<<
>>

Правовой статус акционеров корпораций

Международный Суд применил эти принципы при рассмотрении дела о Барселонской компании для разрешения вопроса о том, может ли государство защищать своих граждан, являющихся акционерами иностранной корпорации, которой был нанесен ущерб.

Разрешение этой проблемы Международный Суд начал с признания того, что «акционерное общество создается с разрешения государства н в сфере, подпадающей главным образом под его внутреннюю юрисдикцию» 63.

Суд принял во внимание, что компания с ограниченной ответствепиостыо и заключающимся в акциях капиталом пользуется в различных национальных условиях правами самостоятельного юридического лица и является учреждением, независимым от своих акционеров, которые, пока эта компания существует, не имеют права па его активы 64. «Если Суд будет решать это дело без учета основных институтов внутреннего права... он потеряет всякую связь с реальностью». «Международное право ориентируется пе па внутреннее право какого-либо одного конкретного государства, а на общепринятые в различных национальных системах нормы» 15ь.

В решении Международного Суда указываются две причины, которые позволяют считать, что правосубъектность корпораций отличается от правосубъектности акционеров. Во-первых, в международном плане внутреннее право — это такой же реальный факт, как и многие другие, которые должны приниматься во внимание международными судебными органами; во-вторых, независимая правосубъектность корпораций уже стала правовым принципом, который, как правило, признается национальными правовыми системами, и, как таковой, он может рассматриваться в качестве нормы международного права. В арбитражных решениях также не раз признавалась самостоятельная правосубъектность корпораций. Одно из них отвергает тезис о необходимости отказа от призна-пня такой правосубъектности, якобы представляющей собой лишь «юрпдико-тсхническую формулу, характерную для внутреннего права», иа основании того, что «в

03 Дело о Барселонской комиэшга (L С.

J. Reports, 1970, р. 33). Ibid., p. Ibid., Р..37.

438

большинстве случаев юриспруденция всех стран признает за юридическими лицами, известными как компании, правосубъектность и имущество, принадлежащие только им и совершенно отличные от правосубъектности и имущества их акционеров» 66.

В деле о Барселонской компании Международный Суд не отрицал того факта, что причиняемый компании ущерб зачастую приносит убытки и его акционерам. Суд заявил: «Однако сам но себе факт того, что ущерб был нанесен как компании, так и ее акционерам, еще не означает, что п компания и акционеры имеют право предъявлять иск о возмещении убытков тому, кто, стремясь повредить своему должнику, прнчппил им эти убытки. Несомненно, что в подобных случаях нарушаются не нрава, а лишь интересы акционеров. Таким образом, каждый раз. когда затронуты интересы держателя акций в результате каких-либо действий, направленных против компании, только последняя имеет право принять соответствующие меры, поскольку, хотя п компания н акционер пострадали в результате одппх и тех же противоправных действий, нарушенными следует считать только права одного лз них» г,т.

Положение было бы иным, если бы обжалуемые действия были совершены непосредственно в нарушение гыдв акционеров как таковых, например если бы это были :;а-кпе-то действия, ущемляющие их права «на полагающееся им дивиденды,-на участие в заседаниях общих сгораний акционеров п в голосовании, па получение сво-ii доли остаточного капитала при ликвидации компании» 6S. В подобных случаях государство, в гражданстве которого состоит акционер, имеет право выступить в его защиту независимо от национальной принадлежности самой компании.

Поскольку именно правосубъектность корпорации является препятствием для осуществления дипломатической защиты ее акционеров, прекращение существования корпорации как юридического лица устраняет эту помеху. Только когда между государством-нарушителем п держателями акций ие стоит компания, последние могут утверждать, что было прямо нарушено их право на по-

ee Reparation Commission U.

S., Tankers of D. A. P. G. (Ш'Л, 2 R. T. A. A., p. 787.

07 Дело о Барселонской компании (I. С. .1. Reports, i970, v.к fia Ibid., p. 30. "'

437

лучение причитающейся им доли остаточного капитала ликвидируемой компании. Международный Суд заявил по этому поводу: «Лишь в случае прекращения существования компании как юридического лица акционеры оказываются лишенными возможности пользоваться ее защитой; и только когда они не располагают такой возможностью, для них н их государств возникает право на самостоятельные действия» 69.

Однако Международный Суд пришел к выводу, что Барселонская компания не была в таком положении, так как, «несмотря на то, что она находилась в процессе ликвидации, она продолжала существовать» '".

Некоторые весьма авторитетные авторы предлагали сделать одно исключение из правила, запрещающего дипломатическую защипу акционеров. По их мнению, такая защита должна быть разрешена, когда речь идет о корпорации, учрежденной по законам шш на территории государства-ответчика 7!. В поддержку этой теории приводится тезис о тога, что в нротпвпом случае акционеры таких компании будут полностью лишены каких-либо возможностей на получение дипломатической защиты. Но этот тезис пе учитывает должным образом" происхождение, функции и цели существующих норм международного нрава, касающихся порядка подачи исков и осуществления дипломатической защиты ннострапцов. Важно, что и решения арбитражей, п практика государств так же определенно и безусловно отвергают попытки выступления от имени акционеров в защиту требований, предъявляемых государству, юридическим лицом которого является корпорация 72. В свое время уже указывалось, что с точки

cs Ibid, р. 41.

70 Ibid.

71 Beckett. Diplomatic Claims in Respect of Injuries to Companies, Transactions Grotius Society, 1932, p. 789; De Vis-seller Cb. Do la protection deiplomalirpio des actionnaires d'une societc con Ire l'Etal sous la legislation duquel celte sociele s'est ronstiluee. — «Rovue de Droit International et de Legislation compa-ree», 1934, p.

624. Ср. особое мнение судьи Фптцморпса по делу о Барсилонскоп компании (I. С. .Т. Reports, 1970, р. 72).

72 Более подробный анализ практики государств и решении

438

зрения логики допущение подобного исключения нанесло бы «серьезный ущерб всей системе норм международного права, касающихся обращения с иностранцами» 73.

Анализируя аргументы в пользу необходимости соблюдения принципа равноправия сторон, выдвинутые Бельгией в защиту своей позиции, Международный Суд подчеркнул, что разрешение осуществлять в подобных случаях дипломатическую защиту акционеров повлечет за собой серьезные практические трудности. Суд заявил, в частности, что «...принятие теории дипломатической защиты акционеров как таковых могло бы создать атмосферу ненадежности н неуверенности в международных экономических отношениях, поскольку это создало бы условия для столкновения дипломатических претензий. Опасность будет возрастать в связи с тем, что акции компании, чья деятельность носит международный характер, имеют широкое распространение н часто переходят из рук в руки» 74.

Нормы международного права, регулирующие порядок подачи исковых претензий, такие, как их принятие по усмотрению государств, требования неизменности национальной принадлежности корпораций и необходимости наличия нарушения их прав как основания для возбуждения иска, запрещение защиты акционеров, часто критиковались как нелогичные н ведущие к несправедливым н непредвиденным результатам при их применении на практике.

Все эти критические высказывания основывались на том предположении, что обычные нормы международного права должны обязательно предусматривать какие-то средства для защиты любых капиталовложений за границей. Но это отнюдь не так. И хотя государства могут договориться с другими государствами, придерживающимися подобных же принципов, о любом изменении, направленном на устраиепие в отношениях между ними любых частных неудобств, возникающих при применении обычных норм, основной целью, ratio log-is, которую преследуют общие нормы международного права в данной области, отнюдь не является обеспеченно наилучшей

пании (I.

С. .1. Reports. 1970. р. 49).

71 Дело о Барселонской компании (I. С. J. Reports, 197Q.

439

защити иностранных капиталовложений. Указаппые нормы принимают во внимание и защищают но интересы ии-дивндов, а интересы государств, стремящихся к поддержанию равновесия системы, которая, с одной стороны, предоставляет определенные возможности, известным образом ограниченные, для осуществления дипломатической защиты иностранной собственности, а с другой — обеспечивает уважение территориального суверенитета п национальной юрисдикции. Как заявил Международный Суд, следует иметь в виду, что «дипломатическая защита — один из панболее деликатных аспектов международных отношений, поскольку при ее осуществлении сталкиваются интересы иностранного государства, стремящегося к защите прав своих граждан, н суверенные права государства, па территории которого находятся последние» '5.

«Международно-правовые нормы в этой области создавались в период, характеризующийся интенсивными столкновениями между различными системами и интересами. Они возникли главным образом па базе двусторонних отношеппа, то есть отношений, в ходе становления которых необходимо было позаботиться как об охране права государства на дипломатическую защиту своих граждан за границей, так н о соблюдении прав того государства, па чьей территории предполагалось осуществлять такую защиту» 76.

Ныне действующие обычные нормы международного права представляют собой основные исторически сформировавшиеся принципы, в соответствии с которыми государство готово признать законность претензий, предъявляемых ему другими государствами от имени лиц, проживающих или имеющих собственность па его территории. Эти правила представляют собой своего рода modus vivendi, хорошо уравновешенный компромисс, достигнутый постепенно п мирными средствами и принятый как государством, выступающим за расширение пределов осуществления дипломатической защиты, так и государством, заинтересованным в нх ограничении.

Исчерпание внутренних возможностей

Правило о том, что иностранец, которому причиной ущерб, должен исчерпать внутренние возможности, преж-

75 Ibid., р.

33.

де чем можно будет предоставить ему дипломатическую п судебную защиту, представляет собой «давно установившуюся норму обычного международного права» "'.

Это правило имеет чрезвычайно важное значение, поскольку оно обеспечивает «государству, на территории которого было совершено нарушение, возможность исправить положение, используя свои собственные средства, в рамках своей национальной правовой системы» "8. В основе этого правила лежит принцип уважения суверенитета и юрисдикции государства, которое обладает необходимой компетенцией для рассмотрения подобного вопроса в своих собственных судебных органах пли каким-либо нпым образом. «Это уважение суверенных прав государства проявляется в том, что юрисдикция местных судебных органов государства пользуется приоритетом перед юрисдикцией международных судебных органов в случаях, касающихся нанесения ущерба иностранцам...» ,а В протпвпом случае иностранец оказался бы в положении привилегированного лица, для которого не существуют пи внутригосударственное право, ни местные суды п который может незамедлительно прибегнуть к политическому влпяппю своего собственного государства при возникновении любых, даже самых незначительных, разногласии с другим правительством. Преждевременное дипломатическое вмешательство подобного рода представляло бы собой прямой вызов независимости местного суверена и ставило бы под сомнение действительность его законов и компетентность его судов по отношению ко всем лицам, подпадающим под его юрисдикцию.

Принимая во внимание саму сущность этого правила, трудно согласиться с тезисом о том, что договоры п соглашения об арбитраже обычно подразумевают отказ от него. В каждом случае необходим индивидуальный подход, но основная презумпция не должна заключаться в молчаливом отказе государства от юрисдикции своих национальных судов.

Постоянная палата международного правосудия в деле о железной дороге Паневежис — Салдустискис подчеркнула, что подписание факультативной клаузулы об обязательной юрисдикции Постоянной палаты в соответст-

77 Дело «Интерхандель» — предварительные возражения (I. С. .Т. Reports. 1959, р. 27). 7S Ibid., p. 27.

79 Особое мнение судьи Кордовы (ibid, р. 45).

441

44 0

впгт со ст. об ее Статута не означает, что подписавшие ее государства отказываются от указанного правила, как утверждал судья Ван Эйсинг в своем особом мнении но данному делу 80. Общие договоры об арбитраже и соглашения об арбитраже, ратифицированные до возникновения какого-либо спора, должны рассматриваться с этой точки зрения в том же самом плапе, что и факультативная клаузула об обязательной юрисдикции, принятая в соответствии со ст. 36 Статута Постоянной палаты международного правосудия 8|.

Точно так же в деле «Интерхондоль» Междупародпый Суд широко применил это правило при обосновании своего отказа удовлетворить просьбу Швейцарии, чтобы Суд признал себя компетентным вынести решение по вопросу о том, обязаны ли Соединенные Штаты передать спор в арбитраж плп решить его в порядке согласительной процедуры, несмотря на то что еще оставалось неиспользованным такое внутреннее средство правовой защиты, как рассмотрение дела в Верховном суде США.

Международный Суд пришел к заключению, что правило о необходимости исчерпания внутренних возможностей действует также и в этом случае, п заявил, что «...основания, па которых зиждется правило об печерпа-ипп внутренних возможностей, одинаковы, независимо от того, применяется ли оно международным судом, арбитражем илп согласительной комиссией. Поэтому Международный Суд считает необоснованным проведение какого бы то ни было различия при прнмепеппн правила об исчерпании впутреппих возможностей в зависимости от вида иска или средства разрешения спора» 82.

В этом деле Швейцария выдвипула п другое предложение. Опа просила Международный Суд выпестп решение деклараторного характера, в котором бы объявлялось о том, что Соединенные Штаты нарушили свои международные обязательства, отказавшись возвратить секвестированные авуары швейцарской компании «Иитерхаи-дель»83. Швейцарский представитель профессор Гугеи

80 Дело о ж слоя по ft дороге Папевежпс—Салдустпскпс (С. P. J. I., serie А/В, тип. 76, р. 36).

8' Л т о г л s i n g h с С. F. The Local Remedies Rule in an Appropriate Perspective.— eZcilschrift fiir auslandisches offentliches Reel)I 1111 VolkerrcchU, 1076, S. 738—739.

sz Дело «Иптсрхаидсль» (I. С. .Т. Reports, i959, p. 29).

хайм утверждал, что правило о необходимости исчерпания внутренних возможностей пе должно применяться в случаях, когда испрашивается деклараторное судебное решение, которое только констатирует факт нарушения тем или иным государством своих международных обязательств в отношении определенных прав частных лиц, то есть когда истец ограничивается лишь просьбой о вынесении исключительно деклараторпого решения и не претендует иа какую бы то ни было репарацию 84. Международный Суд не высказал свою точку зрения по поводу этого тезиса, посчитав, что он был вьтдвппут слишком поздно, то есть уже после прекращения обсуждения обстоятельств дела 85. В любом случае принятие подобного тезиса позволяло бы легко избегать соблюдения правила об исчерпании внутренних возможностей путем обращения с просьбами о вынесении деклараторных судебных решений, которые в дальнейшем могли бы приобретать значение res judicata в отношении последующих рассматриваемых в международном порядке претензии, уже содержащих также и требования о репарациях.

Как заявила Постоянная палата международного правосудия, смысл деклараторпого судебного решения заключается о том, чтобы «раз и навсегда обеспечить признание сторонами какого-то правового положения в качестве обязательного для них, причем сделать это так, чтобы определенное подобным образом правовое положение 'не могло быть в дальнейшем подвергнуто сомнению в том, что касается вытекающих из него юридических последствий» 31\

Правило о необходимости исчерпания внутренних возможностей требует, чтобы жалоба была передана не только в судебные инстанции, но и на рассмотрение компетентных административных органов и вообще всех местных органов власти, которые в состоянии решить вопрос об эффективном и соответствующем возмещении. При этом могут быть использованы как обычные, так п экстраординарные средства, за исключением таких, которые представляют собой благодеяние, а не направлены па вос-

86 Дело о заводе в Хожуве (С. Р. 3. I, serie А/В, niim. IE,

4.43

становление законного права..Если иностранец после того, как ему был причинен ущерб, не использовал или не пытался использовать все эти возможности, значит, он не приложил необходимых и достаточных- усилий для того, чтобы добиться справедливости в пределах юрисдикции государства-ответчика, и, следовательно, утратил право на то, чтобы его дело было представлено на рассмотрение и разрешение международного судебного органа.

Для того чтобы считать исчерпанными внутренние возможности, истец в качестве частного лица должен представить в национальные органы все материалы, которыми он с точки зрения здравого смысла может располагать и которые могут оказаться существенными для разрешения дела в его пользу. Если истец не представил необходимых доказательств или других существенных для рассмотрения дела материалов, государство-ответчик может утверждать, что он не исчерпал всех местных возможностей. «Для того чтобы какое-то государство могло в порядке осуществления защиты своих граждан предъявить иск в международном плане, предварительно должна быть использована вся система правовой защиты, предусмотренная внутренним правом государства-ответчика» 87.

Естественно, указанпое правило не применяется, если па деле просто не существует каких-либо внутренних возможностей, которые следовало бы исчерпать, например когда судебный иммунитет суверена пе позволяет предъявить ему иск или когда в национальном праве имеются какие-то другие ограничительные положения. Напротив, если существуют доступные внутренние возможности, то, даже когда речь идет о необходимости опротестовать решения высших органов государственной власти, эти возможности следует использовать. В одном из рассматриваемых ею дел Постоянная палата международного правосудия заявила, что вопрос о том, компетентны ли национальные суды разбирать ту или иную конкретную жалобу, пе должен решаться Палатой, поскольку национальные суды самостоятельно могут вынести окончательное решение по этому вопросу; следовательно, такую возможность обращения с жалобой в национальные суды необходимо использовать. «До тех пор пока пе будет точпо доказано» посредством официально принятого

37 Арбитраж ио ДОЛУ Амбатпелоса (А. 3. I. L., num. 50 (1956), р. 678).

444

национального решения, что внутренние суды «некомпетентны рассматривать поданную им жалобу», Постоянная палата международного правосудия не может согласиться с утверждением, согласно которому «правило об исчерпании внутренних возможностей неприменимо в данном случае, поскольку литовское законодательство не предусматривает в такого рода случаях каких бы то ни было способов возмещения причиненного ущерба» 8S.

Однако это правило ие применяется тогда, когда имеющиеся и доступные внутренние возможности «явно бесполезны» или «очевидно неэффективны».

Существующие внутренние средства правовой защиты могут оказаться неэффективными из-за каких-либо положений национального права или процессуальных требований, препятствующих их результативному использованию. Так, если высшие судебные органы не обладают полномочиями пересматривать заключение суда низшей инстанции и не могут отменять уже принятое им решение, то подача апелляции будет «явно бесполезной» 8Э. Точно так же иностранец но обязан обращаться в национальный суд, который не обладает необходимой юрисдикцией для принятия решения о выплате ему компенсации. Требование об нечерпании внутренних ресурсов преследует цель исправления положения, создавшегося в результате причинения ущерба иностранцу, это не просто академические упражнения ради изучения системы местного судопроизводства. Это правило не применяется также, когда существует какой-либо местный закон, заранее предопределяющий решение суда не в пользу истца, или когда по аналогичным искам уже было принято несколько решений (постоянство судебной практики), которые лишают истца какой бы то ни было надежды на успешное завершение дела90. Как заявила Постоянная палата международного правосудия, «нет никакой необходимости обращаться в местные суды, если они не обладают соответствующей юрисдикцией для устранения нанесенного ущерба или если в результате ожидается вынесение ре-

88 Дело о железной дороге Паневежис — Салдустискнс (С. Р. Л. Т., serie А/В, num. 76, р. 19).

80 Исковые требования финских судовладельцев (3 R. I. А. А., р. 1535).

445

шеппя, повторяющего то, которое оыло принято ранее» 9|.

Практическая неэффективность местного средства пра-вопой защиты может быть результатом недостатков самой системы отправления правосудия, как, например, в случае полного подчинения судебных властей правительству данного государства. Нельзя требовать соблюдения «обязательства об исчерпании возможностей правосудия там, где правосудие отсутствует». Другим имеющим практическое значение обстоятельством может быть такая неразумная затяжка с отправлением правосудия, что обращение в суд оказывается безусловно неэффективным.

Государство, которое не соглашается с предъявляемыми ему претензиями, ссылаясь на правило о необходимости исчерпания внутренних возможностей, должно доказать существование средства правовой защиты, которое не было использовано. Если государство-пстец отвечает, что такое средство является неэффективным или несоответствующим обстоятельствам дела, оно обязано доказать справедливость своего заявления.

Проект КОМИССИИ международного права

о сфере применения правила об исчерпании внутренних возможностей

Комиссия международного права в своем докладе в 1977 г. ограничила сферу применения правила об нечер-паппн внутренних возможностей.

В соответствии со ст. 20, 21 и 22 представленного ею проекта это правило должно применяться только в случаях, известных как нарушение «обязательств результата», и не применяется при так называемых нарушениях «обязательств поведения». Последние — это международные обязательства, требующие от государства специально установленного новедспия. Под первыми же подразумеваются обязательства, предусматривающие обеспечение государством свободно избранными им средствами определенного результата 92.

Ограничение сферы применения указанного правила основывается, по всей видимости, па предположении о

91 Дело о железной дороге Папевежпс — Салдустпскпс (С. P. J. I, serie А/В, num. 76, р. 18).

52 Informe de la С. D. I, Suplcmento de la Asamblea General, num. 10 (A/32/10), p. 21-22.

440

том, что все международные обязательства государства о соответствующем обращении с иностранцами являются обязательствами результата, а не поведения. Возможно, это и верио в отношении обычных норм международного права по данному вопросу, однако, несомненно, не так обстоит дело в случае включения в договор конкретных положений, требующих от государства специально установленного поведения по отношению к какой-либо категории иностранцев или к иностранцам вообще.

Так, если государство берет на себя обязательство не экспроприировать или не национализировать определенный впд иностранной собственности, то совершенно ясно, что в соответствии с этим обязательством государство должно воздерживаться от специально предусмотренного поведения. Если государство нарушит данное обязательство, иностранец, которому нанесен ущерб, согласно действующему международному нраву должен исчерпать имеющиеся внутренние возможности. Однако согласно проекту Комиссии международного права этот пностра-пец освобождается от подобного рода обязанности. Другим примером обязательства поведения может служить отмеченное в качестве такового в докладе Комиссии международного права обязательство, вытекающее из п. 1 (с), ст. 2 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, которое устанавливает, что каждое государство-участник должно принять эффективные меры для «исправления, отмены или аннулирования любых законов и постановлений, ведущих к возникновению или увековечению расовой дискриминации». Если в результате нарушения этого обязательства в отиошенпи какого-либо иностранца будет предъявлен иск о возмещении прпчпиелпого ущерба, то, как нам представляется, до осуществления международной дипломатической или судебной защиты следует использовать имеющиеся внутренние возможности. То же самое происходит в случае нарушения положения договора, требующего, папример, принудительного исполнения решений иностранных судов пли арбитражей либо отмены таможенных или других налогов. Так, в деле о полетах «Конкорда», в котором ссылались на специфические положения соглашения, предоставляющие право посадки в Соединенных Штатах, имело место обязательство поведения, но тем не менее заинтересованные компании должны были исчерпать имеющиеся внутренние возможности.

447

Компсспя международного права рассматривает правило об исчерпании внутренних возможностей исключительно «как нечто, естественно вытекающее пз самой природы международных обязательств» и основывающееся па «самой логике того, как должны выполняться некоторые виды обязательств» 93. Но это не так. Речь пдет о правиле, имеющем скорее эмпирический, чем логический характер, поскольку оно возникло из необходимости защиты внутренней юрисдикции государств. Следовательно, независимо от того, пдет ли речь об обязательствах поведения плп обязательствах результата, указанное правило применяется во всех случаях, когда последствия нарушения прав иностранца могут быть устранены решением какого-либо вышестоящего национального органа, имеющего на это соответствующие полномочия, и когда в результате таких последучощпх действий за потерпевшим ущерб иностранцем обеспечивается признание того права, которое он намеревался осуществить.

Другим важным аспектом правила об исчерпании внутренних возможностей является то, что оно применяется только по отношению к иностранцам, имеющим определенную добровольную связь с государством, действия которого обжалуются, например, если они проживают, занимаются коммерческой деятельностью пли владеют какой-либо собственностью на территории данного государства. Именно этим объясняется то обстоятельство, что для осуществления дипломатической защиты индивида, который был похищен плп находится на иностранной территории по не зависящим от него обстоятельствам, ие требуется предварительного исчерпания внутренних возможностей. Указанная добровольная связь не может возникнуть в результате самого правонарушения. Поэтому в случаях, когда какому-либо лицу нанесен ущерб в его собственной стране в результате действий находящегося там иностранного военнослужащего либо падения космического объекта или когда какое-то рыболовецкое судно терпит аварию по випе столкнувшегося с ним иностранного корабля, не предполагается, что пострадавшие обязаны исчерпать внутренние возможности в судах государства-ответчика.

«Anuario de la С. D. I.», 1977, vol. II, 2* parte, p. 33, par. 6.

Специальный докладчик Комиссии международного права проф. Аго не согласился с этим требованием о необходимости наличия добровольной связи между лицом п иностранным государством, считая, что «эти крайние случаи охвачены общим требованием о том, чтобы внутренние возможности были эффективными, включая также требование о том, чтобы эти возможности в указанных случаях могли эффективно использовать заинтересованные лица» 94.

В принципе вполне возможно, что лицо, которому на-, несен ущерб в его собственной стране в результате действий иностранного военнослужащего либо падения космического объекта, может найти эффективные средства правовой защиты для удовлетворения своего иска в другом государстве, но, тем не менее, требовать от него обязательного псчерпаипя впутрепннх возможностей в иностранном государстве было бы несправедливо, так как это создало бы для пего чрезвычайные трудности. Отсюда следует, что эффективность внутренних возможностей сама по себе еще не является достаточным основанием для вывода о необходимости их исчерпания или, напротив, для освобождения от применения указанного правила. Наилучшим решением в подобных случаях было бы факультативное — а не обязательное — использование внутренних возможностей, причем выбор должен быть сделан в пользу лица, понесшего ущерб. Такое решение уже было зафиксировано в ст. IX Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. Подобная же формула рекомендована п для случаев нанесения ущерба окружающей среде других государств 95.

Вместо того чтобы на этой базе способствовать дальнейшему прогрессивному развитию указанных принципов, Компсспя международного права решила вовсе не рассматривать это исключение, которое «освобождало бы от применения условия исчерпания внутренних возможностей лишь иностранцев, не связанных с государством, внутренние возможности которого должны быть использованы, па какой-либо добровольной основе». Комиссия

15 Зап. 322

449

4/<8

предпочла «предоставить практике решение вопроса о том, как же все-таки следует поступать в случаях, подобных перечисленным выше» 96.

Ответственность государства в случае национализации пм иностранной собственности

Правовые нормы, регулирующие ответственность государства, применяются особым образом в случае национализации или экспроприации иностранной собственности.

Современное международное право признает принцип постоянного суверенитета государства «над всеми своими богатствами, природными ресурсами и экономической деятельностью» 97. Определение «постоянный» указывает па то, что суверенитет над этими ресурсами н богатствами неизменно принадлежит государству, на территории которого они находятся, что это государство никогда не может быть лишено своей право- и дееспособности изменять назначение или методы эксплуатации этих ресурсов независимо от каких бы то пи было заключенных в прошлом соглашении по поводу их эксплуатации и распределения. Признается также право каждого государства национализировать свои ресурсы плп экономическую деятельность, в том число ц в случае, если государство, правопреемником которого оно является, или предыдущее правительство брали на себя обязательства по договору или по контракту эксплуатировать эти ресурсы другим образом или даже не производить их национализацию. Юридическая функция определения «постоянный», которое можно сравнить с определениями «неотъемлемый» (inalienable) п «незыблемый» (imprescriptible), использованными Руссо при описании понятия суверенитета пародов, заключается в том, чтобы пе допустить повторения определенных попыток ограничения государственного суверенитета, уже имевших место в международной судебной и в арбитражной практике 9S.

98 Так, в деле об Апгло-прапскон нефтяной компании, рассматриваемом Международным Судом, Великобритания утверждала, что Иран, подписав контракт с указанной компанией, отказался от своего права на ее национализацию и, следовательно, не мог национализировать ее па законных основаниях (Pleadings,

450

Традиционное международное право рассматривало любые действия государства, затрагивающие иностранную собственность, как нарушение приобретенных прав, а са-мп этн приобретенные права считались находящимися под международной защитой. Поэтому национализация расценивалась не только как недружественный акт, но и как международное правонарушение, по отношению к которому должны применяться общие принципы международного права, касающиеся ответственности государств за противоправные действия.

Соответственно, государству, осуществившему национализацию, вменялась в обязанность ликвидация всего ущерба, причиненного в результате его неправомерных действий. Это должно было быть достигнуто посредством восстановления национализированной собственности, а в случае невозможности реституции в натуре — посредством «выплаты суммы, соответствующей той стоимости, которую составляла бы реституция в натуре», и «возмещения убытков за понесенный ущерб, который не покрывается реституцией в патуре или выплачеипой вместо псе денежной суммой» 99.

На основании такой юридической практики в период после первой мировой войны получила широкое распространение теория, в соответствии с которой сумма выплачиваемой компенсации должна определяться исходя из полной рыночной СТОИМОСТИ собственности иностранной компании, рассматриваемой как действующее предприятие, н необходимости возместить убытки, понесенные в результате прекращения поступления доходов или других возможных прибылей, потерн клиентуры, утраты «ключевых» ПОЗИЦИЙ в сфере экономической деятельности и

р. 82). В деле «Арамко» арбитр С. Холл заявил: «Ничто не мешает государству подписать в окончательном н неотменяемом порядке какой-либо концессионный контракт, предоставляющий концессионерам определенные права, от прнзпанпя которых: опо уже пе сможет отказаться» («Веуие critique de Droit Internationa! privu». 1963, p. 315). В споре между компанией «Тексако» и Ливией арбитр проф. Дюшоп также поддержал тезис о том, что государство посредством подписания контракта с международной компаппей может отчуждать свое право па национализацию, и тогда в случае проведения нацпопалпзацпп оно обязано восстановить национализированную собственность («Journal de Droit International)), 1977, num. 2, p. 350, et seq).

15»

451

прочих, столь же неосязаемых выгод; причем вся эта сумма должна исчисляться на момент ее выплаты. Суть этой теории выражена во все еще защищаемой многими государствами — вкладчиками капитала формуле «справедливой или адекватпой» компенсации, которая к тому же должна быть «быстрой и эффективной». То есть выплата компенсации должна производиться в момент национализации илп вскоре после нее, причем в конвертируемой валюте, разрешенной к беспрепятственному вывозу пз страны 10°.

Но сама основа этой традиционной доктрины, исходящей пз предположения о неправомерности национализации или экспроприации, оказывается окончательно подор-ваипой в результате признания того, что такие действия представляют собой осуществление суверенного ирава государства н, следовательно, являются совершенно законными. Столь радикальное изменение подхода к данной проблеме существенным образом сказывается и на формах применения принципов ответственности государств, в частности в том, что касается правовых норм, предусматривающих обязательную выплату компенсации за ущерб, причиненный иностранцам в результате национализации. Таким образом, право частной собственности, в особенности частпой собственности на средства производства, уже' пе защищается современным международным правом. Сегодпя в мире сосуществуют различные экономические системы и получило всеобщее признание право каждого государства самостоятельно решать вопрос о своей экономической структуре и проводить любые экономические илп социальные преобразования, которые •находящееся у власти правительство сочтет желательными или необходимыми. Как указывается в п. 1 ст. 1 главы II Хартии экономических прав п обязанностей государств, «каждое государство имеет суверенное п неотъемлемое право выбирать свою экономическую систему».

Утверяздать же, как это ранее делалось, например, в некоторых арбитражных решениях, что все еще существует обязанность восстаповлення собственности национализированных . предприятий,— значит отказываться от

100 Поправка Хпкенлупера следующим образом резюмирует эту доктрину: «компенсация в кратчайшие сроки в конвертируемой валюте в объеме, эквивалентном полной СТОИМОСТИ национализированной собственности».

452

принципа постоянного суверенитета государства и от главного вытекающего из этого вывода — права на национализацию, права, которое в свою очередь лишает всякой силы известное высказывание Постоянной палаты международного правосудия о том, что сумма денежной компенсации должна возможно более точно соответствовать материальному возмещению, которое иностранный собственник получил бы в случае предоставления ему реституции в натуре.

[

<< | >>
Источник: Ю. И. ПАПЧЕНКО. СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО. 1983

Еще по теме Правовой статус акционеров корпораций:

  1. 4.6. Организационно-правовые формы управления организациями
  2. 2. Правовой статус средств массовой информации
  3. Правовой статус акционеров корпораций
  4. 5.1. Понятие корпорации
  5. 9.1. Понятие и правовой статус корпоративной информации
  6. 5. Ликвидация корпораций
  7. § 1. Правовая природа и сущность акционерной компании
  8. Модели управления корпорацией
  9. §1. Правовое положение трансграничных групп компаний
  10. §1. Понятие публичной корпорации
  11. §2 Публичная корпорация как субъект правоотношений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -