<<
>>

О возникновении политического и гражданского сознания и о культуре исследования


Существование открытой публичной сферы и то, как она связана с правительственными структурами принятия решений, — это источник взаимопонимания между людьми, которое возникает в процессе сотрудничества при решении общих проблем.
Это основа для появления политического сознания и духа коллективности. Научиться мыслить в соответствующих категориях — проблема гораздо более серьезная, чем просто выработка подходов к решению конкретных текущих вопросов. Она затрагивает основы человеческой природы, постижения людьми смысла как собственной жизни, так и своих взаимоотношений с другими людьми. Именно в открытой публичной сфере люди постоянно воздействуют друг на друга и высказывают идеи, формирующие их общественную философию: гражданское сознание, основанное на гражданской религии.
Для того, чтобы люди в демократическом обществе могли справляться с постоянно возникающими трудностями, им необходимо достичь такого уровня знаний и цивилизации, когда они смогут воспринимать эти трудности как проблемы и выдвигать альтернативные пути для их решения. Токвиль предполо
жил, что некоторые народы «не сумели бы сами определить причину своих бедствий; эти народы гибнут от бед, природы которых не понимают»1. При таких обстоятельствах народ не может учиться на своем опыте. Людям свойственно ошибаться, и поэтому возникает необходимость сопоставлять идеи с результатами, полученными на собственном опыте.
Если люди хотят стать хозяевами своей судьбы, то структуры, действующие в самоуправляющемся обществе, должны стимулировать процессы, способные поддержать такую культуру исследования проблем и их решения, в которой был бы заложен потенциал корректировки ошибок. Недостаточно выиграть на выборах и суметь объединить силы коалиций-побе- дителей в различных принимающих решения структурах. Людям необходимо обратиться к сущностным характеристикам практических проблем в контексте существующих в мире ограничений. С экспериментальной точки зрения, функция законодателя — это прежде всего выдвижение предположений, гипотез о будущем и попытка воздействовать на развитие событий в русле той или иной политики. Деятельность исполнительных органов является, по существу, оперативной и обусловлена конкретными обстоятельствами. Судебные же органы занимаются последствиями коллективных действий с точки зрения возможных правонарушений. Экспериментальный подход к решению проблем, примененный к деятельности структур принятия решений, может рассматриваться как проверка надежности предположений, используемых для информационного обеспечения процессов принятия коллективных решений. Экспериментальный метод принятия коллективных решений и оценка последствий коллективных действий предоставляют возможность для коррекции ошибок. Прогресс человеческого знания идет путем различных экспериментов в области коллективных человеческих действий.
Методологическое значение экспериментального метода отражено в кумулятивном эффекте состязательности, поскольку «чем чаще предлагаемая мера подвергается рассмотрению, тем разнообразнее положение тех, кто займется этим, и тем меньше должна быть опасность промахов, проистекающих из-за недостаточного обсуждения или ошибочных шагов
по причине заражения какой-нибудь общей страстью или интересом»[96].

Правильное использование разнообразных структур открывает новые возможности для коррекции ошибок, которые заставляют людей раздвинуть рамки победы на выборах и объединения коалиций-победителей. «Достаточное обсуждение», говоря словами Гамильтона, способствует экспериментальному подходу к решению проблем, поскольку разнообразные структуры принятия решений имеют устойчивую связь с открытой публичной сферой. Вот почему система правления, основанная на федерализме и полицентричности, может работать рационально только в сочетании с открытой публичной сферой как ее сердцевиной.
Любое отдельное общество, действующее на основе ограниченного набора предпосылок и концепций для создания своей системы порядка, может опробовать ограниченный диапазон возможностей. Слова Токвиля о великом эксперименте по созданию общества, основанного на принципиально новых устоях, заслуживают критического изучения для того, чтобы извлечь из них урок. Но предпринимались и другие эксперименты по построению общества на новых устоях, исходившие из предпосылок революционного характера. Русские революции 1917 года и советский эксперимент по построению нового общества — это сопоставимые попытки такого рода. Только изучив различные подобные эксперименты, мы сможем извлечь уроки из опыта друг друга.
Однако, изучая разнообразный опыт, люди, участвующие в управлении общественными делами, должны помнить о ключевом значении открытой публичной сферы. Жизнь может стать беднее или богаче в зависимости от наших способностей использовать чужой опыт для преодоления тех ограничений, которые возникают, когда люди пытаются действовать в одиночку.
Алекс Вайсберг [157 ] говорит о «заговоре молчания» в советском обществе, так же как маркиз де Кюстин — в империи царя[97]. Каждый видит причины этого заговора в автократиче

ском характере политического режима. Кюстин считает, что его источник в том, что при самодержавии любое неосторожное слово приравнивается к государственной измене. Когда дела обстоят таким образом, каждый человек вводит для себя жесткую самоцензуру, являющуюся наиболее извращенной формой цензуры. Возникает заговор молчания. Подавляются общественное мнение и способность гражданской оценки того, что происходит в обществе. Не может развиваться культура исследования. Люди стремятся избежать всего, что может быть поставлено им в вину; они делают то, что им велят. Эти принципы действовали при автократии Сталина, так же как при автократии любого царя. В своих попытках перестроить советское общество Горбачев призвал к гласности, открытости, признав важное значение открытой публичной сферы для общества, способного к самореформированию. Но обществу, в котором долгое время господствовал заговор молчания, трудно прийти к критическому осознанию альтернативных возможностей.
Перед американцами стоит задача другого рода: как из шумной многоголосицы выбрать нужную информацию для выхода из сложных ситуаций. Наш мозг так устроен, что человек может заниматься одновременно только одной проблемой. Человеку трудно использовать свои познавательные способности критически и в то же время конструктивно, когда множество людей пытается привлечь его внимание. Когда все стремятся высказаться, нет времени для размышлений.
Народу, чтобы стать хозяином своей судьбы, нужно, перефразируя Токвиля, научиться определять причину своих бед и находить альтернативные пути переустройства общества. Это невозможно сделать, когда каждый стремится привлечь к себе внимание. Это станет возможным только в том случае, если мы задумаемся над проблемами, возникающими в условиях таких сложных и взаимозависимых моделей отношений, которые предоставляют огромные возможности и для «оппортунизма» и эксплуатации, и для взаимоуважительного и продуктивного сотрудничества.
Если мы хотим критически осмыслить собственный опыт и собственную ограниченность, а также альтернативные пути развития человеческого потенциала, нам следует учитывать
опыт других. Этого можно достичь только посредством использования открытой публичной сферы для решения общих проблем. По мере того, как мы овладеваем искусством строить конструктивные отношения друг с другом в открытом обществе, участвовать в огромном количестве разнообразных ассоциаций, характерных для американского общества, мы обучаемся самоуправлению. Правят не правительства, правят граждане. Коллективные решения превратятся в коллективные действия только тогда, когда люди научатся согласовывать и взаимодополнять свою деятельность.


<< | >>
Источник: Остром Винсент. Смысл американского федерализма. Что такое самоуправляющееся общество. 1993 {original}

Еще по теме О возникновении политического и гражданского сознания и о культуре исследования:

  1. RES PUBLICA: О ВОЗНИКНОВЕНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО И ГРАЖДАНСКОГО СОЗНАНИЯ И О КУЛЬТУРЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
  2. Определение политической культуры и политического сознания
  3. § 1 ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ИСТОРИЯ ПОНЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  4. Политическая культура постиндустриального общества (политическая культура постмодерна)
  5. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  6. § 1. Структура и содержание политического сознания
  7. § 1 ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ
  8. § 2. Анализ состояния политического сознания
  9. В. А. ГУСЕВ НАУЧНЫЙ И ОБЫДЕННЫЙ УРОВНИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ: СООТНОШЕНИЕ И ВЗАИМОСВЯЗЬ
  10. Тема 15 ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ
  11. ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -