<<
>>

§ 3. Криминалистические проблемы совершенствования и унификации экспертных методик европейских стран

Экспертные методики являются частью криминалистической техники, раздела криминалистики, включающего систему научных положений и разрабатываемых на их основе технических средств, приемов и методик, предназначенных для собирания, исследования и использования доказательств и иных мер раскрытия и предупреждения преступлений[312].

Неслучайно в момент своего зарождения под криминалистикой во всех странах, а в англосаксонской группе до сих пор, понимается «научная техника», которая, по мнению С.Н. Трегубова, «имеет своим предметом изучение наиболее целесообразных способов и приемов применения методов естественных и технических наук к расследованию преступлений и установлению личности преступника»[313].

А.И. Винберг, Н.Т. Малаховская рассматривают критерии оценки результативности экспертизы как одного из направлений технико-криминалистический работы, исходя из возможностей получения с помощью применяемых при ее производстве методов «достоверных результатов, определенных с достаточной точностью, при использовании материала и минимальной затрате времени»[314]. Аналогичный критерий в дополнении с другими – отсутствием нарушений процессуальных норм и сроков проведения экспертизы – предлагают Д.Я. Мирский, М.М. Ростов, Т.В. Устьянцева[315].

Г.Л. Грановский считает, что «эффективность экспертизы определяет прирост доказательственной информации, появляющейся в результате ее производства»[316].

В настоящее время эффективность правоохранительной деятельности, в особенности в борьбе с транснациональной преступностью, неразрывно связана с качественным уровнем средств и методов этой деятельности, современными возможностями раскрытия и расследования преступлений, вооруженностью органов дознания и предварительного следствия достижениями научно-технического прогресса[317].

Таким образом, криминалистическая техника, выступая одним из средств получения доказательственной информации, представляет собой «научно-технический фундамент», на котором базируется уголовно-процессуальная деятельность[318].

Введение в практику новых и совершенствование имеющихся направлений экспертных исследований способствует неуклонному росту значения экспертиз в процессе доказывания по уголовным делам. В настоящее время применение криминалистических средств и методов помогает формированию доказательств в 70 % случаев от общего количества раскрытых преступлений[319]. Новые виды преступлений порождают новые методики уголовных расследований. Разработанные криминалистические методики исследования известных объектов судебных экспертиз и исследований часто нельзя применить к новым объектам, вследствие чего происходит процесс формирования и развития новых направлений экспертной деятельности. Среди выступающих на первый план проблем можно назвать проблему разработки и апробации экспертных методик исследования новых объектов[320]. Анализ экспертной, следственной и судебной практики показывает, что не теряют своей актуальности вопросы применения новых и нетрадиционных методов исследования[321].

Р.С. Белкин отмечал, что сложившиеся методы решения проблемы апробации и внедрения в экспертную практику научных рекомендаций и разработок (обсуждение рекомендаций и новых разработок на научно-методических советах по родам экспертиз, на ученых советах НИИ и вузов, подготовка обязательных указаний о внедрении новинок в экспертную практику и т.п.) «не могут быть признаны достаточно надежными и эффективными. Следует законодательно установить порядок апробации новых методов и экспертных методик, определить органы их аттестации и единые общеобязательные формы их публикации и внедрения в практику. Апробированные в результате должной процедуры экспертные методики следует включать в каталог методик, законодательно признанный научным обоснованием экспертных исследований»[322].

В Российской Федерации, как отметил М. Фалеев, из-за различий в методах исследования и в самой организации деятельности российских экспертно-криминалистических подразделений порой возникают разночтения и споры: выводы, сделанные экспертами в одном регионе, могут не совпадать с экспертной практикой в другом, где проводится судебное заседание. И судья, в руках которого судьба человека, может допустить трагическую для кого-то ошибку[323].

В связи с вышеизложенным следует разрабатывать общие подходы к унификации экспертных методик в соответствии с общепринятыми международными стандартами. Российская Федерация сравнительно недавно присоединилась к международным стандартам систем качества и стремится к достижению конкурентоспособной деятельности в мировом сообществе, в том числе и в судебно-экспертной сфере. Внедрение высоких технологий и международных стандартов качества представляют несомненный интерес для будущего развития судебной системы нашего государства.

А.В. Нестеров определяет систему качества проведения экспертиз как определенный набор требований к системе контроля качества организации, производящей некую продукцию, а также экспертно-исследовательские документы, т.е. материализованную нематериальную информацию, которая создается в процессе экспертно-исследовательской деятельности. Цель системы качества экспертно-исследовательской деятельности – создать условия для производства экспертиз на высоком уровне, удовлетворяющих требованиям международных стандартов качества, и обеспечить возможность объективного сравнения как результатов экспертных заключений, так и процессов их производства[324].

Активная работа по унификации экспертных методик ведется с момента вступления в силу Амстердамского договора, в котором был взят курс на построение пространства свободы, безопасности и правосудия ЕС. Таким образом, с 1997 – 1998 гг. ведущие европейские ученые в области криминалистики и судебной экспертизы начали активное обсуждение идеи гармонизации в разных областях судебной экспертизы[325].

Основной предпосылкой начала осуществления процесса гармонизации судебно-экспертной деятельности в европейских странах явилось то, что различия в криминалистических средствах и методах раскрытия и расследования преступлений не способствовали построению пространства свободы, безопасности и правосудия ЕС, а правила, регламентирующие судебно-экспертную деятельность, были лишь частично закреплены в национальных законодательствах европейских стран. Этим существенным положением дел пользуются нарушители закона: расследование преступлений часто приостанавливается на национальных границах государств из-за различий в законодательстве, методах и подходах правоохранительных органов к расследованию[326].

В качестве примера можно рассмотреть разные критерии оценки необходимого количества идентификационных признаков при производстве дактилоскопических экспертиз и исследований среди европейских стран, и к чему это привело на практике. Так, при осмотре места происшествия полицейскими (кража в г. Лейдене, Голландия) были изъяты отпечатки обуви, а также отпечатки пальцев с оконного стекла. Полученные отпечатки не соответствовали требованиям качества, предъявляемым к ним в соответствии с голландскими стандартами. По этой причине не было проведено сравнение найденных отпечатков пальцев подозреваемого с образцами автоматизированной дактилоскопической базы данных Голландии. Вследствие вышесказанного дактилоскопические карты были направлены в местную полицейскую службу другой страны в соответствии с Шенгенской конвенцией с целью их проверки по автоматизированной дактилоскопической базе данных Германии. Полиция Германии выявила полное соответствие изъятого с места происшествия отпечатка пальца подозреваемого с отпечатком, хранимым в базе данных, по восьми идентификационным признакам. В результате сотрудничества судебных экспертов Голландии и Германии предполагаемый преступник был найден. В итоге отпечаток пальца стал основным доказательством вины подозреваемого наряду с некоторыми совпадениями по отпечаткам обуви.

Однако основное найденное доказательство не было принято в Голландии, так как необходимое количество совпадающих признаков для идентификации в двух странах не соответствует друг другу. Сторона защиты пригласила эксперта, который заявил, что правила, регламентирующие процесс идентификации личности по отпечаткам пальцев в Германии, не соответствуют голландским правилам присутствия «12 пунктов ссылки» для идентификации. Такое заявление стороны защиты могло бы способствовать оправданию подозреваемого[327].

Количество совпадающих признаков, необходимых для идентификации личности по оставленным отпечаткам, существенно различаются в каждой стране, но также имеются различия даже в одной и той же стране по оценке признаков, необходимых для идентификации личности по оставленным отпечаткам, между полицейскими судебными экспертами и экспертами из судебно-экспертных лабораторий. Сравнительная таблица приведена в приложении 7.

В некоторых странах необходимое количество совпадающих признаков для идентификации личности по отпечаткам пальцев значительно больше. Например, в Великобритании и Италии – 16 «отличительных пунктов». Хотя в некоторых районах Австралии, Канады и США вообще нет строго определенного количества идентификационных признаков.

Вопрос о введении единого критерия необходимого количества совпадающих признаков для идентификации личности по отпечаткам пальцев является предметом дебатов во многих странах. Многие практические работники и ученые склоняются к снижению количественных требований и предпочитают систему, в которой решающую роль играет не количество, а специфичность (редкая встречаемость) признаков[328]. Редко встречаемые признаки («качественные аспекты») так же важны в процессе идентификации личности, как и количественные факторы.

Несмотря на то, что процессу обнаружения отпечатков пальцев на месте преступления уже более 100 лет, методики производства дактилоскопических экспертиз и исследований продолжают развиваться.

Сравнительный анализ отпечатков пальцев, вероятно, останется актуальным еще на долгое время. Стандарты в области дактилоскопических экспертиз и исследований в каждой европейской стране оставались устойчивыми в течение длительного времени, однако пришло время их корректировки в сторону достижения единообразия в ЕС. Для проведения полноценных исследований в этой области знаний предполагается наличие международного сотрудничества в рамках рабочих групп ЕСКУ. «Свежие взгляды» на решение проблемы несоответствия критериев оценки идентификации личности по отпечаткам пальцев в европейских странах способны устранить различия в методиках производства дактилоскопических экспертиз и исследований и привести данный процесс к гармонизации.

Таким образом, в странах – членах ЕС в сфере судебно-экспертной деятельности по уголовным делам все еще остаются не до конца решенными проблемы в области разработки, внедрения и обмена методиками производства судебных экспертиз и деятельности по ее взаимному совершенствованию. Необходимо объединение деятельности ведущих мировых ученых-криминалистов и практических работников в разработке и апробации криминалистических средств и методов раскрытия и расследования преступлений, которое потребует соответствующего научного обоснования и прогнозирования, надлежащего образовательного обеспечения, опирающегося на тщательно подготовленные научные методики.

В ЕС существует не только проблема унификации экспертных методик, но и проблема обеспечения эквивалентного обмена криминалистически значимой информацией между правоохранительными органами государств. На практике в целях обеспечения эквивалентного обмена криминалистически значимой информацией между правоохранительными органами государств международные организации используют ряд стандартов и критериев для аккредитации криминалистических лабораторий в соответствии с едиными мировыми требованиями качества к деятельности судебных экспертов.

Так, для обмена результатами ДНК-анализа необходимо, чтобы методики получения геномной информации в разных европейских странах были сопоставимыми.

Так, разработка и применение единых научно обоснованных унифицированных методик производства судебных экспертиз и исследований, несомненно, приведет к получению сопоставимых результатов при исследовании одних и тех же объектов в европейских странах, что наладит и упростит обмен криминалистически значимой информацией между компетентными органами европейских государств и соответственно повысит эффективность борьбы с преступностью, имеющей международный характер.

Однако в данной области не урегулированы юридические аспекты отбора биологического материала для производства сравнительных экспертиз и исследований. Важно убедиться в том, что обстоятельства, при которых был проведен анализ ДНК в одной стране, не будут иметь решающего значения для допустимости результатов анализа ДНК в суде другой страны. Таким образом, для суда другой страны важными факторами являются: сильно ли различаются методики проведения ДНК-анализа и соответствующее законодательство в стране получения ДНК-анализа от законодательства той страны, где полученные результаты будут использованы в уголовном процессе; позволяет ли закон европейского государства использовать полученный в другой стране при конкретных обстоятельствах результат ДНК-анализа в уголовном процессе своей страны в качестве доказательства по делу[329].

Рассмотрим в общих чертах юридические препятствия для обмена ДНК-информацией в рамках европейского пространства. Как уже было упомянуто выше, в Европейской конвенции четко определены права каждого человека на частную жизнь (ст. 8) и привилегии против самообвинения (ст. 6). Вмешательство со стороны публичных властей в частную жизнь допускается только в исключительных случаях, предусмотренных законом. На этом фоне законодательство в области ДНК стран – членов ЕС содержит положение относительно отбора биологического материала у подозреваемых лиц для производства геномных экспертиз и исследований. Проведенный анкетный опрос среди членов ЕСКУ показал, что в большинстве европейских стран на взятие биологического материала требуется разрешение компетентного органа, производящего уголовное преследование, или следственного судьи. Однако респонденты из Франции и Испании сообщили, что в их странах отбор биологического материала возможен только с согласия физического лица. В Нидерландах взятие биологических образцов у подозреваемых лиц без их согласия возможно только в определенных случаях. Согласно голландскому законодательству, образцы могут быть взяты без согласия подозреваемого только в тех случаях, когда рассматриваемое преступление предусматривает лишение свободы на срок восемь и более лет, или если оно относится к определенной категории преступлений, как, например, сексуальные преступления[330].

Конечно, далеко не все подозреваемые в совершении преступлений выражают желание сотрудничать с органами предварительного расследования. Поэтому имеющиеся расхождения в национальных законодательствах, регулирующих порядок производства судебных экспертиз и исследований в европейских странах, в частности, процедуру получения биологических образцов для сравнительных исследований, не способствуют эффективной борьбе с транснациональной преступностью. Подобные расхождения частично могут быть объяснены культурными различиями в развитии европейских стран. Некоторые страны (например, Нидерланды) придают большое значение конфиденциальности в вопросах сбора доказательств, поэтому требования к отбору образцов для сравнительных исследований весьма строги по сравнению с другими странами. Однако в том случае, когда достижения науки и техники сделают возможным отбор биологических образцов без медицинского вмешательства (например, слюны вместо крови), порог требований к их отбору естественно будет снижен. Это должно будет привести к проведению ДНК-анализа по более широкому кругу преступлений. Можно сделать вывод, что оценивая законность и достоверность результатов произведенных судебных экспертиз и исследований в чужой стране, суду следует принимать во внимание методы исследования и обстоятельства, при которых получены образцы для сравнительных исследований, а также то, каким образом проведено само исследование.

Движущей силой в разработке новых экспертных методик являются не только новые виды преступлений с собственными объектами исследований, но и развитие инновационных технологий, которые призваны облегчить сам процесс раскрытия и расследования преступлений. Получение геномной информации – пример судебно-экспертного исследования, который позволил упростить расследования большого числа традиционных преступлений. Технология выделения ДНК-профилей была разработана английской лабораторией в 1985 г.[331]

В уголовном процессе Нидерландов впервые использовали ДНК-анализ в 1988 г., по просьбе обвиняемого в совершении серийных преступлений против половой неприкосновенности[332]. Полученные результаты не соответствовали образцам, взятым у ответчика, в связи с чем он был оправдан. В настоящее время проведение ДНК-анализа довольно часто используется в мире при раскрытии и расследовании преступлений, если на месте происшествия обнаружены биологические следы преступника.

Экологические и компьютерные преступления также являются примерами относительно недавно появившихся видов преступлений, которые потребовали законодательного урегулирования. Например, в 1993 г. в Нидерландах был принят закон о компьютерной преступности, который криминализировал «хакерство» и несанкционированное изменение компьютерных данных[333].

В последнее время в России и за рубежом разработаны, апробированы и внедрены в экспертную практику несколько новейших криминалистических средств и методов раскрытия и расследования преступлений. Можно привести пример проведения психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа. Детектор лжи (lie detector) с прошлого века применяется в США, Великобритании, Канаде, Японии, Израиле, Польше и других странах. Число достоверно известных ошибок в испытаниях на полиграфе при проверке подозреваемых составляет менее 1% от общего количества выполненных испытаний[334]. В России оптимизируются схемы использования полиграфных устройств. Например, в 2009 г. предложена методика проведения полиграфных опросов лиц, плохо владеющих русским языком. Разработка указанной методика связана с ростом числа преступлений, совершаемых данной категорией лиц.

Экспертиза запаховых следов человека также является относительно новым видом исследования, в основе которого лежит ольфакторный метод биосенсорного исследования запаховых следов человека с использованием обоняния и рефлексии собак-детекторов. В сфере исследования микрообъектов наука значительно продвинулась. Микроскопическое исследование объектов материального мира позволяет решить ряд важнейших вопросов для следствия: диагностировать район, в котором находился объект; определить в какое время года объект был в данном районе; установить единый источник[335].

Относительно новым направлением можно считать разработку прикладной методики составления психолого-криминалистического облика преступника. За рубежом такие портреты называют «поведенческим профайлингом». При их составлении важная роль отводится специалисту-криминалисту, который путем анализа оперативно-следственных материалов выявляет особенности психики преступника, которые смогут помочь правоохранительным органам в раскрытии и расследовании преступлений.

Современные методики и оборудование в настоящее время позволяют определить конкретного человека на основе изучения качественного и количественного состава потожирового вещества следов пальцев рук[336].

Страны – члены ЕС активно внедряют новейшие научно-техни-ческие средства и методы раскрытия и расследования преступлений в деятельность экспертных службы.

Например, в Великобритании при проведении судебной экспертизы и исследований, таких как экспертиза материалов, веществ и изделий; биологическая экспертиза тканей и выделений человека; автотехническая и транспортно-технологическая экспертиза, все более широкое применение находят современные информационные технологии. В том числе компьютерные методы моделирования преступлений для восстановления в трехмерном пространстве картины совершения преступления и последующего предоставления доказательств в суде.

В настоящее время активно внедряются в деятельность Службы так называемые цифровые технологии, основанные на использовании технических средств, позволяющих собирать, обрабатывать и передавать в цифровом коде данные с мест происшествий непосредственно в лаборатории для анализа и сравнения с имеющимися базами данных.

Служба впервые в мире ввела генотипоскопию в практику экспертно-криминалистической деятельности. Предметом особой гордости является созданная в апреле 1995 г. национальная база данных ДНК, полученных от лиц, совершивших преступления или подозреваемых в их совершении. Британское законодательство позволяет отбирать образцы ДНК у всех лиц, подозреваемых в совершении зарегистрированных преступлений или осужденных судом. Например, в 2002 г. в национальной базе данных ДНК имелось 1,5 млн образцов ДНК, отобранных у подозреваемых, а также более 130 тыс. профилей ДНК, полученных из образцов с мест происшествий. С момента создания НБД ДНК до 2002 г. были проведены 170 тыс. идентификационных исследований образцов ДНК подозреваемых по ранее неидентифицированным образцам, изъятым с мест происшествий, и еженедельно проводилось от 1500 до 1750 сравнений, при этом вероятность совпадений ДНК образца, изъятого с места происшествия, с образцом из базы данных составляет 40%[337]. В 2009 г. в национальной базе данных ДНК Великобритании уже насчитывалось 5 млн 422 тыс. 968 ДНК-профилей; Франции – 844 тыс. 680 ДНК-профилей; Германии – 707 тыс. 912 ДНК-профилей[338].

Л.И. Буйко и М. Баркаускас предлагают в целях повышения эффективности разработки новых методик активнее сотрудничать с зарубежными экспертными учреждениями по обмену опытом работы специалистов и актами экспертиз, литературой, а также участвовать в научных конференциях и семинарах. В качестве организационного аспекта, способствующего ускорению научных исследований в области разработки новых экспертных методик и внедрения их в практику, предлагается создание временных тематических групп из разных экспертных учреждений в рамке одной республики и с другими странами, которые будут решать проблемы разработки методик исследования новых экспертных задач и старых задач в новых условиях и методического обеспечения экспертов по новым направлениям экспертных исследований[339].

Т.П. Москвина и А.И.Усов справедливо отмечают, что соблюдение требований международных стандартов является одним из основополагающих условий эффективной деятельности судебно-экспертных учреждений стран – членов ЕСКУ. Осуществление общих требований аккредитации позволяет эффективно реализовывать элементы кооперации при выполнении сложных многообъектных экспертиз, повышать динамику развития методического обеспечения за счет дифференциации научных исследований, организовывать широкий информационный обмен на единой методической основе[340].

Другой важной особенностью современного уголовного процесса является принцип состязательности участников судопроизводства, что, несомненно, накладывает конкретные требования, предъявляемые к компетенции экспертов, в числе которых четкое определение ее границ и подтверждение ее соответствия определенной экспертной специальности. Обеспечение достоверности и обоснованности выводов судебной экспертизы в международной практике судопроизводства реализуется посредством аккредитации судебно-эксперт-ных учреждений по общепринятым международным стандартам[341].

В Российской Федерации на протяжении последнего десятилетия ведется работа по стандартизации оформления методических руководств под общим названием «Методика» и их регистрационной паспортизации. В соответствии с требованиями стандарта в «Методике» должны быть выделены: экспертная задача; объект исследования; сущность методики (принцип решения задачи); перечень подзадач (для сложной методики); наименование конкретной подзадачи (каждой); объект исследования для экспертной подзадачи; принцип решения подзадачи; совокупность признаков, характеризующих объект; оборудование, материалы и реактивы (аппаратно-программный инструментарий); последовательность действий эксперта; формулирование выводов эксперта; основная использованная литература. Подобные «методики» не следует отождествлять с исходным понятием «экспертная методика». В данном случае собственно методика излагается в структурном элементе, именуемом «последовательность действий эксперта»[342].

В условиях судопроизводства в нашей стране применение унифицированных методик экспертных исследований в соответствии с требованиями международных стандартов, качественного и надежного оборудования, единых квалификационных требований к экспертам соответствующих экспертных специальностей в судебно-экспертных учреждениях различной ведомственной принадлежности, включая негосударственные судебно-экспертные учреждения, приведет к реальной возможности получения сопоставимых результатов при исследовании одних и тех же объектов и позволит любым судам мирового сообщества принимать заключения российских экспертов в качестве доказательств по делу, не сомневаясь в их компетенции и правильности выводов экспертизы.

____________

<< | >>
Источник: И. Э. Никитина. Международное сотрудничество по уголовным делам в сфере судебно-экспертной деятельности: Монография. 2013

Еще по теме § 3. Криминалистические проблемы совершенствования и унификации экспертных методик европейских стран:

  1. § 2. Теоретические основы гармонизации законодательства стран – членов ЕС и практики в сфере судебно-экспертной деятельности
  2. § 3. Криминалистические проблемы совершенствования и унификации экспертных методик европейских стран
  3. III. Литература
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -