<<
>>

ЭФФЕКТИВНАЯ ОККУПАЦИЯ

В международном праве понятие эффективной оккупации представляет тот тип правоотношения, который в частном праве был бы назван владением. При отсутствии формальной основы для титула в виде договора или судебного решения и при системе, когда отсутству- ет регистрация титула, владение играет важную роль.
Естественно, что, как и в частном праве, это понятие является сложным676, и в процессе применения принципов к конкретным фактам возникает много трудностей. Следует иметь в виду, что «юридическое владение» предполагает наличие интереса, защищаемого правом. Соображения правовой политики могут заставить суд в определенных условиях рассматривать в качестве достаточной даже слабую связь между претендентом и территорией. Кроме того, важна деятельность государства, в особенности акты по управлению территорией. Термин «оккупация» происходит в данном случае от occupatio римского права и не обязательно означает оккупацию в смысле фактического обоснования на территории и физического владения ею. Эффективная оккупация обычно ассоциируется с распространением суверенитета на terra nullius, т. е. на но вые земли, например остров вулканического происхождения, территорию, оставленную прежним сувереном, или же территорию, не находящуюся во владении политической единицы, удовлетворяющей критериям государства Считают, что связь с terra nullius представляет собой важный момент, позволяющий проводить различие между эффективной оккупацией и приобретательной давностью677. В последнем случае территория, ранее находившаяся под неоспоримым суверенитетом какого-либо одного государства, подчиняется актам суверенитета со стороны конкурента. При наличии условий для приобретательной давности ясно, что в процессе утверждения суверенитета важным элементом является та или иная форма эффективной оккупации. Практически не всегда бывает просто разграничить эффективную оккупацию и давность, и по делам об острове Пальмас и о Восточной Гренландии арбитражное решение в первом случае и судебное решение во втором не прибегают к этим категориям.
Бекет678 считает, что первое из этих дел относится к случаю приобретательной давности, а второе — эффективной оккупации679. Представляется, однако, что как в деле об острове Пальмас, так и в деле о Менкье и Экрехосе в 1953 г. вопрос заключался лишь в том, какой из двух конкурирующих суверенных властей принадлежало преобладающее право. В классическом случае приобретательная давность связана с узурпацией, спокойным владением и затем спором. А ведь два упомянутых выше дела, как это будет видно в дальнейшем, связаны практически с одновременными конкурирующими актами государственного суверенитета. По делу о Менкье и Экрехосе суд сформулировал вопрос как вопрос владения 680, что в конкретных условиях этого дела было равнозначно суверенитету3. Задача суда частично состояла в том, чтобы «оценить относительную обоснованность сталкивающихся притязаний на суверенитет над Экрехосом» 681. Таким образом, значительная часть материала, подлежащего рассмотрению в рамках вопроса об эффективной оккупации, выходит далеко за пределы приобретения terra nullius. Элементами проблемы являются: доказательство владения, доказательство проявлений суверенитета, юридически более весомых, чем проявления суверенитета со стороны другого претендента или других претендентов, или, короче говоря, доказательство преобладающего титула. Требуемая интенсивность государственной активности в случае terra nullius будет, совершенно очевидно, меньше, чем в том случае, когда к территории проявляет интерес конкурирующий претендент. Доказательство animus occupandi (намерения владеть). В деле о Восточной Гренландии Постоянная палата международного правосудия указала682: «... притязание на суверенитет, которое основывается не на каком-либо конкретном акте или титуле, таком, как договор об уступке территории, а лишь на постоянном проявлении власти, предполагает наличие двух элементов, существование каждого из которых должно быть доказано: намерения и воли действовать в качестве суверена и какого-либо фактического осуществления или проявления такой власти».
В литературе обычно подчеркивается необходимость наличия намерения действовать в качестве суверена; такое намерение обозначается также латинскими терминами animus occupandi683 или animus possidendi684. Однако хорошо известно, что понятие animus possidendi можег порождать больше проблем, чем разрешать, и, как пола гает Росс, субъективная категория «намерения действовать в качестве суверена» является не чем иным, как «пустой иллюзией» 685. По сути дела этот субъективный критерий обусловлен предположением о том, что лица, принимающие решения о проведении тех или иных государственных акций, имеют такое намерение, которое включает в себя правовые оценки и «суждение». Подобный подход связан со слишком большими ожиданиями и представляется нереалистичным, поскольку ищет конкретное и ясное намерение в массовой деятельности большого числа индивидуумов. Кроме того, рассматриваемый критерий вообще повисает в воздухе во многих случаях, когда налицо имеются конкурирующие акты суверенитета. Примечательно, что арбитражное решение по делу об острове Пальмас и судебное решение по делу о Менкье и Экрехосе концентрируют внимание на объективных фактах государственной деятельности, на проявлениях суверенитета. Однако в трех случаях критерий animus occupandi или аналогичные этому критерию правила выполняют необходимую функцию. Во-первых, соответствующая деятельность должна осуществляться, a titre de souve- rain (по праву суверена) в том смысле, что агентом действия должно быть государство, а не какое-либо неуполномоченное физическое или юридическое лицо. Во-вторых, рассматриваемый критерий играет и негативную роль: если соответствующая деятельность осуществляется с согласия другого государства или если это другое государство как-либо иначе признается в качестве законного суверена686, то никакие масштабы государственной деятельности не могут повлечь за собой утверждение суверенитета687. В-третьих, решающий характер осуществляемой деятельности, взятой в целом, должен определяться лишь на основе допущения существования суверенитета688.
Так, в деле о Менкье и Экрехосе тот факт, что обе стороны осуществляли официальную географическую съемку данного района, не мог рассматриваться как непременно относящийся к утверждению суверенитета. Однако некоторые формы деятельности, хотя они и не связаны исключительно и обязательно с территориальным верховенством, обладают определенной доказательной ценностью; в качестве примера можно привести осуществление уголовной юрисдикции в отношении определенной территории. Все же, как правило, ссылка на общее намерение, на animus occupandi, приводит к неясности и путанице. Эффективное и непрерывное проявление государственной власти. Конкретные акты присвоения или проявление государственной деятельности, соответствующей суверенитету, являются непременными элементами титула. В более старых работах по международному праву, при изложении господствовавших в XIX веке взглядов в отношении оккупации, указывается, что последняя выражается в создании поселений и в непосредственном физическом завладении689. Между тем международное право по этому вопросу претерпело решительные изменения в результате трех решений. В арбитражном деле об острове Пальмас (1928 г.) 690 Нидерланды и США договорились передать на рассмотрение Постоянной палаты третейского суда спор относительно суверенитета над островом Пальмас (или Миан- гас), расположенным примерно на равном расстоянии от Филиппинских островов (которые в то время находились под суверенитетом США) и тогдашней Нидерландской Восточной Индией. США основывали свой титул на Парижском договоре, в соответствии с которым все пра ва, принадлежавшие в этом районе Испании, передавались в порядке цессии Соединенным Штатам Америки. Все зависело от характера прав, принадлежавших Испании на момент вступления в силу договора цессии в 1898 г. Арбитр Губер указал, что «непрерывное и мирное проявление территориального верховенства (мирное по отношению к другим государствам) равнозначно правовому титулу». Арбитр сказал далее: «Конечно, территориальное верховенство проявляется в различных формах, в зависимости от условий времени и места.
Будучи в принципе непрерывным суверенитет фактически не может осуществляться в каждый данный момент в каждом пункте территории. Перемежаемость и прерывность, совместимые с сохранением права, обязательно различаются в зависимости от того, идет ли речь о населенных или ненаселенных районах, о районах, окруженных территориями, на которых бесспорно проявляется суверенитет, или же о районах, доступных, например, со стороны открытого моря 691. Губер затем сослался на ту точку зрения, что «фактическое непрерывное и мирное осуществление государственных функций является в случае возникновения спора хорошим и естественным критерием территориального верховенства...»692. Рассмотрев аргументацию США, основанную на открытии693, договорном признании694 и сопредельности695, и решив, что не было достаточных доказательств активности Испании в отношении островэ Пальмас, арбитр затем остановился на аргументации Нидерландов, основанной на мирном и непрерывном осуществлении государственной власти на острове. По заключению арбитра, начиная с 1677 г. население острова было связано с Восточно-Индийской компанией и, следовательно, с Нидерландами в силу договоров о сюзеренитете696 и, если принять во внимание изолированное положение острова, а также то, что в данном случае речь шла об отношениях между колониальной державой и вассальным государством 697 (в свою очередь контролировавшим данный остров), то налицо были доказательства того, что в период с 1700 по 1906 г.698 имели место не вызывавшие возражений акты мирного осуществления нидерландского суверенитета, которые... могут рассматриваться как достаточное подтверждение существования суверенитета Нидерландов». В 1931 г. было вынесено арбитражное решение по делу об острове Клиппертон699. Оно разрешило возникший в 1898 г. спор между Францией и Мексикой по вопросу о суверенитете над этим незаселенным островом700 в Тихом океане. Мотивировка решения была очень тесно связана с конкретными фактическими обстоятельствами дела, и поэтому необходимо проявлять осторожность, делая в связи с ним какие-либо принципиальные выводы701.
Однако арбитр недвусмысленно указал, что «необходимым условием оккупации является фактическое, а не номинальное завладение» и что завладение заключается в осуществлении государственной власти, достаточном при тех обстоятельствах, которыми определяется положение данной территории. По делу о Восточной Гренландии702 Постоянная палата международного правосудия рассмотрела статус спорной территории на критическую дату—10 июля 1931 г., когда Норвегия провозгласила ее оккупацию. Норвегия утверждала, что в тот момент эта территория была terra nullius. Аргументация Дании частично703 заключалась в том, что уже в течение длительного времени она обладала юридически действительным титулом ввиду фактического осуществления ею государственной власти над всей Гренландией704. Вынося решение в пользу Да нии, Постоянная палата международного правосудия приняла во внимание целый ряд действий, совершавшихся Данией в период между 1721 и 1931 гг., в том числе принудительное осуществление законов о государственной торговой монополии, предоставление торгозых, горнорудных и иных концессий, осуществление правительственных и административных функций и заключение большого числа договоров, из условий которых ясно вытекали права Дании в отношении Гренландии. Норвежская оккупация была незаконной и юридически недействительной, поскольку Дания, по меньшей мере в течение 10 лет до этого, «проявляла и осуществляла свои суверенные права в достаточной степени, чтобы утвердить юридически действительный титул в отношении суверенитета». Придание особого значения факту осуществления государственной деятельности и толкование фактических обстоятельств в свете такой правовой политики, которая отдает предпочтение стабильности и учитывает особые черты ненаселенных и отдаленных территорий, свидетельствуют об изменении права. Современное международное право уделяет основное внимание титулу, доказательству суверенитета; соответственным образом уточняется и понятие оккупации705. Вынося решение з пользу Англии по делу об островах Менкье и Экрехосе706, Международный суд применил на практике нормы современного международного права. Так, в отношении группы островов Экрехос суд рассматривал действия, связанные с осуществлением юрисдикции и местного управления, такие, как дознание в Джерси по поводу трупов, обнаруженных на Экрехосе707, а также законода- тельный акт — приказ британского казначейства от 1875 г., в котором Джерси объявлялся портом Нормандских островов. По делу о пограничных землях 708 и по делу о храме При-Вихир709 Международный суд не проявил готовности основываться на актах местного управления. Дело о Канском Ране, 1968 г. В решении арбитража по этому делу отмечалось, что в условиях сельскохозяйственной и традиционной экономики разграничение между государственными и частными интересами не может быть проведено с той определенностью, как это может быть сделано применительно к современной промышленной экономике710. В условиях сельскохозяйственной страны пастбищное животноводство и иные виды сельскохозяйственной деятельности, осуществляемые частными землевладельцами, могут являться доказательством титула. Суверенитет и обязанность защиты. В своем решении по делу об острове Пальмас арбитр Губер указал711, что территориальное верховенство сопряжено с правом на исключение деятельности других государств и что в связи с этим существует обязанность «защищать в пределах данной территории права других государств, в частности их право на целостность и неприкосновенность во время мира и во время войны, а также права, которые каждое государство может требовать для своих граждан на иностранной территории». Таким образом, поддержание разумного стандарта администрации служит веским доказательством суверенитета. Однако сомнительно, является ли выполнение этой обязанности абсолютным условием наличия суверенитета, как это утверждают некоторые авторы712. Общепризнано, что в случае незаселенных и отдаленных территорий достаточна небольшая степень активности, но, если не говорить об особых условиях таких территорий, подобные утверждения наносят ущерб правам развивающихся стран713. Необеспечение минимального стандарта защиты для иностранцев дает право требовать компенсации ущерба, если таковой возникает714. Акты присвоения со стороны частных лиц. Действия, совершаемые частными лицами в целях присвоения территории для того государства, гражданами которого они являются, могут быть утверждены этим государством и будут в таком случае представлять собой доказательство эффективной оккупации в обычном порядке715. Прежний принцип, основанный на положениях представительства в частном праве, состоял в том, что государство могло утверждать лишь действия своих должностных лиц. Приобретение территории привилегированными компаниями716. Деятельность привилегированных компаний и корпораций, таких, как голландская Восточно-индийская компания, которым государство может делегировать значительные полномочия в отношении приобретения территорий и управления ими, рассматривается с точки зрения приобретения суверенных прав как деятельность самого государства. Уведомление о претензиях. Уведомление других правительств о территориальной претензии или о намерении расширить пределы суверенитета служит доказательством оккупации, но не является условием приобретения территории *. В отношениях между договаривающимися сторонами соглашением может предусматриваться обязанность уведомления о претензиях717.
<< | >>
Источник: Я.БРОУНЛИ. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КНИГА ПЕРВАЯ. 1977

Еще по теме ЭФФЕКТИВНАЯ ОККУПАЦИЯ:

  1. § 2. Эффективность сталинизма
  2. 12.4. Запрещенные средства и методы ведения войны. Режим военного плена. Режим военной оккупации
  3. § 7. Международная территория общего пользования
  4. XVIII ПРАВО ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ
  5. Глава 6. Сетевая война против России
  6. 1 I. ПРОГРАММЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ. ИХ ЭВОЛЮЦИЯ
  7. ГЛАВА 22 ОККУПАЦИЯ ЯПОНЦАМИ МАНЬЧЖУРИИ
  8. 2.4. Международное право в период с 1648 до 1815 г.
  9. 3. Развязывание империализмом прямых актов вооруженной агрессии. Интервенция в Корее, Китае и других районах Азии
  10. СССР - КНР: от договора о дружбе 49 года до конфронтации 60-х годов. Сазонов Александр.
  11. 22.5. Смысл и эффективность публичной политики
  12. 3. НЕЗАКОННАЯ ОККУПАЦИЯ И НОРМЫ ОБЩЕГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -