<<
>>

§ 1. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА В БУРЖУАЗНОЙ ТЕОРИИ. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА НА ЗАПАДЕ

1. В тех случаях, когда коллизионная норма отсылает к иностранному закону (иностранной правовой норме), перед судом возникает вопрос, как установить содержание этого закона и применить его.

В отношении иностранного права, к которому отсылает коллизионная норма суда, вопрос издавна (со времен постглоссаторов) ставится следующим образом: должен ли суд при установлении содержания и применении иностранного закона руководствоваться теми же процессуальными правилами, которыми он руководствуется в отношении законов своей страны, или теми правилами процесса, которые относятся к порядку установления фактических обстоятельств? Ггть пи индццд* Hbju закгш, д—<шчкн тррния—Jpa Ж Л ДНГКПГП пронесся.

lUJJLALa-П р а П Л-или фактическое обстортрлк-

C-I в о?

Так же ставится вопрос и в современном буржуазном праве. Эта постановка вопроса вытекает из принятого в буржуазной юриспруденции принципиального противопоставления факта и нормы.

Суд должен знать правовые нормы (iura novit curia), в отношении же установления фактических

1 Y a s s е е п. Problemes relatifs a l'application du droit etranger. Recueil des cours 1962; Schnitzer. Die Anwendung einheimischen oder fremden Rechts auf internationale Tatbestande, Zeitschr fur kfchtsvergleichung, 1969, S. 81; Idem. L'egalite de la loi etrangere et de la loi interne... Revue Hellenique de dr. international. 1969. p. 34; К a 1 e n s k y, Quelques remarques ta l'essence de l'application de droit etranger, Revista, 1968, n 3; Kalensky. 1971. Part Six.

359

обстоятельств он в принципе пассивен: бремя доказывания факта всецело лежит на стороне, которая на этом факте основывает свое право. Буржуазный принцип состязательности означает, что только стороны указывают на факты и доказывают факты, на которых суд основывает решение. При этом положении хозяином процесса является экономически более сильная сторона, имеющая возможность оплатить дорогостоящие услуги опытного адвоката, понести расходы на собирание доказательств и т. д.

Вследствие такого противопоставления «факта» и «нормы- для буржуазного процесса возникает проблема: в какую категорию отнести иностранный закон; есть ли иностранный закон — правовая ЩЦШД, Юдорую ttfifcj зан _знать и ex officio пр||\|енить,&у»^-тгт фактическое обстоятельство, на которое .должна указать' и которое должна доказать сторона, основывающая ня этом-шш». странном законе свое_тр е^ппаннр или воаражвннА против требования^

2. СУДЫ «общего прапа,» (Англии США, *РНТЯНШ1У доминионов) придерживаются того начала, что ино- , странный закон должен рассматриваться в гражданском пргТрт^Р 1МЦ nfrdno (ggg я кяк~фякт. I

В английском праве[ действует принцип, согласно которому судья во всех отношениях рассматривает иностранную норму как /foaKjb, а не как ^прав;)» (law). При этом содержание иностранного закона не относится к «общеизвестным» фактам или фактам, известным суду. Стороны несут бремя доказывания и отношении содержания иностранной правовой нормы, суд же допускает и оценивает доказательства, относящиеся К установлению содержания иностранного закона, на об щнх основаниях английского доказательственного права: СТОРОНЫ ДОЛЖНА ЮСДДДЫа HI ЦЦНЫД цногтряншлй-ая-кон в своих состязательных бумага* (р1рягЬпггя), которыми ОНИ обмеНИВаЮТ^Я ^ СДуЩДШЦ ЦДЯ пп сушегтву (trial), и должны во время слушания дела «покачать» иностранный"'закон при помоши обычных способов до-кЧПРвання — свидетельские показаний, показаний све-дущих лиц и т. д. СвеЯущнин лицами, компетентными

гтп rnd Morris- Ch- 35; Cheshire, p.

115; Вольф,

стр. 242- 247; G r a v e n s о n, pp. 645 -651.

Э60

лапать показания о дощцццЩ иностранной правовой ШОршы; счшаЮнЗя лица, хорошо знакомые с дащщй ninn'i ранний правовой системой в практической деятель-IIMI [ г\отя Вы они и ие оыли юристами до оооаддва* jfinotr—a не пути теоретического изучения-—правило. КОТОРоет впрочец, неоднократно нарушалось Критян-CKHMH Судами В лущ?*, ГЯЯЧЯННЫУ г интересами, СССР, когда суд допускал «экспертизы» по советскому праву..

СО СТОРОНЫ РУССКИХ ЮРН^тпя np«»rtMttflnH'rlff ЭР грДНгЧДСР И давно утрахияшму ВСЩИО гпа^ г ротннОЙ,.г

Из того, что иностранный закон может быть для британского суда лишь «фактом», существенным для определения субъективных гражданских прав сторон (rights), а не нормой права (law), вытекает, что суд в соответствии с английским доказательственным правом ограничен в отношении этой иностранной правовой системы теми доказательствами, которые представляют стороны; суд не может использовать своего qpfnpoiiQc-гуального знания иностранного правя: он не может иг-iюльзовать для установления СШЦфЖДЩЦ данного ино-странного закона положения, доказанные или установ-¦стпГОГТ^ЦеНИИ П6 другом^леду.

Если стороны согласились между собой о содержании определенной иностранной нормы, то суд должен применять ее в том содержании, как признано сторонами, хотя бы для суда было ясно, что стороны неправильно судят о содержании нормы К

До 1920 года эта точка зрения приводила к тому, что установление содержания иностранного закона на основе предъявленного сторонами доказательственного материала вверялось присяжным заседателям, и только в 1920 году актом парламента (Administration of Justice Act, позднее инкорпорированный в Supreme Court of .Judicature (Consolidation) Act, 1925, sec. 102), эта функция была изъята из ведения присяжных и передана судье2.

Если, лшпаанный закон, к которому отсылает анг-лнйская коллизионная н?рмп, иг /Чдет «ДОКамяц тгт Гританскнн суд исходит ц$ «прудуупинн», цтп СОМ/фЖШ» w чакона гшместпенно содержанию соответепп ющеп

1 См. Вольф, стр. 243. сн. I.

361

нормы британского права !. Надо отметить, что вопреки английской доктрине здесь налицо не презумпция, а фикция: для презумпции необходима была бы вероятность тождества содержания иностранного закона н британской нормы. Между тем коллизионная проблема ставится перед судом как раз в случаях, когда налицо расхождение или вероятность расхождения в содержании этих норм.

Вследствие того, что вторая и третья инстанции британского суда рассматривают дела не в порядке кассации, а в порядке апелляции, эти инстанции могут исправлять решения судов по вопросам иностранного права.

3. Практика СУЦА игхотнт ц тех ЖР позиций, что и английская: иностранная норма здесь ТАКЖЕ рассматривается как «факту, а не «.ппапп», Эту норму ""лжна «дттказать»та сторона, которая на И9Й "ПН"РМРЯРТ ка.-кпе-либо..права или притязания или возражения нроти:» прятязаний другой стороны.

Какие последствия наступают, если иностранная норма права не будет доказана? В ответе на данный вопрос в практике США нет единообразия2: некоторые американские решения базируются на том же принципе, что н решения британских судов — на презумпции тождества иностранного права и американского права, поскольку заинтересованная сторона не доказала иного. Другие решения исходят из того, что «основные» правовые начала примсияются-де всеми «цнвилнзозан-ными» странами одинаково. Обе эти позиции приводили к тому, что спор рассматривался с применением соответствующих норм американского права, невзирая на наличие в нем иностранного элемента.

В решении по делу a/s Tallinna Laevanhisus v. Estonian s/s Line et al. британский апелляционный суд 9 декабря 1946 г. определил, что отсутствуют «достаточные доказательства относительно права Советской Эстонии»: закон Эстонской ССР о национализации иароходств и распространение его на активы национализированного пароходства за пределами Эстонской ССР объявлены «недоказанными» (AJIL, 1948, р. 947). Таким образом, отношение к иностранному закону как к факту весьма облегчает отказ применить «неугодный» иностранный закон.

962

В большинстве случаев презумпция тождества ино-сграииого права с американским применялась лишь в отношении прецедентного права (но не законов) тех иностранных государств, правовая система которых ба-шруется на «общем праве» (т. е. в отношении Великобритании и ее доминионов), но не в отношении Франции, Германии и других стран, не основывающих своей правовой системы на английском «общем праве». При этом считают, что суд должен знать, в каких именно государствах правовая система основана и в каких не основана на «общем праве». Пели иск или возражения ответчика против иска основан^ ня иностранном да-коне, в отношении которого неI презумпции тождества его с американским правом, и если содержание данного закона не будет установлено сторонами, то может пз.-слеДгзваТь отнял в ИГКР (ИДЯ устранение возражения oTrtejunKfl) чя нелоказгП'иог-тыо иска (или возражения).

В деле о советском золоте (см. стр. 121) Банк Фран-ции требовал выдачи ему золотых слитков, вывезенных Госбанком в США и депонированных там у двух американских банков, на том основании, что слитки якобы сплавлены из золота, депонированного Банком Франции в дореволюционном Государственном банке в Петрограде. Одним из оснований отказа в иске Банку Франции (решениями Федерального суда первой инстанции от 5 июня 1931 г. и второй инстанции —от 18 июля 1932 г.) послужило то, что истец не сослался на русский дореволюционный закон о депозите и не установил содержания этого закона. Позиция Банка Франции, стремившегося обосновать свой иск на презумпции тождества русского закона с американским, была отвергнута судом.

Суд второй инстанции по этому вопросу сказал: «Выданном деле апеллянт (Банк Франции. — Л. Л.) стремится обосновать свое право требования в качестве собственника, имеющего право на выдачу ему вещи, которая, как сам он утверждает, была им приобретена и России. Поэтому необходимо было указать в состязательных бумагах и доказать нормы русского права (it was necessary to plead and prove the Russian law), на основе которых апеллянт приобрел право собственности... Поскольку русское право не было доказано, отпадает и основание иска...» «Представляется

363

общеизвестным, что в России господствовало цивильное право (civil law), а не общее право (common law), что право Российской империи было совершенно иным, нежели наше (американское.—Л. Л.) право и что оно было основано на началах римского права..,»

Некоторые англо-американские коллизионисты признают, что система установления содержания иностранного закона в судах общего права связана с такими затратами, которые, по существу, препятствуют стороне в процессе защищать свои права в суде, особенно тогда, когда право, подлежащее применению, не относится к общему праву.

С этим нельзя не согласиться. В 1956 году Федеральный суд США второй инстанции рассматривал дело по иску американского гражданина — служащего американской нефтяной компании в Саудовской Аравии (Arabian Oil С0) к этой компании. Истцу было причинено увечье на территории Саудовской Аравии в результате столкновения его легковой автомашины с грузовиком, принадлежащим Arabian Oil С°. Иск был предъявлен потерпевшим в Нью-Йорке, так как компания имела там филиал. Суд предложил отсрочить дело для того, чтобы истец мог предъявить «доказательства» относительно законодательства места совершения деликта (т. е. относительно соответствующих норм права Саудовской Аравии). Истец, однако (затрудняясь, очевидно, представить такого рода доказательства), просил рассмотреть дело на основе американского права, высказав убеждение, что основания ответственности по данного рода делам везде более или менее сходны. Тогда суд (первой и второй инстанций) отказал в иске, ссылаясь на то, что основания искового требования (за отсутствием представленных данных относительно места совершения правонарушения) истцом не установлены. По-видимому, установление содержания законов, действовавших по месту совершения деликта, в данном случае было связано для истца с такими расходами, которые могли поглотить значительную часть суммы иска.

Неудовлетворительное положение в США с применением иностранного закона было несколько корректировано законодательством отдельных штатов. Отступление от традиционной доктрины «общего права» по

364

отдельным штатам различны. Наиболее важными для международного оборота являются новшества, введенные в гражданско-процессуальный закон штата Нью-Порк (1943 г.), в судах которого сосредоточено наибольшее число дел с иностранным элементом. По этим правилам судья должен отнестись к подлежащему применению иностранному закону как к «общеизвестному факту» (не требующему доказятпльствТ при условна. ч-гТГ^!1»р»иан летге^сослалаГ^ ня ляцный, закон, пред-стаВНЛА Суду "соотв?ТгтпУ|0|||1|Р ИДЯВЦШШ1 и уведомила о(Рэтом другую сторону; представление текста закона есть доказательство prima facte; аналогичное значение имеет представление соответствующего иностранного судебного решения (установлены и некоторые другие условия «доказывания» иностранного права). Суды весьма сдержанно относятся к этим новшествам и дают им ограничительное толкование и применение, чему способствует крайняя запутанность и казунстичность регламентирования.

4. Французская судебная практика1 принимает точку.зрения, согласно роторор содержание иностран-ного здкона — вопрос факта, бремя доказывания которого лежит на тяжуц|Ихгяп Батиффоль обосновывает эту позицию так: «Толкование французского закона французским судьей есть исследование того, что справедливо, разумно, полезно, — словом, того, что должно быть, тогда как толкование им иностранного права есть исследование того, что постановляется судом за рубежом, иначе говоря, — того, что есть, а не того, что должно быть». В этом аспекте ясно, что дело идет о фактическом обстоятельстве2. Е$лц в конкретном случае норма иностранного прав5 фактически известна суду илц ознакомление с цен" доступно, то суд руководствуется этой нормой, хотя бы стороны т пррдрт^врли ер-птартгт^ущптг ппказательста, Однако ошибка в иностранном праве не служит поводом для кассации, ибо французский кассационный суд, созданный для обеспечения единства в применении французского закона, не

365

контролирует правильности или единообразия в применении иностранного закона.

5- Согласно § 293 Германского устава гражданского судопроизводства 1Й/7 гола суд ех оШсю устанавливает содер^жзди^ иностранной право- нормы, но вправе при этом прибегнуть к содействию сторон, и последние

ПО Т^ЯртаТГПКГтуяи (ни-Лить" при т.яипц^^пп^м]ш) обязаны представить суду доказательства п содержа ни:: норм иностранного прана^Сул, одняко, не ограничен теми данными, которые представляют стороны. Он может обратиться к другим источникам (например, запросить исследовательский институт права). Если сторона, на которую суд возложит установление содержания иностранного закона, не представит соответствующих данных, то суд может считать иск (или возражения ответчика) недоказанным и отказать в иске (или устранить соответственное возражение). Неправильное применение иностданщ1г^пр^йя^|е^лужит основанием для отмены репIеш|я_в_порядке ревизии, иоо считается, что ревизионный порядок имеет з виду единообразие в ПРИ" йенейии лишь германского закона '.

Описанный порядок продолжает действовать в Федеративной Республике Германии. Существо этого порядка заключается в том, что для установления содержания, иностранной нормы применяется процедура, отличная от той, которая применяется к германской правовой норме, но отличная также от порядка установления простых фактов.

6. Австрийский закон стоит на тех же позициях, что и практика ФРГ. Однако в отличие от последней в Австрии допускается ревизия решений по мотивам неправильности применения иностранного лялишл*

7. Итддыццщая доктрина^"*сход!гт из того, что от-с 1а1лка_6течествешюн коллизноНной нормы к иностран" ному закону приводит к превращению иностранного закона в собственный (итальянский) закону посредством КотинзионноП~отглт.теп-"!1нпстраН]1Ый закон включается (инкорпорируется) в состав итальянского лРгФД. Толкование иностранного закона, таким образомг должно

3 Anw. ausl. Rechts (Cappelletti). S. 28.

соответствовать духу TO™ законоДРтуА^етия, R гогтяп • TOTOporo" иностранная норма включена, т. е. ДУХУ итальянского законодательства. Цтсюда ясно, что судья должен уианившь содержание И1ШСЦ^Н1гигтгзШ5а_^ что он при этом не связан темляк данный закон щцще-

utffir^ajtyjr^ ня ро-riffle,». ~~

ЭТа доктрина расходилась с позицией суда, рассматривавшего иностранный закон :<ак фактическое обстоятельство. В течение последнего десятилетня под воздействием практических потребностей суд изменил позицию, ex officio применяя и устанавливая содержание иностранного закона и стремясь применить его так, как он действует в соответствующем государстве; непда^

сильное применение—нногтр^нипго закона_считается

основанием для ревизии решения. у

~8. В Скандинавских странах (Швеции, Норвегии, Дании) в доктрине нет единогласия по различным вопросам, касающимся существа иностранного закона (факт или право?), и роли сторон в установлении содержания иностранной правовой нормы. Ex officio иностранное право применяется судом в брачио-семейных делах, исходя из того, что здесь нет места для усмотрения сторон.

ГПК Норвегии (§ 191) предусматривает, что нормы права не нуждаются в доказывании. Суд по своей инициативе должен устанавливать их содержание. Суд, однако, может допустить доказывание в отношении норм права и, когда речь идет о местном обычае или иностранном праве, требовать, чтобы стороны представили необходимые сведении.

Аналогичная норма содержится в Шведском ГПК. ГПК Дании не содержит такой нормы, но соответствующий ^рипнип применяется в практике1.

9. В тех странах Латинской Америки2, которые являются участниками Гаванской конвенции 1928 года, известной под наименованием Кодекса Бустаманте, действуют нормы, выраженные в этой конвенции. EL гуда л СХ oflifclfl применяют ииогтрянгог- право: стороны могут «доказывать» иностранное право вуаем apyWQWWWHr свидетельства двух юристов — граждан соответствующей

< Anw. ausl. Rechts (Lando), S. 128.

2 Anw. ausl. Rechts (Samtlehen), S. 49. •

366

367

страны; при отсутствии иных доказательств содержание иностранного права может быть установлено дипломатическим путем: неправильное применение иностранного пряна служит кассационным поводом.^

Поскольку суд не связан иной нормой, содержа-1 щейся в международном договоре или законе, он 1 находится под воздействием старой традиции, закрепленной в некоторых кодексах, например в ст. 13 Аргентинского гражданского кодексе, согласно которой ипо-странное право — фядт, ня который стороны млгут . сослаться и который они должны доказать.

<< | >>
Источник: Л.А.Лунц. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО. ОБШАЯ ЧАСТЬ. 1973

Еще по теме § 1. ПОСТАНОВКА ВОПРОСА В БУРЖУАЗНОЙ ТЕОРИИ. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА НА ЗАПАДЕ:

  1. § 3 ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ В БУРЖУАЗНОЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ. ЗАТРАГИВАЮЩИМ ИНТЕРЕСЫ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  2. В. К. ДУЮНОВ. Проблемы уголовного наказания в теории, законодательстве и судебной практике, 2000
  3. Глава I. Принципы выборов и избирательного права в теории, законодательстве и судебной практике
  4. Л. Р. СЮКИЯЙНЕН. МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ, 1986
  5. 5.2. Дискуссионные вопросы теории и практики судебной экспертизы
  6. D. Эволюция теории и практики в подходах к вопросам принятия и рассмотрения встречных исков
  7. Б.М. ГОНГАЛО. УЧЕНИЕ ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ, 2010
  8. Задорина Мария Андреевна. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО НА СРЕДНЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ. И ПРАКТИКИ, 2018
  9. Глава 13 БУРЖУАЗНЫЕ ТЕОРИИ ИМПЕРИАЛИЗМА
  10. Глава вторая Соединенный процесс в истории и действующем законодательстве на западе Европы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -