<<
>>

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Термин «юрисдикция» говорит о конкретных аспектах общей правовой компетенции государств, часто называемой «суверенитетом». Юрисдикция является одним из аспектов суверенитета и обозначает судебную, законодательную и административную компетенцию1383.
От власти принимать решения или правила (предписатель- ная или законодательная юрисдикция) следует отличать власть предпринимать исполнительные действия в осуществление или как следствие принятых решений и правил (исполнительная или прерогативная юрисдикция). В этой сфере права исходным —по крайней мере в качестве презумпции— является тезис о том, что юрисдикция имеет территориальный характер. Однако территориальная теория по мере накопления опыта совершенствуется, и правовые нормы, которые все еще отнюдь не установились, развиваются в свете следующих двух положений. Во-первых, что территориальная теория — хотя она и остается наилучшей основой для права — не дает готовых решений в отношении некоторых возникающих в наше время конфликтов по поводу юрисдикции. Во-вторых, что должен соблюдаться принцип существенной и подлинной связи между предметом юрисдикции, с одной стороны, и территориальной базой и разумными интересами той юрисдикции, которую стремятся осуществить,— с другой1384. Следует также заметить, что достаточность оснований для осуществления юрисдикции представляет собой проблему, которая обычно рассматривается в соотношении с правами других государств, а не как вопрос основной компетенции1385. 1. ГРАЖДАНСКАЯ ЮРИСДИКЦИЯ Чтобы удовлетворять стандартам международного права в отношении режима иностранцев1386, государство в нормальных условиях должно иметь систему судоз, обладающих правом решать гражданские дела и готовых при этом, когда это требуется, применять международное частное право по делам, в которых содержится иностранный элемент1387. Внутригосударственные суды часто неохотно берут на себя осуществление юрисдикции по делам, содержащим иностранный элемент, придерживаясь территориального принципа, обусловленного территориальной относимостью фактических обстоятельств дела и дополняемого критериями, заимствованными из концепций подданства или домицилия и доктрин предварительного положительно выраженного подчинения юрисдикции и молчаливого подчинения, например на основании владения собственностью в государстве суда, рассматривающего дело1388.
Притязания на осуществление гражданской юрисдикции, чрезмерные по своим масштабам либо имеющие характер злоупотребления властью, могут повлечь за собой международную ответственность или протесты против действий ultra vires. Вообще говоря, поскольку гражданская юрисдикция в конечном счете подкрепляется процедурой принудительного осуществления судебных решений, связанной с уголовными санкциями, то в принципе нет большой разницы между проблемами, возникающими из притязаний на гражданскую и уголовную юрисдикцию над иностранцами1389. Однако, поскольку именно последняя вызывает больше споров на дипломатическом уровне, ей надлежит уделить большее внимание. Нижеследующее изложение посвящено общим принципам, на которых покоится осуществление внутригосударственными судами юрисдикции в отношении действий, имеющих уголовный характер по праву страны суда; однако само собой разумеется, что в международно-пра- вовом плане эта проблема актуальна лишь в тех случаях, когда дело касается иностранцев или иных лиц, находящихся под дипломатической защитой другого государства1390. Данный вопрос приобрел существенное значение примерно лишь с 1870 г.; появление четких принципов в этой области задерживалось в связи с преобладанием в источниках темы внутригосударственных решений, которые обнаруживают эмпиризм и следование национальной политике, а также в связи с многообразием самого предмета. Тем не менее ряд определенных принципов в различной степени получил поддержку в практике и доктрине. Эти принципы сначала следует рассмотреть в отдельности, а затем установить существующую между ними взаимосвязь. а) Принцип территориальности. Всеобщее признание получил принцип, согласно которому юрисдикция принадлежит судам того места, где совершено преступление. Он представляет собой проявление территориального по своему существу характера суверенитета, той суммы правовых компетенций, которые принадлежат государству. Применительно к уголовным преступлениям данный принцип обладает рядом практических преимуществ, в число которых входят соображения удобства рассмотрения де- л а по месту совершения преступления и презумпция, что йреступление затрагивает интересы того государства, где оно совершено.
В английской и американской судебной практике встречаются высказывания в том смысле, что территориальный принцип имеет исключительный характер. Однако практика государств не восприняла эту точку зрения \ да и английское законодательство распространяет юрисдикцию своих судов на английских граждан, обвиняемых, в частности, в таких преступлениях, как измена, убийство, двоебрачие и нарушение законов о сохранении государственной тайны, независимо от места совершения этих преступлений1391. Судебная практика как Великобритании, так и США обнаружила тенденцию к применению принципа территориальной безопасности1392. Кроме того, эти и другие государства, восприняв принцип территориальности, начали применять его весьма широко. Во-первых, существует субъективное применение, при котором юрисдикция осуществляется в отношении преступлений, совершение которых начинается в пределах государства, а заканчивается или находит свое завершение за границей 1393. С другой стороны, общепризнан и часто применяется объективный территориальный принцип, согласно которому осуществление юрисдикции является обоснованным, когда любой существенный элемент состава преступления находит свое завершение на территории данного государства. В качестве классического примера можно привести выстрел из орудия через границу, вызвавший гибель людей на территории страны суда. Этот принцип может послужить основанием и для осуществления юрисдикции в случаях, касающихся таких преступлений, как преступный сговор1394, нарушения антитрестовского1395 и иммиграционного законодательст- ва1396 при помощи действий, совершаемых за границей; речь может идти также и о других областях1397. Объективный принцип получил всеобщую поддержку и нашел весьма спорное применение в отношении столкновений в открытом море по делу судна «Lotus», которое рассматривалось Постоянной палатой международного правосудия 1398. Это дело1399 возникло в связи с столкновением в открытом море французского парохода и турецкого углевоза, в результате которого турецкое судно затонуло, а его экипаж и пассажиры погибли.
Когда французское судно зашло в турецкий порт, вахтенные офицеры, находившиеся на посту во время столкновения, были арестованы, а затем отданы под суд и осуждены за непредумышленное убийство. Постоянная палата международного правосудия должна была решить, действовала ли Турция вопреки международному праву, возбудив данное дело, т. е. осуществив уголовную юрисдикцию, и какова должна быть компенсация в случае, если ответ будет утвердительным. Франция утверждала, что только государству флага судна принадлежит юрисдикция в отношении действий, совершаемых на борту судна в открытом море. Ответная аргументация Турции частично заключалась в том, что суда в открытом море представляют собой часть территории государства, под чьим флагом они плавают. Решающим голосом председателя (голоса разделились поровну, по шесть с каждой стороны) суд вынес решение, что Турция, осуществив в данном случае уголовную юрисдикцию, не действовала в нарушение принципов международного права. Шесть судей, составивших большинство, не рассматривали особо вопрос о совместимости соответствующей статьи турецкого Уголовного кодекса с международным правом. Эта статья предусматривала наказуемость действий, совершенных вне пределов Турции иностранцами против турецких граждан, и основывалась на принципе защитной юрисдикции Судья Мур в своем индивидуальном мнении согласился с решением большинства, но прямо отверг принцип защитной юрисдикции 1400. Решение большинства суда (с которым согласился судья Мур, если не считать вопроса о принципе защитной юрисдикции) основывалось на принципе объективной территориальной юрисдикции. Он был уже известен, но, чтобы его применить, суду пришлось уподобить турецкое судно турецкой государственной территории. В соответствии с этой точкой зрения результаты столкновения сказались на турецкой территории1401. Решение суда почти ничего не дает в смысле подхода к принципам юрисдикции, его формулировки отличаются неясностью и имеют тенденцию к обобщениям. Так, по конкретному вопросу уголовной юрисдикции суд заявил: «Хотя и верно, что во всех системах права фундаментальным принципом является территориальный характер уголовного закона, в равной мере верно и то, что все или почти все эти системы распространяют свою юрисдикцию на преступления, совершенные за пределами данного государства, причем они это делают способами, которые в разных государствах различны.
Поэтому территориальность уголовного права не является безусловным принципом международного права и никоим образом не совпадает с территориальным суверенитетом»1402. По вопросу о юрисдикции вообще суд изложил свое мнение следующим образом: «Отнюдь не устанавливая общего запрета, сводящегося к тому, что государства не могут распространять применение своих законов и юрисдикцию своих судов на лиц, имущество или действия за пределами своей территории, международное право оставляет им в этом отношении широкую свободу усмотрения, которое лишь в некоторых случаях ограничивается запретительными нормами; в остальных же случаях каждое государство вправе придерживаться тех принципов, которые оно считает наилучшими и наиболее подходящими»1403. Эта часть решения подверглась критике со стороны значительного числа авторитетных ученых1404, и то, что в ней особо подчеркивается принцип дискреционного усмотрения государств, находится в противоречии с позицией международного суда по англо-норвежскому делу о рыболовстве1405 и по делу Нотебома1406, в которых речь шла о сравнимых компетенциях государств в областях установления пределов территориального моря и предоставления физическим лицам прав гражданства, соответственно. б) Принцип гражданства. Гражданство1407 как признак государственной принадлежности и аспект суверенитета также всеми признается как основа осуществления юрисдикции в отношении экстерриториальных действий1408. Применение этого принципа может быть расширено ссылками на проживание в стране и прочие связи, свидетельствующие о наличии у иностранца обязанности1409 лояльно сти по отношению к стране проживания, а также непринятием в расчет изменений гражданства1410. С другой стороны, поскольку территориальный и национальный принципы и наличие двойного гражданства создают параллельную юрисдикцию и возможность двойной ответственности, многие государства налагают ограничения в отношении осуществления принципа гражданства1411, и последний часто применяется лишь в отношении серьезных преступлений.
в) Пассивный персональный принцип1412. В соответствии с этим принципом иностранцы могут нести наказание за совершенные ими за границей действия, причинившие ущерб гражданам государства места рассмотрения дела. Как общий принцип, это наименее оправданное основание для осуществления юрисдикции; во всяком случае, многие аспекты его применения охватываются принципами защиты и универсальности, о которых речь идет ниже. По делу Каттинга 1413 мексиканский суд1414 осуществил юрисдикцию в связи с опубликованием неким американцем порочащего материала в техасской газете. Диффамация была направлена против мексиканца, и суд применил, в частности, пассивный принцип гражданства. Решение суда повлекло за собой дипломатические протесты со стороны США, хотя возникший спор так и не был решен окончательно. г) Принцип защиты или безопасности1415. Почти все государства осуществляют юрисдикцию над иностранцами, совершившими за границей действия, затрагивающие безопасность государства. Этой концепцией охватываются различные политические преступления, но она не огра ничивается только политическими действиями К В таком порядке часто караются валютные, иммиграционные и экономические преступления. Великобритания и США допускают значительные изъятия из принципа территориальности, хотя и без прямой ссылки на принцип защиты. Так, английские суды налагали наказание на иностранцев за содействие незаконной иммиграции действиями в открытом море1416, и, возможно, соображения безопасности привели палату лордов в деле Goyce v. D. Р. Р.г к решению о том, что иностранец, выехавший из страны с британским паспортом, обязан лояльностью и виновен в измене, если он впоследствии в военное время ведет радиопропаганду в интересах врага. Коль скоро защитный принцип основывается на защите конкретных интересов, он достаточно обоснован; однако совершенно очевидно, что в толковании концепции защиты могут наблюдаться широкие различия. д) Принцип универсальности1417. Значительное число государств применяют, обычно с ограничениями, принцип, допускающий осуществление юрисдикции в отношении действий не-граждан, если обстоятельства (включая характер преступления) оправдывают наказание некоторых преступлений по соображениям международного публичного порядка. Примерами являются такие преступления, как убийство в случае, когда государство, в котором совершено преступление, отказалось выдать преступника и не желает само рассматривать дело, а также преступления, совершенные апатридами в местах, не подчиненных юрисдикции какого бы то ни было государства, т. е. являющихся res nullius или res communis. Англо-американская точка зрения отвергает данный принцип, и «Харвард Ресёрч» рассматривает его лишь как основание для вспомогательной компетенции, за исключением случаев, когда речь идет о преступлении пиратства 1418. е) Преступления по международному праву. В настоящее время общепризнано, что нарушения законов войны — в особенности постановлений Гаагской конвенции 1907 г. и Женевских конвенций 1949 г. — могут караться любым государством, во власти которого оказываются подозреваемые лица. Это часто представляется как принятие принципа универсальности1419, но строго говоря, это неправильно, поскольку в данном случае на- казуется нарушение международного права, и, таким образом, он отличается от наказания по национальному закону действий, в отношении которых международное право управомочивает все государства осуществлять наказание, но которые оно само не объявляет уголовно наказуемыми1420. Поскольку ссылка на принцип универсальности в иных случаях, нежели военные преступления и преступления против человечности, может породить озабоченность, представляется важным, чтобы вышеуказанное различие учитывалось. Безусловно, универсальность юрисдикции в отношении военных преступлений находит свое выражение в Женевских конвенциях1421 1949 г. Кроме того, по делу Эйхмана г суды государства Израиль рассматривали, в частности, обвинения в преступлениях против человечности на основании событий, которые имели место еще до того, как возникло государство Израиль.
<< | >>
Источник: Я.БРОУНЛИ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КНИГА ПЕРВАЯ. 1977

Еще по теме ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ:

  1. СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ И ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  2. § а. Общие положения
  3. § а. Общие положения
  4. § а. Общие положения
  5. § а. Общие положения
  6. § а. Общие положения
  7. § 1. Общие положения учения об обеспечении обязательств
  8. § 2. Общие положения учения о способах обеспечения обязательств
  9. 55. Некоторые общие положения для оценки достоверности свидетельских показаний
  10. 10.1. Общие положения
  11. 1.1. Общие положения Определение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -