<<
>>

§ 4. Типология тоталитарных режимов

Абсолютно новым социально-политическим феноменом в первой половине XX в. стал тоталитаризм (от лат. totalis — весь, полный, целый). Суть тоталитарного политического режима заключается во всеобъемлющем контроле политической власти над всеми сферами общественной жизни, в подчинении всех личных и частных интересов целям, провозглашаемым от имени государства.
Во второй половине XX в. само слово «тоталитаризм» обрело сугубо негативное значение, но первоначально его нередко толковали в позитивном смысле. Впервые термином тоталитаризм воспользовался лидер итальянских фашистов Б. Муссолини, а вслед за ним это стали делать и идеологи его режима. Они доказывали, что тоталитаризм является лучшим вариантом политического устройства, превосходящим по своим возможностям как архаичные монархические формы, так и лживую и неэффективную либеральную демократию. Именно благодаря тоталитарному режиму, утверждали идеологи итальянского фашизма, удалось в короткие сроки навести порядок и добиться больших социальных и экономических успехов в Италии. Постепенно термин «тоталитаризм» стал применяться не только для обозначения политического режима в фашистской Италии, но и для обозначения гитлеровского режима в Германии, а также сталинского режима в СССР. Серьезные научные исследования феномена тоталитаризма развернулись после Второй мировой войны. В политологии существуют различные подходы к определению признаков тоталитарного режима. Так, в получившей широкую известность в 50-х гг. XX в. работе К. Фридриха и З. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» этими признаками были следующие. 1. Развернутая идеология, охватывающая все жизненно важные стороны человеческого бытия, которой, как предполагается, придерживается все население; эта идеология сфокусирована на некоем совершенном конечном состоянии общества. 2. Как правило, возглавляемая одним человеком единственная массовая партия, чье ядро безраздельно предано идеологии; партия, которая либо стоит над бюрократической государственной организацией, либо неразрывно слита с ней.
3. Система террористического полицейского контроля, поддерживающего партию и осуществляющего надзор за ней самой в интересах ее лидеров и систематически использующего при этом современную науку и особенно психологию. 4. Технологически обусловленный и почти полный контроль партии над средствами массовой коммуникации. 5. Аналогичный почти полный контроль над эффективными средствами вооруженной борьбы. 6. Централизованный контроль и руководство всей экономикой посредством бюрократической координации ее ранее независимых составных частей, как правило, распространяемый на большинство других общественных организаций и групп. С точки зрения широко известного французского философа, социолога и политолога Р. Арона, для всех тоталитарных режимов характерны: монопольное право одной партии на политическую деятельность; идеология, получающая статус единственного авторитета, а в дальнейшем — и официальной государственной истины; применение всех средств убеждения от силового воздействия до индоктринации посредством средств массовой информации, находящихся под неусыпным контролем, для распространения этой идеологии; подчинение государству большинства видов экономической и профессиональной деятельности; политизация и идеологизация всех сфер жизни человека и всех его прегрешений и, как заключительный аккорд, террор, одновременно полицейский и идеологический. Известный американский исследователь Г. Спиро основными характеристиками тоталитаризма считал: приверженность одной, позитивно сформулированной цели (будь то индустриализация, расовое господство и т. д.); непредсказуемость и неопределенность, вытекающие из перманентной процедурной флуктуации; широкомасштабное использование организованного насилия военными или полувоенными формированиями и секретной полицией; усилия по подчинению или ликвидации организаций или ассоциаций, не приверженных режиму; стремление достигнуть всеобщего участия населения в общественных организациях, преданных единой цели; универсализация цели в направлении переделки всего человечества по образу и подобию самой тоталитарной системы.
Тоталитарные политические режимы принято делить на два основных типа: правые и левые. Правая разновидность тоталитарных политических режимов — режимы фашистского типа. Это, прежде всего, собственно фашистский режим в Италии при Б. Муссолини и нацистский режим в Германии во времена А. Гитлера. Идейно-политическую основу этих режимов составляла идеология фашизма (см. главу IV). Другой тип тоталитарных политических режимов — левые тоталитарные режимы. Они формировались на основе левой, коммунистической идеологии. К этому типу тоталитарных режимов первоначально относился сталинский режим в Советском Союзе, а после Второй мировой войны по его образцу и подобию появились коммунистические режимы в ряде стран Европы, Азии и Латинской Америки. Между фашистской и коммунистической разновидностями тоталитаризма с самого начала имелось принципиальное различие, вытекающее из принципиального различия между коммунистической и фашистской идеологиями. Идеи фашизма провозглашали неустранимость неравенства между людьми, носили крайне националистический, шовинистический, расистский характер, были ориентированы на внешнюю экспансию, захват и угнетение других стран и народов. Коммунистическая идеология — марксизм- ленинизм — провозглашала своей целью создание бесклассового коммунистического общества, где полностью будут реализованы идеалы социального равенства и справедливости. Коммунисты делили людей не по национальному, а по социально-классовому признаку и провозглашали принципы интернациональной солидарности. Тоталитарные режимы сформировались не в соответствии с заранее определенным планом, а под воздействием политической власти. Когда В. Ленин и большевики пришли к власти, они провозгласили скорое отмирание всякой государственной власти и всякого принуждения. На практике же большевики создали невиданную ранее модель политической системы с монопольным контролем одной партии над государством и обществом, мощным репрессивным аппаратом и пропагандистской машиной. Революционный режим, сложившийся в России сразу же после революции 1917 г., еще нельзя назвать тоталитарным, но к началу 30-х гг.
XX в. он постепенно таким стал. К этому же периоду относится завершение формирования фашистской политической системы в Италии и приход национал-социалистов и Гитлера к власти в Германии. Несмотря на идеологическую несовместимость и открытую политическую враждебность, лидеры тоталитарных режимов внимательно присматривались к чужому тоталитарному опыту и нередко его заимствовали. Этим-то и объясняется определенное структурное сходство тоталитарных режимов левого и правого типа. Причины возникновения левых и правых тоталитарных движений, а затем и тоталитарных режимов известная исследовательница феномена тоталитаризма Ханна Арендт видела в разрушении в результате потрясений, вызванных Первой мировой войной, традиционных социальных институтов и связей. По словам Х. Арендт, произошла своеобразная «атомизация» индивидов, превратившихся в аморфную и деструктурализированную массу. Тоталитарные движения вбирают эту массу в себя, подчиняют ее своим целям, а затем превращают изолированные атомы в «железные винтики» (термин Мао Цзэдуна) слаженно работающей тоталитарной машины. Тоталитарные системы, как правило, носят мобилизационный характер, так как нуждаются в постоянном привлечении ресурсов, например больших масс людей, для достижения поставленных целей. Манипулирование сознанием и поведением людей осуществляется при помощи мощного аппарата пропаганды, а также посредством принуждения и страха, то есть насилием и террором. Террор сопровождает весь процесс зарождения и становления тоталитарного режима, но на определенном этапе он превращается в террор особого, «тоталитарного» характера. Такой террор имеет ряд отличий. Эти отличия связаны с особенностями его организации (концентрационные лагеря с миллионами заключенных, разветвленная сеть тайной политической полиции), его объектами и целями. Если обычно насилие применяют по отношению к реальным противникам, то тоталитарный террор начинается тогда, когда все реальные противники режима либо полностью уничтожены, либо не представляют для него никакой опасности.
Жертвами тоталитарного террора становятся законопослушные граждане и даже активные сторонники господствующей власти. Такой террор необходим для достижения более высокой степени управляемости общества и для мобилизации населения на решение грандиозных и необычных задач. Один из наиболее ярких примеров тоталитарного террора — это «большой террор», организованный И. Сталиным в СССР в 1937-1939 гг. Жертвами репрессий того периода стали не только бывшие участники прежних оппозиций, но и многие искренне преданные режиму и лично И. Сталину партийные и государственные функционеры и военные. На основе вымышленных обвинений пострадали сотни тысяч обычных граждан из числа рабочих, крестьян и интеллигенции. Кроме политических, репрессии преследовали и прагматические экономические цели. Поскольку ГУЛАГ превратился в крупную хозяйственную структуру, он нуждался в постоянном притоке свежей рабочей силы. Это достигалось путем широкого применения суровых наказаний за небольшие проступки (опоздания на работу, прогулы, мелкие хищения), а также путем расширительного толкования понятия «политическое преступление». Примеры тоталитарного террора можно найти и в практике других, как левых, так и правых, тоталитарных режимов — гитлеровской Германии, Китае времен Мао Цзэдуна, Северной Корее, Камбодже периода правления «красных кхмеров». Разница между тоталитарными режимами фашистского и коммунистического типа заключается лишь в том, что жертвами первых было преимущественно население оккупированных стран и народы, объявленные расово неполноценными, а жертвами вторых — граждане своей страны. Правда, по мере либерализации этих режимов тоталитарный террор был прекращен, а использование репрессивных мер в целом резко уменьшено. Между фашистскими и коммунистическими режимами имелись различия и помимо несхожести их идеологических принципов. Коммунистические режимы были более последовательны в контроле над всеми сферами общественной жизни, и прежде всего над экономикой, основу которой составляли государственная собственность и тотальное планирование.
Фашистские режимы также стремились контролировать экономику и подчинять ее своим планам подготовки к войне, но до ее огосударствления они не дошли. Частная собственность сохранялась и в нацистской Германии, и в фашистской Италии, но рассматривалась она не как священное и неприкосновенное право, а как привилегия, которую следует отрабатывать, выполняя поставленные государством задачи. Тоталитарные режимы показали свою эффективность в условиях подготовки к войне и мобилизации сил, необходимых для военных побед. В Советском Союзе, а также в ряде стран Восточной Европы и Азии тоталитарная модель организации общества способствовала выполнению задач технологической и социокультурной модернизации. Но созданная в результате такой модернизации экономическая система оказалась неэффективной. Если фашистские режимы в Германии и Италии рухнули в результате их военного поражения, то кризис коммунистических режимов в СССР и странах Восточной Европы был вызван в первую очередь экономическими причинами. Кроме того, после смерти И. Сталина большинство тоталитарных режимов сталинского типа вступили в полосу постепенной эрозии и трансформации, затронувшую разные сферы общественной жизни. Перемены в идеологической сфере функционирования тоталитарных режимов сталинского образца лучше всего можно понять на основе уже упоминавшейся концепции политического философа Х. Арендт. С одной стороны, она соглашается с общепризнанным мнением о том, что идеология играет огромную роль в легитимации тоталитарных режимов и лежит в основе функционирования основных институтов тоталитарного общества. С другой стороны, Арендт констатирует факт выхолащивания изначальных идеологических основ и политических программ тоталитарных движений, на основе которых они приходили к власти. По ее мнению, тотальная преданность возможна и тогда, когда идейная верность пуста, лишена всякого конкретного содержания, из которого могли бы естественно возникнуть перемены в умонастроении. Сравнивая нацистскую Германию и Советский Союз 20-30-х гг. XX в., Х. Арендт отмечает, что Гитлеру, в отличие от Сталина, было легче приспособить эклектичную нацистскую идеологию для нужд повседневного функционирования тоталитарного режима. Сталину же приходилось иметь дело с гораздо более фундаментально научно обоснованной и концептуально разработанной идеологией марксизма-ленинизма. Но в конце концов и Сталину удалась задача сведения всей премудрости марксистской теории к собственным установкам и лозунгам, менявшимся в зависимости от «текущего момента» и обеспечивавшим необходимую степень бездумного и бессловесного подчинения тоталитарной власти. Предпринимавшиеся после смерти Сталина в СССР и других коммунистических государствах попытки десталинизации, «возвращения к ленинизму» неизбежно расшатывали прежнюю тоталитарную систему. В связи с этим можно вспомнить и советскую «оттепель» 50-60-х гг. XX в., и «пражскую весну» 1968 г. Немалая часть диссидентов начинала свое движение к разрыву с практикой «реального социализма» с попыток обратиться к «истинному марксизму», найти ответы на волновавшие их вопросы в трудах основоположников «единственно верного учения». Наконец, и горбачевская «перестройка» начиналась с клятв в верности марксизму-ленинизму, с требований о необходимости его «очищения» от всех наследий сталинизма и творческого обновления. Это «творческое обновление» и подтолкнуло те идеологические и социально-политические процессы, которые в конечном счете привели к кризису коммунистического режима и распаду СССР, крушению «социалистического лагеря» в Восточной Европе. На таком фоне обращает на себя внимание Северная Корея, где, несмотря на все экономические трудности, прежняя политическая система сохраняется почти в неизменном виде. Становление и развитие тоталитарного политического режима в этой стране пришлось большей частью на период после выхода в свет классического труда Х. Арендт о происхождении тоталитаризма, но полностью подтвердило ее выводы о характере и функциональных особенностях тоталитарной идеологии. КНДР поначалу была лишь одним из государств «народной демократии», возникших по советскому образцу и подобию после Второй мировой войны. Однако впоследствии, оказавшись в эпицентре конфликта между двумя коммунистическим гигантами — СССР и КНР, — руководство Северной Кореи сумело освободиться как от советского, так и от китайского контроля и влияния. К 70-м гг. XX в. в КНДР сформировалась особая модель коммунистической экономической и политической системы со своей спецификой во всех сферах, включая и идеологическую. Постепенно из документов Трудовой партии Кореи и из речей и выступлений северокорейского лидера Ким Ир Сена исчезает само понятие «марксизм-ленинизм», на смену которому приходят «идеи чучхе». Эти идеи с содержательной точки зрения представляют собой тот же примитивный сталинский «марксизм», соединенный с конфуцианской традицией и корейским национализмом, но они в большей степени соответствуют тем чертам идеологии тоталитарного режима, о которых писала Х. Арендт. У идей чучхе только один источник — работы самого «Великого вождя» Ким Ир Сена, а после его смерти — статьи и речи его же собственного сына «Любимого руководителя» Ким Чен Ира. Всякая связь с предшествовавшей марксистской традицией прервана, а труды «основоположников» давно изъяты из публичного оборота. Своеобразный идеологический механизм дополняется полной изоляцией страны (даже от «социалистического лагеря» в период его существования) и репрессивной политикой, построенной в соответствии со всеми присущими тоталитарному террору требованиями. Северокорейский режим сумел относительно безболезненно осуществить процедуру «престолонаследования» — передачу власти от отца — Ким Ир Сена — сыну — Ким Чен Иру. Кстати, это подтверждает и еще один вывод Х. Арендт о том, что при всем значении феномена личной власти в условиях тоталитаризма сам вождь является своеобразным «чиновником от масс», функционером, которого можно заменить в любое время на схожего ему политика. Северокорейский режим остается сегодня последним заповедником тоталитаризма в его чистом виде. В других странах, где коммунистические партии сохранили власть, экономическая и политическая системы претерпели серьезные изменения по отношению к первоначальному сталинскому образцу. В Китае и Вьетнаме осуществились рыночные реформы в экономике, ускорившие экономический рост. Постепенно, хоть и медленно, происходят сдвиги в политической и идеологической сферах. Определенные тенденции к переменам наметились в последнее время и на Кубе.
<< | >>
Источник: Ланцов С. А.. Политология: Учебное пособие. 2011

Еще по теме § 4. Типология тоталитарных режимов:

  1. § 2.2. Типология государства: различные подходы. Современный взгляд на проблему
  2. § 10.3. Типология политических систем
  3. 3.2. ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ
  4. 10.2. ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР
  5. ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ
  6. С.              Д. Савин ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
  7. Структура власти и характер режима
  8. ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕЖИМОВ
  9. Основныеподходы к пониманию белорусского режима
  10. 8.2. Вилы типологий политических систем
  11. Линейные типологии политических систем
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -