<<
>>

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ И ПР.

а) Общие аспекты. Вопрос об ответственности государств страдает слишком большой категоризацией. На проблему ответственности субъекта международного права, государства, наслаиваются категории вменимо- сти \ прямой и косвенной ответственности, ответственности за действия особых групп (например, государственных органов336, революционеров) и отдельных лиц. Строго говоря, всякое неисполнение обязанности со стороны государств является следствием действий или без- действия одного или более органов государства, и, поскольку во многих контекстах применяется принцип объективной ответственности, особое внимание следует уделить причинной связи и «поведению, соответствующему» данной ситуации.
«Ответственность за действия государственных органов и т. д.» соотносится с целым рядом правовых обязанностей, и все же эта категория обычно применяется исключительно в связи с особыми проблемами ответственности государств за вред, причиненный проживающим в них иностранцам337. Ассоциация с конкретными областями деликта представляется неудачной, так как характер вреда определяет объем ответственности за действия и бездействие органов и физических лиц. Требования, предъявляемые к стандарту поведения, могут быть относительно строгими, если дело касается иностранных дипломатических и консульских агентов338, находящихся на территории государства, или в случае причинения вреда интересам иностранного государства вооруженными силами339 или взрывчатыми веществами340 на данной территории, и менее строгими в других случаях. Иногда наличие умысла может влиять на характер причинности341. Конкретные нормы и фактические ситуации имеют более важное значение, чем общие положения об ответственности за действия судебных властей или других категорий должностных лиц: этими категориями можно руководствоваться лишь в очень общей форме342. Так, может существовать ответственность за действия ultra vires, совершенные облеченными полномочиями должностными лицами343, но государство не несет никакой ответственности за действия должностного лица, действующего на первый взгляд по его указанию, если будет доказано, что в действительности оно действовало по приказу иностранного государства. Многие случаи являются не более чем примерами необходимого стандарта поведения. Статус конкретного лица, совершающего действие, является лишь фактором, устанавливающим наличие «вменимости» или причинной связи между государством, как таковым, и причиненным вредом. В некоторых случаях применение категории «делинквента» (tortfeasor) совершенно бесполезно. В деле об инциденте в проливе Корфу344 Албания была признана ответственной за последствия установки мин в ее территориальных водах на том основании, что албанские власти знали об этом. Суд не устанавливал, кто именно произвел минирование, и вполне возможно, что здесь действовало третье государство. Точно так же нейтральное государство может нести ответственность, если оно допустило в пределах своей юрисдикции, снаряжение военной экспедиции, которая затем начала проводить военные операции против другого государства345. Таким образом, проблемы, связанные с конкретными категориями органов и лиц, следует рассмотреть с учетом этих серьезных оговорок. б) Государственные органы346. I) Исполнительная власть и административные органы347. В деле Масси348 США получили возмещение в сумме 15 тыс. долл., так как мексиканские власти не приняли надлежащих мер по наказанию убийцы некоего Масси, гражданина США, работавшего в Мексике.
Нильсен, член комиссии, разбиравшей дело, высказал следующее мнение349: «Я считаю, несомненно, разумным возложение ответственности на государство за неправомерные действия его служащих, если их поведение — каким бы ни был их статус или ранг по внутреннему праву — приводит к неисполнению государством его обязательств по международному праву». Неоправданные насильственные действия полицейских чинов и непринятие надлежащих мер по наказанию виновных также влекут за собой ответственность350. Если не считать правил о местных средствах правовой защиты351, различие в рангах должностных лиц не имеет значения для возложения ответственности на государство352. В каждом конкретном случае соответствующая норма права, применяемая к фактическим обстоятельствам дела, устанавливает, вытекает ли ответственность из действия должностного лица, как такового, или недостаточности мер, принятых другими органами для устранения последствий действия, совершенного должностным лицом. II) Вооруженные силы. Те же принципы применяются и к этой категории должностных лиц, но, по-видимо- му, в отношении их дисциплины и контроля над ними необходим более высокий критерий предусмотрительно- сти по достаточно очевидным основаниямПо делу Клинга353 Нильсен сказал: «В делах подобного рода за неправильные действия, ошибочные суждения или безответственное поведение солдат ответственным признавалось правительство. Международные прецеденты обнаруживают тенденцию к применению очень строгих мер за ошибочные действия». III) Члены федерации, провинции и другие внутренние подразделения354. Государство не может ссылаться на принципы внутреннего права, включая и свою конституцию, в порядке возражения против требований, основанных на международном праве355. Международная арбитражная практика знает примеры ответственности федеральных государств за действия властей членов федерации 356. IV) Законодательный орган357. Этот орган обычно является жизненно важной частью государственной организации, и его нормативные акты служат средством выражения официальной политики. В отношении этой категории органов проблема состоит в определении того, влечет ли неисполнение обязанности за собой ответственность. Обычно в случае нанесения ущерба иностранцам истец должен доказать, что понесенные им убытки— результат исполнения закона или отсутствия законодательства К Однако может оказаться, особенно в случае договорных обязательств 358, что действия и бездействие законодательного органа сами по себе порождают ответственность. Если договором предусмотрено включение определенных норм во внутреннее право, неисполнение этого обязательства влечет за собой ответственность из нарушения договора. Профессор Швар- ценбергер говорит359: «Не ясно, будет ли нарушением международного обязательства одно лишь наличие такого законодательства или нарушением будут только действия, совершаемые в его исполнение. На основании практики Международного суда можно сделать вывод о том, что одно лишь наличие такого законодательства может составлять достаточно серьезную угрозу нарушения права, чтобы у истца возник правовой интерес, обосновывающий вынесение по крайней мере деклараторного решения» 360. V) Судебная власть361. Деятельность судебных органов относится в основном к разделу «Отказ в правосудии», о чем речь пойдет в главе XXIII, посвященной обращению с иностранцами. Однако важно помнить — хотя, вероятно, это само собой разумеется, — что деятельность судов может влиять на ответственность государства, в котором действует данный суд, и иными путями362.
Так, обращаясь к вопросу о применении договоров, Макнейра говорит: «...Государство имеет право уполномочить свои судебные органы применять и толковать международные договоры. Однако, если суды совершают при этом ошибки, или отказываются придать силу договору, или не могут этого сделать из-за того, что небыли произведены необходимые изменения или дополнения во внутреннем законодательстве, их решения ставят государство в положение нарушителя договора». VI) Действия ultra vires со стороны государственных органов и должностных лиц363. В сфере внутреннего права давно существует положение, по которому акты ultra vires, совершаемые государственными властями, не являются сами по себе основанием для иммунитета от правовых последствий. В международном праве есть и другие основания для отклонения ссылок на неправомерность по внутреннему праву. Кроме того, отсутствие прямо выраженных полномочий не может быть решающим обстоятельством при рассмотрении вопроса об ответственности государства. Арбитражная практика и большинство авторов говорят о том, что государства могут быть ответственными за действия ultra vires, совершенные должностными лицами в пределах видимых полномочий или в рамках общего объема полномочий364. К этой категории действий относится, например, произведенный полицейским чиновником арест, который на самом деле является актом мести, но для стороннего наблюдателя выглядит как официальный акт. Эта норма в целом отвечает режиму объективной ответственности. В деле Union Bridge Company 365 британское должностное лицо южноафриканских правительственных железных дорог во время второй бурской войны реквизировало нейтральную (американскую) собственность, ошибочно полагая, что она не была нейтральной: арбитраж нашел, что ответственность не умалялась ошибкой должностного лица или отсутствием у британских властей намерения реквизировать имущество; арбитраж при этом указал, что совершенные действия находились в пределах общего объема обязанностей данного должностного лица. В деле Кэра (Caire) 366 капитан и майор конвенционистских сил, контролировавших Мексику, под угрозой смерти потребовали денег у некоего Кэра, а когда денег не получили, приказали расстрелять свою жертву. Возлагая ответственность на Мексику за этот акт, Верзийл, председатель комиссии, рассматривавшей это дело, сказал: «Государство также несет международную ответственность за действия, являющиеся деликтами по международному праву и совершаемые его должностными лицами или его органами независимо от того, действовали ли должностное лицо или орган в пределах их компетенции или вышли за эти пределы... Однако для признания такой объективной ответственности 367 государства за действия, совершаемые его должностными лицами или органами вне их компетенции, необходимо, чтобы они действовали — по крайней мере внешне— как полномочные должностные лица или органы или чтобы в своих действиях они использовали права или меры, соответствующие их официальному характеру...» В деле Юманса368 комиссия указала: «Солдаты, причиняющие вред личности или совершающие бессмысленные разрушения и грабежи, всегда действуют в нарушение каких-то норм, установленных высшей властью. Такие действия не влекли бы за собой никакой ответственности, если бы всякие действия, совершаемые солдатами в нарушение инструкций, рассматривались как личные действия». Не всегда просто разграничить личные действия и действия, совершаемые в пределах видимых (apparent) полномочий. Что касается высших органов и должностных лиц, предполагается, что они действуют в пределах полномочий369. Так, например, когда речь идет о контроле над вооруженными силами со стороны военных лидеров и министров правительства, к которым предъявляются особенно высокие требования, может оказаться неуместным прибегать к разграничению действий, совершенных в частном порядке и официально. Здесь, как и в других случаях370, многое зависит от рода деятельности и связанных с нею последствий в конкретном случае371. При анализе норм английского права об ответственности нанимателей за деликты служащих может возникнуть мысль, что применение понятий «видимые полномочия» и «общий объем полномочий» служит средством для достижения определенной цели и что их не следует подвергать излишне тщательному анализу. Нетрудно привести случаи, когда действия государственных агентов были явно ultra vires, и тем не менее ответственность признавалась. Так было в деле Юманса, когда войска, посланные для защиты иностранцев, осаждавшихся восставшими, приняли участие в атаке, в ходе которой упомянутые иностранцы были убиты. В некоторых случаях решение о признании ответственности может быть оправдано проявлением небрежности со стороны высших должностных лиц. Так, в деле Za- firoA, Соединенные Штаты были признаны ответственными за грабеж, учиненный гражданским экипажем торгового судна, используемого американскими военно- морскими силами в качестве транспорта; это судно находилось под командованием капитана торгового флота, который подчинялся приказам американского военно-морского офицера. Арбитражный суд, рассматривавший дело, обратил особое внимание на отсутствие надлежащего контроля, имевшее место в данном случае372. Однако суть дела заключается в той степени контроля, которая должна быть проявлена в конкретных обстоятельствах, а не в фактически проявленной степени контроля373. Мерон374 использует понятие «злоупотребление правительственными средствами» (abuse of governmental means) применительно к случаям, где речь идет о действиях, совершенных вне пределов видимых полномочий, но это нельзя считать достаточным основанием для вынесения решений, и приводимые им примеры могут быть объяснены другими, менее логически выдержанными категориями. Во всяком случае, имеющиеся решения и разнообразие фактических ситуаций не укладываются в те категории, которые предлагает литература по международному праву375. в) Насильственные действия толпы, восстание, революция и гражданская война376. Рассматриваемые ниже общие принципы применимы к различным ситуациям, связанным с актами насилия, совершаемыми либо лицами, не являющимися агентами законного правительства государства, либо лицами, действующими от имени правительства-соперника или правительства-канди- дата, созданного восставшими. Такое правительство может быть названо «правительством де-факто». В случае локальных мятежей и насильственных действий толпы проявление небрежности в момент, когда необходимо принятие разумных превентивных мер, а также безразличие и попустительство официальных органов порождают ответственность за вред, причиненный иностранной государственной и частной собственности в данном районе К Принципы, применяемые к различным ситуациям, являются производными от стандарта должной заботливости. Макнейр377 выводит пять принципов из докладов юридических советников британской короны об ответственности законных правительств за последствия восстаний и мятежей. Первые три принципа заключаются в следующем. I) Государство, на чьей территории вспыхнуло восстание, не несет ответственности за потери или убытки, понесенные иностранцем, если не будет доказано, что правительство этого государства проявило небрежность при использовании (или неиспользовании) находящихся в его распоряжении средств для предотвращения или подавления восстания; II) это — изменчивый критерий, зависящий от условий, в которых происходит восстание; III) государство не несет ответственности за ущерб, нанесенный в ходе военных операций, руководимых его законным правитель- ством, если только ущерб не был бессмысленным или ненужным, что, по существу, делает положение аналогичным положению воюющих государств в международной войне. Эти принципы в основном сопоставимы с теми, о которых упоминают авторы различных национальностей. Общее правило об отсутствии ответственности 378 основывается на том, что даже при режиме объективной ответственности должна существовать нормальная способность действовать, а крупные внутренние беспорядки равносильны чрезвычайным обстоятельствам, которые не могут быть ни предусмотрены, ни предотвращены. Все это достаточно ясно, однако неопределенность возникает при рассмотрении оговорок, которыми сопровождается общее правило. Сразу же следует заметить, что общее правило и оговорки касаются причинения вреда иностранцам на территории данного государства, причем характер оговорок (условия ответственности) может изменяться в зависимости от объекта причинения вреда. Так, например, если речь идет о дипломатическом или консульском агенте, требуется более высокий стандарт поведения379. Высказывается единодушное мнение, что правило об отсутствии ответственности не подлежит применению, когда соответствующее правительство не проявило должной заботливости. Однако судебно-арбитражная практика и другие источники не дают определения «должной заботливости». Совершенно очевидно, что догматическое определение здесь не подходит, поскольку речь идет о стандарте поведения, который будет меняться в зависимости от обстоятельств. И все же, если «должную заботливость» понимать как весьма высокий стандарт поведения, исключение будет превалировать над правилом. В комментариях к Гарвардскому проекту380 указывается: «Поскольку проявление небрежности со стороны правительства при подавлении восстания, направленного против него самого, представляется невероятным, следует считать, что бремя доказывания небрежности лежит на истце. Комиссии, рассматривавшие взаимные претензии, согласились с этим мнением...» Докладчик Комиссии международного права по вопросу об ответственности государств Гарсия Амадор381 приходит к заключению, что основным принципом является презумпция против ответственности, и предлагает следующую формулировку382: «Государство несет ответственность за вред, причиненный иностранцу вследствие восстаний, гражданских волнений или иных внутренних беспорядков, если существующая власть проявила явную небрежность и не приняла необходимых мер для их предотвращения или наказания виновных». Есть некоторые основания считать, что дарование амнистии повстанцам означает нарушение обязательств и принятие на себя ответственности за их действия, коль скоро здесь может быть применен эстоппель. Однако во многих случаях этот вывод будет неоправданным 383. Два других принципа, сформулированных Макнейром 384, являются общепризнанными: IV) государство не несет ответственности за потери или убытки, причиненные восставшими иностранцу после того, как государство, гражданином которого является иностранец, признало восставших воюющей стороной; V) государство, как правило, может не возмещать убытков, понесенных иностранцами-резидентами, если докажет, что по отношению к ним применялись те же нормы защиты и компенсации, если они действительно были применены, как и к его собственным гражданам (ссылка на diligentia quam in suis)385. Победившие повстанческие движения несут ответственность за противоправные действия или недосмотр, допущенные по вине их вооруженных сил в ходе конфликта *, а также становятся ответственными за нарушения права, допущенные предыдущим правительством386.
<< | >>
Источник: Я.БРОУНЛИ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КНИГА ВТОРАЯ. 1977

Еще по теме ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ И ПР.:

  1. 5.3.4. Дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих
  2. § 3. Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих
  3. § 4. Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих
  4. 3. ОСПАРИВАНИЕ РЕШЕНИЙ, ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ, ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ
  5. 16.3. Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих
  6. § 5, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ ЗА ВРЕД,' ПРИЧИНЕННЫЙ ПО ВИНЕ ЕЕ РАБОТНИКОВ. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ДЕЙСТВИЯМИ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ В ОБЛАСТИ АДМИНИСТРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ, СЛЕДСТВИЯ, ПРОКУРАТУРЫ И СУДА
  7. 6.4. Международно-правовая ответственность субъектов за действия своих органов и должностных лиц
  8. § 2. Международно-правовая ответственность субъектов за действия своих органов и должностных лиц
  9. 16.2. Процессуальные особенности рассмотрения и разрешения дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих
  10. Жалобы на действия государственных и муниципальных органов, должностных лиц, оспаривание нормативных и ненормативных актов и по иным делам, возникающим из публичных отношений
  11. 5. Ответственность таможенных органов и их должностных лиц
  12. E. Дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) государственных и муниципальных органов и должностных лиц 1) Препятствия в получении судебной защиты, относящиеся к сроку для обращения в суд
  13. § 7. Ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления
  14. § 5. Обжалование действий и решений органов исполнительной власти и их должностных лиц
  15. § 5. Обжалование действий и решений органов исполнительной власти и их должностных лиц
  16. § 5. Обжалование действий и решений органов исполнительной власти и их должностных лиц
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -