<<
>>

1. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОДВОДНЫХ ПРОСТРАНСТВ

Подводные пространства могут быть классифицированы следующим образом: а) дно внутренних вод и территориального моря прибрежных государств; б) дно закрытых морей; в) континентальный шельф; г) дно морей и океанов за внешней границей континентального шельфа.
Первые два случая подпадают под правовой режим территориального верховенства. Для континентального шельфа характерен специальный режим, который рассматривается ниже. На четвертую категорию подводных пространств распространяется правовой режим открытого моря, который, впрочем, относится не только к этой категории, поскольку и континентальный шельф в принципе подчинен режиму открытого моря. Существует презумпция, что каждая из указанных категорий включает и недра морского дна в той мере, в какой это вытекает из норм, относящихся к конкретному правовому режиму. 2. КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ ШЕЛЬФ1 а) История вопроса Поверхность морского дна в значительной мере представляет собой дно глубоководных океанских пространств (абиссальная платформа), которое расположено на глубине нескольких тысяч метров. Во многих частях мира дно глубоководных океанских пространств отделено от береговой линии террасой или шельфом, который с геологической точки зрения является частью самого континента, покрытой относительно мелкими водами подводной окраины континента. Ширина шельфа варьируется примерно от одной мили до нескольких сот миль, а глубина его составляет от 50 до 550 метров. Конфигурация поверхности морского дна обладает определенными закономерностями. Увеличение глубины происходит постепенно до тех пор, пока не достигнут край или обрыв шельфа, где находится крутой спуск к океанскому дну. Средняя глубина края колеблется от 130 до 200 метров. Крутизна наклона континентального склона приводит к появлению часто значительного порога осадочных отложений, который маскирует границу между глубоким океанским дном и основанием континентального массива и называется континентальным подъемом.
Во многих районах шельфа имеются значительные залежи нефти и газа, а на поверхности дна имеются промысловые ресурсы. В 1944 г. в Аргентине был издан декрет о создании зон минеральных резервов в эпиконтиненталь- ном море. Однако решающим событием в практике государств была прокламация США от 28 сентября 1945 г. относительно природных ресурсов поверхности и недр морского дна континентального шельфа1084. Шельф рассматривался как геологическая категория, и в правительственном сообщении для печати указывалось, что под шельфом понимается подводное пространство глубиной до 100 морских саженей1085. Эти естественные ресурсы характеризовались в прокламации как «принадлежащие Соединенным Штатам и подпадающие под их юрисдикцию и контроль». Особую важность представляют ограничения притязаний, заявляемых в отношении самих ресурсов, и декларация, что «характер открытого моря, присущий водам континентального шельфа, и право на свободное и беспрепятственное судоходство в них никоим образом этим не затрагиваются». В основном аналогичными по содержанию были последовавшие за американской прокламацией английские декреты 1948 г. относительно Багамских островов и Ямайки, а также прокламации, изданные Саудовской Аравией в 1948 г. и девятью эмиратами Персидского залива — протекторатами Англии —в 1949 г.1086 Однако на практике выявились определенные различия. Американская прокламация и прокламация Австралии от 10 сентября 1953 г. заявляют притязания на эксплуатацию ресурсов поверхности и недр континентального шельфа и оговаривают, что этим не затрагивается правовой статус открытого моря, присущий водам, покрывающим шельф. С другой стороны, ряд государств претендует на суверенитет над поверхностью и недрами дна шельфа, как таковыми, но без ущерба для статуса покрывающих вод как открытого моря1087. Некоторые латиноамериканские государства претендуют на суверенитет над шельфом, водами над ним, а также над воздушным пространством при условии сохранения, однако, «свободы судоходства» 1088. То обстоятельство, что вопрос о континентальном шельфе получил именно такое развитие, объясняется отчасти влиянием того, что в геологии под шельфом понимается подводное продолжение суши, равно как и принципами самозащиты и эффективного контроля, причем в отношении этой новой области начали применяться концепции, аналогичные тем, которые действуют в отношении территориального моря и прилежашей зоны.
б) Конвенция о континентальном шельфе 1958 гЛ Тезис, содержащийся в американской прокламации, оказался привлекательным для многих государств. Новый принцип предлагал стабильную основу для эксплуатации нефтяных запасов и одновременно в разумной степени защищал свободу рыболовства и судоходства в водах, покрывающих шельф. Однако практика оказалась далеко не единообразной1089, и обсуждение вопроса в Комиссии международного права в 1951—1956 гг. обнаружило незрелость такого правового режима. Вследствие этого текст конвенции, принятой на Конференции по морскому праву в 1958 г., представлял собой, по крайней мере частично, попытку прогрессивного развития права. Во всяком случае, первые три статьи конвенции отражают уже существующие или, по крайней мере, зарождающиеся нормы обычного международного права1090: Статья 1 В настоящих статьях термин «континентальный шельф» употребляется применительно: а) к поверхности и недрам морского дна подводных районов, примыкающих к берегу, но находящихся вне зоны территориального моря, до глубины 200 метров или за этим пределом до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов; Ь) к поверхности и недрам подобных подводных районов, примыкающих к берегам островов. Статья 2 1. Прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его естественных богатств. 2. Права, упомянутые в пункте 1 настоящей статьи, являются исключительными в том смысле, что, если прибрежное государство не производит разведки континентального шельфа или не разрабатывает его естественных богатств, никто другой не может делать этого или иметь притязания на его континентальный шельф без его прямого согласия. 3. Права прибрежного государства на континентальный шельф не зависят от наличия эффективной или фиктивной оккупации им шельфа или от прямого об этом заявления. 4. Упомянутые в настоящих статьях естественные богатства включают минеральные и прочие неживые ресурсы поверхности и недр морского дна, а также живые организмы «сидячих» видов, т.
е. организмы, которые в надлежащий с промысловой точки зрения период своего развития либо прикреплены к морскому дну или под ним, либо могут передвигаться только по морскому дну или же в его недрах. Статья 3 Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают ни правового статуса покрывающих вод как открытого моря, ни правового статуса воздушного пространства над этими водами. Что касается остальных положений конвенции, то их уже нельзя считать столь же определенно декларирующими существующее право1091, хотя они — наряду с последующей практикой государств, являющихся и не являющихся участниками конвенции, — служат убедительным доказательством наличия норм общего международного права1092. К 1971 г. конвенцию ратифицировали 44 государства, причем в ряде случаев государства, не являющиеся ее участниками, рассматривали содержащиеся в ней положения как декларирующие существующее право по данному вопросу. в) Права прибрежного государства Прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом «суверенные права в целях разведки и разработки его естественных богатств». Термин «суверенитет» намеренно не был употреблен, поскольку имелись опасения, что этот термин, говорящий о территориальном верховенстве и всеобъемлющем контроле, нанес бы ущерб статусу покрывающих шельф вод как открытого моря. Согласно Конвенции об открытом море1093, район шельфа является открытым морем, и поэтому— помимо того, что предусмотрено положительно выраженными постановлениями Конвенции о континентальном шельфе, — там сохраняется свобода судоходства, рыболовства, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и полетов над открытым морем. Конвенция о континентальном шельфе признает, что на практике деятельность прибрежного государства может помешать осуществлению этих свобод. Так. ст. 4 предусматривает, что, «кроме тех случаев, когда оно осуществляет свое право принимать разумные меры для разведки шельфа и разработки его естественных богатств», прибрежное государство не может препятствовать прокладке или поддержанию в исправности кабелей и трубопроводов.
Пункт 1 ст. 5 гласит: «Разведка континентального шельфа и разработка его естественных богатств не должны создавать неоправдываемой помехи су доходству, рыболовству или охране живых ресурсов моря, а также не должны создавать препятствий капитальным океанографическим или иным научным исследованиям, выполняемым с целью опубликования». Одна из основных целей заключалась в том, чтобы обеспечить прибрежному государству стабильную основу для операций на морском дне и устранить возможность его оккупации посторонними. Поэтому «суверенные права» принадлежат прибрежному государству в силу самого права, а не обусловливаются оккупацией или заявлением притязания. Они не могут быть умалены, иначе как в силу прямого отчуждения. Было бы неправильно рассматривать этот режим лишь в свете противопоставления территориального верховенства простому осуществлению прав юрисдикции1094. Конечно, прибрежные государства применяют различные положения уголовного и гражданского права к деятельности в районе шельфа, но отнюдь не ясно, делают ли они это, основываясь на том, что шельф является их территорией, или даже на том, что это составляет часть их международно-правовых полномочий в районе шельфа, как такового. Законодательство Англии1095 и других государств свидетельствует о том, что режим шельфа не ассимилируется с государственной территорией1096. г) Делимитация. 1) Внутренняя граница. Внутренней границей является внешний край территориального моря и его дна. 2) Внешняя граница. Было много споров относительно толкования ст. 1 конвенции, и все согласны с тем, что ее положения нуждаются в уточнении. Вопрос этот имеет практическое значение, поскольку США предоставили арендные права на эксплуатацию и разрешения на разведку на глубинах 4000 и 5000 футов, соответственно. Касаясь смысла ст. I, одни утверждают, что внешняя граница представляет собой подвижную линию, зависящую от технических возможностей разведки и эксплуатации. По мнению д-ра Брауна1097, практика США представляет собой притязание на права, основанные именно на таком толковании конвенции и исключающие, таким образом, права других государств.
Другие комментаторы считают, что США еще не заняли определенной позиции. Разумеется, необходимо проводить различие между притязанием на право и осуществлением юрисдикции над экстерриториальной деятельностью своих граждан. Законодательство государств либо воспроизводит формулировку конвенции, либо воздерживается от определения внешней границы шельфа1098. Американская прокламация и английский закон ничего не говорят на этот счет. Лишь три государства недвусмысленно приняли критерий «экс- плуатабельности» богатств шельфа1099. Представляется, что правильное толкование ст. 1 Конвенции о континентальном шельфе заключается в следующем1100. Критерий 200-метровой глубины подчинен критерию «эксплуатабельности», но последний контролируется общей концепцией шельфа как геологической ка. тегории и принципом «примыкания» к берегу, содержащимся в ст. 1 конвенции. Из подготовительных материалов (протоколов Комиссии международного права) ясно, что правовая концепция, по существу, основывалась на концепции геологической. Отнюдь не предполагалось, что можно поделить все дно океана как континентальный шельф с тем, чтобы к нему в конечном счете применялось разграничение по срединной линии в соответствии сост. 6. Не имеет существенного значения то обстоятельство, что правовая концепция основывалась не исключительно на геологической концепции1. Так, правовое определение включает: а) шельфы островов; б) мелководные бассейны, такие, как Северное море и Персидский залив; в) крутые склоны, подобные тем, которые прилегают к побережью Чили, где эксплуатация естественных богатств возможна при помощи прорытия туннелей с континента; однако правовое определение исключает дно территориального моря. Предположение, что при появлении возможности эксплуатации естественных богатств на более значительных глубинах критерий 200-метровой глубины отпадает, не является обоснованным. Если в качестве главного критерия применять «эксплуатабель- ность», то тогда получилось бы, что государство А должно уступить часть широкого шельфа «напротив» узкого шельфа государства В (но отделенного от последнего абиссальной платформой), поскольку срединная линия проходила бы в этом случае по зоне 200-метровых глубин, примыкающей к территории государства А. Принцип срединной линии, предусмотренный ст. 6, применяется лишь тогда, когда один и тот же континентальный шельф в геологическом смысле примыкает к территориям двух или более государств. Другими словами, подводный район, простирающийся до 200-метровой отметки, всегда является «примыкающим»2. Таким образом получается, что, когда эксплуатация естественных богатств станет возможной на более значительных глубинах, прибрежное государство будет обладать правами на весь шельф как геологическую категорию, включая континентальный склон и континентальный подъем. 3) Государства, берега которых расположены один против другого, и смежные государства3. Ст. 6 Конвенции о континентальном шельфе4 говорит о случаях, когда 1 Yrbk., I.L.С. (1956), II, р. 296—297 (комментарий к проекту ст. 67). 2 См.: Jennings, 121 Hague Recueil, p. 398; см. также: 18 I. C. L.Q. (1969), 819—832. 3 См. дела North Sea Continental Shelf, Pleadings; О d a, 12 Japanese Annual (1968), 264—284; Brown. The Legal Regime of Hydrospace, p. 41—73; Verzijl. International Law in Historical Perspective, III, p. 84—94; Young, 59 A. J. (1965), 505—522; A n d r a s- sy, op cit., p. 91—107; Padwa, 9 I. С. L. Q. (1960), 628—653. 4 См. заявление Франции: British Practice (1965), p. 141; реакцию Англии см.: ibid., (1966), p. 101. ззе «один и тот же континентальный шельф» примыкает к территориям двух государств, берега которых расположены один против другого, или двух смежных государств1101. В отдельных пунктах, касающихся этих двух случаев, конвенция предусматривает, что граница определяется соглашением между государствами, но что «при отсутствии соглашения и если иная линия границы не оправдывается особыми обстоятельствами», границей служит срединная линия, т. е. граница определяется по принципу равного отстояния от ближайших точек тех исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря каждого из этих двух государств. Этот принцип уже применялся при заключении ряда двусторонних соглашений1102. По делам о континентальном шельфе в Северном море1103 Международный суд вынес решение, что ст. 6 конвенции не декларирует существующие или формирующиеся нормы права и что, следовательно, ФРГ, которая не ратифицировала конвенцию, не обязана следовать принципу равного отстояния при разграничении шельфа. Поэтому урегулирование спора между ФРГ, с одной стороны, и Нидерландами и Данией — с другой, о распределении дна Северного моря должно быть произведено на основе соглашения между сторонами в соответствии с определенными справедливыми принципами «таким путем, чтобы в максимально возможной степени оставить каждой стороне все те части континентального шельфа, которые составляют естественное продолжение ее сухопутной территории в сторону моря и под морем, не затрагивая естественного продолжения сухопутной территории другой стороны». При применении ст. 6 конвенции будут постоянно воз никать трудности, связанные с определением понятия «особые обстоятельства». На основании соответствующих комментариев Комиссии международного права можно прийти к выводу, что единственную категорию особых обстоятельств составляют исключительные географические ситуации. Так, наличие небольшого острова, принадлежащего государству А, на широком шельфе, прилежащем государству Б, порождало бы в случае применения без всяких модификаций принципа равного отстояния непропорционально значительное притязание на шельф со стороны государства А1104. 4) Впадины и депрессии. Конвенция не предусматривает ситуации, когда в шельфе имеются глубокие депрессии или когда шельф изрезан глубокими впадинами, подобными норвежской впадине глубиной 500 метров. Англия согласилась с таким разделом Северного моря, который не учитывает наличия этой впадины1105- По-видимому, критерием служит существенное геологическое единство района: однако в любом случае государства, берега которых расположены один против другого, и смежные государства могут согласиться не принимать в расчет такие впадины1106. д) Определение естественных богатств1107. Прокламация США 1945 г. относилась к минеральным ресурсам шельфа. Позднее латиноамериканские государства настаивали на признании заинтересованности прибрежных государств в рыбных ресурсах шельфа. Комиссия международного права решила включить в понятие «естественные богатства» живые организмы «сидячих» видов1108; пункт 4 ст. 2 Конвенции о континентальном шельфе определяет «естественные богатства» как включающие «живые организмы «сидячих» видов, т. е. организмы, которые в надлежащий с промысловой точки зрения период своего развития либо прикреплены к морскому дну или под ним, либо могут передвигаться только по морскому дну или в его недрах». Применение этого разграничения встретилось с трудностями, когда дело коснулось камчатских крабов1109 и особых видов омаров1110. Приведенное определение в принципе исключает такие глубоководные виды, как палтус и камбала, которые плавают у самого морского дна. е) Режим недр морского дна; туннели1111 Ст. 7 Конвенции о континентальном шельфе предусматривает, что положениями конвенции «не затрагивается право прибрежного государства разрабатывать недра путем прокладки туннелей независимо от глубины водного покрова недр». Другими словами, такая деятельность регулируется не конвенцией, а международным обычным правом 1112. Это обуславливает весьма важное различие. Если эксплуатация недр морского дна производится с поверхности шельфа, применяется режим континентального шельфа; если же эксплуатация недр производится посредством прокладки туннелей с материка, то действует иной режим. ж) Сооружения и иные установки на шельфе1113 Ст. 5 Конвенции о континентальном шельфе, в частности, предусматривает следующее: «2. С соблюдением постановлений пунктов 1 и б настоящей статьи1114, прибрежному государству принадлежит право возводить, содержать или эксплуатировать на континентальном шельфе сооружения и иные установки, необходимые для разведки и разработки его естественных богатств, а также создавать зоны безопасности вокруг этих сооружений и установок и принимать в этих зонах меры, необходимые для их охраны». Такие сооружения не имеют своего территориального моря. Не давая оснований говорить о допустимости возведения оборонных сооружений на шельфе, конвенция в то же время не запрещает их возведения. Таким образом возведение оборонных сооружений может оказаться правомерным, если налицо имеется какое-либо другое правовое основание1115. Утверждать, что прибрежное государство может создавать оборонные сооружения и запрещать аналогичную деятельность другим государ- вам1116 — значит идти на риск того, что будет оправдано установление зоны безопасности на всем пространстве шельфа. Известный голландский закон 1964 г. о сооружениях в Северном море знаменовал собой утверждение определенных прав юрисдикции над возведенными на шельфе сооружениями в качестве средства контроля над «пиратским» радиовещанием. Однако эта мера не основывалась на доктрине континентального шельфа 1117.
<< | >>
Источник: Я.БРОУНЛИ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КНИГА ПЕРВАЯ. 1977

Еще по теме 1. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОДВОДНЫХ ПРОСТРАНСТВ:

  1. Понятие и основные принципы международного морского права
  2. § 3. Понятие морских пространств
  3. ТЕМЫ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ
  4. 27.9. Международное трудовое право
  5. САМОУЧИТЕЛЬ ИГРЫ НА «МИРОВОЙ ШАХМАТНОЙ ДОСКЕ»: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ГЕОПОЛИТИКИ
  6. Основвния информационной борьбы
  7.     Глава б ТРАНСПОРТНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТУРИЗМА
  8. 1. Общая характеристика и классификация объектов и зон вне пределов Союза ССР, на которые распространяется советское уголовное законодательство
  9. 3. НАУКА И ТЕХНИКА
  10. Конструирование политического имиджа
  11. Глава 1 СУЩНОСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ
  12. 1. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОДВОДНЫХ ПРОСТРАНСТВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -