<<
>>

5.4.2. Принудительное изъятие иностранной собственности: проблемы понятийного аппарата

Необходимо внести ясность в понятийный аппарат, который используется, когда речь идет о мерах принудительного изъятия иностранной собственности. В литературе употребляются на этот счет разные дефиниции.

Чаще в западных источниках применяется слово "экспроприация", переводимое с английского как отчуждение, конфискация имущества. Например, в Сеульской конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МИГА) от 11 октября 1985 г.*(339) говорится об экспроприации или аналогичных мерах, что включает "любое законодательное действие или административное действие или бездействие, исходящее от принимающего правительства, в результате которого владелец гарантии лишается права собственности над своим капиталовложением, контроля над ним или существенного дохода от такого капиталовложения, за исключением общеприменимых мер правительствами с целью регулирования экономической деятельности на своей территории". Такое же определение применяется в Руководстве по регулированию прямых иностранных инвестиций, разработанном под эгидой МБРР*(340). В специальном материале, подготовленном Конференцией ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), обозначены следующие виды изъятия: прямая национализация, прямая национализация отрасли промышленности, изъятие в специальных целях, ползучая национализация.

С правовой точки зрения прямая национализация означает полное принудительное изъятие собственности иностранного инвестора в ходе осуществления инвестиционной деятельности на территории чужого государства, как правило, по политическим соображениям. Эти меры могут сопровождаться установлением окончательного государственного контроля над экономикой страны и включают иногда захват всех средств производства, находящихся в частной собственности. В случае прямой национализации отрасли промышленности государство стремится реорганизовать определенную отрасль путем изъятия частных предприятий в отрасли и установления государственной монополии (например, национализация медной промышленности в Чили и нефтяной - в Иране).

Поскольку иностранная инвестиционная деятельность напрямую зависит от конкретной земельной территории, изъятие государством земель в значительных масштабах также наносит непоправимый ущерб иностранному инвестору. Изъятие в специальных целях, в соответствии с определением ЮНКТАД, предусматривает, что зарубежная фирма, господствующая на рынке, или в отдельной отрасли производства, или на отдельном участке земли, необходимом, например, для строительства дорог и коммуникаций, является целью национализации.

По мнению американских юристов П. Комекса и С. Кинселлы, авторов книги "Международное право на защите иностранных инвестиций: правовые аспекты политических рисков", изданной в Нью-Йорке в 1997 г., понятие экспроприации включает также конфискацию и национализацию. Экспроприация, по их мнению, - это изъятие принимающим инвестиций государством собственности инвестора под предлогом "общественных интересов". Национализация может отличаться от экспроприации тем, что в первом случае речь идет, как правило, о принудительном изъятии иностранных капиталов из специфических отраслей производства, таких, как нефтедобыча, страховая и банковская система, рудная промышленность, в целях проведения социально-экономических реформ.

В качестве примера массовых национализаций, причем без компенсации, Комекс и Кинселла приводят принудительное изъятие транснациональных компаний и банков в Перу в 1968 г.

Нет единого мнения в применении рассматриваемых терминов и у авторов фундаментального труда "Договор к Энергетической Хартии: путь к инвестициям и торговле для Востока и Запада". Как известно, ДЭХ является моделью взаимодействия институциональных структур, необходимой для стимулирования инвестиций и торговли в энергетических и связанных с ними отраслях во всем мире, которая содержит механизм покрытия рисков реализации инвестиционных проектов.

Известный специалист Томас В. Вальде, рассматривая основные инвестиционные обязательства государства, говорит об экспроприации, а его коллега Джезвальд У. Салакьюзе*(341) - о национализации, экспроприации и других формах нарушения прав собственности государственными властями принимающей страны*(342).

В отечественных правовых источниках и литературе вообще не употребляется термин "экспроприация". Его заменило пущенное в обиход с легкой, вернее, твердой руки большевиков слово "национализация", которое приобрело в России устойчивое значение, хотя это понятие не было использовано ни в Основах гражданского законодательства (1961 и 1991 гг.), ни в Гражданском кодексе 1964 г. Вероятно, поэтому термин "национализация" вообще отсутствует в последнем советском юридическом словаре - в гражданское законодательство он был введен только недавно. Статья 235 действующего Гражданского кодекса РФ определяет национализацию как "обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц", и устанавливает необходимость возмещения стоимости этого имущества и других убытков в порядке, предусмотренном ст. 306 ГК РФ.

Таким образом, для правовой характеристики принудительных мер изъятия иностранной собственности отсутствует единая общепринятая терминология в сфере международного права. Чтобы избежать двусмысленной трактовки понятий "национализация", "экспроприация", "реквизиция", "конфискация", необходимо четко и ясно определить правовое содержание данных определений. Дело в том, что юридическая природа этих понятий различна, поскольку речь идет о неодинаковых формах и способах ограничения и аннулирования прав собственности. Но все эти термины объединяет одно юридическое содержание: лицо, осуществляющее инвестиционную деятельность в условиях чужого государства, не добровольно, а вынужденно лишается своих капиталов и дивидендов. Особенностью последних десятилетий является то, что более активно применяются не прямые, а косвенные, так называемые ползучие формы принудительного изъятия иностранной собственности.

Термин "национализация" с позиции отечественного законодательства в общем виде представляет собой государственно-властный акт, направленный на принудительное прекращение права частной собственности на определенные имущественные комплексы и (или) права частного участия в долях и капиталах организации и возникновение права собственности на это имущество (право участия в долях и капиталах) у государства, как правило, в экстремальных условиях (революции, войны, кризис и т.д.)*(343).

Национализация любого имущества допустима только путем издания индивидуально определенного акта о принудительном изъятии конкретного имущества органом государственной исполнительной власти (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). Принято считать, что национализация как принудительный акт не подлежит оспариванию в судебном порядке. Принципиальным является то, что любая национализация, согласно той же конституционной норме, должна сопровождаться выплатой равнопроцентного и справедливого возмещения, причем на предварительной основе.

Что касается реквизиции, то это принудительная мера по изъятию имущества у собственника в государственных или общественных целях с выплатой собственнику стоимости имущества. Реквизиция по закону должна носить временный характер. Она проводится при стихийных бедствиях, авариях, эпидемиях, других чрезвычайных обстоятельствах и осуществляется по решению государственных органов. Как национализация, так и реквизиция должны сопровождаться выплатой компенсации иностранному инвестору.

С точки зрения российского права, конфискации свойственна особая юридическая сущность. Она рассматривается как санкция за совершение преступления или иного правонарушения. В предусмотренных законом случаях общегражданский, арбитражный суд или другой государственный орган выносит решение о безвозмездном изъятии имущества. Конфискация может применяться как мера административной либо гражданско-правовой ответственности. В уголовном законодательстве она иногда применяется как дополнительная мера наказания за особо тяжкие преступления.

Определенные трудности представляют отличия национализации от реквизиции и конфискации. Современное представление о национализации основано на сугубо национальных особенностях и не учитывает международного опыта. Бытует мнение, что реквизиция и конфискация представляют собой две разновидности национализации: реквизиция - это возмездная национализация, а конфискация - безвозмездная. В действительности национализация четко отличается от конфискации, по крайней мере, по признакам возмездности. Ибо конфискация действительно представляет собой безвозмездное изъятие имущества из частной собственности в собственность государства.

Выявить различия национализации и реквизиции также несложно. Реквизиция, согласно п. 1 ст. 242 ГК РФ, представляет собой возмездное изъятие имущества у собственника "в случае эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер: в интересах общества по решению государственных органов: в порядке и на условиях, установленных законом". Право собственности на реквизированное имущество переходит государству, но это право обременено правом требования со стороны бывшего собственника о возврате этого имущества по окончании действия оснований реквизиции. Данное право требования существует под отменительным условием и применяется только в случае, если ко времени окончания действия указанных обстоятельств реквизируемое имущество остается в государственной собственности.

Ничего подобного в случае национализации быть не может, если иное не будет предусмотрено специальным законом. Согласно общему правилу, национализация не влечет обременения права государственной собственности на национализированное имущество какими-либо правами требования бывшего собственника, в то время как правовое регулирование реквизиции осуществляется специальным законом.

Категории "национализация", "экспроприация", "реквизиция", "конфискация", встречаемые в двусторонних международных договорах о поощрении и взаимной защите капиталовложений, носят в определенной степени собирательное значение, так как под этими мерами подразумеваются не только сам факт национализации, но также действия государства, которые могут рассматриваться как фактически осуществленная национализация или экспроприация, например замораживание счетов, запрет перевода инвестиций в иностранной валюте за рубеж и т.д.*(344)

Следует разобраться также с такими понятиями, как "законная экспроприация" и "незаконная экспроприация".

Проведение различия между "законной" и "незаконной" экспроприацией известно еще со времен дела о фабрике в городе Чорзов (Германия против Польши) 1928 г. Данное арбитражное дело, как оно истолковывается в общем случае, указывает, что restitutio in integrum, т.е. восстановление материальных активов или выполнение особых положений контракта, возможно, если экспроприация была незаконной, и ни в каком ином случае.

Разделение мер принудительного изъятия иностранной собственности на законные и незаконные происходило в ходе работы Трибунала по рассмотрению претензий Ирана и США, когда Ирану предъявлялись претензии либо в нарушении стабилизационных положений, либо в осуществлении дискриминационных мер по отношению к американским инвесторам.

Чем же отличается незаконная экспроприация от законной? Можно, например, представить ситуацию, что государство незаконно экспроприировало иностранные инвестиции, нарушив в ходе этого стабилизационное положение, или осуществило дискриминацию по политическим мотивам. Но если при этом инвестору была выплачена "справедливая рыночная стоимость" его капиталов, то трудно предположить, чтоб инвестор или его государство учинили иск против экспроприировавшего государства. Даже при другом варианте развития событий трудно представить, что международный арбитражный суд присудит выплату дополнительных, фактически карательных компенсаций инвестору как следствие признания незаконности изъятия. Другими словами, можно не сомневаться, что интересы инвестора могут быть полностью соблюдены при условии получения им компенсации в объеме справедливой рыночной цены своих капиталов.

Поэтому незаконная экспроприация должна рассматриваться главным образом как усугубляющее обстоятельство в тех случаях, когда государство-реципиент не выплатило инвестору "быстрой, достаточной и эффективной компенсации". Добавим, что эти усугубляющие обстоятельства могут оказать дополнительное влияние и на решение арбитражного Трибунала в отношении "справедливой рыночной стоимости"*(345).

Думается, между понятиями "национализация" и "экспроприация" было бы правильным поставить знак равенства, поскольку они подразумевают одну и ту же форму принудительного изъятия иностранной собственности.

Термин "конфискация" в международном инвестиционном праве следует применять для обозначения нелегальной национализации (экспроприации) или восстановления нарушенных имущественных прав в соответствии с нормами международного права.

<< | >>
Источник: Фархутдинов И.З.. Международное инвестиционное право -теория и практика - Волтерс Клувер. 2005

Еще по теме 5.4.2. Принудительное изъятие иностранной собственности: проблемы понятийного аппарата:

  1. ДЕФИНИЦИИ И ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ
  2. ГЛАВА 1 ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ЛОГИСТИКИ
  3. 1.1. "Стабильность" и ее место в понятийном аппарате теории международных отношений
  4. Понятийный аппарат отечественного законодательства в сфере конкуренции и монополии
  5. Глава 1 Понятийный аппарат сил и средств информационного противоборства
  6. Федералогия и практика федерализма:              анализ понятийно-катего риального аппарата. 
  7. 2. НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА В РОССИИ. ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА
  8. Проблема 16. Изъятие земли
  9. Статья 410. Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда
  10. Статья 411. Содержание ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -