<<
>>

Относимость как средство исключения фактов из спора.

Понятие относимости служит прежде всего для того, чтобы исключить бесполезные, с точки зрения разрешения спора, факты из сферы судейского внимания. Так, если судья или арбитр указывает на факты как «юридически относимые», это означает также, что он исключает этим другие факты, не имеющие, по мнению суда, данного качества.
Особые мнения судей, а также состязательные бумаги сторон являются наиболее ценным индикатором того, что оставлено без внимания или, точнее, отклонено судом за неотносимостью. Поэтому когда авторы таких особых мнений упоминают значимые, по их мнению, для дела обстоятельства, это означает, что именно на интерпретации фактов, отклонённых судом, они строят свои выводы. Так, например, в деле Замок Преа Вихеар судья Велингтон Ку (Wellington Koo) в особом мнении перечисляет относимые факты, которые, по его мнению, не были приняты во внимание судом[154]. Эта позиция отражается и в формулировках конечного судебного акта по делу, где в довольно эклектичной манере указывается, что «стороны приводили также и другие аргументы, имеющие географический, исторический, религиозный и археологический характер, но суд не считает возможным рассматривать их в качестве юридически значимых»[155]. Однако, базируясь именно на анализе и интерпретации данных фактов, в основном технического свойства, относящихся к делимитации границы между Таиландом и Камбоджой, судья сэр П. Спендер (Sir P. Spender) также пришёл к заключению, противоположному выводам суда, о том, что спорный замок находился на тайской территории[156]. Относимость, таким образом, использовалась судом как критерий для исключения фактов, которые могли бы его привести к другим выводам.

Несмотря на то, что понятие относимости «работает» для всех категорий международно-правовых споров, оно приобретает особую значимость в делах о разграничении морского дна[157]. Судья или арбитр несут здесь полную ответственность за то, что отклоняют одни факты и, напротив, принимают в оборот другие в зависимости от конкретных обстоятельств дела и на основе норм применимого права. Последнее подтверждает ещё раз, что определение относимости фактов представляет собой подоперацию широко понимаемой юридической квалификации. Понятие «относимых обстоятельств» связано с применимой нормой права, но при этом часто выводится из судебной практики. Применимые международно-правовые правила указывают лишь на достижение справедливого результата[158]. Это уже МС ООН, который вывел из этого «норму» об относимых обстоятельствах.

Стороны споров о делимитации морского дна часто просят суд разрешить дело на основе справедливости и исходя из относимых обстоятельств дела. Об этом, например, упоминается в статье 1 Специального соглашения между Тунисом и Ливией в деле о разграничении континентального шельфа[159]. И данная формулировка воспроизводится практически во всех соглашениях о делимитации территорий. Иначе говоря, стороны настаивают на том, чтобы суд не применял строгие нормы позитивного права, а опирался бы исключительно на обстоятельства каждого дела, оставляя ему тем самым практически тотальную свободу в их отборе.

Дела о разграничении морского дна - это та сфера, где отбор фактов может показаться стороннему наблюдателю наиболее произвольным: никогда

невозможно знать заранее, какой элемент станет определяющим для судьи или арбитра, т.

е. будет или не будет квалифицирован как относимое обстоятельство. Существуют, конечно, некоторые константы, как, например, отказ судей учитывать геологические или геоморфологические признаки морского дна, приводимые сторонами во множестве дел. Однако даже это не настолько неизменно: так, в арбитражной сентенции по делу Разграничение морской границы между Гвинеей и Гвинеей-Бисау, арбитры, похоже, опирались среди прочего на геологические факторы, чтобы прийти к выводу о неделимости континентального шельфа[160]. Сходным образом в территориальном споре между Никарагуа и Гондурасом относительно общей границы в Карибском море суд принял во внимание «геоморфологические характеристики зоны, где находится конечная точка наземной границы»[161]. В этом же деле суд приводит все фактологические критерии, на которые ссылаются стороны, чтобы потом отклонить их взмахом пера: «в данном деле суд не убеждён в относимости приведённых факторов и не считает их юридически значимыми с точки зрения проведения делимитации. Ключевыми элементами ... являются скорее географическая конфигурация береговой линии и геоморфологические характеристики зоны, где находится конечная точка наземной границы»[162]. При этом суд, как и ранее, не считает нужным пояснить, почему от отклоняет все иные обстоятельства. В этом, на наш взгляд, проявляется свобода усмотрения, которой пользуется международный суд при отборе фактов, из которых он в дальнейшем извлекает правовые последствия, предусмотренные применимыми нормами права.

Это даёт возможность заключить, что факт играет первостепенную роль в данной области, где он не слишком массивен, тяжёл или неизбежен. Напротив, он лёгок, изменчив, практически факультативен. И именно эти качества превращают трактовку фактов в важный канал реализации созидательных полномочий судьи, творчески конструирующего будущее решение, искусно лавируя в потоке фактического материала. Видно, в частности, как экономические обстоятельства в одних делах рассматриваются как исключительно значимые[163], тогда как в других, сходных по предмету и природе спорных отношений, - совсем нет[164]. Такой результат стал, по всей видимости, следствием казуистической оценки, меняющейся от одной фактической ситуации к другой. Поэтому утверждение о том, что экономические факты редко бывают относимы, не так уж безусловно, и применительно к «конкретным обстоятельствам дела» могут обрести данное качество. Казуистичный характер вывода об относимости фактов критикует

Ю. Танака, справедливо отмечая, что судья обычно никак не мотивирует, почему одни фактические элементы в деле он предпочёл другим[165]. И хотя такие действия судьи являются по данной категории дел в высшей степени казуистичными, этого явно недостаточно, чтобы квалифицировать их результат в качестве нормотворческого акта, как это делают некоторые авторы[166], поскольку выбор относимых фактов не создаёт новых норм права, а лишь ведёт к индивидуальным решениям конкретных споров. Конечно, даже одно постановление МС ООН часто воспринимается доктриной, да и самим судом, как формирующее судебную практику, и носит в этом смысле прецедентный характер, в том числе в части отбора относимых фактов. При этом суд не чувствует себя связанным постановлением, которое он принял исходя из «относимых обстоятельств», специфических для конкретной ситуации. В итоге мы получаем чисто субъективные решения, основанные, как мы увидим далее, на ценностном сопоставлении различных интересов в деле.

<< | >>
Источник: РЕНЦ Игорь Геннадьевич. ФАКТЫ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. 2018

Еще по теме Относимость как средство исключения фактов из спора.:

  1. § 9. Кумуляция как исключение в источниках
  2. 491. Как оформляются решения и соглашения сторон в ходе разрешения коллективного трудового спора?
  3. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ВАЖНЕЙШИЕ СРЕДСТВА КОММУНИКАЦИИ
  4. Глава III КЛАССИФИКАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ И НЕКОТОРЫЕ ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ
  5. Относимость
  6. § 1. Понятие относимости доказательств
  7. Статья 59. Относимость доказательств
  8. § 2. Объективные основания для правильного применения правила относимости доказательств
  9. § 6. Относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств
  10. § 3. Обеспечение относимых доказательств
  11. Относимость доказательств
  12. 5.2. Круг дел, относимых к судебной подведомственности
  13. 5.2. Круг дел, относимых к судебной подведомственности
  14. § 5. Относимость доказательств. Пределы доказывания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -