<<
>>

Основные правила соотношения юридической силы норм международного и российского права

Очевидно, это главный вопрос данного параграфа. Задача теперь - "свести" рассмотренные выше виды международных договоров и внутренних нормативных актов. Те и другие действуют в одной правовой системе.
Но, например, судье важно знать не только то, какое законодательство и какие договоры существуют по тому или иному конкретному вопросу, но и на основе чего вынести решение -норм закона и (или) договора.

Конституция РФ не дает полного ответа на этот вопрос, предусматривая только случай коллизии (ч. 4 ст. 15). А как быть в ситуациях, когда между нормами МП и российского права нет противоречия, когда они действуют в одном направлении? Фактически же проблема еще шире - речь должна идти не только о договорах, имеющих приоритет. В отношении их закон дает четкий ответ. Но как соотносятся договоры, не обладающие приоритетом, и внутренние нормативные акты? Ведь такие договоры тоже являются частью правовой системы Российской Федерации.

Законодательство, как правило, повторяет конституционную норму, не развивая и не конкретизируя

В частности, Закон "О судебной системе Российской Федерации" (ч. 3 ст. 5) закрепляет: "Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу". Но для этого, как представляется, следовало бы показать соотношение данных актов между собой. В данной статье они не выстроены в строгий иерархический ряд, в ней этот вопрос не затрагивается.

Мало помогут практике и упоминавшиеся научные комментарии к Конституции РФ, законам и кодексам, которые в основном также лишь воспроизводят конституционную норму.

В литературе встречаются различные мнения относительно соотношения юридической силы норм МП и внутреннего права.

Хотя некоторые из них высказаны до принятия Конституции РФ, но все они касаются оценки нормы о приоритете договоров, содержавшейся в отдельных отраслях еще советского права. И.П. Блищенко полагал, что, поскольку на территории государства может быть лишь один законодатель, в случае коллизии нормы внутригосударственного права и МП имеют равную силу в их действии на территории государства <1>. С точки зрения СЛ. Зивса, концепция равной силы международного договора и закона не укладывается в производную от Конституции систему источников права, не соответствует их иерархической структуре <2>. В.Я. Суворова настаивает на безусловном преимуществе норм МП, которые должны занимать высшую ступень в иерархии норм, применяемых в государстве <3>. Менее категорично, но созвучно высказывание СВ. Полениной <4>.

<1> См.: Блищенко И.П. Международное и внутригосударственное право. М., 1960. С. 200. <2> См.: Зивс СЛ. Указ. соч. С. 225.

<3> См.: Суворова В.Я. Реализация норм международного права. Екатеринбург, 1992. С. 15. <4> См.: Поленина СВ. Новое в системе законодательства Российской Федерации // ГиП. 1994. N 12. С. 27.

Некоторые авторы соотносят нормы МП с внутренними с помощью известных правил разрешения коллизий: lex specialis derogat generali, lex posterior derogat priori. P.A. Мюллерсон полагает, что при регулировании международных отношений негосударственного характера в соотношении договора и закона применяется первое правило, а при регулировании внутригосударственных отношений - второе <1>. По мнению Э.М. Аметистова, оба правила действуют одновременно <2>.

<1> См.: Мюллерсон P.A. Соотношение международного и национального права. С. 67, 76, 91. <2> См.: Аметистов Э.М. Актуальные задачи развития советского законодательства о порядке исполнения международных договоров СССР // Вестник Киевского ун-та. Вып. 28. Киев, 1989. С. 78, 81.

Насколько можно судить, все авторы при этом обосновывают приоритет норм МП. Но остается вопрос: как быть, если договор принят раньше закона либо если он имеет более общий характер?

Своеобразно толкует приоритет норм МП над внутригосударственными СВ.

Черниченко: это приоритет "переадресованных", "трансформированных" внутригосударственных норм, т.е. тех, что "аккомпанируют" международно-правовым. Это приоритет одних внутригосударственных норм перед другими, если существует коллизия между ними <1>. Но почему преимущество будет у так называемых бывших норм МП перед нормами российского права, а не наоборот? И почему действует именно принцип приоритета, ведь теперь те и другие нормы (если они есть часть внутреннего права) равнозначны и должны были бы применяться правила для разрешения коллизий норм одинаковой юридической силы - более позднего или специального акта <2>?

<1> См.: Черниченко СВ. Вопрос о соотношении международного и внутригосударственного права как правовых систем. С. 32.

<2> См. по этому поводу: Миронов Н.В. Международное право: нормы и их юридическая сила. М., 1980. С. 12, 93, 117-118, 121, 124.

В случае же с международными договорами, приоритет которых установлен специальной нормой (например, ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, соответствующие статьи кодексов и федеральных законов),

действуют не названные правила, а принцип иерархии, т.е. приоритет имеет более высокий по юридичес кой силе акт.

Поскольку нормы МП в процессе их действия в правовой системе России не становятся нормами внутреннего права, а источники МП - источниками права России, они не выстраиваются и в один иерархический ряд соподчинения внутригосударственных нормативных актов и вопрос соотношения их юридической силы регулируется прежде всего не правилами коллизии для норм и актов одного уровня и одной правовой системы, а принципом соотношения международного и российского права.

Может быть, объявление в ряде государств МП частью права страны и привело к тому, что договоры ставятся в один ряд с законами и последние могут превалировать над ними?

КМП ООН пришла к следующему выводу: "Даже там, где доминирует теория, согласно которой международное право является частью национального права, национальный суд может основывать свое решение на принципах международного права только при отсутствии регулирующего данный вопрос закона, постановления или прецедента..." <1>.

<1> Цит.

по: Лукашук И.И. Международное право в судах государств. С. 86.

Четко подметил сущность принципа "МП - часть права страны" А. Фердросс: данный принцип свидетельствует лишь о том, что нормы МП приравниваются к внутригосударственным, в силу чего путем издания более поздней нормы закона от нормы МП может быть отнята ее внутригосударственная действенность <1>.

<1> См.: Фердросс А. Международное право. М., 1959. С. 94 - 95.

С учетом сказанного закрепление МП в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ не как части права, а как части правовой системы представляется более обоснованным и отвечающим принципу добросовестного выполнения международных обязательств. Следующее же положение в данной статье о приоритете правил договоров есть напоминание о том, что договоры нельзя ставить в один ряд с законами. Те и другие - источники действующих в стране правовых норм, но по своему происхождению принадлежат к разным системам права. Поэтому данное положение есть, кроме того, и общее, исходное коллизионное правило соотношения этих источников.

Вместе с тем, как показано выше (см. § 5) <1>, надо различать договоры, обладающие приоритетом по отношению к законам и (или) к иным нормативным актам и не обладающие им. Соответственно, и правила соотношения различных видов договоров и законодательства не одни и те же.

<1> См. также: Марочкин С.Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. С. 64 - 70.

Конституция говорит только о договорах, имеющих приоритет над законами. Это межгосударственные, межправительственные (гипотетические и межведомственные) опубликованные договоры, согласие на обязательность которых выражено в форме федерального закона. Они же имеют приоритет и в отношении иных видов нормативных актов (за исключением законов субъектов РФ в пределах их исключительной компетенции - здесь необходимо согласование с заинтересованными субъектами).

Правила приоритета других видов договоров вытекают не из прямых указаний Конституции или законодательства, а из соотношения иерархии международных договоров и внутригосударственных актов.

Как верно подметил Н.В. Миронов, система заключаемых договоров находится в прямой связи с системой органов и иерархической "лестницей" издаваемых ими внутренних актов <1>.

<1> См.: Миронов Н.В. Указ. соч. С. 50, 55, 57.

Что касается договоров, согласие на обязательность которых выражено не в форме федерального закона, то межгосударственные договоры, очевидно, обладают преимуществом перед подзаконными нормативными актами, а также перед законами субъектов РФ (с условием, указанным выше), а межправительственные - перед правительственными и нижестоящими актами.

Военная коллегия Верховного Суда РФ исходила именно из такого соотношения при рассмотрении материалов дела по жалобе старшего прапорщика К. на отказ командира войсковой части оплатить расходы по проезду в отпуск и обратно. Коллегия применила в данном деле положения Соглашения государств - участников СНГ от 14 февраля 1992 г. "О социальных и правовых гарантиях военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей", а не Постановления Правительства РФ от 6 июля 1994 г. N 806 о вопросах реализации льгот, установленных Федеральным законом "О статусе военнослужащих" <1>.

<1>См.:БВС РФ. 2000. N4.

Наконец, межведомственные договоры имеют приоритет перед актами соответствующего и нижестоящего уровня в пределах компетенции министерства (ведомства).

В упоминавшемся выше Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 сформулировано обобщенное правило, дающее ориентиры судам для определения соотношения юридической силы международных и внутренних норм (п. 8), которое весьма созвучно, возможно, даже основывается на разработках по данному вопросу отечественной теории МП.

Довольно сложная при прочтении конструкция приоритета договоров перед внутренними актами укладывается в весьма простую схему:

| Конституция |

|_-т т Т—

і і і

і і і

! V V

| [Договоры, обладающие+ >| Федеральные |

| [приоритетом перед + -> | конституционные |

| |законами (согласие + | законы |

| |на обязательность + || I.

| [которых выражено +— ->

| |в форме федерального+—->| |1_>|Федеральные законы |

| |закона) +—""І!!! I-

! і ш |__> -,

V ~++++~>|Указы Президента РФ|

| Иные договоры: | !!!!!-->

+ |.

++ . >|Законы субъектов РФ|

і і ні і

і і ні

| ш|_-> -,

| + и | Постановления |

+-+ межгосударственные + ++—>| Правительства РФ |

! |_ + || ->1

| |_ -> | | !_--+-> 1

| т +-+.+—+->|Ведомственные акты |

+-+межправительственные+ +—+-Т->Ь

| |_ + -.| !_--+--> -?

| 11_ +~>| Акты местного |

| -і |_ +->| самоуправления |

межведомственные + +-->|_

L +

Во всех иных случаях, очевидно, международные договоры не имеют преимущества, т.е. внутренние нормативные акты преобладают над ними, в частности федеральный закон - над межгосударственным или межправительственным договором, согласие на обязательность которого выражено не в форме федерального закона; федеральный закон, указ Президента РФ или постановление Правительства РФ - над межведомственным договором.

Что касается общепризнанных принципов и норм МП, то напомним, что Конституция не

устанавливает соотношения их юридической силы и внутренних актов. Поэтому судьба тех, которые

существуют в форме обычных норм, неопределенна. Можно предложить de lege ferenda закрепить приоритет над законодательством Российской Федерации норм jus cogens.

Заключительные положения

В завершение приведем ключевые положения, сформулированные в данной главе: правовая система Российской Федерации есть совокупность всех правовых явлений, существующих в стране, не только внутригосударственных, но и связанных с МП; нормы МП, являясь частью правовой системы России, не становятся нормами внутреннего права; источники МП в правовой системе России выполняют роль не источников внутреннего права, а источников определенной части действующих в стране правовых норм (в данном случае международных); соотношение юридической силы норм МП и внутреннего права не ограничивается только упомянутым в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ случаем, а определяется рядом ситуаций в зависимости от конкретного вида договора и внутреннего нормативного акта, а также правоприменительной, прежде всего судебной, практики.

<< | >>
Источник: С.Ю. МАРОЧКИН. ДЕЙСТВИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ / Монография. М.: Норма, Инфра-М. 288 с.. 2011

Еще по теме Основные правила соотношения юридической силы норм международного и российского права:

  1. § 1. Теоретические основы соотношения и взаимодействия международного и национального права
  2. § 5. Юридические формы согласования систем международного и национального права
  3. ТЕМА 1. Понятие гражданского процессуального права. Предмет и метод гражданского процессуального права
  4. § 3. Место и роль норм международного права в правовой системе Российской Федерации
  5. § 5. Соотношение юридической силы норм международного и российского права
  6. Общепризнанные принципы и нормы международного права или Конституция РФ и законодательство?
  7. Основные правила соотношения юридической силы норм международного и российского права
  8. § 4. О процедуре (методике) применения норм международного права
  9. 26.3. На пути к международному космическому частному праву
  10. § 6. Формальные (реквизитные) правила
  11. § 4. Чистое и независимое социальное право. Чистое, но подчиненное опеке государственного права социальное право. Аннексированное государством, но остающееся автономным социальное право. Конденсированное в государственный правопорядок социальное право
  12. Международный договор и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -