<<
>>

Понятие общепризнанных принципов и норм международного права

Выдающийся русский ученый Ф. Ф. Мартенс писал, рассматривая основные начала права международного общения: «Международное общение имеет своей задачей служить удовлетворению разумных жизненных потребностей своих членов, как целых государств, так и общественных классов и отдельных лиц.
Его цель заключается в устройстве такого международного правового порядка, который обеспечивал бы мирное и всестороннее развитие народов под условием полного уважения их национальных интересов... Международное общение есть правовой порядок между народами, долженствующий обеспечить самостоятельное и полное развитие каждого государства в связи с правами и интересами других... Каждое государство прежде всего обязано иметь в виду собственную пользу и охранять всеми силами неприкосновенность своей само- державности, ибо оно вступает в общение ради лучшего удовлетворения своих интересов и полного развития национальной самобытности. Международное общение противоречило бы цели своего существования, если б не обеспечивало выгоды, блага своих членов и полную их независимость»61. Согласно определению В. И. Даля, принцип — это научное или нравственное начало, основание, правило, основа, от которой не отступают62. Данный термин в понимании С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой означает основное, исходное положение какой-то теории, учения, мировоззрения, теоретической программы63. Самостоятельного толкования слова «общепризнанный» в словарях названных авторов не содержится. Но в словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой «обще» толкуется как первая часть сложных прилагательных и в словах «общепризнанный, общеизвестный, общепонятный, общепринятый, общераспространенный, общеустановленный» употребляется в значении «свойственный всем, касающийся всех»64. Исходя из определений лингвистов, под общепризнанными принципами международного права следует понимать конкретные идеи, интересы, взгляды, получившие признание всех суверенных государств, установленные для каждого из них и предназначенные для использования всеми государствами мира. Наиболее полно вопросы о принципах международного права исследованы в трудах JI. Н. Галенской. Она считает, что международное право, как и внутригосударственное, имеет свою систему принципов и характеризует международный принцип как функциональную, основополагающую идею, которая проявляется через совокупность норм права и выступает системообразующим элемен- 69 ТОМ . Б. М. Клименко полагает: «Принципы международного права — это руководящие правила поведения субъектов, возникающие как результат общественной практики, юридически закрепленные начала международного права. Они являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений. Принципы международного права — это нормы международного права, имеющие обязательный характер»65. По мнению Н. Я. Мина- сяна, принципы международного права, кроме того, являются основой для принятия решения по конкретному делу66. Проблемам общего международного права, его принципам и нормам посвящены работы Ф. Ф. Мартенса, В. П. Даневского, Э. А. Позднякова, С. В. Черниченко, С. А. Малинина, М. В. Митрофанова, П. В. Миронова, И. И. Лукашу ка, В. С. Нерсесянца, Г. К. Дмитриевой, Р. К. Каламкарян, А. Н. Талалаева, Г. И. Тункина, Е.
Т. Усенко и многих других. Ряд специалистов относит общепризнанные принципы и нормы международного права к категории общего международного права и не видит необходимости в их конкретизации. Одни считают общепризнанные принципы абстрактными идеями, обычаями, отдельными нормами международного права, которые либо существуют сами по себе либо же их в каждом конкретном случае необходимо устанавливать. Другие относят их лишь к правам человека в широком значении. Многие авторы пытаются найти различия между принципом и нормой международного права применительно к положениям Конституции РФ. Распространено мнение, что общепризнанные принципы и нормы международного права отражены в отдельных международных документах общего характера или договорах. При этом называются конкретные международные акты общего или регионального значения. Так, конституционное обозначение общепризнанности принципов международного сотрудничества как данности, не требующей комментариев, и их приоритетное значение признают Э. Б. Мельникова и Н. И. Марышева, которые утверждают, что общепризнанные принципы могут применяться в конкретных случаях даже вне рамок международного договора67. Однако никаких аргументов при этом не приводится. Много внимания данной проблеме уделяет в своих работах И. И. Лукашук. Он отмечает, что в международной практике под общепризнанными принципами и нормами международного права понимают «обычные нормы, складывающиеся в практике государств и признаваемые ими в качестве обязательных». Он считает, что особая роль в процессе создания общепризнанных норм принадлежит многосторонним договорам, если в них участвует большинство государств. К таковым И. И. Лукашук относит, в частности, Международный пакт о гражданских и политических правах, ратифицированный большинством государств. А вот Международный пакт об экономических и социальных правах ратифицирован сравнительно небольшим числом государств, в силу этого его нормы не могут рассматриваться как общепризнанные. В то же время автор согласен, что, включив принципы и нормы международного права в пра вовую систему страны, Конституция не определила достаточно четко их места в этой системе68. Эту мысль И. И. Лукашук развивает в работе «Нормы международного права в правовой системе России». Вместе с тем, он приветствует положение Конституции о включении общепризнанных принципов и норм международного права в правовую систему страны, поскольку тем самым Конституция обязывает все органы государственной власти следовать этим нормам и принципам. И. И. Лукашук оспаривает точку зрения Е. Т. Усенко и других ученых, возражающих против включения в правовую систему России общепризнанных принципов и норм международного права на том основании, что они предназначены для регулирования только международных отношений69. «...Все без исключения нормы международного права, включая договорные, предназначены для регулирования только межгосударственных отношений,— пишет И. И. Лукашук.— Другое дело, что одни нормы реализуются только в международных отношениях, а другие подлежат реализации во внутренней сфере государств, пройдя соответствующую процедуру»70. Исходя из буквального понимания текста ч. 4 ст. 15 Конституции России, некоторые юристы-международники полагают, что, в отличие от международных договоров РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права не обладают приоритетом по отношению к противоречащим им внутренним правовым актам71. Оппоненты этой точки зрения обращаются к Постановлению Конституционного суда РФ от 31 июля 1995 г., в котором сказано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются согласно статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой сис темы и должны добросовестно соблюдаться, в том числе путем их учета внутренним законодательством»72. Более определенно по этому вопросу высказывается судья Конституционного суда О. И. Тиунов: «Суд учитывает, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России имеют преимущество перед национальными законами в случае противоречия международно-правовых норм и законодательства»73. Эту мысль, хотя и с некоторыми оговорками, поддерживает И. И. Лукашук. Он безусловно признает приоритет общепризнанных норм о правах человека в правовой системе России. Что же касается других норм международного права, то, по мнению И. И. Лукашука, их превосходство над внутренним законодательством вытекает из принципа добросовестного выполнения обязательств по международному праву. Государства при осуществлении их прав, включая право устанавливать законы и административные правила, должны сообразовываться со своими обязательствами по международному праву. «Таким образом, приоритет норм международного права в правовой системе России означает, что все государственные органы, издающие законы и иные нормативные акты, обязаны учитывать обязательства страны по международному праву и не допускать противоречия им издаваемых актов. Более того, эти акты должны служить осуществлению обязательств России по международному праву. Противоречие закона общепризнанным принципам и нормам международного права или ратифицированному договору является основанием для опротестования в установленном порядке... В случае обнаружения противоречия между правилом международного права и правилом закона орган путем толкования стремится согласовать их содержание. Если это не удается, применению подлежит правило международного права»74. Характерна, однако, оговорка, сделанная автором, что формулировка ч. 4 ст. 15 Конституции РФ сама по себе не дает четкого ответа на вопрос о приоритете между- народных норм, поскольку она устанавливает не общий приоритет, а лишь приоритет применения правил договора. «В этом видится определенный смысл. В правоприменительной практике в большинстве случаев подобный статус окажется достаточным. Более того, его можно считать оптимальным вариантом, который обеспечит стабильность законодательства и выполнение международных обяза- 80 тельств» . Что же представляют из себя общепризнанные принципы и нормы международного права, о которых говорит Конституция РФ, многие законодательные акты и ученые, дискутируя об их превосходстве над национальным правом? В тексте Конституции РФ 1993 г. общепризнанные принципы и нормы международного права кроме ч. 4 ст. 15 упоминаются еще несколько раз. В преамбуле Конституции говорится об общепризнанных принципах равноправия и самоопределения народов. В других статьях Конституции предписывается руководствоваться общепризнанными принципами и нормами международного права: при обеспечении прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 17), при предоставлении политического убежища (ч. 1 ст. 63) и при обеспечении прав коренных малочисленных народов (ст. 69). Какие же конкретно принципы и нормы международного права являются общепризнанными, Конституция не указывает. И. И. Лукашук и А. В. Наумов считают, что общепризнанные принципы и нормы международного права, «среди которых есть немало имеющих прямое отношение к Кодексу (УИК РФ. — В. В.) в целом, отнесены лишь к той части уголовно-исполнительного законодательства, которая касается защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными (ч. 3 ст. 3)... Уголовное право страны должно создаваться и применяться в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права о правах человека. В случае расхождения национального закона с этими правилами применению подлежат последние.» Наделяя особым статусом общепризнанные принципы и нормы международного права, авторы не учитывают их неопределенности, что исключает не только их приоритет, но и практическое применение таких норм и вынуждает согласиться с тем, что «когда договор о правовой помощи устанавливает какие-либо права и обязанности для человека, то их статус определяется положением самого договора в правовой системе России»75. Следует обратить внимание, что и международные договоры не содержат перечня общепризнанности принципов и норм международного права, относящихся к правам и свободам человека, и не устанавливают правил для отнесения к таковым соответствующих международных норм. Jlpaea граждан, изложенные в региональных международных документах (например в Европейских конвенциях), не могут претендовать на общепризнанность, и принятие самих правовых норм и их реализацию относят к ведению национальных правовых систем. А. Н. Тал ал ае в термин «общепризнанные принципы и нормы международного права» понимает как прогрессивный акт многих государств и специфический регулятор международных обязательств и внутригосударственных отношений76. Существенных различий между общепризнанными принципами и нормами А. Н. Тала- лаев не находит и относит их к специфическим регуляторам не только международных, но и внутригосударственных отношений, признавая их преимущество в случае коллизии с российским законом невзирая на неопределенность. Вместе с тем, он разделяет общепризнанные принципы и нормы по степени их обобщенности и юридической силы. Общепризнанные принципы он относит к общим нормам, «которые обладают высшей степенью нормативной обобщенности» и образуют общее международное право. Своеобразным кодексом основных принципов и норм А. Н. Талалаев называет Устав ООН как главный международный договор современности77. Ряд ученых считает приоритетными перед национальными законами не только коллизионные правила международных догово ров, но и общепризнанные принципы и нормы международного права, выделяя их в самостоятельную правовую категорию, довлеющую над правовой российской системой в целом78. Эта позиция близка к космополитической теории Иеринга, Бьюнчли79 и других, разрушающей суверенность государства путем наделения международного права всеобъемлющей юрисдикцией над всеми странами. Такая позиция неприемлема не только для Российской Федерации, но и для всех суверенных государств. Последователь Гроция Пуффендорф развил эту теорию до крайности и единственным регулятором межгосударственных отношений считал не право, а силу. Эту идею разделяли Гоббс, Спиноза и ученик Пуффендорфа Томазий. Ф. Ф. Мартенс в конце XIX в. резко критиковал подобные направления и впервые в истории России сформулировал положения-принципы межгосударственных отношений, основанные на праве и обозначенные в качестве базовых общепризнанных правил современным международным правом (Устав ООН и др.). Предшественники школы Ф. Ф. Мартнеса швейцарец Ваттель, английский юрист Зеч и немецкие ученые Кант, Фихте, Мозер создали для этого правовую основу. Идея права была выдвинута Ф. Ф. Мартенсом в качестве единственного руководящего принципа при рассмотрении положитель- 86 ных начал международного права . Представляется, что общепризнанность принципа международного права должна означать его фундаментальность, согласие всех стран на исполнение. Мировая практика не знает ни одного международно-правового акта, получившего согласие на обязательность исполнения всеми государствами мира. Но фактически имеются международные правовые акты, юридическая сила и обязательность исполнения которых признаны большинством государств, что придает им общепризнанный характер. Причем для обозначения содержащихся в них положений используются и другие наименования: общие принципы, основные принципы, принципы всеобщего значения, общие нормы международного права, основные принципы международного права. Иерархия этих понятий в международном праве не разработана. Основы международного сотрудничества и наиболее общие нормы международного права содержат Устав ООН, Декларация принципов международного права, касающаяся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, принята XXV сессией Генеральной Ассамблеи ООН 24 октября 1970 г. (далее — Декларация принципов), Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., а также правовые акты в области прав человека и гражданина: Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. Значимость Устава ООН чрезвычайно высока. На его основе была разработана правовая база для разрешения как межгосударственных, так и внутренних проблем. Сотрудничество посредством права названо в Уставе ООН средством взаимодействия. Устав ООН имеет обязательную силу для его участников. Этот фундаментальный документ в качестве правовой формы сотрудничества определил только ратифицированный международный договор. Исходя из принципа суверенности государств, установлено правило для признания обязательности международного договора и его юридической силы. Значение акта международного права договор приобретает после признания его правовым актом национального права договаривающейся страны. Таким образом, документ, принятый суверенными государствами на основе согласования, не приобретает статус обязательного для исполнения акта международного права автоматически, а требует его ратификации на основе конституционной процедуры подписавшим его государством. Национальное право государств признано средством реализации ратифицированных международных договоров. Обеспечение выполнения международных обязательств требует от договаривающихся стран исходить из вЪзможностей своего внутреннего законодательства, что подчеркивает вторичность международного права. Названные положения можно отнести к ключевым. В ст. 2 Устава ООН названы принципы сотрудничества, на основе которых должны действовать государства — члены ООН: 1) суверенное равенство членов ООН; 2) добросовестное выполнение принятых на себя обязательств по Уставу ООН; 3) разрешение международных споров мирными средствами; 4) неприменение в международных отношениях силы или угрозы применения силы; 5) оказание помощи ООН во всех действиях, предусмотренных ею в соответствии с Уставом, и воздержание от оказания помощи любому государству, против которого ООН предпринимает действия превентивного или принудительного характера; 6) обеспечение действий государств — не членов ООН в соответствии с принципами, поскольку это необходимо для поддержания международного мира и безопасности; 7) невмешательство в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства80. Принципы сотрудничества государств, изложенные в Уставе ООН, одобрены мировой практикой, признаны фундаментальными основами межгосударственных отношений, хотя в Уставе ООН термин «общепризнанный» не использован. Декларация принципов и Венская конвенция о праве международных договоров были приняты в развитие Устава ООН и на его основе. Вследствие этого Устав ООН, Декларация принципов и Венская конвенция представляют собой цельную правовую нормативную базу принципов международного права и регулируют связанные с этими принципами вопросы правоотношений между суверенными государствами. Значимость указанных международных документов спорна. Для Российской Федерации юридическую силу и обязательность для исполнения имеют Устав ООН и Венская конвенция о праве международных договоров, поскольку они ратифицированы. Декларация принципов такого согласия на обязательность применения не имеет, но вследствие неразрывности с Уставом ООН обязательность Декларации принципов Россией фактически признается. Положения Декларации принципов, носящие характер рекомендаций, первоначально не имели юридической силы даже для членов ООН. Признание и обязательность их выполнения для любых стран стали возможны с принятием основанных на Декларации других международных правовых актов. Изложенные в Декларации принципы сотрудничества и ныне могут порождать юридические обязательства не для всех государств мира, а лишь для членов ООН с соблюдением определенных условий. Содержанием Декларации являются принципы, провозглашенные Уставом ООН, подтвержденные мировой практикой сотрудничества государств, что фактически придает им обязательность. Декларация принципов содержит семь основных принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами: 1) неприменение силы или угрозы силой; 2) разрешение международных споров мирными средствами; 3) невмешательство во внутреннюю компетенцию любого государства; 4) сотрудничество государств друг с другом в соответствии с Уставом ООН; 5) равноправие и самоопределение народов; 6) суверенное равенство государств; 7) добросовестное выполнение обязательств, принятых в соответствии с Уставом ООН81. Венской конвенцией о праве международных договоров, провозглашенные Уставом ООН принципы сотрудничества государств были закреплены в качестве базовых положений, регулирующих международные договоры82. Венская конвенция о праве международных договоров — всеобъемлющий основополагающий правовой акт в форме договора, имеющий юридическую силу для его участников, на базе которого создано и развивается международное договорное право. Этой Конвенцией договор признан источником международного права и средством развития и совершенствования мирного сотрудничества между нациями на основе справедливости, независимо от различий государственно-политического строя. Кодификация и прогрессивное развитие права договоров провозглашены как способы достижения целей сотрудничества. Это положение находит отражение в истории российского права, традиционно кодифицированного, со стройными системами отраслевых наук, где особое место занимает процессуальное право с присущим ему регулятивным механизмом. В преамбуле указанной Венской конвенции упомянуты принципы международного права, воплощенные в Уставе ООН и Декларации принципов 1970 г., а также принципы всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех. Кроме того, отмечено, что всеобщее признание получил принцип свободного согласия и добросовестности и норма «pacta sunt servanda» (договор должен соблюдаться) и что международные споры должны разрешаться только мирными средствами в соответствии с принципами 90 справедливости и международного права . Следует назвать также десять принципов, содержащихся в Хельсинском заключительном акте совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1 августа 1975 г.83 Хотя данный документ имеет лишь региональное значение, перечень указанных в нем принципов корреспондируется с Декларацией принципов: 1) суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету; 2) неприменение силы или угрозы силой; 3) нерушимость границ; 4) территориальная целостность государств; 5) мирное урегулирование споров; 6) невмешательство во внутренние дела; 7) уважение прав человека и основных свобод; 8) равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; 9) сотрудничество между государствами; 10) добросовестное выполнение обязательств по международному праву. Относительно последнего принципа было подчеркнуто, что го- сударства-участники будут добросовестно выполнять как те обязательства, которые вытекают из общепризнанных принципов и норм международного права, так и те обязательства, которые вытекают из соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются. При осуществлении своих суверенных прав, включая право устанавливать свои законы и административные правила, они будут сообразовываться со своими юридическими обязательствами по международному праву. В Итоговом документе Мадридской встречи 1980 г. представителей государств — участников совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанном 6 сентября 1983 г., утверждается приверженность десяти принципам Хельсинского Заключительного акта и выполнению положений о их закреплении в национальных законодательствах соответственно практике и процедуре каждой страны84. Следует также упомянуть ст. 38 Статута Международного суда, в которой в числе источников международного права, применяемых судами при решении переданных ему споров, названы «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями»85. Российские специалисты86, говоря о принципах международного права, имеют в виду именно принципы, сформулированные в Уставе ООН, Декларации принципов 1970 г. и других документах. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г. № 887 не дает разъяснения понятия общепризнанных принципов и норм международного права, но отмечает, что они должны быть закреплены в международных пактах, конвенциях и иных документах — в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (п. 5). Настойчиво звучит утверждение о признании Всеобщей Декларации прав человека международным договором, обязательным для исполнения всеми государствами мира88. Но при этом не учитывается рекомендательный характер данного международного акта. Всеобщая декларация прав человека, несмотря на огромную роль в развитии международного права о правах человека, не ратифицирована ни одной мировой державой и не содержит правовых норм, налагающих прямые обязательства для суверенных государств, в том числе и России. В правовую систему Российской Федерации этот документ не входит. Декларация не прошла этапы создания в качестве международного договора как правового акта международного права, не наделена юридической силой национального закона законодательными органами страны, поскольку не ратифицирована, не опубликована в соответствии с законодательством РФ в статусе федерального закона. При таком положении Конституционный и Верховный суды РФ произвольно возводят Декларацию в категорию правового международного акта прямого действия, обязательного для применения в Российской Федерации. Этот документ необоснованно наделяется статусом национального российского закона с доминированием не только над законами страны, но и над Конституцией РФ, что противоречит самой Конституции. Только Конституция имеет прямое действие и обладает верховенством над правовыми актами любой юридической силы, включая международные договоры РФ. В Конституции РФ, а вслед за ней во многих законодательных актах употребляется термин «общепризнанные принципы» и «общепризнанные нормы» международного права. Однако существенные отличия между этими понятиями вряд ли можно отыскать. Так, П. Н. Бирюков пишет: «...Основные принципы международного права представляют собой основополагающие общепризнанные нормы, обладающие высшей юридической силой... Поскольку основные принципы международного права представляют собой нормы, они существуют в форме определенных источников международного 97 права» . Венская конвенция о праве международных договоров говорит об императивной норме общего международного права (jus cogens), которая принимается и признается международным сообществом в целом как норма, отступление от которой невозможно. Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права (ст. 53)89. Общепризнанные принципы международного права не случайно поставлены Конституцией РФ в равное положение с общепризнанными нормами международного права, что определяет их равнозначный правовой статус. Этот вывод вытекает также и из концепции формирования норм права. Только наделение юридической силой выводит соответствующее положение в правовую норму, обязательную для исполнения. Идея (принцип) становится нормой права таким же путем. Разделяет их лишь степень обобщенности. Для принципа-нормы обобщенность носит более выраженный характер. Общепризнанным принципам международного права предназначена роль общего механизма реализации международных договоров всех видов. Но и принципы и нормы имеют правовую форму. Такой формой является международный договор. Общепризнанные принципы и нормы международного права следует рассматривать в единстве с международным договором. В зависимости от регулятивной функции принципов и норм они могут иметь общеобязательный характер и подпадать под понятие «общепризнанности» или регулировать конкретные отрасли права и относиться к специальным принципам международного права, но также обязательного характера. Однако назначение общепризнанных принципов и норм международного права обусловлено присущей им функцией регулирования правоотношений межгосударственного сотрудничества. В этом их отличие от внутренних принципов права, предназначение которых ограничено территорией государства и его внутренними правоотношениями. Представляется неоправданным применительно к основам международного сотрудничества выделять в качестве самостоятельных правовых категорий принципы и нормы международного права. Принципы международного права — это наиболее общие нормы, которые обладают высшей степенью обобщенности. В связи с этим принцип международного права и норма международного права как основы сотрудничества могут быть обозначены термином «принцип» как наиболее употребительным в значении общей руководящей и регулирующей нормы. Сами по себе принципы сотрудничества существовать не могут. Они всегда заключены в каком-то правовом акте, участником которого является государство. В международном праве такой документ — международный договор как источник принципов международного права. Поскольку принципы и нормы международного права содержатся в международных договорах РФ и наряду с договорами отнесены к правовой системе РФ, то нет необходимости раздельного их упоминания в Конституции РФ для отнесения к системе права. Поэтому в Конституции вполне можно было бы ограничиться указанием, что в правовую систему страны входят международные договоры Российской Федерации. Положения, регулирующие уголовное судопроизводство РФ, также содержатся в международных договорах. Но ни в одном из действующих международных договоров об оказании правовой помощи нет термина «общепризнанные принципы и нормы международного права». Анализ документов, принятых мировым сообществом, позволяет заключить, что подавляющее большинство принципов-норм, отвечающих требованиям «общепризнанности», относится к принципам межгосударственного сотрудничества и взаимоотношений между государствами, что полностью соответствует назначению международного права. Что же касается проблем, связанных с уголовным судопроизводством, то к ним в известной степени имеют отношение перечисленные выше принципы-нормы международного права и, безусловно, международно-правовые акты о правах человека и о добросовестном выполнении обязательств по международному праву (pacta sunt servanda).
<< | >>
Источник: Волженкина В. М.. Нормы международного права в российском уголовном процессе. 2001

Еще по теме Понятие общепризнанных принципов и норм международного права:

  1. 3. Возможность применения общепризнанных принципов и норм международного права в российском уголовном процессе
  2. 14. Постановление Пленума Верховного суда РФ № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»
  3. Общепризнанные принципы и нормы международного права или Конституция РФ и законодательство?
  4. Глава II.ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ПРОБЛЕМЫ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ
  5. Субрегиональные международные организации, способствующие процессу унификации норм и принципов международного таможенного права.
  6. 3. Общепризнанные (всеобщие) принципы права, закрепленные и действующие в правовой системе России
  7. 4. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  8. § 1. Понятие и способы имплементации норм международного гуманитарного права
  9. 7. Основные принципы международного права Понятие и классификация основных принципов современного международного права.
  10. § 1. Международное гуманитарное право: понятие, источники, принципы и предмет регулирования Понятие и особенности международного гуманитарного права.
  11. 4.1. Понятие принципов международного права
  12. § 2. Виды отсылочных норм и их влияние на действие и реализацию норм международного права
  13. 4.1. Понятие принципов международного права
  14. 11. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  15. § 3. МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ СОВМЕСТНЫЕ СБЫТОВЫЕ И СЫРЬЕВЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИХ СТРАН -ФОРМА РЕГИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМАТИЗАЦИИ НОРМ И ПРИНЦИПОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ТАМОЖЕННОГО ПРАВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -