<<
>>

§ 2. Теоретические концепции и исторические формы демократии

Результатом так называемой «третьей волны» глобальной демократизации, прокатившейся по миру на рубеже XX и XXI вв. (см. главу XVII), стало то, что значительная часть политических режимов, функционирующих в современных государствах (хотя далеко не во всех), относится к числу демократических.
Сам термин «демократия» является одним из часто употребляемых политических терминов. В прямом переводе с древнегреческого языка он означает власть народа или, иначе говоря, народовластие, народоправство. Первоначально имевший отношение лишь к способу организации государственной власти, термин демократия стал впоследствии обозначать способ функционирования других политических институтов и структур, находящихся за пределами самой политической сферы. Сегодня часто можно встретиться с такими понятиями, как «внутрипартийная демократия», «профсоюзная демократия», «экономическая демократия», «социальная демократия», «промышленная демократия» и т. д. В современном, расширительном значении термин «демократия» означает такой способ функционирования любой организации, социального института, сферы общественной жизни, при котором, во-первых, соблюдается принцип равенства всех, кто имеет отношение к этим структурам и сферам, а, во-вторых, решения в них принимаются на основе волеизъявления большинства. В зависимости от того, каким образом возможность большинства влиять на принятие решения реализуется, демократия подразделяется на прямую, плебисцитарную и представительную. Прямая демократия предусматривает участие в принятии решений всех заинтересованных лиц путем непосредственного общения и обмена мнениями. Примерами прямой демократии являются общее собрание или митинг. Плебисцитарная демократия выражается в одобрении или отклонении какого-либо вопроса, вынесенного на референдум. В отличие от прямой демократии, при плебисцитарной процесс обсуждения предполагаемого решения и его принятие разводятся по времени.
Причем в обсуждении реально имеет возможность принять участие незначительное меньшинство тех, от кого решение зависит. Принимается же решение всеобщим голосованием тех, кого оно касается. 12 декабря 1993 г. в Российской Федерации проходил референдум по принятию новой конституции. В обсуждении самой Конституции участвовал узкий круг политических и общественных деятелей, юристов, политологов, социологов, других специалистов. Большинство граждан России самого текста Конституции, скорее всего, полностью даже не читали. Но именно они участвовали в референдуме и большинством голосов принимали данную Конституцию. Представительная демократия предполагает делегирование гражданами своего права на принятие решений отдельным лицам или специально приспособленным для этого выборным структурам — от органов местного самоуправления до общенациональных парламентов. Демократия — это весьма старый общественный институт. Можно сказать, что этот феномен старше института государственной власти. Историческая наука отмечает, что еще до возникновения первых государств существовали такие формы демократии, как «племенная» и «военная». Сам же термин «демократия» появился в Древней Греции, где также возникла и первая классическая форма демократического режима. Античная демократия связана с феноменом города-государства, полиса (от греч. polis — город), и поэтому часто называется «полисной». Полисная демократия основывалась на политическом участии всех свободных коренных граждан каждого города-государства и носила преимущественно прямой характер. Демократические режимы древнегреческих полисов были слабо институциализированы и не имели стабильного характера. Античные политические мыслители, в том числе Платон и Аристотель, довольно скептически относились к полисной демократии. Они отметили тенденцию к перерождению демократических режимов в то, что впоследствии было названо охлократией (от греч. ochlos — толпа и kratos — власть), то есть властью толпы. Демократии как несовершенному способу организации власти Платон и Аристотель противопоставляли модели, которые они считали оптимальными: Платон — утопический проект идеального государства, Аристотель — афинскую политию (см.
главу I), вбирающую в себя достоинства всех политических режимов, включая и саму демократию. Близкие к полисному типу формы демократии сохранились и после падения древнегреческой цивилизации. Примеры подобных форм можно найти в республиканский период истории Древнего Рима, а позднее этому типу соответствовала модель городского самоуправления в средневековой Европе. До включения в состав Московского государства подобная модель существовала и в древнерусских феодальных республиках — Новгороде и Пскове. Новый этап в истории демократии наступил в эпоху Просвещения. Если до этого демократические формы политического устройства развивались стихийно, а политическая мысль лишь постфактум фиксировала их, то теперь теоретические концепции стали оказывать определяющее воздействие на политическую практику. Двумя основными концепциями демократии, сформировавшимися в политической мысли эпохи Просвещения к концу XVIII в., стали либеральная и коллективистская. Для либеральной концепции демократии был характерен примат прав индивида над правами государства. Главная задача демократии — обеспечение личной свободы граждан, необходимой им для полной реализации своих интересов. Демократия с точки зрения либеральной концепции охватывает лишь политическую сферу и ограничивается формальным, правовым равенством граждан. Демократическое правление должно быть четко институциализи- рованным с преобладанием представительных институтов власти. В классической либеральной концепции демократия рассматривается не столько как власть большинства, сколько как гарантия индивидуальной и групповой автономии и свободы. Государство же является неизбежным злом, которое надо терпеть там, где оно неизбежно — в обеспечении общественного порядка и безопасности граждан. Но государство не должно вмешиваться в сферу их частных интересов, оно должно находиться под контролем граждан общества. Для того чтобы ограничить опасность для частных свобод граждан, потенциально исходящую от государственной власти, она должна быть разделена, причем каждую из ее ветвей — законодательную, исполнительную и судебную — следует сделать противовесом друг для друга. Основоположником коллективистской концепции демократии можно считать французского философа и политического мыслителя Ж.-Ж. Руссо. Он возвращается к изначальной трактовке демократии как власти народа. В отличие от либеральной доктрины в концепции Руссо приоритет отдается не правам отдельного индивида, а правам всего народа как коллективного целого. Индивидуальные права человеку не нужны, поскольку демократическое государство, выражая интересы всего общества, одновременно заботится и о благе каждого из его членов. Народ, по мнению Руссо, есть коллективное существо, обладающее полным суверенитетом. Поэтому демократия может иметь только прямой характер. Оппозиции в условиях предложенной Руссо модели демократии не может существовать, поскольку не может быть частных интересов, расходящихся с интересами народа как коллективного целого. Данный постулат стал предпосылкой возникновения изобретенного якобинцами в годы Великой Французской революции термина «враг народа». Все, кто выступал против революционной власти, стали объявляться «врагами народа», поскольку сама власть, с точки зрения якобинцев, выражала его коренные интересы. Руссо чувствовал, что политическое равенство противоречит социально-экономическому неравенству, и призывал, по возможности, ограничить последнее. Первые опыты демократизации политической жизни стран Западной Европы и Северной Америки осуществлялись на основе либеральной концепции. При этом, как правило, верх брало «правое» крыло либерализма. Правые либералы стремились разрешить имманентно присущее классическому либерализму противоречие между равенством и свободой в пользу свободы (см. главу IV). Первые демократические системы строились так, чтобы гарантировать права и свободы привилегированных слоев населения. Демократия носила ограниченный, цензовый характер, к тому же ей сопутствовали присущая начальному этапу развития капитализма усиливающаяся социальная дифференциация и острое экономическое неравенство. Неудивительно, что социалистические и коммунистические идеологические течения наряду с критикой капитализма содержали и критику либеральной модели демократии. Этой модели противопоставлялись теоретические модели, по сути, исходящие из концепции коллективистской демократии Ж.-Ж. Руссо. Подобное можно увидеть и в марксизме, по-новому трактовавшем взаимоотношения диктатуры и демократии. Особенно ярко новый подход был выражен у В. Ленина, который провозгласил диктатуру пролетариата «высшим типом демократии». Для В. Ленина вообще была характерна своеобразная трактовка демократии, в которой он видел в первую очередь инструмент ликвидации «пережитков феодализма», таких как помещичье землевладение, религия, а уже во вторую очередь — тип политического режима. Ленин полагал, что демократия как политический режим всегда имеет классовый характер, и поэтому буржуазная демократия является лишь формой классового господства буржуазии. В последующем ленинские идеи о классовой демократии в их сталинской интерпретации были положены в основу политического устройства Советского Союза и других социалистических стран. Политический режим, утвердившийся там с 50-х гг. XX в., принято называть «социалистической демократией». В СССР после принятия в 1936 г. «сталинской» Конституции, а также в других социалистических странах формально соблюдались многие демократические правила и процедуры: созданы институты представительной власти, регулярно проводились выборы не только депутатов советов разного уровня, но и «народных» судей. Однако в своей основе теория и практика социалистической демократии продолжили традиции коллективистской демократии Ж.-Ж. Руссо. В частности, не допускалось любое идеологическое или политическое инакомыслие, всякое проявление оппозиционности по отношению к правящей партии пресекалось в зародыше. В чем-то теория социалистической демократии и практика ее реализации были более последовательными, чем изначальная концепция Руссо, поскольку новое политическое устройство формировалось на принципиально новом социально-экономическом фундаменте — полном уничтожении частной собственности как главного источника существования частных интересов. В реальной действительности социалистическая демократия была не чем иным, как одной из разновидностей политического режима тоталитарного типа (см. § 4 данной главы). На протяжении XIX и в начале XX в. в странах Запада шло становление и эволюция политических режимов, основанных на либеральной концепции демократии. Постепенно преодолевались присущие ее изначальному варианту недостатки и ограничения. Например, возрастал уровень политического участия широких слоев населения, шло становление политических партий и развитие партийных систем, снимались цензовые ограничения и расширялись избирательные права граждан. Практически во всех государствах Западной Европы и Северной Америки утвердились институты представительной, парламентской демократии. Но экспансия демократических принципов «вглубь» и «вширь» одновременно вела к разочарованию определенной части политической и научной общественности в демократии как некоем идеальном типе политического режима. В частности, подобные настроения нашли свое выражение в процессе становления политологии как самостоятельной научной дисциплины. М. Вебер, например, выразил неодобрение существовавшим процедурам и институтам парламентской демократии. Даже в стране классического парламентаризма, в Англии, по мнению Вебера, налицо было отчуждение между большинством народа и властью. В парламенте доминировали интересы олигархических группировок, а исполнительная власть во многом была отдана на откуп бюрократии, функционировавшей без должного общественного контроля. В противовес существовавшим моделям демократического устройства М. Вебер предложил собственную плебисцитарную концепцию демократии. Эта концепция была основана на синтезе разработанных самим Вебером идеальных типов легальнорационального и харизматического легитимного господства (см. главу III). По сути, Вебер отошел от классического либерального принципа разделения властей. Главной ветвью власти в его концепции становится исполнительная власть во главе с политическим лидером, наделенным широкими полномочиями. Такие полномочия глава государства получает в результате всенародного избрания. Время от времени лидер, у которого подразумевается наличие харизматических черт, «через головы» депутатов и чиновников обращается к массе избирателей, вынося наиболее важные вопросы на всенародный референдум. Между референдумами, а также другими актами всенародного волеизъявления глава государства действует по своему усмотрению в рамках предельно широких полномочий и до тех пор, пока он пользуется бесспорной поддержкой граждан. Формулируя свои предложения, Вебер исходил из постулата устарелости традиционалистского абсолютизма и несовершенства формировавшегося парламентаризма. В реальности положения его концепции нашли воплощение в политической практике авторитарных и тоталитарных режимов XX в. Параллельно с М. Вебером отрицательное отношение к реально сложившимся формам демократии выразили классики теории политической элиты Г. Моска, В. Парето и Р. Михельс. Они отрицали общепринятое представление о демократии как о «власти народа», указав, что в любой политической системе власть принадлежит узкой группе людей — элите. Более того, Р. Михельс сформулировал знаменитый «железный закон олигархии», в соответствии с которым идеал всеобщего политического и социального равенства принципиально недостижим. В любой, даже самой демократической по своему устройству системе или организации всегда выделяется элитарная группа, узурпирующая всю полноту власти (см. главу VI). Впоследствии противоречие между теорией элиты и теорией демократии попытался снять работавший в США австрийский экономист и социолог Й. Шумпетер. В вышедшей в годы Второй мировой войны книге «Капитализм, социализм и демократия» Шумпетер предложил понимать под демократией такой политический режим, при котором народ имеет право выбора между конкурирующими группировками политической элиты. По мнению Шумпетера, для успешного функционирования демократических политических режимов необходимы следующие условия: + во-первых, наличие групп достаточно подготовленных профессиональных политических деятелей, которых можно избирать на важнейшие государственные должности; + во-вторых, институты государственной власти должны принимать решения, которые народ способен хорошо понять и высказать свое отношение к ним, иначе легитимность принятых решений будет невысока и возникнет угроза для стабильности политического режима; + в-третьих, наличие хорошо организованной и квалифицированной бюрократии, способной лучше справляться с задачами государственного управления, чем дилетанты из числа непрофессионалов, причем прекрасным источником для рекрутирования корпуса чиновников Й. Шумпетер считал средние социальные слои общества; + в-четвертых, демократический самоконтроль, рационально осознанная потребность в добровольном самоограничении, понимание и принятие приоритета общих ценностей и общественных интересов, являющиеся элементом политической культуры. Идеи Й. Шумпетера легли в основу элитарной концепции демократии, получившей распространение после Второй мировой войны. В этот же период получили известность концепции плюралистической и партисипаторной демократии. Концепция плюралистической демократии вобрала в себя идеи одного из отцов- основателей США, Дж. Мэдисона, и основоположника теории заинтересованных групп А. Бентли. В политологической науке XX в. концепцию плюралистической демократии разрабатывали такие политологи, как Б. Гросс, В. Корнхаузер, Г. Ласки, Н. Полсби, Д. Трумэн. Первоначально сторонниками данной концепции были Р. Даль и И. Линдблом. Концепция плюралистической (от лат. pluralis — множественный) демократии, так же как и праволиберальная теория начала XIX в., утверждала приоритет прав и свобод человека. Лучшей гарантией защиты прав и свобод человека является отсутствие угрозы монополизации власти. С этой точки зрения конкуренция различных групп интересов в борьбе за влияние на государственную власть может дать такую гарантию. Именно группы, а не отдельные индивиды, простые граждане становятся главными субъектами политического процесса. В соответствии с концепцией плюралистической демократии политическая система должна обеспечить баланс сил между конфликтующими экономическими, профессиональными, религиозными, этническими и другими группами и организациями. При этом роль государства не должна быть значительной, поскольку его главная функция — примирять различные интересы, проявляющиеся в обществе. В концепции плюралистической демократии признается классический постулат о разделении властей, но он дополняется идеей диффузии власти. Суть этой идеи состоит в том, что в современных политических системах, в частности в США, власть «рассеивается» по вертикали и по горизонтали, а именно: между федеральным центром и отдельными штатами (по вертикали), между различными группами интересов (по горизонтали). С концепцией плюралистической демократии тесно связана концепция неокорпоративизма. В целом под корпоративизмом понимали и понимают еще одну, наряду с лоббизмом, форму представительства групповых интересов. Возникновение термина корпорация (от лат. corporatio — объединение) восходит к периоду средневековья. Первыми корпорациями можно считать цеха средневековых ремесленников, стремившихся отстаивать общие интересы представителей какой-либо профессии. В современной политологии под корпорацией понимают институциализированную замкнутую группу, выполняющую определенные экономические, административные, военные, а иногда и политические функции и параллельно отстаивающую и защищающую интересы своих членов. Корпорация располагает определенными ресурсами, обеспечивающими ее существование и деятельность, а также имеет жесткую иерархическую структуру. Реально власть в корпорации принадлежит узким элитным группам, иногда и индивидам. Внутрикорпоративные интересы строятся на принципах лояльности и личной преданности. Корпоративизм означает такую систему организации представительства групповых интересов в определенной общественной сфере, при которой монопольное право на это представительство получает от государства какая-либо корпоративная структура. Взамен государство получает право контроля деятельности корпораций, включая контроль над формированием их руководящих органов, выдвижением лидеров, формулированием корпоративных требований. Долгое время принципы корпоративизма считались несовместимыми с демократией. В частности, наиболее известная попытка практической реализации идей корпоративизма связана с фашистской Италией, где было создано «корпоративное государство». Однако в середине 70-х гг. XX в. в политологии формируется концепция неокорпоративизма, в которой корпоративный принцип представительства интересов вполне вписывается в модель плюралистической демократии. Примером служили системы социального партнерства, сложившиеся во многих странах Западной Европы. Подобные системы предполагают постоянное сотрудничество в следующем формате: государство — ассоциации предпринимателей — профсоюзы. В ходе такого сотрудничества участники, представляющие различные общественные интересы, согласовывают между собой основные параметры социально-экономической политики. Отличие неокорпоративизма от прежнего корпоративизма, с точки зрения сторонников соответствующей концепции, заключается в том, что государство не вмешивается во внутренние дела корпораций, поэтому неокорпоративизм — это демократическая система представительства групповых интересов, имеющихся в каждом обществе. Большинство сторонников концепции плюралистической демократии были политологами правоконсервативной ориентации. Своеобразной «левой» альтернативой концепции плюралистической демократии в политической науке последних десятилетий XX в. стала концепция партисипаторной демократии или, говоря иными словами, «демократии участия». Эта концепция представлена в работах западных политологов Б. Барбера, Дж. Вольфа, Ф. Грина, К. Макферсона, Дж. Мэнсбриджа, а также в поздних работах Р. Даля. В отличие от авторов концепции элитарной демократии, полагающих, что основная масса людей не способна принимать рационально осознанные решения, сторонники концепции партиси- паторной демократии считают, что человек — разумное существо, понимающее разницу между добром и злом, представляющее, в чем состоит личное и общественное благо. Народные низы часто не обладают необходимыми знаниями и умениями для активного политического участия, но это вполне поправимо. Следует формировать политическую культуру, вовлекать массы в различные доступные им формы политической деятельности. Авторы концепции парти- сипаторной демократии опираются на первоначальное понимание демократии как власти, отражающей волю большинства народа. По мнению политологов, чем выше политическая активность граждан, тем выше уровень легитимности политической системы. Особое внимание они уделяют проблеме участия населения в выборах на разном уровне, поэтому предлагают различные способы повышения электоральной активности граждан. Авторы концепции партисипаторной демократии считают важным добиваться непосредственного влияния населения на принятие политических решений, поэтому они призывают развивать институты прямой демократии. Понимая, что на всех уровнях современных сложных политических систем внедрение прямой демократии технически невозможно, политологи предлагают развивать прямую демократию в нижних звеньях политической системы, а на более высоких исходить из принципов делегирования полномочий представительным органам власти. Сторонники партисипаторной демократии отмечают, что принятие разрабатываемых ими комплексов мер способно преодолеть негативные тенденции действия «железного закона олигархии» и предотвратить узурпацию и монополизацию политической власти узкими элитарными группировками. Новые теоретические концепции демократии и в начале XXI в. продолжают разрабатываться в политической науке. В частности, предлагаются различные варианты теоретических моделей электронной демократии, которая, по мнению авторов таких моделей, лучше соответствует реалиям современного информационного общества. При всем многообразии теоретических концепций демократии можно отметить, что сегодня в политологии существует консенсус по вопросу о том, какие черты должны быть присущи политическим режимам демократического типа. Структура демократической политической системы должна соответствовать принципу разделения властей при определяющей роли институтов парламентской демократии. Государство должно гарантировать всю полноту прав и свобод, и граждане должны иметь возможность пользоваться ими на практике. Все органы и ветви власти сверху донизу должны формироваться на основании результатов свободных и соревновательных выборов. В соответствии с принципами политического плюрализма должны быть созданы условия для свободного существования и деятельности различных политических партий и групп интересов. Политическая конкуренция предполагает наличие оппозиции, имеющей право на свободную деятельность в рамках закона. Сегодня делаются попытки выработать математически форма- лизированные критерии измерения степени демократичности того или иного конкретного политического режима. Однако в оценках уровня развития демократических институтов нередко проявляются субъективные подходы. Вместо структурных характеристик политических систем отдельных стран в расчет принимаются факторы геополитического порядка. Такой подход характерен, например, при оценке итогов демократического транзита в странах Восточной Европы и в республиках бывшего СССР (см. главу XVII).
<< | >>
Источник: Ланцов С. А.. Политология: Учебное пособие. 2011

Еще по теме § 2. Теоретические концепции и исторические формы демократии:

  1. Глава 18 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ АНАРХИЗМА
  2. § 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ СООТНОШЕНИЯ ПРАВА И ПОЛИТИКИ
  3. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ДЕМОКРАТИИ
  4. Ю. С. Пивоваров РУССКАЯ ВЛАСТЬ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ ЕЕ ОСМЫСЛЕНИЯ, или ДВА ВЕКА РУССКОЙ МЫСЛИ
  5. Глава 18 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ АНАРХИЗМА
  6. НУЖНО СМЕЛЕЕ РАЗРАБАТЫВАТЬ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ДЕМОКРАТИИ
  7. СУВЕРЕННОЕ ГОСУДАРСТВО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: демократия и национальная идентичность
  8. Гражданская и социальная концепция в политических учениях нового времени
  9. Сущностные черты и признаки демократии. Теории и модели демократии
  10. Социология форм правления в трудах политических мыелителей прошлого
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -