<<
>>

НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, ПРЕКРАЩЕНИЕ И ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА: ОБЩИЕ НОРМЫ

Применение режима Венской конвенции в том, что касается недействительности, прекращения и приостановления действия договоров, регулируется определенными общими положениями. Существует презумпция действительности договоров и их сохранения в силе, а также презумпция действительности согласия на обязательность договора (ст.
42) 1038. Государство-участник должно приводить те или иные основания, если оно оспаривает действительность договора1039. Поэтому договоры такого рода считаются не ничтожными, а оспоримыми. К числу оснований, позволяющих оспаривать действительность договора, принадлежат следующие: отсутствие компетенции заключать договор в соответствии с внутренним правом, ограничения правомочий представителя, ошибка, обман и подкуп представителя. Основаниями для прекращения договора служат: существенное нарушение договора, невозможность его выполнения и коренное изменение обстоятельств. Договор считается ничтожным, если он заключен государством по принуждению (недействительность), а также когда он противоречит существующей или возникшей императивной норме jus cogens (недействительность или прекращение). Согласие государства на обязательность для него договора, полученное в результате принуждения его представителя, «не имеет никакого юридического значения» (ст. 51, недействительность). Нормы, регулирующие делимость положений договора (ст. 44), т. е. выделение конкретных постановлений, к которым относятся основания недействительности или прекращения договора, неприменимы в случаях принуждения представителя, принуждения государства или противоречия существующей императивной норме jus cogens. Однако положения, противоречащие новой императивной норме, могут быть отделены 1040. 4. ПРИМЕНЕНИЕ ДОГОВОРОВ 1041 а) Основания для невыполнения или приостановления выполнения договоров. Основания для прекращения договоров были рассмотрены в разделе 6, а требования действительности — в разделе 5.
Однако проблемы, касающиеся оснований для невыполнения обязательств, этим не исчерпываются, ибо вопрос о правомерности невыполнения договора может возникнуть и независимо от оспаривания действительности или прекращения существования источника обязательства, каковым является сам договор. Тема правомерности невыполнения относится к общей тематике ответственности государств (глава XX, раздел 13). Совершенно ясно, что государство может сослаться на вынужденность или на force majeure в случае стихийного бедствия или вражеского вторжения. В этой же связи более конкретными основаниями могут служить законные военные действия в порядке самообороны при возникновении вооруженного конфликта, а также гражданская война К Невыполнение обязательства в порядке законных репрессалий затрагивает чрезвычайно сложные спорные вопросы об объеме репрессалий в современном праве2. Венская конвенция не предрешает ни одного из вопросов, связанных с международной ответственностью государств (ст. 73). б) Обязательства и права для третьих государствг. Правило pacta tertiis пес nocent пес prosunt является выражением основополагающего принципа, согласно которому договор применяется только его участниками. В окончательном проекте, подготовленном Комиссией международного права, и в Венской конвенции этот принцип назван «общим правилом»; он представляет собой непосредственное следствие принципа согласия и принципов суверенитета и независимости государств. Как указывается в ст. 34 Венской конвенции, «договор не создает обязательств или прав для третьего государства без его на то согласия». Существование исключений из общего правила и масштаб этих исключений стали предметом острой полемики. Члены Комиссии выразили единодушное мнение, что договор не может своей собственной силой создавать обязательства для государств, не являющихся его участниками. Она не согласилась с тем, что договоры, создающие так называемые «вещественные режимы», как, например, договор о демилитаризации территории или договор, устанавливающий правовой режим важного водного пути, занимают особое место в существующем праве *.
Ст. 35 Венской конвенции гласит: «Обязательство для третьего государства возникает из положения договора, если участники этого договора имеют намерение сделать это положение средством создания обязательства и если третье государство определенно принимает на себя в письменной форме это обязательство». Однако существуют два исключения из этого правила, касающиеся обязательств. Так, содержащаяся в договоре норма может стать обязательной для государств, не являющихся его участниками, если она становится составной частью международного обычного права1042. В эту категорию входят Гаагские конвенции о законах и обычаях сухопутной войны и, возможно, некоторые договоры, регулирующие режим международных водных путей. Кроме того, договором могут предусматриваться законные санкции за нарушения международного права, которые должны применяться по отношению к госу- дарству-агрессору1043. Венская конвенция содержит оговорку по поводу любого обязательства в отношении договора, которое возникнет для государства-агрессора «в результате мер, принятых в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций в связи с агрессией» (ст. 75). Известный интерес представляет вопрос о точном правовом статусе пункта 6 ст. 2 Устава Организации Объединенных Наций. Кельзен1044 так же, как и ряд других юристов, придерживается мнения, что данное положение создает для государств, не являющихся членами Организации Объединенных Наций, определенные обязанности и делает возможным применение к ним санкций в соответствии с положениями Устава о принудительных действиях. Если предположить, что именно* таково было намерение авторов Устава, то согласовать это положение с общими правовыми принципами можно лишь путем придания принципам, изложенным в ст. 2, статуса норм общего или обычного международного права. Более спорной представляется оговорка о предоставлении прав третьим государствам, stipulation pour autrui. Нередко в договоры включаются условия в пользу специально упомянутых третьих государств или в пользу других государств вообще, как это, по-видимому, имеет место в договорах, касающихся некоторых важных международных водных путей, в том числе (как считают некоторые юристы) и Панамского канала К Проблема состоит в том, чтобы установить, когда именно предоставляемое право обеспечивается правовой санкцией и возможностью принудительного осуществления третьим государством, и происходит ли это вообще.
Согласно общему правилу, третье государство приобретает выгоду в этом смысле только в случае, если оно выразило ясное или подразумеваемое согласие на создание такого права; с этим утверждением согласны крупнейшие авторитеты1045. Другая точка зрения, поддержанная некоторыми членами Комиссии международного права, заключается в том, что право, которое участники договора намерены создать в пользу третьего государства, не требует от последнего принятия какого бы то ни было специального акта1046. Известным основанием для такого утверждения служит судебное решение по делу о свободных зонах1047. В упомянутом деле права, на которые претендовала Швейцария, а именно привилегия пользоваться беспошлинной зоной на французской территории в соответствии с многосторонними договорами, в которых участвовала Франция, но не участвовала Швейцария, фактически основывались на соглашениях 1815 и 1816 гг., участницей которых была и Швейцария1048. Однако в своем заявлении Палата международного правосудия ясно и недвусмысленно следует принципу, говорящему о том, что создание прав для третьих государств зависит только от намерения государств, предоставляющих такие права. В своем заключительном докладе комиссия отметила, что две на первый взгляд противоположные точки зрения, упомянутые выше, по своим практическим последствиям существенно не отличаются друг от друга. Так или иначе, до тех пор пока государство, являющееся потенциальным выгодоприобретателем, не изъявит своего согласия, государства-участники свободны аннулировать или изменить договор без согласия на то потенциального выгодоприобретателя. Ст. 36 Венской конвенции создает презумпцию наличия согласия третьего государства: «1. Право для третьего государства возникает из положения договора, если участники этого договора имеют намерение посредством этого положения предоставить такое право либо третьему государству, либо группе государств, к которой оно принадлежит, либо всем государствам, и если третье государство соглашается с этим. Его согласие будет предполагаться до тех пор, пока не будет иметься доказательств противного, если договором не предусматривается иное.
2. Государство, пользующееся правом на основании пункта 1, выполняет условия пользования этим правом, предусмотренные договором или установленные в соответствии с договором». Разумеется, третье государство может отказаться от любого уже принадлежащего ему права положительно выраженным или подразумеваемым образом, путем неосуществления этого права. в) Договоры с взаимоисключающими положениями \ Вопрос о соотношении договоров, заключенных одними и теми же участниками и посвященных одному и тому же предмету, зависит прежде всего от толкования, облегчаемого наличием презумпций. Так, следует исходить из предположения о том, что последующий договор имеет преимущественную силу перед предшествующим договором, относящимся к тому же вопросу. В договоре может быть прямо указано, что он должен иметь преимущественную силу перед противоречащими ему последующими договорами, как это имеет место в ст. 103 Устава Организации Объединенных Наций. Кроме того, совершенно очевидно, что тот или иной конкретный договор может иметь преимущественное юридическое действие по отношению к другим договорам, если он выражает какую-либо норму jus cogens К
<< | >>
Источник: Я.БРОУНЛИ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КНИГА ВТОРАЯ. 1977

Еще по теме НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, ПРЕКРАЩЕНИЕ И ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА: ОБЩИЕ НОРМЫ:

  1. 7.5. Недействительность международных договоров. Основания, порядок прекращения и приостановления международных договоров
  2. Заключение договора. Действие, действительность и толкование международных договоров
  3. § 8. Прекращение и приостановление действия договора
  4. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ДОГОВОРОВ
  5. VI ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ
  6. 2.5. Правовые акты управления в российском административном праве: понятие и юридический режим действия
  7. 29. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОГО ДОГОВОРА
  8. Вопрос 32. Подведомственность гражданских дел судам общей юрисдикции
  9. 4. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С РАСТОРЖЕНИЕМ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА ПО ИНИЦИАТИВЕ РАБОТОДАТЕЛЯ
  10. 12.8. Прекращение и приостановление международных договоров
  11. 2) Приостановление производства по делу a) Основания приостановления производства
  12. 14.4. Освобождение должника от ответственности в результате платежа
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -