<<
>>

Отказ от доктрины Хармона

В конце 50-х годов доктрина Хармона подверглась в Соедппснпых Штатах серьезному испытанию в ходе продолжительного конфликта с Канадой по поводу использования вод реки Колумбия 62.

В Соединенных Штатах, чья территория расположена ниже по течению, иа этой реке было построено несколько гидроэлектростанций, которые тем не менее не использовались иа полную мощность вследствие больших колебании уровня воды. Геператоры этих электростанций были рассчитаны па средний поток и во время паводка значительные объемы воды пропускались поверх плотин, не используясь на производство энергии.

Очевидным выходом из создавшегося положения было сооружение в верховьях реки водоемов-накопителей, которые регулировали бы сток.

Однако большинство мест, пригодных для такого строительства, находилось па канадской территории. Возведение Канадой в верховьях Колумбии плотин для использования энергии реки могло бы принести ощутимую выгоду Соединенным Штатам, поскольку в таком случае американские ГЭС, расположенные ниже по течению, работали бы в наиболее оптимальном и устойчивом режиме и могли бы производить намного больше электроэнергии при минимальных затратах. 1 В принципе Соединенные Штаты не считали необходимой выплату какой-либо компенсации канадской стороне за те выгоды, которые они могли получить в результате выполненных Канадой работ. Казалось, США просто выжидали, пока Канада начпет эксплуатировать реку в своих собственных интересах, чтобы затем воспользоваться плодами ее труда, заполучив бесплатпо урегулированный канадцами сток Колумбии.

По этому поводу в совместной американо-канадской речной компсепп развернулись острые дискуссии. Поскольку Соединенные Штаты упорно отказывались прп-нять канадское предложение о справедливом распределении доходов, получаемых американцами от эксплуатации своих гидростанций в нижнем течении Колумбии, представитель Каиады генерал Макнот предложил направить

284

этот водный путь в русло реки Фрейзер, протекающей полностью по канадской территории. Подобный отвод вод Колумбии позволил бы Канаде обеспечить себя электроэнергией, лишив одновременно всех возможных выгод американские ГЭС, расположенные в нижнем течении этой реки.

Такое развитие событий подтолкнуло * Соединенные Штаты к пересмотру доктрины Хармона, суть которой изложена в ст. 2 договора 1909 г. Стало ясно, что эта доктрина может в соответствии с принципом взаимности оказаться невыгодной даже для тех стран, которые ее придерживаются и защищают; доведенная же до крайности, она способна вызвать применение государствами бесконечных санкций друг против друга, наносящих ущерб обеим сторонам. Это в свою очередь вместо скоординированного п планомерного использования энергии рек бассейна ведет к неэкономичному расходованию водных ресурсов.

Практическим последствием предложения Макнота стало подписание в 1961 г. американо-канадского договора, в котором Соединенные Штаты признали справедливость выплаты компенсации за получение ими выгод в результате сооружения Канадой водоемов-накопителей в верхнем течении реки Колумбия. Согласно этому договору, указанная компенсация предоставлялась ие в денежном выражении, а посредством возврата Канаде части электроэнергии, дополнительно получаемой американскими ГЭС благодаря возведенным канадцами сооружениям.

Именно тогда доктрина Хармона была отвергнута Соединенными Штатами. Государственный секретарь Ачесон охарактеризовал ее как «правовую концепцию, которая не может быть всерьез поддержана в пастоящее время» 63.

Совершенно очевидно, что с юридической точки зрения эта доктрина абсолютно несостоятельна, поскольку она принимает в расчет территориальный суверенитет лишь одного государства, полностью игнорируя аналогичные суверенные права соседних государств.

Необходимо иметь в виду, что все государства обладают равными и одновременно взаимозависимыми правами, подверженными одинаковым ограничениям.

63 L i р р е г ,Т. Equitable Utilization. — In: «The Law of International Drainage Basins», ed. Garrelson, p. 27.

285

Доктрина Хармогга с ее примитивными взглядами на территориальный суверенитет как на некое исключительное право упускает из виду дуалистический характер власти государства на своей территории, которая не только предоставляет ему права, но и налагает на каждое государство «обязанность не позволять сознательного использования своей территории для осуществления каких бы то ни было действий, ущемляющих права других государств» 6".

В некоторых крайних своих проявлениях доктрина Хармона может ущемлять — и даже нарушать — территориальную неприкосновенность другого государства; между тем «территориальная неприкосновенность» прямо упоминается в п. 4 ст. 2 Устава Организации Объединенных Наций как нечто отличное от политической независимости.

Следовательно, существуют коллизирующпе права территориального суверенитета, которые должны в равной степени приниматься во внимание. Основной функцией любой правовой системы п является согласование и координация коллпзирующих прав различных субъектов; sum cuique tribuere.

Поскольку чрезмерное использование прав одним государством может привести к уничтожению или ущемлению прав других государств, задачей международного права является установление справедливого равновесия, проведение четкой грани между нормальным использованием государствами своих прав ц злоупотреблением ими. С целью достижения сбалансированного и разумного соотношения этих коллпзирующих, но равных прав и были вырабртапы некоторые основополагающие международно-правовые принципы.

Одни пз этих принципов провозглашает общность интересов u равенство прав всех прибрежных государств, другой — устанавливает обязанность воздерживаться от причинения существенного ущерба соседним государствам.

Принцип общности интересов п равенства нрав

Этот принцип был сформулирован Постоянной палатой международного правосудия в 1923 г. в ее решении

*' Дело об внцпдеите в проливе Корфу (I. С. J. Reports, 1949, V 22).

«86

по делу о территориальной юрисдикции Международной речной комиссии по Одеру, в ходе рассмотрения которого обсуждались вопросы свободы судоходства по международным водным путям.

До этого времени право прибрежного государства на свободную навигацию по международным водным путям являлось предметом серьезных споров и причиной дипломатических конфликтов. В 1792 г. Джефферсон потребовал для Соединенных Штатов права осуществлять судоходство в нижнем течении реки Миссисипи; Испания же утверждала, что такое право могло быть предоставлено только с разрешения государства, расположенного в низовьях реки. Именно этот последний критерий и лег в основу соответствующего договора между двумя странами, подписанного в 1795 г. В 1823 г. Соединенные Штаты заявили о том, что они как прибрежное государство вправе осуществлять судоходство па всем протяжении реки Св. Лаврентия, тогда как Великобритания считала, что нодобпая свобода навигации может быть предоставлена США лишь в результате заключения соглашения об этом в обмен па предоставление определенных преимуществ для нее самой. По договору 1854 г. Соединенные Штаты приобрели свободу плавания по реке Св. Лаврентия в обмен на открытие озера Мичиган для британской торговли. Утверждалось также, что государства, расположенные в верховьях рек, имеют право иа свободную навигацию на всем их протяжении только для осуществления выхода своих судов в открытое море с5.

В случае с Одером Польша ссылалась на принцип свободы навигации для прибрежных государств, расположенных в верховьях реки, в связи с необходимостью обеспечить выход их судов в открытое море.

Постоянная палата международного правосудия признала, что «стремление предоставить находящимся в верховьях реки государствам возможности беспрепятственного выхода к морю сыграло значительную роль в формировании принципа свободы павигацпп», однако затем добавила: «Но если подвергнуть рассмотрению вопрос о том, как именно проходил процесс договоренности между государствами, расположенными на берегах одной и той же реки, в от-пошешш конкретных, отвечающих требованиям справед

287

лпвостп п целесообразностп условий навпгацпп, то можно отметить, что главную роль в разрешении данного вопроса сыграло не желание обеспечить для расположенных выше по течению государств право свободного выхода к морю, а определенная общность интересов всех прибрежных rocj-дарств. Именно такая общность интересов в, отношении использования судоходных рек и нашла свое отражение в международном праве, провозглашающем полное равенство всех прибрежных государств р. использовании протекающей по пх территориям реки на всем ее протяжении и исключающем возможность получения каким-либо государством преимуществ перед другими государствами» 66.

Несмотря на то что этот прогрессивный принцип был охарактеризован Постоянной палатой как lege lata только в отношении навигации, основное положение о равенстве прав н общности интересов вполне применимо к любому виду использования международных водных путей.

Глобальный подход в отношении всех видов использования реки позволяет уравновесить возможности государств, находящихся в верховьях реки, п пх соседей, расположенных ниже по течению. В то время как первые занимают tie facto более сильные позиции в том, что касается, например, орошения и других форм водопользования, вторые контролируют устье реки и подходы к нему с обеих сторон, что, как правило, обеспечивает им господствующее положение в отношении осуществления свободной навигации.

Обязанность воздерживаться от причинения существенного ущерба соседним государствам

Государство не должно осуществлять плп позволять осуществлять на своей территории работы, могущие нанести существенный ущерб законным правам соседнего государства. И напротив, оно имеет полное право использовать воды, пересекающие его территорию илп образующие его границу, если это не причиняет серьезного ущерба другим прибрежным государствам.

Именно на этом основании было вынесено арбитражное решение в пользу Франции в деле об отводе вод из

06 С. P. J. I., series А/В, num. 23, р. 27.

28S

озера Лапу. Франция отвела часть вод пз этого озера, по приняла все необходимые меры, чтобы не понизился его уровень, в результате чего испанской стороне не было причинено никаких неудобств в отношении использования вод озера. Арбитражная комиссия подчеркнула, что благодаря проведенным Францией работам по восстановлению уровня озера нп одно государство, использующее его воды, ие попесло никакого ущерба 67.

В деле об отводе вод пз реки Маас Постоянная палата международного правосудия отвергла жалобы иа отвод вод, подчеркнув, что указанные действия «лишь незначительно увеличили объем воды» в одном из протоков и «не понизили уровень Мааса настолько, чтобы нанести ущерб судоходству ио этой реке» 6S.

Нельзя считать наносящей ущерб н деятельность государства по использованию в собственных интересах неиспользуемых водных ресурсов, даже если это может повлиять на возможное в будущем пх потребление соседним государством. Государство, пе нуждающееся в данный момент в воде, может впоследствии иметь право потребовать, если возникнет такая необходимость, равного участия в водопользовании 6Э.

Мы все время говорим о существенном ущербе потому, что международное право признает законными действия, в результате которых соседним государствам причиняются лишь незначительные убытки и неудобства, с которыми они должны благоразумно примириться. Ипымп словами, только папесепне значительного, существенного ущерба может оправдать ограничение территориального суверенитета. Одним пз последствий принятия «общего принципа добрососедства», зафиксированного в ст. 74 Устава ООН, является обязанность государств мириться с причиняемыми пмп друг другу мелкими, несущественными неудобствами. В качестве примера действий, причиняющих существенный ущерб соседним прибрежным государствам, можно назвать, в частности, такой отвод вод из реки, который настолько сильно понижает ее уровень, что это значптельпо уменьшает мощность.построенных на ней гидроэлектростанций; сильное и опас-

<" ((American Journal of International Law», 19э9, p. 156. 138 С P J. I., series A/B, num. 70, p. 23.

во Bourne С. B. The Right to Utilize the Waters of International River. — ((Canadian Yearbook of International Law», 19bs, p. 195.

10 Зак. 322

289

ние для здоровья людей загрязпеппе речных вод; проведение работ, вызывающих наводнение на территории другого государства.

Пз принципа добрососедства вытекает также'обязанность государств предусматривать возможность нанесения ущерба и договариваться о соответствующих предупредительных мерах. Последующая ответственность и денежное возмещение причиненного ущерба ие являются наилучшим выходом пи для одной пз заинтересованных сторон, поскольку обязанность выплаты материальной компенсации или восстановления status quo может оказаться для государства непосильной пошей. Обе стороны заинтересованы в достижении предварительного соглашения, то есть в том, чтобы не возникало необходимости нести указанную ответственность. С этой точки зрения можно считать, что предусмотренное договором 1961 г. о реке Колумбия распределение получаемых американской стороной прибылей явилось своего рода заранее предоставляемой Канаде компенсацией за будущее затопление некоторых се районов в результате сооружения водоемов-накопителей.

Справедливое распределение прибылей

Исходя из вышеизложенных принципов, а также пз необходимости достижения предварительных договоренностей, в настоящее время компетентные судебные органы и государства при заключении международных договоров руководствуются в этих вопросах известной доктриной справедливого распределения выгод.

Сформулированная первоначально Верховным судом США в связи с рассмотрением споров между штатами, эта доктрина приобрела затем всемирное признание.

В 1961 г. Институт международного права заявил, что конфликты между прибрежными государствами должны разрешаться «на справедливой основе, в частности с учетом интересов каждой из сторон и других соответствующих обстоятельств».

Ассоциация международного права зафиксировала в так называемых Хельсинкских правилах принцип, согласно которому «каждое государство бассейна имеет право в пределах своей территории иа разумную и справедливую долю выгодного использования вод международного речного бассейна».

290

Согласно доктрине енраведливого распределения выгод, законные интересы соответствующих государств должны быть сбалансированы в соответствии с обстоятельствами каждого конкретного случая. Важным элементом считается, например, эффективность предшестзу-щего использования вод, которая может быть снижена в результате возведения новых сооружений. Следовательно, государство, использующее воды той или иной реки, может утверждать, что определенные действия другого прибрежного государства (например, орошение посредством затопления полей) представляют собой чрезмерно расточительный способ использования водных ресурсов п должны быть прекращены.

Верховный суд Германии заявил в 1927 г.: «Следует принимать в расчет не только абсолютные размеры убытков, причиненных соседнему государству, но и соотношение между выгодами, полученными одной стороной; и ущербом, понесенным другим участником спора» 70.

Другим важным обстоятельством, которое следует принимать во внимание, является иерархия потребностей в использовании вод. Если прежний водопользователь — засушливая страна, в течение многих веков зависящая от ирригации (как, например, Египет), то это должно учитываться при справедливом распределении водных ресурсов. Так, по египетско-суданскому договору 1959 г. Египту предоставлялось право использовать традиционно потребляемые им для орошения 48 млрд. куб. м воды, в то время как Судану на эти цели выделялось лишь 4 млрд. куб. м. Но дополнительные объемы воды, могущие быть использованными для вновь возводимых сооружений, распределялись в обратном порядке, а именно; 7,5 млрд, куб. м — Египту и 14,5 млрд. куб. м — Судану71.

Приоритет в использовании международных водных путей н развивающиеся государства

Чрезмерно жесткое применение припцппа, запреща-щего причинять существенный ущерб другому государству, может привести к тому, что приоритет индустриаль

10*

291

но развитых государств в пспользовашш международных водных путей полностью перекроет возможности их использования развивающимися страпами с целью удовлетворения возникающих у них потребностей. Согласно концепции справедливого распределения, приоритет в использовании речпых вод не предоставляет священных и вечных прав; в противном случае развитые страны так а остались бы обладателями львиной доли всех доступных водных ресурсов. Международное право не приняло внутригосударственную концепцию «преимущественных прав первого водопользователя», согласно которой тот, кто первым начал использовать воды какой-либо реки, получает окончательное пра^о па продолжение этой деятельности (prior in tempore, potior in jure). Нельзя позволить, чтобы существующая система водопользования превратилась в смирительную рубашку, сдерживающую экономическое развитие прибрежных государств.

Очень хорошо сказал по этому поводу Бури: «...В то время как концепция преимущественных прав первого водопользователя в качестве главной правовой цели провозглашает защиту финансовых интересов, связанных с существующей системой водопользования, доктрина справедливого распределения делает упор иа необходимости равного и разумного распределения между прибрежными государствами выгод от использования международной реки» 72.

Вурн подчеркивает,- что «предшествующая практика не должна препятствовать интенсивному использованию с применением современной технологии вод бассейна реки или мешать справедливому распределению водных ресурсов» 73.

Таким образом, развивающееся государство, которое нуждается в водных ресурсах, может псиользовать ах, даже если такие его действия будут создавать помеху уже существующим формам водопользования, практикуемым другим государством. Оно может делать это в осуществление своего неотъемлемого права при условии, что его действия соответствуют принципу справедливого распределения, а объем воды, потребляемой до этого другим государством, превышает полагающуюся ему долю. В этом случае не происходит нарушения какой-либо нормы

72 «СапасНап Yearbook of International La\v», 1965 p 2?8 53 Ibid, p. 232.

международного права, хотя определенные частные интересы могут оказаться затронутыми вследствие осуществления развивающимся государством принадлежащих ему прав. В последнем случае остается лишь разрешить вопрос о компенсации прежних водопользователей. Соответствующее возмещение частным лицам гарантируется национальным законодательством п должно быть произведено за счет государства, которое в свое время не возражало против использования воды в объемах, превышающих полагающуюся ему квоту. Но возникает еще один вопрос: должно ли развивающееся государство, приступающее к водопользованию, компенсировать другому государству потери, понесенные последним в результате ограничения его возможностей использовать водные ресурсы?

Ответ па этот вопрос в значительной степени зависит от конкретных обстоятельств, в частности от соответствующих положений договора или от явно выраженного либо молчаливого согласия иа такого рода компенсацию в пользу первоначального пользователя. Однако в отдельных случаях требования о полном возмещении понесенного ущерба могут лишь помешать возведению новых сооружений или даже сделать это просто невозможным. Именно такая ситуация привела к индо-пакпстанскому спору об отводе вод рекп Ипд, в котором в качестве посредника выступал Международный банк реконструкции и развития. В конечном счете решением по этому делу предусматривалось строптельство новых сооружений для накопления не использовавшихся ранее вод, что должно было способствовать подъему уровня рекп п, следовательно, улучшению водопользования. Иидпя обязалась финансировать только определенную часть возводимых в Пакистане водохранилищ; остальные средства должны были поступить от пожертвований и займов. Иными словами, Индия взяла иа себя «финансирование указанных работ примерно па ту сумму, которую она рассчитывала получить в дальнейшем в качестве прибылей» 7Л. Таким образом, в данном случае при определении компенсации принимались во внимание прибыли развивающегося государства, а не убытки, понесенные прежним водопользо-' вателем.

" В а х t с г. Op. cit.

293

Обязанность уведомлять я проводить консультации

Анализ основных правовых норм, касающихся использования международных водных путей, следует дополнить кратким обзором процессуальных обязанностей в этом отношении.

Первая из пих заключается в том, что госз^дарство, которое собирается иачать работы по использованию международного водного пути, обязапо уведомить об этом другие прибрежные государства и провести с ними соответствующие предварительные консультации.

Бзфп утверждает, что такая обязанность существует, лишь в тех случаях, когда запланированные работы могут нанести серьезный ущерб другим государствам бассейна реки; если же ущерб незначителен или его вовсе пет, то оиа вообще не возникает 75.

Однако представляется, что обязанность згведомлять и проводить консультации должна выполняться независимо от вида планируемых работ. Это связано с тем, что другим прибрежным государствам должна быть предоставлена возможность самим судить об з7щорбе, который может быть им иапесеи. Действительно, нельзя допустить, чтобы производящее работы государство было единственным судьей в этом вопросе.

Как подчеркивается в решешш арбитража по делу об отводе вод из озера Jlanj', «только государство, подверженное риску наступления неблагоприятных для него последствий в резз'льтате деятельности соседнего государства, может сзгдпть о том, затронзгты лп его интересы» 7а.

Ст. 3 Хартии экономических прав и обязанностей государств предзгсматрнвает иа этот счет следующее: «Прп разработке естественных ресурсов, принадлежащих двум ИЛИ более странам, каждое госзгдарство обязано сотрзгд-шгчать на основе системы информации и предварительных консультации с целью достижения оптимального использования этих ресурсов, ие причиняя лгщерба законным интересам других стран».

Из этого следует, что государство обязано предоставлять всю необходимую техническую информацию соседнему государству, чтобы последнее было в состоянии определить возможные последствия проведения

29?,

планируемых работ. Вместе с тем это ие означает обязанности привлекать соседнее государство к предварительным техническим изысканиям или проводить совместное обсуждение намеченных проектов.

В уже приводимом выше арбитражном решении по делу об отводе вод из озера JIauy говорится, что государство «не обязано объединяться с другим государством при разработке своих проектов. Если в ходе переговоров государство, находящееся ниже по течению реки, предоставит своп проекты на рассмотрение расположенного в верховьях реки государства, то последнее должно изучить их, по имеет право отдать предпочтение своему собственному проекту при условии, что в пом разумно учтены интересы государства, находящегося в низовьях реки» 11.

Отсутствие права вето

Обязанность уведомлять соседнее прибрежное государство и проводить с ним консультации ие означает необходимости обязательного получения его согласия па проведение запланированных работ. В международном праве нет таких норм ИЛИ принципов, которые обязыва.":л бы госз'дарство, приступающее к возведению на своей территории каких-либо сооружений, получить предварительно согласие на это других прибрежных государств. На практике это означало бы предоставление соседним государствам своего рода права вето, используя которое они могли бы добиваться для себя значительных преимуществ в обмен на предоставление своего согласия. Подобное право противоречило бы принципам территориального суверенитета, равноправия и общности интересов. В деле от отводе вод из озера Лану арбитражный суд не согласился с существованием «права вето, препятствующего осуществлению госзгдарством своей территориальной юрисдикции и ставящего ее в зависимость от согласия дрзггого государства», и подчеркнул, что требование о достижении предварительного соглашения «пе является ни обычной нормой, ни общим принципом международного права» 7S.

77 UN Reports of International Arbitral Awards, vol. XII, p. 306, 316.

73 Вместе с тем требование о необходимости получения предварительного согласия может быть узаконено в результате включения его в договор, заключенный между заинтересованными государствами.

295

Обязанность разрешать спорные вопросы путем переговоров

В связп с выполнением обязанности уведомлять и проводить консультации могут возникнуть три различных ситуации:

1. Другое прибрежное государство может заявить о том, что оно ие имеет никаких возражений.

2. Ответ на уведомление может быть не получен в разумные сроки 79.

3. Другое прибрежное государство может возражать против осуществления планируемых работ, ссылаясь иа то, что оип способны причинить существенный ущерб его правам и интересам.

В последнем случае возникает международный спор, который, в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций должен разрешаться мирными средствами. В спорах подобного рода, учитывая их характер и применяемые в данных случаях принципы, стороны должны стремиться урегулировать своп разногласия в первую очередь путем переговоров. В деле об отводе вод из озера Лапу арбитражный суд указал, что международ-пая практика подтверждает существование обязанности государств, расположенных в бассейне одной п той же реки, стремиться к мирному разрешению путем переговоров возникающих между ними споров, касающихся водопользования 30.

Переговоры по указанному вопросу должны вестись в соответствии с рассмотренными выше прппщшамп, и их целью должно быть такое разрешение спора, которое отвечало бы требованиям доктрины о справедливом распределении выгод. Поскольку целью переговоров является применение упомянутых принципов и положении данной доктрины к обстоятельствам дела, сторонам в большинстве случаев удается достичь приемлемого соглашения, что подтверждается подписанием значительного числа договоров по вопросам использования международных водных путей.

Практика свидетельствует о том, что наиболее эффективным способом ведения переговоров является создание

80 UN Reports .of " International Arbitral Awards, vol XII

29S

смешанных речных комиссий; это дает государствам бассейна возможность обосновывать и защищать свои взгляды и позиции, не привлекая без необходимости к решению возникающих вопросов -государственных деятелей самого высокого ранга.

Однако «обязанность резрешать спорные вопросы путем переговоров не предполагает, что в любых обстоятельствах государство должно добиваться достижения соглашения» 81. В исключительных случаях, когда политические отношения мел-еду сторонами пли какие-то иные причины препятствуют благополучному завершению переговоров, вполне возможно обращение к другим способам мирного урегулирования спора. В деле об отводе рек пз реки Инд успешно выполнил роль посредника Международный банк реконструкции и развития, предложивший спорящим сторонам даже текст соглашения, который в конечном счете п был положеп в основу заключенного в 1961 г. иидо-пакистанского договора о реке Инд. Специалисты уже отмечали, что, «если бы не влияние этого банка, не его авторитет, его техническая и финансовая поддержка, данный спор, возможно, н до сегодняшнего дия ие был бы разрешен» 82.

Судебное или арбитражное разбирательство пе является наилучшим способом урегулирования подобных споров, поскольку необходимость распределения ресурсов в постоянно меняющихся условиях требует скорее квалифицированного ведения дел, чем судебного решения.

Верховный суд США, разбирая один из споров между штатами об использовании протекающих через их территории рек, заявил, что «взаимные соглашения п договоренности должны стать основным средством разрешения разногласий, заменяя по возможности обращение к судебным инстанциям» 83.

Вместе с тем вполне возможна передача иа рассмотрение суда или арбитража какого-либо копкретного юридического вопроса, лежащего в основе спора, например вопроса о том, является ли причиненный ущерб существенным или же его следует признать незначительным.

si С. P. J. I., series А/В, num. 42, р. 116. , ' ,. ,. ^

297

Именно так произошло в арбитраже по делу об отводе вод пз озера Лану.

Многие авторы ставят вопрос о том, следует ли приостанавливать запланированные работы в ожпдашш разрешения имеющихся разногласий. По-видимому, до тех пор пока идут переговоры и .ни одна из сторон пе пытается затянуть пх, желательно приостановить проведение такого рода работ. Переговоры должны вестись лестно, и пп одна из сторон не должна предпринимать односторонние действия в той области, которая является нх предметом. Если же переговоры ни к чему не приводят или затягиваются ex profeso, значит, конфликт принимает такой серьезный характер, что становится вполне оправданным вмешательство политических органов ООН, которые могут рекомендовать более подходящие средства для мирного урегулирования спора, если только сами стороны не договорятся о каких-то других способах его разрешения.

Если же сторона, возражающая против проведения работ, пе выполнит данных ей рекомендации, государство, которое намеревается построить соответствующие сооружения, имеет полное право приступить к их возведению. Само собой разумеется, остается возможность того, что политические органы Организации Объединенных Нации потребуют плп рекомендуют приостановить осуществление спорного проекта, как это уже делал однажды Совет Безопасности ООП84.

64 «The Drainage of (he Hula Marshes* - Security Council Of-ncial Records, 6-th Year, 1951, 556-th Meeting.

<< | >>
Источник: Ю. И. ПАПЧЕНКО. СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО. 1983

Еще по теме Отказ от доктрины Хармона:

  1. 2. Переход от доктрины «сдерживания» коммунизма к доктрине «освобождения». Концепция «массированного возмездия»
  2. Глава III КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ДОБУРЖУАЗНЫХ II БУРЖУАЗНЫХ ДОКТРИН МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА. ДОКТРИНЫ ПЕРИОДА ИМПЕРИАЛИЗМА
  3. § 54. Исполнители завещания. - Общие и отдельные отказы. - Законная мера отказа. - Вступление в силу отдельного отказа. - Отмена завещания.
  4. Доктрина устрашения
  5. Позитивистские доктрины
  6. 8. РАЗВИТИЕ ДОКТРИН
  7. 3.1.3. Доктрина Кальво
  8. Классическая доктрина демократии
  9. б) Доктрина
  10. Международно-правовая доктрина
  11. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДОКТРИНА СУВЕРЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ
  12. 3. Провозглашение «доктрины Эйзенхауэра»
  13. § 4. Многообразие политико-правовых доктрин
  14. § 2. Понятие и структура политико-правовых доктрин
  15. § 14. АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА
  16. 2. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ ДОКТРИНЫ МОНРО 1823 Г.
  17. ВОЕННАЯ ДОКТРИНА ГОСУДАРСТВА
  18. “Неоклассическая” доктрина демократии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -