились подчинить его всем будущим изменениям в сответствующем законодательстве.

М. Вольф говорит: «Подчинение договорного обязательства определенной правовой системе означает не

191

190

подчинение его правилам, действующим на момент заключения договора, а подчинение живому и изменяющемуся организму права»

Эта точка зрения часто обосновывается ссылками на доктрину Савиньи, согласно которой каждое обязательство имеет как бы оседлость или связь с определенным местом, которую стороны вольны избрать.

Но если стороны подчинили свой договор праву определенной страны, то они тем самым как бы перенесли договор в сферу юрисдикции этой страны в отношении всего того, что касается толкования договора, его действия и способов исполнения.

Отсюда следует, что этот договор подчинен также всем последующим изменениям в праве этой страны.

Указанная доктрина в 1933-1939 гг. особенно решительно выдвигалась теми европейскими капиталистическими организациями, ы&торые были должниками по облигационным займам, выраженным в золотых долларах (т. е. снабженным так называемой золотой оговор-кон) и подчиненным законодательству США. Такие облигационные займы были выпущены в 1924—1929 гг. преимущественно германскими крупными предприятиями. В то время исчисление денежного обязательства в золотом долларе с подчинением его американскому праву рассматривалось в капиталистических странах Европы как абсолютная гарантия «стабильности» займа. Но когда экономический кризис привел в 1933—1934 гг. к снижению золотого содержания доллара и аннулированию в США золотой оговорки, то должники по займам стремились использовать отсылку к американскому праву в целях снижения задолженности. Они доказывали, что раз облигации подчинены действию американского права, то к ним применяется законодательство США, которое действует в момент платежа по этим облигациям.

Этой доктрине была противопоставлена другая теория, развитая главным образом во французской литературе международного частного права, сущность которой заключается в том, что если стороны в своем договоре (в облигациях) сослались на иностранный закон, то нормы закона тем самым для данного договора изменили свой характер и превратились в условия договора.

192

Обьгдинения держателей золотых займов в многочис* пиы\ судебных процессах 1933—1934 гг. требовали 1тежа в полноценных золотых долларах и в этих це-н\ ииерждали, что отсылки к американскому праву, ырижсииые в облигациях, имели в виду применение займу только тех американских законов, которые дей-Вовали в момент выпуска займа; применение же к обя-Втельству из займа последующих американских законов о девальвации доллара и аннулировании золотой ого-орки) противоречило бы смыслу договора, направленного на «стабильность» ценностного содержания доллара. В ряде решений, вынесенных по преимуществу французскими судами, эта точка зрения возобладала.

Однако в конечном счете огромные размеры задолженности европейских капиталистов в отношении США привели к тому, что действие американского закона от 5 июня 1933 г. об аннулировании золотой оговорки получило признание не только и США, но и за пределами США (в отношении также и тех обязательств, которые возникли до вступления в силу этого закона).

Таким образом, были преодолены правовые возражения, выдвигавшиеся объединениями держателей золотых займов и отражавшие их интересы1. ^

Изучение международной практики приводит к вы* воду о том, что в принципе отсылка к законодательству определенного государства подчиняет обязательства сто-j рон всем будущим изменениям в праве данного иностранного государства. Однако смысл конкретного договора может привести и к иному выводу. -J 3. Мы говорили о тех случаях (часто встречающихся в практике), когда после возникновения субъективного права, основанного на иностранном законе, в этом законе происходят изменения. Другой вопрос возникает по поводу действия изменений в отечественном коллизионном праве в отношении ранее возникших субъективных прав: имеют ли такие изменения обратную силу? Вопрос дебатировался в западной литературе2 в связи главным образом с переходом ряда стран от «закона гражданства» к «закону домицилия», а также с другими новшествами в коллизионном праве некоторых стран.

1 См. Л. А. Луни, Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран, Мм 1948, гл. 3, § 9. 8 См. Niederer, S. 356 и др.

7 Зак. 533

193

Имеет ли, однако, вопрос этот существенную специфику по сравнению с вопросом об обратном действии новых материально-правовых законов? Представляется, что поскольку коллизионные нормы так же, как и гражданско-правовые материальные нормы, направлены на регулирование отношений гражданско-правового характера, то и вопросы об обратной силе тех н других норм разрешаются на одних и тех же основаниях

4. При применении данной коллизионной нормы может возникнуть вопрос о значении изменений в фактическом составе правоотношения.

Коллизионная норма, содержащая определенную привязку, осталась неизменной; изменился фактический состав правоотношения в части, содержащей тот признак, по которому данная коллизионная норма привязывает отношение к определенному правопорядку. Какое значение имеет в этом случае названное изменение?

Примеры:

1. При применении привязки к закону местонахождения вещи для установления права собственности на вещь возникает необходимость разрешить вопрос о том, на какой момент времени следует определить местонахождение вещи, если она переместилась из страны в страну?

2. По некоторым законодательствам отношения сторон по купле-продаже или подряду регулируются пэа-вом местопребывания продавца (подрядчика), если только в договоре нет условия о выборе закона. На какой момент времени следует установить местопребывание продавца, если оно изменилось после заключения договора?

По первому вопросу польский и чехословацкий законы о международном частном праве (см. стр. 75) отвечают так: приобретение и потеря права собственности на движимость определяются законодательством государства, в котором вещь находилась в момент, когда возникли обстоятельства, повлекшие за собой данные празо

1 См. В. А. Туманов, Вступление в силу норм советского права, «ЬЧеныс записки ВИЮН», вып. 7, 1958. cip. 135 и сл.

Гавальда (Gava Id a, Les conflits dans le temps en dr. i. p., Paris, 1955, p. 173) приходит к заключению, что в отношении коллизионных норм применяется общин принцип ст. 2 Французского гражданского кодекса (Kegel, S. 17 ff; см. указанную там литературу). То же Dicey and Morris, p. 41.

194

вые последствия (см. § 2 ст. 24 польского закона и § 6 чехословацкого закона).

По второму вопросу местожительство продавца определяется на момент заключения договора (п. 1 § 1 ст. 27 польского закона и § 10 чехословацкого закона).

Приурочение коллизионной привязки к моменту возникновения правоотношения широко применяется.

Особо в этой связи следует сказать о так называемых длящихся правоотношениях, к которым прежде всего надо отнести отношения внутри семьи —между родителями и детьми, между супругами: здесь отдельные взаимные права и обязанности постоянно, вновь и вновь возникают. Если в качестве коллизионной привязки в этой области используется гражданство членов семьи или одного из них или их домицилий, то едва ли было бы целесообразно считать, что перемена гражданства или домицилия не должна порождать изменений в режиме отношений длимой коллизионной привязки. Вопрос и в теории и и прим икс нельзя считать вполне ясным и устойчиво рн (решенным '.

П. Принятие Основ гражданского законодательства пи шало необходимость определения того, в какой мере нормы Основ могут получить применение к отношениям, ВОЗНИКШИМ ДО их введения в действие (т.е. до 1 мая 1962 г.)- Вопрос получил разрешение в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1962 г. «О порядке введения в действие Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства».

Общим правилом является то, что Основы «применяются к ^гражданским правоотношениям, возникшим после введения в действие Основ, то есть с 1 мая 1962 г.

По договорным и иным гражданским правоотношениям, возникшим до 1 мая 1962 г., Основы гражданского законодательства применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения в действие Основ» (ст. 2 Указа).

«Действие статей 117—121 Основ гражданского законодательства... распространяется на наследства, открывшиеся до введения в действие Основ, но не принятые

• 195

никем из наследников и не перешедшие по праву наследования к государству до I мая 1962 г.» (ст. 12 Указа).

Очевидно, что эти правила, разрешающие «коллизию во времени» между старыми и новыми законами советского гражданского права, могут применяться лишь тогда, когда отношение согласно советской коллизионной норме подчинено советскому праву.

Возник и другой вопрос: о времени вступления в действие тех норм международною частного права, которые выражены в Основах гражданского законодательства.

Приведенные положения Указа применяются к Основам в целом, в том числе и к тем статьям, которые касаются вопросов международного частного права (ст.ст. 122—128). Большинство статей Основ определяет начала, которые в практике сложились задолго до их принятия или содержались уже в старом законодательстве в несколько другой форме выражения (ср. ст. 7 ГПК РСФСР 1923 г. и ст. 120 Основ гражданского законодательства). Вопрос о соотношении между старым и новым коллизионным законом может иметь практическое значение применительно к ст. 127 Основ гражданского законодательства, которая ввела новые для советского права коллизионные нормы о наследовании.

Статья 12 Указа от 10 апреля 1962 г. говорит лишь о тех статьях Основ гражданского законодательства, которые относятся к материальному наследственному праву (ст. ст. 117—121). Можно ли правило ст. 12 Указа применить по аналогии также и к ст. 127 Основ? На этот вопрос следует ответить утвердительно. Неупомииание в ст. 12 Указа ст. 127 Основ нельзя объяснить намерением проводить различие между материальным и коллизионным правом наследования.

<< | >>
Источник: Л.А.Лунц. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО. ОБШАЯ ЧАСТЬ. 1973

Еще по теме § 4. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ КОЛЛИЗИОННЫМИ НОРМАМИ И НОРМАМИ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ ДЕЙСТВИЕ ЗАКОНОВ ВО ВРЕМЕНИ:

  1. 3. Применение иностранного права в случаях, предусмотренных коллизионными нормами
  2. ГРАНИЦЫ МЕНЕДЖМЕНТА ОПРЕДЕЛЯЮТСЯ ЮРИДИЧЕСКИМИ НОРМАМИ
  3. 1. Понятие коллизионной нормы и основные коллизионные привязки 10. - Определение и механизм действия
  4. 5. Действие закона в условиях времени
  5. § 5. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ
  6. 3.3. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве, во времени и по кругу лиц
  7. 3. Российское законодательство о действии закона во времени
  8. §3. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве, во времени и по лицам
  9. 2. Международные правовые акты и уголовное законодательство некоторых зарубежных государств о действии закона во времени
  10. 16. В течение какого периода времени действует закон и иной нормативный акт, содержащий нормы трудового права?
  11. § 3. Действие уголовно-процессуального закона в пространстве, во времени, в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства
  12. 18.3. Коллизионные вопросы взаимоотношений между супругами и другими членами семьи
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -