<<
>>

Право как очевидный критерий отбора фактов.

Согласно чисто позитивистскому подходу, исключительно право определяет относимость фактов. Именно по этой причине принято обычно говорить о юридически относимых фактах. Как судья (2.1.1), так и стороны (2.1.2) в приоритетном порядке обращаются к применимому праву для обоснования производимого ими отбора фактов.

2.1.1° Отбор относимых фактов судом на основе норм применимого права при формировании судебного силлогизма. Относимый факт определяется прежде всего как факт, выводимый из конкретной правовой нормы. Поэтому, «как физик или врач основываются на конкретных элементах только потому, что они подтверждают или опровергают гипотезу, так и юрист останавливается только на тех из них, которые позволяют применить определённую норму права или препятствуют её применению»[178]. По Салмону «относимость факта связана с выбором применимой нормы права»[179]. Следует, однако, уточнить, что право, применяемое в деле, условно состоит как из первичных норм, определяющих поведение сторон, так и из вторичных норм, включая процессуальные и иные нормы. Как мы покажем дальше, это позволяет интегрировать сюда не только правила толкования[180], но и обычные нормы; все эти нормы и правила с необходимостью вызывают отбор относимых фактов, который тем более значим, когда факты, их составляющие, носят неопределённый характер.

Эту концепцию относимости, производную от норм права, можно, без сомнения, найти и в содержании судебного силлогизма. Так, хотя в постановлении по делу Континентальный шельф Северного моря Международный суд ООН и утверждает, что «отсутствуют юридические границы для доводов, которые стороны могут исследовать, чтобы убедиться в применении справедливых средств, и что обычно баланс между всеми этими доводами позволяет достичь более справедливого результата, чем обращение к какому-то одному с исключением всех остальных»[181], впоследствии он посчитал нормальным отграничить выбор фактов, произведённый сторонами дела, от их выбора судом, который ограничен правом.

Он также подчеркнул в постановлении по делу Континентальный шельф, что относимость соображений, учитываемых при разграничении континентального шельфа зависит от юридического понятия последнего: «...хотя отсутствует ограничительный перечень доводов, к которым может обращаться судья, очевидно, что используются только те из них, которые имеют отношение к институту континентального шельфа в том виде, как он сформулирован в праве, с учётом принципа справедливости его разграничения. В противном случае юридическое понятие континентального шельфа может быть нарушено обращением к обстоятельствам, не соответствующим его природе»[182].

Следует заметить, что справедливость, которая в других обстоятельствах выступает неюридическим критерием относимости, здесь непосредственно интегрирована в норму права. Как следствие, согласно данному извлечению, суд хотя и рассматривает применимые нормы права в качестве единственного критерия относимости, он не забывает подчеркнуть, что эти самые нормы позволяют принимать во внимание любые доводы и соображения в той мере, в какой он входят в содержание этого совершенно неопределённого юридического факта - «справедливый характер» раздела.

За пределами судебных актов, принятым по международно-правовым спорам, такую же концепцию относимости можно обнаружить и в доктрине. Так, комментируя дело Военная и парамилитарная деятельность на территории Никарагуа, Бурниа и Дельфорж утверждают, что «именно юридическая концепция «агрессии», использованная судом, привела к структурированию фактов и позволила суду дифференцировать их в зависимости от относимости, отправив южноамериканский климат, а равно и многочисленные другие элементы местной «реальности» в юридическое небытие»[183]. Сам вывод, конечно, не вызывает сомнения; в чём можно сомневаться, так это в том, что стороны действительно полагали возможным основываться на южноамериканском климате (!) как на относимом факте при квалификации агрессии. Данный факт, в отличие от тех, по которым у сторон имелись расхождения, очевидно не способен повлиять на квалификацию с точки зрения норм, касающихся применения силы.

Однако, по сути, эти авторы исходили из идеи, ранее развитой Салмоном о том, что «большая часть [окружающей] реальности не интересует право»[184]. Но значение относимости не столько в том, чтобы исключить реальность, явно неинтересующую право в конкретном случае, сколько в том, чтобы рассортировать в определённой последовательности - от более ценных к менее ценным - все элементы, способные «заинтересовать» применимое право.

Хорошей иллюстрацией выбора между той реальностью, которая, возможно, важна с точки зрения применимого права, и той, которая таким качеством не обладает, служит дело Военная деятельность на территории Конго. В этом деле сложные социально-политические и исторические причины конфликта между Конго и Угандой явно не подходили для квалификации фактов исходя из действующих международных норм о применении силы. Тем не менее именно чрезмерно строгий, формалистский отбор относимых фактов, согласно только применимому праву, ставит судья Куйжман в своём особом мнении в «вину» составу суда, разрешившему дело. Он сожалеет, что не было уделено достаточно внимания местной реальности и что суд опирался исключительно на юридически относимые факты, при этом, однако, прямо указывая, что такой учёт реальности не привёл бы к другому результату с точки зрения решения спора. Иначе говоря, он признаёт, что факты, опущенные судом, не могли вызвать реакцию со стороны применимого права. Суд строго изолировал в решении только относимые факты, чтобы квалифицировать правовую норму, возможность применения которой он рассматривал, тогда как судья Куйжман хотел бы из соображений приемлемости решения[185], чтобы больше места отдавалось элементам, которые не были определяющими при применении права. При этом, похоже, он ясно различает «относимые факты» (relevant facts) и более широкое понятие «контекст спора» (description of the dispute): «главной трудностью для меня в данном судебном решении стало отсутствие определённого баланса между общим контекстом спора и относимыми фактами, хотя сделанные выводы и видятся мне в целом юридически верными»[186]. Если он соглашается с юридическими выводами суда, то с необходимостью соглашается и с выбором юридически относимых фактов. Это доказывает, что, отбросив местную реальность, которая юридически безразлична (в этом деле - исторические причины конфликта), не ведёт к исключению фактов, способных быть относимыми. В действительности, как мы увидим дальше, внутри круга потенциально относимых фактов производится реальный выбор, влияющий на юридическую квалификацию фактов.

<< | >>
Источник: РЕНЦ Игорь Геннадьевич. ФАКТЫ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. 2018

Еще по теме Право как очевидный критерий отбора фактов.:

  1. Критерии отбора, наиболее часто используемые работодателями
  2. КРИТЕРИИ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ УЧТЕНЫ ПРИ ОТБОРЕ ПРОЕКТОВ
  3. О ЦЕННОСТНЫХ КРИТЕРИЯХ ОТБОРА НОВОСТЕЙ
  4. Глава 3. КРИТЕРИИ ОТБОРА КАНДИДАТОВ НА ПРОВЕРКУ
  5. 3.4. Критерии отбора организаций, работающих на специальных налоговых режимах
  6. Очевидно, в средние века рудокопы копали землю, как и где придется, а затем, наткнувшись на жилы, разрабатывали ее мотыками,
  7. Как происходит отбор идеи?
  8. 2.2. Семиотическая роль журналиста как критерий этической нормативности речи и дискурс как средоточие лингвоэтических проблем
  9. Глава III КЛАССИФИКАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ И НЕКОТОРЫЕ ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ
  10. КОНКУРЕНТНОЕ РАВНОВЕСИЕ КАК РЕЗУЛЬТАТ ОТБОРА.
  11. ТИП КРОВООБРАЩЕНИЯ КАК КРИТЕРИЙ ПРОГНОЗА
  12. § 3. Понятие и предмет правового регулирования как основной критерий аграрного права
  13. 3.3. РАВЕНСТВО И СПРАВЕДЛИВОСТЬ КАК УСЛОВИЕ И КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА*
  14. ОТВЕТ НА ВОПРОС "В ЧЕМ СУТЬ НАШЕГО БИЗНЕСА?" НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОЧЕВИДНЫМ
  15. Не следует из сказанного, но вселяет надежду: вместо очевидных, но грустных выводов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -