<<
>>

§ 2. Международная уголовная ответственность физических лиц за нарушение международного гуманитарного права

Ответственность государства за действия его должностных лиц и военнослужащих вовсе не снимает с последних личной ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права. Согласно ст. 49 1-й Женевской конвенции и соответствующих статей остальных конвенций договаривающиеся стороны приняли обязательство ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить серьезные нарушения конвенций. В ст. 87 Дополнительного протокола I договаривающиеся стороны и стороны, находящиеся в конфликте, обязались требовать от военных командиров, поскольку это касается лиц, входящих в состав подчиненных им вооруженных сил и других лиц, находящихся в их подчинении, чтобы они не допускали нарушений конвенций и данного протокола и в случае необходимости пресекали эти нарушения и уведомляли о них компетентные власти.

Первые попытки привлечения к уголовной ответственности военных преступников предпринимались после окончания первой

68

мировой войны 6. Однако их нельзя признать удачными, потому что большинству обвиняемых лиц удалось избежать ответственности. Суд над бывшим императором Германии Вильгельмом II не состоялся, из 896 человек, указанных в первом союзническом списке обвиняемых немецких солдат и офицеров, Германией было признана только 45 человек, перед Верховным трибуналом в Лейпциге предстало лишь 12 человек, из которых осуждено было только 67. Значение этого факта состоит, очевидно, в том, что впервые в многостороннем договоре ст. 227 Версальского договора был провозглашен принцип индивидуальной уголовной ответственности за международные преступления.

Международные преступления фашизма в период второй мировой войны потрясли сознание народов и помогли утвердиться идее обязательного уголовного преследования и наказания конкретных лиц, виновных в их совершении. Эта идея была сформулирована в многочисленных дипломатических документах периода второй мировой войны, но наиболее полно она получила отражение в Уставе Международного военного трибунала, который ввел составы международных преступлений в международно-правовую практику. Принципы и нормы Устава Нюрнбергского трибунала получили подтверждение и развитие в многочисленных международных документах: резолюциях ГА ООН, международных договорах (Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него 1948 г., Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г., Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. и др.). Комиссия международного права ООН продолжает работу над проектом кодекса законов о преступлениях против мира и безопасности человечества, в котором нюрнбергские принципы получат дальнейшее подтверждение и развитие.

Согласно перечисленным документам, основанием для привлечения к международной уголовной ответственности является совершение индивидом деяний, относящихся к преступлениям против человечности и военным преступлениям. Составы этих преступлений впервые были сформулированы в Уставе Нюрнбергского трибунала, и выше мы привели их перечень и отнесли к ним дополнительно еще два состава — преступление геноцида и преступление наемничества.

Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г. ввели понятие серьезных нарушений, к которым в соответствии со ст. 147 4-й Женевской конвенции относятся преднамеренное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты, преднамеренное причинение тяжелых страданий или серьезного увечья, нанесение ущерба здоровью, незаконное депортирование, перемещение и арест покровительствуемого лица, принуждение покровительствуемого лица служить в вооруженных силах

69

неприятельской державы или лишение его права на беспристрастное и нормальное судопроизводство, взятие заложников, незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемые военной необходимостью.

С небольшими отклонениями аналогичные статьи имеются и в остальных конвенциях.

Дополнительный протокол I расширил составы преступлений, за которые наступает уголовная ответственность. В ст. 11 протокола к серьезным нарушениям протокола относятся любые преднамеренные действия или преднамеренные упущения., серьезно угрожающие физическому или психическому состоянию или неприкосновенности любого лица, находящегося во власти противной стороны, к которой оно не принадлежит. К числу запрещенных деяний относится совершение медицинской процедуры, которая не требуется по состоянию здоровья таких лиц и не соответствует общепринятым медицинским нормам, применяемым при аналогичных с медицинской точки зрения обстоятельствах к гражданам страны, производящей эту процедуру. В частности, запрещается подвергать таких лиц даже с их согласия: физическим увечьям, медицинским или научным экспериментам, удалению тканей или органов для пересадки.

Ст. 85 протокола в дополнение к вышеперечисленным ввела следующие составы, когда они совершаются умышленно в нарушение соответствующих положений данного протокола и являются причиной смерти или серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью: а) превращение гражданского населения или отдельных гражданских лиц в объект нападения; б) совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам; в) совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданского населения или причинит ущерб гражданским объектам; г) превращение необороняемых местностей и демилитаризованных зон в объект нападения; д) совершение нападения на лицо, когда известно, что оно прекратило принимать участие в военных действиях; е) вероломное использование отличительной эмблемы Красного Креста, Красного полумесяца или красного льва и солнца или других защитных знаков.

Серьезными нарушениями протокола в ст. 85 также рассматриваются такие действия, совершенные умышленно и в нарушение конвенций и данного протокола, как: а) перемещение оккупирующей державой части ее собственного гражданского населения на оккупируемую ею территорию или депортация или перемещение всего или части населения оккупированной территории в пределах этой территории или за ее пределы в нарушение ст. 49 4-й Женевской конвенции; б) неоправданная задержка репатриации

70

военнопленных или гражданских лиц; в) применение практики апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации; г) превращение ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые являются культурным или духовным наследием народов и которым специальным соглашением, заключенным, например, в рамках компетентной организации, предоставляется особая защита, в объект нападения, в результате чего им наносятся большие разрушения, когда не имеется свидетельств о нарушении противной стороной запрета использовать их для своей поддержки и когда такие исторические памятники, произведения искусства и места отправления культа не находятся в непосредственной близости от военных объектов; д) лишение лица, пользующегося защитой конвенций или протокола, права на беспристрастное и нормальное судопроизводство.

В этой же статье подчеркивается, что серьезные нарушения конвенций и данного протокола рассматриваются как военные преступления.

Дополнительный протокол I в ст. 86 подчеркивает, что нарушение конвенций или протокола подчиненным лицом не освобождает его начальников от уголовной или дисциплинарной ответственности. Участники Дополнительного протокола I обязались оказывать друг другу максимальное содействие в связи с уголовным преследованием, возбуждаемым в случае серьезных нарушений конвенций и протокола. Их сотрудничество распространяется на случаи выдачи военных преступников при надлежащем учете просьбы государства, на территории которого якобы было совершено данное правонарушение. Во всех случаях применяется законодательство договаривающейся стороны, получившей просьбу о выдаче. Кроме того, выдача преступников может осуществляться путем заключения двусторонних или многосторонних соглашений об оказании взаимной помощи в вопросах уголовного преследования.

На военные преступления и преступления против человечности не распространяется срок давности. В период работы Нюрнбергского трибунала и после этого в работах некоторых представителей западной доктрины делались попытки в качестве основания, освобождающего физических лиц от ответственности за военные преступления и преступления против человечности, признать две доктрины: государственного акта и исполнение преступного приказа. Доктрина государственного акта стремилась исключить ответственность индивидов за преступления, совершаемые государственными органами, на том основании, что виновность за совершенные деяния вменяется самому государству, а не непосредственным исполнителям данных деяний.

Доктрина преступного приказа заключается в утверждении того, что в случае выполнения преступного приказа подчиненные не несут ответственности за преступления, совершенные ими в результате выполнения такого приказа ввиду того, что эти действия являются действиями государства. В советской доктрине международного права данные концепции были подвергнуты справедливой

71

и обоснованной критике 8. Нюрнбергский трибунал и национальные военные трибуналы, рассматривавшие дела о фашистских преступниках, также отвергли данные доктрины.

Анализ рассматриваемого вопроса показывает, что проблема международной ответственности применительно к нарушениям международного гуманитарного права имеет два аспекта: определение материального состава противоправных деяний и определение процессуальных норм процедуры осуществления международного правосудия. Наименее разработанным представляется второй аспект данной проблемы. Несмотря на возможность создания специального международного уголовного суда, предусмотренную в ряде международных договоров, она еще не стала действительностью. Вместе с тем международное гуманитарное право, как отмечалось выше, стимулирует международное сотрудничество для решения и данных вопросов в самых различных международно-правовых формах.

72

6 См. подробнее: Полторак А. И., Савинский Л. И. Указ. соч. С. 366 — 367. 7 См.: Арцибасов И. Н., Егоров С. А. Указ. соч. С. 185. 8 См.: Арцибасов И. Н., Егоров С. А. Указ. соч. С. 197 — 201; Блищенко И. П. Указ. соч. С. 195 — 197; Полторак А. И., Савинский Л. И. Указ. соч. С. 378 — 380; Решетов Ю. А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М., 1983. С. 184 — 187.

<< | >>
Источник: Мартыненко Е.В.. Международное гуманитарное право. 1991

Еще по теме § 2. Международная уголовная ответственность физических лиц за нарушение международного гуманитарного права:

  1. § 1. Международно-правовая ответственность государств за нарушение норм международного гуманитарного права
  2. 8.5. Международная уголовная ответственность физических лиц и международных организаций
  3. 6.7. Международная уголовная ответственность физических лиц
  4. § 7. Международная уголовная ответственность физических лиц
  5. 16.9. Международно-правовая ответственность физических лиц
  6. 22.5. Ответственность физических лиц за международные преступления
  7. § 1. Международное гуманитарное право: понятие, источники, принципы и предмет регулирования Понятие и особенности международного гуманитарного права.
  8. Соотношение международного гуманитарного права и права мирного разрешения международных споров
  9. § 4. Место международного гуманитарного права в системе международного публичного права
  10. Соотношение международного гуманитарного права и права международной безопасности и разоружения.
  11. Соотношение международного гуманитарного права и международной защиты прав человека.
  12. § 5. Ответственность в международном гуманитарном праве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -