>>

ПРЕДИСЛОВИЕ

В настоящее время вследствие расширения международного торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества значительно возросло число споров с участием иностранных лиц, рассматриваемых судами общей юрисдикции, арбитражными и третейскими судами.

Эти споры возникают в связи с исполнением внешнеэкономических контрактов, осуществлением инвестиций на территории России, обжалованием деятельности органов хозяйственных обществ, защитой интеллектуальной собственности, реализацией трудовых договоров и т.д. Соответствующая судебная практика все более широко освещается на страницах юридических изданий. В "Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" такого рода дела публикуются под специальной рубрикой "О спорах с участием иностранных лиц".

Тенденция к увеличению споров подобного рода, отражающая возросшую всеобщую потребность в судебной защите, кроме того, является в определенной мере плодом судебной реформы, в рамках которой осуществляется ее модернизация и одна из целей которой состоит в обеспечении доступности правосудия <*>.

--------------------------------

<*> Правовая реформа - "экватор" позади // Коллегия. 2000. N 6. С. 8 - 11; Яковлев В.Ф. О новом Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. N 8. Специальное приложение. С. 171 - 174.

Названная тенденция не могла не повлечь за собой случаев применения иностранного права в судебной практике, особенно в сфере предпринимательской деятельности, причем не только в плане сравнительного правоведения. Например, практически в каждом деле, в котором участвует иностранная фирма, возникает необходимость установить статус такого лица и полномочия его представителей, что возможно сделать, как правило, исходя из норм соответствующего иностранного права. В российской юридической литературе появились исследования, посвященные проблемам установления содержания и применения иностранного права <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М., 2000.

Активизация использования иностранного права характерна не только для России, но и для многих других стран. Английский исследователь Ричард Фентиман призывает "перекроить карту международного частного права", чтобы среди прочего подчеркнуть значение иностранного права в судебной практике в настоящее время.

Анализируя роль иностранного права в современной практике английских судов, Р. Фентиман признает, что существует несколько факторов, уменьшающих значение процесса выбора права и, как следствие, значение иностранного права. К их числу относятся: тенденция к унификации национальных правовых систем; стремление сторон к урегулированию спора мирным путем в целях избежания затрат, связанных с применением иностранного права; возможность отказа суда от юрисдикции в отношении споров с участием иностранного элемента со ссылкой на доктрину forum non conveniens, которая позволяет суду отказаться от производства по делу на том основании, что суд иного государства является в большей мере компетентным в рассмотрении конкретного спора; стремление английских судов к применению "домашнего", т.е. английского, права. Однако автор, несмотря на указанные факторы, приходит к выводу, что сама возможность применения иностранного права оказывает влияние на международный гражданский процесс <*>.

--------------------------------

<*> Fentiman R. Foreign Law in English Courts. Oxford, 1998. P. 10, 24, 29.

Думается, те же факторы в определенной мере свойственны и российской судебной практике. Для нее также справедлив вывод о том, что сама возможность применения иностранного права оказывает влияние на участников судебных процессов и на сам суд.

В США также отмечается возрастание случаев использования иностранного права в судах. Американские исследователи связывают это прежде всего с интернационализацией гражданского и уголовного процесса, которая, в свою очередь, является следствием роста трансграничной торговли и инвестиций, а также новых возможностей в преодолении больших расстояний и в области связи <*>.

--------------------------------

<*> Clark D.S. The Use of Comparative Law by American Courts. In: The Use of Comparative Law by Courts. Hague; London; Boston, 1999. P. 297.

Международному частному праву, направленному на регулирование частноправовых отношений с иностранным элементом, свойственны два способа воздействия на участников таких правоотношений: материально-правовой и коллизионный, - обеспечивающие преодоление коллизионной проблемы, т.е. решение вопроса о том, праву какой страны следует подчинить конкретное правоотношение.

При использовании материально-правового метода коллизионный вопрос устраняется с помощью специальных материально-правовых норм, непосредственно регулирующих поведение участников частноправовых отношений с иностранным элементом и определяющих их права и обязанности. Такие нормы содержатся во внутреннем законодательстве, международных договорах и обычаях.

Что касается коллизионного метода регулирования, то его отличительным признаком является использование коллизионной нормы, т.е. нормы, которая определяет, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению. Иными словами, коллизионная норма является отсылочной. Ей можно руководствоваться только вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает.

Как отмечается в юридической литературе, процесс применения коллизионных норм включает две стадии. На первой устанавливается, используется ли в данном случае коллизионная норма, если используется, то какая именно, к праву какой страны она отсылает. На второй стадии применяется право, к которому отсылает коллизионная норма. Именно тогда и может возникнуть проблема установления содержания иностранного права <*>.

--------------------------------

<*> Международное частное право. Современные проблемы. М., 1994. С. 450.

Нормы, определяющие порядок установления содержания иностранного права, относятся к национальному процессуальному праву. Нормы национального процессуального права, регламентирующие разрешение споров с участием иностранного элемента, образуют специальную совокупность норм, которую в науке международного частного права принято называть международным гражданским процессом.

В отечественной правовой науке международный гражданский процесс рассматривается как часть международного частного права <*>.

--------------------------------

<*> Звеков В.П. Международное частное право. Курс лекций. М., 1999. С 32; Светланов А.Г. Международный гражданский процесс. Современные тенденции. М., 2002. С. 7.

Очевидно, что правильное и эффективное определение содержания иностранного права оказывается в конечном счете важнейшим условием применения коллизионных норм. Само использование коллизионного метода регулирования обусловлено наличием процессуальных норм, которые могли бы служить предпосылками для такого определения. Не будет преувеличением утверждение о том, что на этапе установления содержания иностранного права наступает момент истины, когда подвергается испытанию на практическую пригодность коллизионный метод регулирования.

В связи с этим уместно привести замечание австралийских правоведов: "Доказывание иностранного права часто рассматривается как незначительный процессуальный вопрос. Фактически же его важность трудно переоценить. Цель коллизионных норм и цель, которую в конечном счете преследует международное частное право, могут быть достигнуты, если применимое иностранное право должным образом доказано или иным образом установлено" <*>.

--------------------------------

<*> Цит. по: Fentiman R. Op. cit. P. 6.

В международной договорной практике имеет место процесс унификации материально-правовых и коллизионных норм. С учетом такой практики и в свете возрастания значения правильного и эффективного применения иностранного права для целей международного гражданского оборота некоторые исследователи ставят на повестку дня вопрос о гармонизации национальных подходов к установлению содержания иностранного права. Необходимость этого связана с тем, что в настоящее время различные способы решения этого вопроса, существующие в национальных правовых системах, не обеспечивают единообразия в применении права одного и того же государства в судах различных стран <*>.

--------------------------------

<*> Fentiman R. Op. cit. P. 13 - 14.

Среди юристов весьма распространено мнение о том, что сложности, вызванные практическим установлением содержания иностранного права, весьма значительны и связанный с этим процесс чрезвычайно трудоемкий, непредсказуемый и дорогой. Следствием этого является упрощенный подход к вопросам иностранного права, который приводит к игнорированию его специфики, а это дает основание предположить, что практическое применение в соответствующем национальном суде недостаточно эффективно.

В зарубежной судебной практике перспектива процесса с использованием иностранного права нередко побуждает стороны к отказу от спора или к мирному урегулированию спора, что вряд ли можно приветствовать, если принять во внимание истинные причины таких компромиссов.

В свете сложностей, связанных с установлением содержания иностранного права, ставится под сомнение даже практическая целесообразность существования процесса гармонизации международного частного права, да и самого коллизионного метода, а также успешного развития международного гражданского процесса. Некоторые авторы высказываются в пользу повсеместного применения lex fori и совершенствования национального права.

По этой причине одного лишь наличия в национальном процессуальном праве норм, которые могли бы служить предпосылками для правильного и эффективного выяснения содержания иностранного права, может оказаться недостаточным для этого и в конечном счете для преодоления коллизионной проблемы. Необходимы условия и предпосылки, которые позволили бы в порядке, определенном национальными процессуальными нормами, обеспечить в практическом плане возможность установления содержания иностранного права (фактический доступ к источникам иностранного права, осведомленность о правоприменительной практике и т.п.).

В российской судебной практике нередки случаи применения иностранного права. Причем оно используется не только для определения статуса иностранного лица, участвующего в деле, но и, например, для установления содержания прав и обязанностей контрагентов договора, подчиненного иностранному праву.

В качестве источника информации об иностранном праве российские суды используют и иностранные законодательные акты, и заключения специалистов по законодательству соответствующей страны, и даже судебные прецеденты тех государств, которые принято относить к странам общего права (common law).

Вместе с тем при попытках установления содержания иностранного права российские суды зачастую практически лишены поддержки каких-либо государственных институтов. По этой причине они вынуждены в качестве информации об иностранном праве пользоваться недостоверными источниками, упрощенно толковать и применять его или вовсе уклоняться от его применения. Как правило, судам удается должным образом установить содержание иностранного права только в тех случаях, когда то или иное лицо, участвующее в деле, заинтересовано в этом и несет бремя доказывания его содержания.

Высказанное в юридической литературе мнение о том, что "возложение обязанности установления информации о применимом праве на стороны (п. 2 ст. 1191 ГК РФ, далее - ГК) нецелесообразно и противоречит ряду базовых правовых концепций и принципов", представляется как минимум не отвечающим потребностям существующей судебной практики <*>. Более того, можно полагать, что даже в случае возложения бремени доказывания содержания иностранного права на стороны суд не освобождается от обязанности предпринять собственные необходимые усилия в соответствующем направлении.

--------------------------------

<*> Толстых В.Л. Установление содержания иностранного права (проблемы применения статьи 1191 ГК) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2004. N 5. С. 100 - 117. Спорным представляется вывод автора о том, что возложение бремени доказывания содержания иностранного права на стороны "противоречит ряду базовых правовых концепций и принципов". Думается, что во многом аргументы, которые он использует, основываются на достаточно спорной презумпции недобросовестности сторон и их юридических представителей (адвокатов) при пользовании своими процессуальными правами и при исполнении своих процессуальных обязанностей. К тому же следовало бы учесть, что адвокаты сторон связаны правилами профессиональной этики, авторитет которых в адвокатском сообществе весьма высок. Кроме того, не следовало бы недооценивать практические возможности сторон и их адвокатов в деле установления содержания иностранного права, которые, как доказывает судебная практика, зачастую не меньше, если не больше, чем те, которыми располагает суд.

Есть все основания прогнозировать, что существующая тенденция все более активного применения иностранного права в российской судебной практике сохранится. Поэтому вышеупомянутые процессы и проблемы нуждаются в скорейшем осмыслении и разрешении.

В связи с вышеизложенным задачей настоящего исследования является анализ действующего законодательства и существующей практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов по вопросам установления содержания и применения иностранного права и выявление на этой основе факторов, которые способствуют либо, наоборот, препятствуют этому процессу.

В работе использованы примеры из судебной практики, опубликованной в периодических изданиях, в сети Интернет, в Справочно-правовой системе "КонсультантПлюс", а также из личной практики автора. При этом приводятся в основном примеры судебной практики по разрешению споров в сфере предпринимательской деятельности, что объясняется большим числом таких споров и источников информации о них в сравнении со спорами в иных сферах гражданского оборота.

| >>
Источник: Ю.А. Тимохов. Иностранное право в судебной практике. 2003

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. Предисловие
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. Предисловие специалиста
  8. Предисловие автора ко второму изданию
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ
  13. 1 Предисловие
  14. Предисловие
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -