<<
>>

Конституционные положения о соотношении норм международного права и национального законодательства

В России норма о соотношении международного и внутреннего права впервые появилась в Конституции РСФСР 1978 г. с изменениями на декабрь 1992 г.: «Общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами Российской Федерации и непосредственно порождают права и обязанности граждан Российской Федерации» (ст.
32). Конституция Российской Федерации 1993 г. пошла в этом вопросе дальше, сформулировав положение о соотношении национального законодательства и норм международного права в ч. 4 ст. 15: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Такая регламентация определяет концепцию действия и применения на территории России международного права посредством признания международных договоров, общепризнанных принципов и норм международного права внутренними правовыми актами. В этом заложена идея сотрудничества Российской Федерации во внешней сфере. Вместе с тем, основы такого сотрудничества обозначены неопределенно, что создает ряд проблем, связанных, в частности, с пониманием общепризнанных принципов и норм международного права, их функционального назначения, определением места в иерархии правовых актов и непосредственным применением. В конституциях большинства европейских государств содержатся нормы, так или иначе касающиеся соотношения национального законодательства с международным правом. Так, в п. 2 ст. 10 Конституции Испании (1978 г.) указано, что закрепленные Конституцией нормы, связанные с основными правами и обязанностями, соответствуют Всеобщей декларации прав человека, международным договорам и соглашениям по этим вопросам, ратифицированным Испанией.
В Конституции этой страны имеется специальная глава «О международных договорах», где, в частности, говорится, что для заключения международных договоров, затрагивающих права и свободы человека, договоров и соглашений, предполагающих изменение или отмену закона или требующих законодательных мер для их осуществления, необходимо предварительное согласие Генеральных кортесов — парламента Испании (ст. 94); заключение международного договора, содержащего противоречия Конституции, требует предварительного пересмотра Конституции (ст. 95), т. е. договоры, противоречащие действию Конституции, не могут заключаться; международные договоры, заключенные в соответствии с установленными требованиями, становятся после публикации в Испании составной частью внутреннего законодательства (ст. 96)43. Однако Конституция Испании не содержит положений о приоритете международных договоров над национальным законодательством. Согласно ст. 55 Конституции Французской Республики (1958 г.) договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, с момента их опубликования имеют силу, превышающую силу внутренних законов, при условии применения такого договора другой стороной. Ни одна международно-правовая норма не подлежит применению, если она противоречит Конституции. В этом случае требуется пересмотр Конституции в порядке, установленном ст. 54 Конституции Франции44. Федеральный конституционный закон Австрийской Республики говорит об общепризнанных нормах международного права, которые действуют в качестве составной части федерального права (ст. 91 в редакции Закона 1981 г.)45. Общепризнанные нормы международного права являются составной частью и федерального права Федеративной Республики Германии (ст. 25 Основного закона ФРГ от 23 мая 1949 г.). Эти нормы имеют преимущество перед внутригосударственными законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории ФРГ. Если в споре о праве возникнет сомнение, является ли норма международного права составной частью федерального права и порождает ли она непосредственно права и обязанности для отдельного лица, суд должен получить решение Федерального конституционного суда (ч.
2 ст. 100). Договоры с иностранными государствами, регулирующие политические отношения ФРГ или касающиеся вопросов федерального законодательства, оформляются федеральными законами (ч. 2 ст. 59)46. В Конституции Греции (1975 г.) записано: «Греция, следуя общепризнанным нормам международного права, стремится к закреплению мира, справедливости, а также к развитию дружественных отношений между народами и государствами (п. 2 ст. 2). Ст. 28 Конституции Греции гласит, что общепризнанные нормы международного права, а также международные соглашения с момента их ратификации законом и вступления в силу согласно условиям каждого из них являются неотъемлемой частью внутреннего греческого права и имеют приоритет перед любым противоречащим им положением закона. Применение норм международного права и международных соглашений к иностранцам обусловлено принципом взаимности; ограничение суверенитета Греции возможно путем принятия закона, если это диктуется важными национальными интересами, не затрагивает прав человека и основ конституционного строя и производится на основе принципов равенства и с соблюдением условий взаимности; конвенции или соглашения по этому вопросу должны быть ратифицированы Парламентом47. Ирландия признает общепризнанные принципы международного права как свои нормы поведения в отношениях с другими государствами (п. 3 ст. 29 Конституции). Однако никакое международное соглашение не должно стать частью внутреннего закона государства, если иное не определено Парламентом (п. 6 ст. 29)48. Очень скупо регламентирует этот вопрос Конституция Итальянской Республики: «Правопорядок Италии согласуется с общепризнанными нормами международного права» (ст. 10). Парламент в законодательных положениях санкционирует ратификацию международных договоров политического характера, а также договоров, предусматривающих арбитраж или судебное урегулирование либо влекущих территориальные изменения, финансовые обязательства или изменения законов (ст. 80)49. Конституция Португальской Республики (1976 г.) не содержит норм о преимуществе международного права над внутренним, но в то же время в ст.
8 закрепляет следующие положения: «Нормы и принципы общего или обычного международного права являются составной частью португальского права; нормы международных договоров, ратифицированных или одобренных должным образом, вступают в силу после официальной публикации, и их выполнение становится обязательным для португальского государства; нормы, исходящие из компетентных органов международных организаций, в которые входит Португалия, действуют непосредственно во внутреннем праве, поскольку это установлено в соответствующих учредительных договорах»50. В Конституции США сказано, что договоры, заключенные властью Соединенных Штатов, так же как Конституция и законы США, являются высшими законами страны. Они имеют преимущество в случае коллизии перед конституциями и законами отдельных штатов (ст. VI)51, но не наделены превосходством перед федеральными законами и Конституцией США. Общепризнанные принципы и нормы международного права в Конституции США не упоминаются. «Заключенные Японией договоры и установленные нормы международного права,— подчеркивается в ст. 98 Конституции Японии,— должны добросовестно соблюдаться». Одновременно в этой же статье провозглашено, что никакие законы, указы, рескрипты или другие государственные акты, противоречащие в целом или в части положениям Конституции, не имеют законной силы52. Иных положений, касающихся международного права, японская Конституция не содержит. Краткий обзор конституций ряда западноевропейских государств, США, Японии по рассматриваемому вопросу позволяет отметить, что в конституциях, особенно принятых после второй мировой войны, вопросу сближения международно-правовых и внутригосударственных норм уделяется определенное внимание. Общепризнанные нормы международного права и международные договоры становятся составной частью внутреннего законодательства, как правило, после их ратификации. Применение международных норм, противоречащих положениям конституции соответствующего государства, не допускается. Можно сказать, что в конституциях прослеживается идея единства национальной правовой системы.
Понятие «общепризнанные принципы международного права» широкого применения в текстах конституций не получило, но в конституциях отдельных государств эти принципы четко определены как принципы международного сотрудничества. Примерно так же решен вопрос об общепризнанных принципах и нормах международного права в конституциях государств, входящих в СНГ. Так, в ст. 11 Конституции Азербайджанской Республики указано, что эта страна строит свои отношения с другими государствами на основе международно-правовых норм и общепризнанных принципов, в том числе следующих: суверенное равенство государств, неприменение силы и угрозы применения силы, территориальная целостность и неприкосновенность государственных границ, урегулирование споров мирным путем, невмешательство во внутренние дела других государств, уважение прав и свобод человека, равенство народов и их право на самоопределение, сотрудничество государств, добросовестное выполнение международных обязательств53. Конституция Киргизской Республики (ст. 16) говорит об общепризнанных принципах и нормах международного права лишь в связи с обеспечением основных прав и свобод человека54. Все государства СНГ и страны Балтии устанавливают верховенство своих конституций, не допускают противоречий им любых законов, нормативных актов, международных договоров и предусматривают обязательность опубликования договоров для их применения. Не все государства признают преимущество международных договоров и содержащихся в них правил над национальными нормами. Это положение не предусмотрено в конституциях Азербайджанской, Литовской, Эстонской, Киргизской Республик, Туркменистана, Узбекистана, Украины. В тех же государствах, конституциями которых предусмотрено это положение, оно сформулировано так, что подчеркивается приоритет конституции своей страны и необходимость ратификации международных договоров. Только после ратификации договоры становятся составной частью национальной правовой системы. Характерными являются положения ст. 6 Конституции Республики Армении: «Заключенные от имени Республики Армения международные договоры применяются только после ратификации.
Ратифицированные международные договоры являются составной частью правовой системы Республики. Если в них установлены иные нор мы, чем предусмотренные в законе, то применяются нормы договора. Противоречащие Конституции международные договоры могут быть ратифицированы после внесения в Конституцию соответствующих поправок»55. Не допускают заключения (вступления в силу) международных договоров, противоречащих конституции, Беларусь (ст. 8), Грузия (ст. 6), Казахстан (ст. 4), Молдова (ст. 8), Украина (ст. 9), Эстония (ст. 123)56. Конституция Республики Молдова (п. 2 ст. 4) отдает преимущество международным нормам только в случаях несоответствия национальных законов пактам и договорам об основных правах человека, одной из сторон которых является Республика Молдова57. Таким образом, единого подхода к определению значения общепризнанных принципов и норм международного права в конституционном законодательстве не существует. В конституциях государств не даются разъяснения этих терминов и не содержится их перечень. Положение ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации находит достаточно своеобразное отражение в отраслевом законодательстве России. В каждом принимаемом Кодексе конституционная норма реализуется с учетом особенностей и потребностей данной отрасли права. Так, ст. 7 Гражданского кодекса РФ полностью воспроизводит текст ч. 4 ст. 15 Конституции, но содержит важную оговорку о непосредственном применении международных договоров РФ, кроме случаев, когда из договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. Налоговый кодекс РФ (ст. 7) отдает безусловное предпочтение международному договору: «Если международным договором РФ, содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотрены настоящим Кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами о налогах и (или) сборах, то применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации». Несколько иначе решает эту проблему законодатель в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (ст. 3). Прежде всего подчеркивается, что уголовно-исполнительное законодательство России учитывает международные договоры РФ, относящиеся к исполнению наказаний и обращению с осужденными, в соответствии с экономическими и социальными возможностями. Рекомендации международных организаций реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве при наличии необходимых экономических и социальных возможностей. В то же время указано, что если международным договором РФ установлены иные правила исполнения наказаний и обращения с осужденными, чем предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством России, то применяются правила международного договора. Значимость общепризнанных принципов и норм международного права для уголовно-исполнительного законодательства и практики его применения подчеркивается также тем, что в соответствии с этими принципами и нормами и Конституцией РФ должны соблюдаться гарантии защиты от пыток, насилия и другого жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными. Уголовный кодекс РФ, напротив, не признает международные правовые нормы самостоятельным источником уголовного права России. Их влияние на уголовное законодательство состоит лишь в том, что, как отмечается в ч. 2 ст. 1 УК, «настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права». Показательно, что при разработке проектов УК предлагалось предоставить превосходство над российским уголовным законодательством международным договорам, ратифицированным Российской Федерацией. Однако международные договоры, содержащие уголовно-правовые нормы, в силу своей специфики (отсутствие санкций или их неконкретность, непроработанность признаков преступления и т. д.) не могут иметь прямого действия на территории России и являться составной частью российского уголовного законодательства. Тем не менее, они существенно влияют на формирование норм национального уголовного права, и поэтому, как пишет 3. А. Незнамова, не являясь фор мальным источником уголовно-правовых норм, международное право служит их материальным источником58. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, принятый еще в 1960 г., практически ничего не говорит о применении международно-правовых норм в уголовном судопроизводстве. Единственная ст. 32 УПК установила, что порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с судебно-следствен- ными органами иностранных государств, а равно порядок выполнения поручений последних определяется законодательством СССР и РСФСР и международными договорами, заключенными СССР и РСФСР с соответствующими государствами. Существующий серьезный пробел в уголовно-процессуальном законодательстве должен быть восполнен как положениями общего характера, определяющими сближение национального уголовнопроцессуального законодательства и международного права, так и специальными нормами, регламентирующими, в частности, вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам. В Модельном уголовно-процессуальном кодексе — рекомендательном законодательном акте для государств — участников СНГ, принятом Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ 17 февраля 1996 г.59, предлагается следующее положение, сформулированное в ч. 2 ст. 5: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и положения вступивших в силу международных договоров независимых государств имеют преимущественную силу перед положениями законов, регулирующих порядок уголовного судопроизводства, и других актов. В случае противоречия между положениями международного договора независимых государств и какого бы то ни было закона или другого акта применяется положение международного договора. Регулирующие порядок уголовного судопроизводства положения какого бы то ни было закона или другого акта, противоречащего общепризнанным прин ципам и нормам международного права, применению не подлежат». Модельный УПК допускает на территории независимых государств применение уголовно-процессуального права иностранного государства органами расследования и судом иностранного государства или по их поручению следователем, прокурором, судом независимого государства, если это предусмотрено договором и при условии, что применяемые нормы иностранного права не противоречат общим началам уголовно-процессуального закона независимого государства (ст. 7). Специальная глава регламентирует вопросы правовой помощи по уголовным делам. Коллизия норм этой главы с положениями международного договора также решается вч пользу правил международного договора (ч. 2 ст. 574). В то же время разработчики Модельного УПК сочли необходимым подчеркнуть, что в оказании правовой помощи возможен отказ, если выполнение просьбы иностранного государства может нанести ущерб суверенитету или безопасности либо противоречит законодательству независимого государства (ч. 1 ст. 579). Нередко принципы применения норм частного международного права переносят на публичное международное право. Базовые положения Модельного УПК для стран — участниц СНГ о превосходстве коллизионных международных норм также аналогичны положениям Конституции РФ и сохраняют неконкретность ее формулировок. Признавая Уголовно-процессуальный кодекс единственным источником регулирования судопроизводства, Модельный УПК включает в него несформулированные общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, подчиняя им нормы национального УПК и положения «какого бы ни было закона» (ст.ст. 4, 5, 574). Модельный УПК допускает возможность введения в уголовный процесс любых процедур, предусмотренных международным договором (п. 3 ст. 6). Международный договор получает, таким образом, абсолютное право на преимущество применения перед внутригосударственным отраслевым законодательством государств — участников СНГ. В ч. 4 ст. 1 проекта Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации фактически воспроизведено конституционное положение: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью права, регулирующего уголовное судопроизводство. Если этими нормами или международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные в настоящем Кодексе, применяются правила международного договора». Проект УПК России также допускает применение уголовнопроцессуального законодательства иностранного государства при исполнении поручений следственных органов другого государства, если это предусмотрено международным договором с данным государством. Несмотря на исключительную остроту проблемы применения норм международного права в национальном уголовном процессе, ей почти не уделяется внимания в российской уголовно-процессуальной литературе. Немногочисленные и достаточно поверхностные суждения, высказанные по этому вопросу, касаются преимущественно проблем прав человека в уголовном процессе с очевидным креном в сторону обеспечения прав обвиняемого (подозреваемого)60. Конституционное положение об общепризнанных принципах и нормах международного права вызывает бурную полемику. Заложив основы применения международных договоров и их норм, Конституция страны создала сложности в определении статуса и места в иерархии правовых актов как общепризнанных принципов и норм, так и международных договоров РФ. Конституция отказалась от конкретизации концепции международного сотрудничества, не сформулировала понятия общепризнанных принципов и норм международного права, что повлекло произвольное толкование «общепризнанности» и перечня подпадающих под этот признак принципов и норм, предопределила их декларирование в отраслевом законодательстве. Это заставляет более основательно проанализировать понятие общепризнанности принципов и норм международного права и возможность их применения в уголовно-процессуальной деятельности. 2.
<< | >>
Источник: Волженкина В. М.. Нормы международного права в российском уголовном процессе. 2001

Еще по теме Конституционные положения о соотношении норм международного права и национального законодательства:

  1. 13.2.Источники права в Российской Федерации
  2. § 2. Влияние внутригосударственного права на формирование и осуществление норм международного права
  3. § 5. Юридические формы согласования систем международного и национального права
  4. III ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  5. § 3. Место и роль норм международного права в правовой системе Российской Федерации
  6. § 5. Соотношение юридической силы норм международного и российского права
  7. Основные правила соотношения юридической силы норм международного и российского права
  8. § 2. Виды отсылочных норм и их влияние на действие и реализацию норм международного права
  9. § 4. О процедуре (методике) применения норм международного права
  10. § 2. Международное уголовное право в системе национального уголовного права России
  11. § 4. Чистое и независимое социальное право. Чистое, но подчиненное опеке государственного права социальное право. Аннексированное государством, но остающееся автономным социальное право. Конденсированное в государственный правопорядок социальное право
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -