<<
>>

Признаки самоисполнимых норм, вытекающие из международных договоров

Такие ориентиры (признаки) нередко содержат и договоры. Установлению признаков самоисполнимых норм помогает также метод "от противного" (см. выше) - через характеристику рецепции (непрямого действия норм МП).
Нередко в договорах подчеркивается, что их положения могут быть реализованы только через законодательство государств-участников.

Д. Анцилотти, характеризуя рецепцию, отмечает, что она: а) изменяет формальную силу нормы МП, последняя становится частью внутреннего права; б) изменяет дестинаторов (исполнителей) нормы; в) изменяет в большей или меньшей степени ее содержание <1>.

<1> См.: Анцилотти Д. Указ. соч. С. 75.

Содержание договоров позволяет выявить следующие наиболее значимые признаки исполнимых норм МП: общее указание в договоре, что его нормы применимы к отношениям в сфере национального права; адресованность нормы юридическим, физическим лицам или органам; детальность (ясный и определенный характер) нормы.

Общее указание в договоре о применимости его норм к отношениям в сфере национального права. Вряд ли хотя бы один договор содержит лишь самоисполнимые нормы. В каждом есть не только "ведущие", регулятивные, но и "сопровождающие", вспомогательные нормы: о целях и задачах договора, содержании употребляемых терминов, процедурах, юрисдикции, вступлении в силу, об оговорках, о прекращении и т.д. И тем не менее общее указание в договоре может служить верным ориентиром в том, что его нормы нацелены на непосредственное применение. Данное положение находит в принципе однозначное толкование в литературе.

К. Холлоуэй, например, пишет, что, когда в формулировке договора ясно выражено, что договор будет действовать в сфере национального права без какого-либо содействия со стороны правительства, такой договор является самоисполнимым <1>.

<1> См.: Holloway К. Modern Trends in Treaty Law. L, 1967. P. 306.

Скажем, в первых статьях серии двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам закрепляется, что их положения относятся к физическим и юридическим лицам, что учреждения юстиции оказывают друг другу правовую помощь в соответствии с договором; в конвенциях об избежании двойного налогообложения - что они применяются к лицам, которые с точки зрения налогообложения рассматриваются как имеющие постоянное местопребывание в одном или обоих договаривающихся государствах.

Соглашение между Правительством РФ и Правительством Литовской Республики о пенсионном обеспечении "регулирует пенсионное обеспечение лиц, постоянно проживающих на территории государства одной Стороны и переселяющихся на постоянное место жительства на территорию государства другой Стороны". По Соглашению о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) "перевозка грузов между странами... производится на условиях, установленных настоящим Соглашением". Конвенция СНГ о международных автомобильных перевозках пассажиров и багажа 1997 г. оговаривает, что она распространяется на перевозчиков сторон и имеет для них обязательную силу.

Другие договоры явно ориентированы на иной путь, о чем свидетельствуют их начальные положения: государства обязуются проводить "национальную политику", содействовать уважению прав и обеспечивать их путем национальных мероприятий или принятием законодательных мер, выполнять обязательства в пределах имеющихся ресурсов, стремиться к выполнению задач, развивать сотрудничество и т.д. Нередко встречаются и прямые отсылки к национальному законодательству участников договора. Очевидно, что во всех подобных случаях договор в целом или его соответствующие нормы рассчитаны на не прямое регулирование правоотношений, а на "проведение" через законодательство, организационные, административные и другие процедуры.

Так, Лимбургские принципы применения Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, которые являются его авторитетным доктринальным толкованием <1>, в разъяснение ст. 2 Пакта подчеркивают: все государства-участники обязаны начать немедленно принимать меры в направлении полной реализации прав. На национальном уровне государства будут использовать все надлежащие способы, включая законодательные, административные, судебные,

экономические, социальные, и меры в области образования (п. п. 16, 17). Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию, заключенная в рамках Совета Европы, содержит прямые обязательства государств-членов ("каждая Сторона принимает такие законодательные и иные меры...") <2>.

<1> См.: Лимбургские принципы применения Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах/Пер.

и послесл. Л.Н. Шестакова // Вестник Московского ун-та. Серия 11. Право. 1996. N2. С. 76-92.

<2> БМД. 2009. N 9.

Адресованность нормы физическим, юридическим лицам или конкретным видам органов.

Это может вытекать непосредственно из содержания самой нормы или из ее смысла. В договорах о правовой помощи, например, в статьях о порядке ее оказания не всегда оговаривается адресат, но ясно, что это органы юстиции, которые упоминаются в первых статьях договоров. В конвенциях об избежании двойного налогообложения основные адресаты (компетентные органы и лица) называются, как правило, в первых статьях, посвященных употреблению терминов. Из смысла же основных статей, касающихся тех или иных видов доходов, вытекает, что они могут реализовываться и компетентными финансовыми органами, и лицами в порядке защиты своих прав.

Отдельные нормы Договора между Российской Федерацией и Киргизской Республикой о правовом статусе граждан, постоянно проживающих на территории другой договаривающейся стороны <1>, непосредственно адресованы конкретным лицам: "Документы (об образовании) дают право гражданину одной Стороны, постоянно проживающему на территории другой Стороны, поступать в учебные заведения, расположенные на территории обеих Сторон, и действительны при приеме на работу по указанной в документах специальности" (п. 2 ст. 6; см. также ст. ст. 3, 4 об общих правах и обязанностях граждан и др.).

<1> СЗ РФ. 2001. N 9. Ст. 786.

В той же мере можно привести в качестве примера и положения Будапештской конвенции о договоре перевозки грузов по внутренним водным путям 2001 г., Конвенции о международных автомобильных перевозках пассажиров и багажа 1997 г.

Детальность (ясный и определенный характер) нормы. Самоисполнимые нормы МП способны непосредственно регулировать отношения и определять поведение субъектов внутреннего права (лиц, органов, организаций и др.). Это означает, что они содержат указание на конкретные права и обязанности. Из чего, в свою очередь, вытекает возможность субъектам использовать права или выполнять обязанности, а судам - разрешать дела, или способность норм служить основой для индивидуальных правоприменительных актов.

Так, упоминавшееся Соглашение между Правительством РФ и Правительством Литовской Республики о пенсионном обеспечении устанавливает конкретные виды стажа, учитываемые при назначении пенсий, порядок исчисления их размера, условия выплаты и т.д.

Данный признак самоисполнимых норм недвусмысленно обозначен Судом ЕС применительно к праву Европейского союза. Обобщая практику 27 стран, его отмечает К. Экономидес <1>.

<1> См.: Экономидес К. Указ. соч. С. 6. См. также: Энтин М.Л. Суд Европейских Сообществ. Правовые формы обеспечения западноевропейской интеграции. М., 1987. С. 84; Аметистов Э.М. Современные тенденции развития права Европейских Сообществ // СГП. 1985. N 7. С. 87 - 96; Lipstein К. The Law of European Economic Community. L., 1974. P. 28 - 29.

Говоря о признаке точности и конкретности, и судебные органы (в частности, Суд ЕС), и авторы, пишущие на эту тему, закономерно имеют в виду прежде всего основные, регулятивные нормы договоров, поскольку в них заложены права и обязанности. Так, Конвенция о международных автомобильных перевозках пассажиров и багажа сопровождается приложением, в котором содержатся утвержденные договаривающимися сторонами Правила перевозок, распространяющиеся на пассажиров и перевозчиков.

Тем не менее нельзя обойти вниманием и нормы, которые условно можно назвать "техническими". Они служат как бы подспорьем, дополнением к основным нормам, но также определяют поведение субъектов, и степень точности достигает в них максимального уровня. Назовем, к примеру, нормы регламентов ИКАО, соглашений по вопросам таможенного оформления грузов, положения Всемирной по чтовой конвенции, касающиеся габаритов и веса почтовых отправлений, соглашений об автомобильном и железнодорожном сообщении относительно перевозимых грузов, договоров об ограничении конкретных видов вооружений в части установления количества, типов и других характеристик сокращаемых или уничтожаемых вооружений и др.

Дополнительным признаком, подтверждающим самоисполнимость нормы, представляется наличие в МП или во внутреннем праве сопровождающего ее механизма реализации.

Дополнительным потому, что вряд ли в таком механизме (порядке, процедуре реализации) нуждаются все нормы. Значительная часть норм, скажем - договоров о правовой помощи посвящена определению подсудности и применимого права в вопросах дееспособности, правоотношений супругов, родителей и детей, усыновления, опеки и попечительства, сделок, наследования. Такие нормы действуют в форме простого исполнения (соблюдения) заинтересованными лицами или судом, рассматривающим дело, и не требуют установления для этого специальной процедуры. В равной мере это и нормы об определении гражданства в соглашениях о регулировании вопросов двойного гражданства, о видах доходов, подлежащих или не подлежащих двойному налогообложению в соответствующих конвенциях, и др.

Но другие нормы подразумевают необходимость механизма их исполнения, например порядка назначения пенсий, исполнения ходатайств о принудительном исполнении иностранных судебных решений, освобождения от двойного налогообложения и т.д. Сказанное не означает, что данные нормы не могут быть самоисполнимыми. Как и первые, они действуют непосредственно, своей собственной силой регулируют поведение субъектов, но совместно с процедурными нормами МП или внутреннего права. Это может служить примером высказанного выше положения, что механизм реализации многих норм МП "смещен" из международной сферы во внутригосударственную <1>.

<1> См.: Марочкин С.Ю. Проблема эффективности норм международного права. С. 124.

<< | >>
Источник: С.Ю. МАРОЧКИН. ДЕЙСТВИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ / Монография. М.: Норма, Инфра-М. 288 с.. 2011

Еще по теме Признаки самоисполнимых норм, вытекающие из международных договоров:

  1. Признаки самоисполнимых норм, вытекающие из международных договоров
  2. 2. Взаимодействие норм международного и внутригосударственного права: теоретические основы Правовая система Российской Федерации: понятие и содержание
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -