<<
>>

ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ОТКРЫТОГО МОРЯ

а) Нормы обычного права 1) Пиратство*. Полезной отправной точкой в данном случае может служить индивидуальное мнение судьи Мура по делу судна «Lotus»1156. Мур сказал следующее: «...В случае, известном под названием пиратства по международному праву, существует универсальная юрисдикция, когда лицо, обвиненное в совершении данного преступления, может быть судимо и наказано любым государством, в пределах юрисдикции которого оно оказывается.
Я говорю «пиратство по международному праву», ибо по внутреннему законодательству многих государств1157 называются «пиратством» и наказываются как «пиратство» многочисленные действия, которые не составляют пиратства по международному праву и, следовательно, не подпадают под универсальную юрисдикцию и не наказуемы всеми государствами. Пиратство по международному праву в его юрисдикционных аспектах представляет собой явление sui generis (особого рода). Хотя внутригосударственное законодательство может предусматривать его наказуемость, оно является преступлением против международного права; и поскольку полем деятельности пирата является открытое море, где ни у одного государства нет ни права, ни обязанности поддерживать порядок, пирату отказано в защите того флага, под которым он плавает, и он считается лицом, находящимся вне закона, врагом всего человечества — hostis humani generis, — которого любое государство может в интересах всех захватить и наказать». По поводу определения пиратства долгое время велись споры1158, но, по-видимому, ст. 15 Конвенции об открытом море формулирует существующее обычное право1159. Она предусматривает: «Любое из перечисленных ниже действий является пиратством: 1) любой неправомерный акт насилия, задержания или грабежа, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого- либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный a) в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту, b) против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства; 2) любой акт добровольного участия в использовании какого- либо судна или летательного аппарата, если тот, кто этот акт совершает, знает обстоятельства, в силу которых это судно или этот летательный аппарат является пиратским судном или пиратским летательным аппаратом; 3) любое действие, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, предусматриваемого в пунктах 1 или 2 настоящей статьи».
Единственное явное нововведение, содержащееся в приведенном выше постановлении, — это упоминание о летательном аппарате, что представляет собой разумное применение аналогии 1160. Существенный элемент указанного определения состоит в том, что действия, о которых идет речь, должны быть совершены в личных целях. Из этого следует, что пиратство не может быть совершено военными кораблями или иными правитель ственнЫми судами или правительственными летательными аппаратами, за исключением случаев, когда экипаж «поднял мятеж и захватил власть над этим судном или летательным аппаратом» (ст. 16). Действия, совершенные на борту судна экипажем и направленные против самого судна или против лиц или имущества на его борту, не охватываются данным определением К Конвенция ограничивает сферу пиратства действиями в открытом море или «в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства». Последняя фраза относится прежде всего к острову, составляющему terra nullius, или к берегу незанятой территории1161. Исключив из определения пиратства действия, совершенные в территориальном море, Комиссия между- народного права и Женевская конференция проявили готовность игнорировать весьма весомые авторитетные источники, в которых нашла выражение иная точка зрения 1162. Ст. 19 Конвенции об открытом море предусматривает следующее: «В открытом море или в любом другом месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства, любое государство может захватить пиратское судно, или пиратский летательный аппарат1163, или судно, захваченное посредством пиратских действий и находящееся во власти пиратов, арестовать находящихся на этом судне или летательном аппарате лиц и захватить находящееся на нем имущество. Судебные учреждения того государства, которое совершило этот захват, могут выносить постановления о наложении наказаний и определять, какие меры должны быть приняты в отношении таких судов, летательных аппаратов или имущества, не нарушая прав добросовестных третьих лиц».
В соответствии со второй частью этого постановления сохраняется действие принципа «pirata non mutat dominium»: правомерный собственник не лишается своих прав из-за пиратских действий в отношении его имущества К Захват за пиратство может совершаться только военными кораблями или военными летательными аппаратами, или другими судами или летательными аппаратами, состоящими на правительственной службе и на то уполномоченными (ст. 21). Захват может иметь место и при других обстоятельствах, связанных с актами самообороны со стороны намеченной жертвы пиратских действий. 2) Другие противоправные действия, совершаемые судами в открытом море. Применение силы судами против иностранных судов в открытом море может быть противоправным и все же не подпадать под определение пиратства. Однако время от времени судебные учреждения, правительства и авторы-международники приравнивают определенные категории действий к пиратству. Наблюдаемая тенденция к расширению понятия «пиратство» объясняется отчасти наличием сомнений в отношении самого определения этого понятия, а отчасти стремлением наиболее недвусмысленным образом заявить о противоправности определенных видов действий. Над всем вопросом в целом довлеет проблема поддержания порядка вне пределов территориальной юрисдикции государств1164, и, в частности, сохранения юридического контроля над теми, кто не отождествляется с государством, на которое может быть возложена ответственность. Так, Холл1165 считал, что пиратство включает действия, совершенные «лицами, действующими не по полномочию какого-либо политически организованного общества, хотя бы цели действующих подобным образом лиц были явно политическими». Ниже следует краткий обзор тех категорий действий, которые с трудом поддаются классификации. Повстанцы. Суда, контролируемые повстанцами, не могут — если состояние войны не признано третьими государствами — осуществлять права воюющей стороны в отношении судоходства других государств. Насильст- пенные действия подобного рода не разрешены правом, и против них можно защищаться всеми имеющимися средствами.
Однако весьма сомнительно — и это подтверждают условия Конвенции об открытом море, — можно ли считать такие действия пиратством К Впрочем, вполне возможно, что правомерно наказывать действия, составляющие mala prohibita — убийство, грабеж и т. п.,—которые совершаются повстанцами ultra vires (с превышением прав)1166. Совершенно неправильна точка зрения, согласно которой повстанцев, как таковых, следует рассматривать как пиратов 1167. Противоправные действия, совершенные по полномочию законного правительства. Незаконное нападение на ни в чем не виновные торговые суда либо их захват военными кораблями или правительственными судами влекут за собой деликтную ответственность государства флага нападающего корабля; однако последнее не становится при этом пиратским судном 1168. Капер, управомоченный воюющим государством на применение силы, не является пиратом 1169, даже если он совершает насильственные действия против нейтральных судов1170. В последнем случае воюющее государство несет ответственность в качестве принципала. Политически мотивированные операции, совершаемые организованными группами. Беспокоящие операции, совершаемые организованными группами, развертывающими свои силы в открытом море, могут преследовать политические цели и вместе с тем не быть связанными с восстанием против какого-либо конкретного правительства и исходить не от агентов законного правительства. Суда, которым угрожают такие операции, могут подлежать защите, но нападающих все же нельзя рассматривать как пиратов. Неограниченная подводная война. Термин «пиратство» иногда используется для характеристики осуществляемых по приказу законного правительства действий судов, «составляющих тяжкое нарушение международного права и обнаруживающих преступное пренебрежение к человеческой жизни»1171. Так, по Нионскому соглашению от 14 сентября 1937 г.1172 восемь государств договорились о принятии коллективных мер «против пиратских действий подводных лодок» в связи с нападениями на торговые суда в Средиземном море во время гражданской войны в Испании.
Эти действия были определены как «действия, противоречащие самым элементарным требованиям гуманности, которые с полным основанием должны рассматриваться как акты пиратства». В данном случае осуждение действий основывалось на конвенции, и использование термина «пиратство» ничего не добавляет к правовому результату. 3) Право приближения к судну в мирное время1173. Для того чтобы успешно действовала ранее рассмотренная система поддержания порядка в открытом море, необходимо предусмотреть право военных кораблей приближаться к судам для проверки их характера и национальности. Такое право приближения (right of approach, droit d’approche, enqueteou verification du pavillion, reconnaissance) признается обычным правом. Право приближения существует при всех обстоятельствах, но оно не связано с фактической проверкой документов или же захватом судна 1174. 4) Осмотр, обыск и захват судна в мирное время *. Не существует никакого общего права осуществления полицейских функций в отношении иностранных торговых судов, и случаи допустимости остановки и захвата судов военными кораблями в мирное время ограничены. В докладе одного из высших судебных чиновников Англии от 25 октября 1854 г. говорилось следующее1175: «Далее я должен заметить, что любые помехи, чинимые британским судам в открытом море мексиканскими властями под тем или иным предлогом за пределами трех миль от берега, являются prima facie неправомерными. Ни одно государство, не являющееся воюющей стороной, не может претендовать на какое-либо общее право обыска иностранных судов в открытом море». Авторы в целом согласны, что право прибегать к силе или угрозе силой для осмотра, обыска и — при наличии оснований — захвата судна1176 существует лишь в случае, когда речь идет о заведомо пиратском судне или о судне, поведение которого дает разумные основания для подозрений, что оно пиратское1177. Это положение вытекает из принципа свободы морей и правила, что вообще осмотр торгового судна возможен лишь военным кораблем, несущим тот же флаг и поэтому обладающим правом юрисдикции К Англо-американская судебная практика отказывалась признавать право осмотра судов, подозреваемых в участии в работорговле1178, и, если не говорить о случаях пиратства, такое право могло осуществляться лишь на основе договора или когда судно отказывалось показать свой флаг.
Стабильности описанного выше правового режима угрожали три обстоятельства. О первом из них — а именно о попытках расширения понятия пиратства — уже говорилось ранее1179. Другим источником нестабильности являются притязания на право самозащиты в открытом море. Некоторые авторы, выступающие за ограничительный режим в отношении осмотра судов, несколько непоследовательно говорят затем о праве самозащиты без упоминания о каких-либо ограничениях последнего. Третий источник кроется в определении права приближения или проверки флага. Ряд английских авторов тесно связывает это право с правом осмотра и весьма расширительно толкует условия, при которых возникает право на осмотр, считая, что для этого требуется лишь наличие «подозрения» в пиратском характере судна 1180. Однако в прошлом столетии правительства поняли, что возможны злоупотребления правом осмотра и что для указанных подозрений должны быть разумные основания, например отказ судна поднять флаг1181. Постановления Конвенции об открытом море в целом закрепляют ограничительный режим в этих вопросах и предусматривают в качестве основания для осмотра судна также и работорговлю: «Статья 22.1. За исключением случаев, когда акты вмешательства основаны на правах, устанавливаемых международными договорами, военный корабль, встретивший иностранное торговое судно в открытом море, не вправе подвергать его осмотру, если иет достаточных оснований подозревать: a) что это судно занимается пиратством, или b) что это судно занимается работорговлей, или c) что, хотя на нем поднят иностранный флаг или оно отказывается поднять флаг, это судно в действительности имеет ту же национальность, что и данный военный корабль. 2. В случаях, предусматриваемых в пунктах «а», «Ь» и «с», военный корабль может произвести проверку права судна на его флаг. С этой целью он может послать шлюпку под командой офицера к подозреваемому судну. Если после проверки документов подозрения остаются, он может произвести дальнейшее обследование на борту этого судна со всей возможной осмотрительностью. 3. Если подозрения оказываются ошибочными, причем осмотренное судно не совершило никаких действий, которые давали бы для этих подозрений основание, ему должны быть возмещены причиненные вред и убытки». К этому можно добавить несколько замечаний. Право на осмотр иностранного торгового судна обусловлено наличием «достаточных оснований» подозревать, что оно занимается пиратством и т. д. Наличие таких подозрений трудно обосновать в тех районах открытого моря, где пиратство и работорговля неизвестны. Кроме того, акт осмотра, даже при наличии к тому «достаточных оснований», представляет собой привилегию, и, если осмотренное судно не совершило никаких действий, которые оправдывали бы подозрения, наступает строгая ответственность и государство флага военного корабля должно возместить «вред и убытки» К Комиссия международного права в своих комментариях указала1182, что эта строгая санкция «представляется оправданной для предотвращения злоупотреблений правом осмотра». 5) Право самозащиты. В отдельных случаях притязания на осмотр и захват судов в открытом море могут принимать форму установления «зоны безопасности», «оборонной зоны» или «зоны нейтралитета»; вопрос о правомерности таких зон кратко рассматривался в гласе IX. Однако совершенно независимо от притязаний на прилежащие и иные зоны некоторые государства, и ь частности Англия, иногда претендовали на право применения силы для задержания судов по соображениям безопасности или самозащиты. Многие английские авторы выступают в защиту такого права1183. Тем не менее можно утверждать, что для такого права не существует юридической основы, если судно, которое собираются задержать, не нападает на другие суда. В данном контексте важно, что Комиссия международного права и большинство государств не согласны с правомерностью установления зон безопасности и, следовательно, нряд ли будут благожелательно относиться к случаям применения права на (предупредительную) самозащиту. В своих комментариях к проекту статьи, которая позднее стала ст. 22 Конвенции об открытом море, комиссия указала следующее1184: «Возник вопрос, следует ли признать право осмотра также в том случае, когда судно подозревается в совершении действий, враждебных по отношению к государству, которому принадлежит военный корабль, в момент непосредственной угрозы безопасности этого государства. Комиссия не сочла целесообразным включать такое постановление, главным образом по причине неясности терминов «непосредственная угроза» и «враждебные действия», что открывает возможность для злоупотреблений». 6) Блокада и контрабанда. В военное время осуществление прав воюющей стороны оправдано и может принять форму блокады портов и побережья противника. Осуществление блокады может иметь место в открытом море, примыкающем к побережью, причем допускается конфискация пытающихся нарушить блокаду нейтральных торговых судов. Право осмотра, обыска и захвата может осуществляться в отношении нейтральных судов, провозящих контрабанду или оказывающих противные нейтралитету услуги1185. 7) Право преследования (hot pursuit; droit de pour- suite)1186. Право, относящееся к данному вопросу — в его понимании, свойственном XIX столетию, — и его логическое обоснование излагаются у Холла следующим образом 1187. «...Когда судно или кто-либо на его борту, находясь на иностранной территории, нарушает закон, оно может быть преследуемо в открытом море и там подвергнуто аресту. Следует добавить, что это может быть сделано лишь при условии, что преследование было начато еще тогда, когда судно находилось в территориальных водах или только что покинуло их. По-видимому, основанием для разрешения преследования служит то обстоятельство, что преследование в данных условиях представляет собой продолжение акта осуществления юрисдикции, который начался — или начался бы, если бы судно только что не ушло,— в пределах территории государства, и что его разрешение продиктовано необходимостью дать возможность эффективно осуществить территориальную юрисдикцию». Таким образом, право преследования 1188 — это акт необходимости, институционализированный и очерченный в его границах практикой государств. В той форме, в которой оно существует в настоящее время, это право стало известно в англо-американской практике еще в первой половине XIX столетия. Однако только Гаагская конференция по кодификации 1930 г. констатировало, что имеются достаточные доказательства его всеобщего признания государствами. Ст. 11 регламента, принятого вторым комитетом конференции, явилась основой проекта статьи, который был принят Комиссией международного права 1189 и с некоторыми поправками стал ст. 23 Конвенции об открытом море. Пункт 1 ст. 23 предусматривает: «Преследование иностранного судна может быть предпринято, если компетентные власти прибрежного государства имеют достаточные основания считать, что это судно нарушило законы и правила этого государства. Преследование должно начаться тогда, когда иностранное судно или одна из его шлюпок 1190 находятся во внутренних водах, в территориальном море или в прилежащей зоне преследующего государства, и может продолжаться за пределами территориального моря или прилежащей зоны только при условии, если оно не прерывается. Не требуется, чтобы в то время, когда иностранное судно, плавающее в территориальном море или прилежащей зоне, получает приказ остановиться, судно, отдающее этот приказ, также находилось в пределах территориального моря или прилежащей зоны 1191. Если иностранное судно находится в прилежащей зоне, определенной в статье 24 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, преследование может начаться только в связи с нарушением прав, для защиты которых установлена эта зона». Англия выступала против признания права преследования, начинающегося в пределах прилежащей зоны \ но некоторые континентальные1192 и американские1193 юристы высказали иную точку зрения. Проект, выработанный Комиссией международного права1194, предусматривал, что, хотя преследование может начаться в прилежащей зоне, действия, совершенные в прилежащей зоне, не могут служить основанием для права преследования. Однако на конференции по морскому праву было принято предложение включить в четырех местах проекта статьи слова «или прилежащей зоне». Джеральд Фицморис1195 считает, что данный пункт предусматривает преследование, начатое из прилежащей зоны лишь «в связи с нарушением», как это говорится в заключительной фразе, и что, таким образом, право преследования применяется лишь в отношении уходящих судов в связи с нарушениями, которые они уже совершили во внутренних водах или территориальном море прибрежного государства. Такое толкование противоречит тексту данной статьи в целом и содержанию подготовительных материалов1196. Преследование и арест могут иметь место в связи с действиями, совершенными в пределах прилежащей зоны. Пункт 2 ст. 23 не вызывает сомнений: «Право преследования прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своей страны или в территориальное море какого-либо третьего государства» в. Пункт 3 говорит об условиях, при которых преследование может начаться 1197. «Преследование считается начатым только при условии, если преследующее судно удостоверилось при помощи находящихся в его распоряжении практически применимых средств, что преследуемое судно, или одна из его шлюпок, или другие шлюпки, которые действуют совместно и используют преследуемое судно в качестве судна- базы, находятся в пределах территориального моря или в соответствующих случаях в прилежащей зоне. Преследование может быть начато только после подачи сигнала остановиться, зрительного или звукового, с дистанции, позволяющей соответствующему судну его увидеть или услышать». Пункт 4 устанавливает, что преследование может осуществляться только военными кораблями, военными летательными аппаратами1198 «или же другими судами или летательными аппаратами, находящимися на правительственной службе и специально на то уполномоченными» 1199. Пункт 7 предусматривает возмещение «вреда и убытков», проистекающих из неоправданного осуществления права преследования. По-видимому, критерием здесь является наличие разумных оснований для подозрения, поскольку пункт 1 говорит о «достаточных основаниях» считать, что имело место нарушение законов и правил прибрежного государства, а текст пункта 7 значительно отличается по форме от пункта 3 ст. 221200. 8) Суда, следующие без флага. Суда, следующие без флага и отказывающиеся показать флаг по требованию, предъявленному в надлежащей форме, могут подвергнуться осмотру со стороны судов любого государства. 9) Прилежащие зоны и притязания на другие специальные зоны. Право на прилежащую зону для определенных целей представляет собой значительное ограничение свободы моря вблизи береговой линии. Этот вопрос, а также вопросы, связанные со специальными зонами в открытом море и с континентальным шельфом, рассматриваются в главах IX и X. Ь) Ограничения, установленные в договорном поряд ке1201. Договоры, предоставляющие права осмотра и захвата сверх того, что разрешено государствам в силу обычного права, касаются целого ряда вопросов. После 1815 г. Великобритания явилась участницей большого числа двусторонних договоров, касающихся борьбы с работорговлей, а 20 декабря 1841 г. был заключен Лондонский договор, участниками которого стали пять государств1202. Согласно этому договору, военные корабли, снабженные специальными полномочиями, могли обыскивать, задерживать и отправлять для судебного разбирательства подозреваемые торговые суда, несущие флаг одного из договаривающихся государств. Генеральный акт о борьбе с рабством, подписанный в Брюсселе 2 июля 1890 г., предусматривал ограниченное право обыска подозрительных судов в конкретно определенной зоне1203. Он был в значительной своей части отменен в отношениях между сторонами Сен-Жерменского договора. Конвенции о работорговле 1926 и 1956 гг. не предусматривали право осмотра, обыска и захвата судов. Однако такое право предусмотрено ст. 23 Конвенции об открытом море. О взаимном праве осмотра и обыска говорится в Конвенции о надзоре за рыболовством в Северном море 1882 г.1204 и в Конвенции о запрещении продажи спиртных напитков лицам, занимающимся рыболовством в Северном море 1887 г.1205 Аналогичные права предусматриваются двусторонними договорами по таким вопросам, как охрана рыбных ресурсов1206, борьба с контрабан дой 1207 и пресечение торговли некоторыми видами оружия 1208. Важная многосторонняя Конвенция по охране подводных телеграфных кабелей 1884 г. в ст. 10 предоставляет военным кораблям государств-участников право проверки документов, удостоверяющих национальность торговых судов, подозреваемых в нарушении постановлений конвенции1209. Соответствующие положения Конвенции об открытом море (ст. 26—29) не предусматривают такого права, но эта конвенция1210 не имела в виду автоматически заменить собой конвенцию 1884 г. Государства также обнаружили готовность в договорном порядке предусматривать взаимное осуществление права преследования.
<< | >>
Источник: Я.БРОУНЛИ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КНИГА ПЕРВАЯ. 1977

Еще по теме ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ОТКРЫТОГО МОРЯ:

  1. 21.1. Понятие и основные принципы современного международного права
  2. § 3. Основные принципы международного воздушного права
  3. 3.1. Режим полетов в международном воздушном пространстве над открытым морем
  4. 11.5. Открытое море
  5. § 1. Понятие международного морского права и его принципы
  6. § 2. Принципы и источники международного экологического права
  7. Право транзитного прохода через проливы
  8. Комментарии Погодин Михаил Петрович 1 ВЗГЛЯД НА РУССКУЮ ИСТОРИЮ Лекция при открытии курса в сентябре 1832 г.
  9. 24.12. Международно-правовой режим морских природных ресурсов
  10. 25.6. Полеты над открытым морем, международными проливами и архипелажными водами
  11. Речь о свободе печати, обращенная к английскому парламенту (1644)1
  12. ОСОБЫЕ СЛУЧАИ
  13. ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ОТКРЫТОГО МОРЯ
  14. ДОСТУП К РЕСУРСАМ МИРНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ
  15. § 1. Внутренние морские воды
  16. § 4. Архипелажные воды
  17. § 5. Открытое море
  18. Открытое море
  19. Международно-правовое регламентирование предотвращения загрязнения моря с судов
  20. Международный трудовой кодекс моряков
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -