<<
>>

Писатель в мире

Если деловые или, скажем, кулинарные темы обычно обсуждаются сухим, сдержанным языком, то, обсуждая творческие неудачи, публика не скупится на жестокие эпитеты. Взять, к примеру, новую книгу Роджера Эрберта «Ненавижу, ненавижу, ненавижу этот фильм», где он советует лучше «устраивать бесплатные концерты для бедноты, чем снимать такие фильмы».

Я знаю студентов, которые совсем бросили писать из-за единственного неодобрительного замечания в их адрес на семинаре молодых авторов. Творческая неудача, нереализованный замысел переживаются художником как личное фиаско.

Как писатели (часто полные интроверты) ориентируются в изобилии отзывов на их работы? Побывав на литературных чтениях, я заметила, что многие из них весьма уязвимы. Положение их тела часто выражает закрытость — скрещенные руки, впалая грудь, склоненная голова — защитная стойка, направленная на отстранение. Я бессознательно усвоила такую же стойку.

Будучи двадцатипяти лети ей писательницей, я совершенно неожиданно получила известие о том, что первый мой опубликованный рассказ выиграл премию имени ОТенри и мое имя появится рядом с именами таких писателей, как Джойс Кэрол Оут и Синтия Озик. Я должна была прийти в восторг, но почувствовала тошноту. Моя соседка по комнате взяла полученное письмо, в то время как я корчилась на полу, обхватив руками голени.

Успех также может переживаться тяжело. Мой первый рассказ многократно переиздавался и номинировался на Пушкартскую премию. Но, хотя я продолжала писать, следующие мои произведения были изданы только через десять лет. Я просто не отвечала иа предложения агентов и редакторов журналов. Неприязнь к публичности брала верх над желанием показать миру мое творчество.

Чтобы преодолеть этот барьер, мне было недостаточно понять свои переживания. Я смогла перешагнуть через него только благодаря соматическим практикам. Мне пришлось кардинально изменить свои психологические реакции на внимание и отзывы.

Благодаря упражнениям, которыми я занималась сначала понемногу, а потом более энергично, я поняла механизм того, что происходило, когда чувства переполняли меня. Когда мир обращал на меня взор, в моей груди загорался сильный жар. Чтобы ослабить это ощущение, я дышала поверхностно и сутулила плечи, одновременно втягивая грудь, а также часто складывала руки на груди. Словом, я защищала себя. Такое поведение могло казаться обоснованным, однако направлено оно было на то, чтобы отстраниться от всего внешнего. Но настоящий писатель стремится развить способность принять и пережить любое ощущение, чувство и мысль.

Подобно тому как тренируются спортсмены, я упражнялась в том, чтобы развить терпимость к своим внутренним переживаниям. Я вытаскивала свое самовосприятие из жестких доспехов на вершину небоскреба, мощь которого заключается в балках его внутреннего каркаса.

Брошенный в мой почтовый ящик конверт до сих пор заставляет сильнее биться сердце. В этом конверте либо похвалы, либо критика, либо безразличие. Я чувствую, как мое тело стремится согнуться, будто под тяжестью. Но теперь опыт тренировок дает о себе знать. Моя грудь наполняется дыханием. Я чувствую поток бурлящих эмоций, и я поворачиваюсь к ним лицом.

<< | >>
Источник: Ричард Строцци- Хеклер. Быть человеком на работе. Используйте разум своего тела в профессиональной жизни. — СПб.: ИГ «Весь». — 272 с. — (Бизнес- Магия).. 2010

Еще по теме Писатель в мире:

  1. 3.3. Экономические учения мира античности
  2. Писатель в мире
  3. БОРЬБА ДВУХ МИРОВ
  4. ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРИМИРЕНИЯ
  5. Глава 9 Владимир — второй Павел? Следы древнейшей русской агиографической традиции о св. Владимире в латинских памятниках первой трети XI века
  6. 1. Возникновение всемирного движения в защиту мира
  7. 2. Общедемократический характер борьбы за мир
  8. Писатель в мире
  9. 4. ДВИЖЕНИЕ ЗА МИР, ЗА ПРЕКРАЩЕНИЕ ВОЙНЫ ВО ВЬЕТНАМЕ
  10. Начало тайной перестройки военных стратегий в мире
  11. В МИРЕ УТОПИЙ