<<
>>

§ 3.2. Символизация и ритуализация принадлежности к политическому сообществу в Карелии

Параллельно с описанным в предыдущем параграфе процессом

институционального оформления нового политического сообщества в Карелии проводилась политика идентичности, направленная на символизацию и ритуализацию принадлежности к сообществу.

Так уже в начале 1990-х гг. был начат процесс разработки и принятия новых официальных символов Карелии. 27 ноября 1991 г. Президиум Верховного Совета Республики Карелия принял постановление об изменении государственной символики и проведении конкурса на создание новых герба, гимна и флага республики.

В объявлении о начале конкурса, опубликованного 1 февраля 1992 г., в частности, было отмечено, что Карелия, «осознавая себя государством в составе Российской Федерации», посредством проведения открытого конкурса стремится выбрать оптимальный вариант символики, отражающий «национальные исторические традиции и особенности» .

На конкурс было представлено около 60 проектов флага и 20 проектов герба республики. При этом обсуждение проектов осуществлялось не только на заседаниях специально созданной Комиссии, но и на страницах республиканской прессы. 8 мая 1992 г. состоялось первое заседание конкурсной комиссии, на котором было отобрано по пять проектов флага и герба, которые затем были выставлены в фойе Верховного Совета РК для общественного обсуждения. 26 мая конкурсная комиссия признала лучшими проекты флага и герба Ю. Нивина и В. Добрынина, однако, одновременно объявила еще один дополнительный, заказной, конкурс для карельских художников.

Флаг Ю. Нивина представлял собой полотнище, разделенное на три равные полосы: зеленую, белую и голубую. В центре помещалась красная восьмиконечная звезда. Зеленый цвет символизировал природу и [271] растительность республики, белый - снега, а голубой - озера и реки Карелии. Красный цвет звезды олицетворял силу и мужество народа, кроме этого красный считался традиционным цветом карельской вышивки. Цветовую гамму флага Ю. Нивин выбирал, основываясь на результатах проведенного им социологического исследования о цветовом восприятии Карелии .

Герб представлял собой щит с изображенным на нем профилем стоящего медведя черного цвета, на фоне цветов государственного флага Карелии. Золотое обрамление щита переходило в стилизованное изображение ели с левой стороны и сосны - с правой. В навершии щита располагалась восьмиконечная звезда золотого цвета. Медведь являлся культовым животным на Северо-Западе, ему было отведено особое место в фольклоре финно-угорских народов. Как отмечал сам Ю. Нивин, главная идея его проектов - это идея «созидания, терпимости и взаимного

273

уважения» .

Проект В. Добрынина был основан на гербе и флаге А. Галлен-Каллела, который он создал для Ухтинской республики, существовавшей на территории Карелии в 1920-е гг.[272] [273] [274]. Так, флаг представлял собой черный скандинавский крест с красной каймой на зеленом фоне. Зеленый цвет символизировал леса и природу Карелии, черный - землю и скорбь, а красный - кровь и радость. Сам автор трактовал сочетание цветов как символ

подсечного земледелия: «Леса палили, получалась черная плодородная

275

земля» .

Герб имел красно-зеленое поле, на котором был изображен черно­золотой разъяренный медведь, держащий в руках весури - особого вида национальный резак серебряного цвета. Над медведем - серебряного цвета северное сияние, медведь топчет серебряные оковы.

Разорванные оковы у ног медведя могли символизировать как освобождение Карелии от ига России, так и просто обретенную самостоятельность[275] [276] [277] [278].

На заседании комиссии, 8 сентября, были подведены итоги дополнительного конкурса, который продемонстрировал низкий уровень знаний художниками законов геральдики. На голосование было выдвинуто пять проектов, победителями среди которых стали проекты Ю. Нивина. За герб проголосовало пять человек, за флаг - восемт. Несмотря на то, что проект В. Добрынина получил только три голоса от членов конкурсной комиссии, «учитывая общественное мнение, сложившееся в национальных обществах и общественных объединениях» , он также был направлен в Верховный Совет для рассмотрения.

10 сентября 1992 г. состоялось заседание Верховного Совета Карелии, на котором были озвучены результаты работы конкурсной комиссии и проведено голосование. Проект Ю. Нивина набрал 57 голосов, тогда как за проект В. Добрынина проголосовало только восемь человек. Председатель конкурсной комиссии Э. Вознесенский прокомментировал представленные проекты и объяснил результаты голосования. В частности, он отметил высокую степень политизированности проекта В. Добрынина, поскольку эта символика использовалась «в определенное время, по определенному социальному заказу» и отражала определенные взгляды . Результатом же конкурса, по его мнению, должна стать символика, которая «будет греть

душу не только одной, может быть, самой активной части населения. Надо, чтобы у другой части она не вызывала отторжения»[279] [280] [281].

Результаты работы конкурсной комиссии вызвали новый всплеск общественной дискуссии, привели к появлению новых проектов. Так, был представлен проект флага А. Литвина - «Карельский гюйс». Он предлагал поместить на красном полотнище лазоревый (голубой) скошенный андреевский крест, окаймленный белыми полосами, с прямым белым крестом под ним. Красный цвет, по мнению автора, любимый цвет русских, карел и вепсов. Голубой андреевский крест должен напоминать о роли

Карелии в истории русского флота и российской государственности, а

280

прямой белый крест - о близости Карелии к Скандинавским странам. Кроме этого выдвигалось предложение утвердить в качестве герба Карелии исторический герб Олонецкой губернии «как элемент преемственности, с внесением элементов декоративного оформления в виде ветвей сосны и лентами государственного флага Республики Карелия и колосьями пшеницы с лентами флага России - символы братства и дружбы между народами» .

23 ноября 1992 г. на очередной сессии Верховного Совета РК был рассмотрен вопрос «О государственной символике Республики Карелия». Кроме проектов Ю. Нивина и В. Добрынина депутаты обсуждали еще четыре проекта флага: флаг Карело-Финской ССР (Н. Левин), сине-желто-зеленый вепсский флаг (С. Попов), флаг Карельской АССР (Г. Солодянников) и красно-сине-зеленый флаг по образцу российского флага (А. Киннер). В результате голосования проект А. Киннера набрал 61 голос. Однако для принятия решения необходимо было получить 76 голосов, так как это решение меняло статью о флаге в Конституции РК. Поэтому вопрос был перенесен на начало 1993 г..

16 февраля 1993 г. состоялась очередная сессия Верховного Совета, на которой не без сложностей прошло голосование по изменению статьи

Конституции о флаге, в результате которого флагом Республики Карелия стал флаг, предложенный А.

Киннером. В тот же день новый флаг был поднят над зданием Верховного Совета РК.

На том же заседании было принято решение взять за основу герба Карелии проект Ю. Нивина, который он должен был доработать с учетом пожеланий депутатов. В частности, предлагалось снять агрессивность с изображения медведя и поработать над оформлением щита. 28 сентября 1993 г. сессия Верховного Совета приняла доработанный проект в качестве государственного герба РК. Примечательно, что это решение не получило никакого освещения в печати, так как в то время началось противостояние в Москве.

Процесс разработки и принятия гимна республики остался практически незамеченным общественностью. Объявленный конкурс не принес желаемых результатов, что было отмечено на заседании конкурсной комиссии 10

Л ОЛ

ноября 1992 г. . После продления сроков конкурса, 6 апреля 1993 г. был утвержден гимн композитора А. Белобородова с текстом А. Мишина и И. Костина. Долгое время гимн существовал как на русском, так и на финском языках. Однако впоследствии остался только русский вариант текста.

В целом, дискуссия по поводу герба и флага разворачивалась вокруг трех основных линий. Так, важной задачей государственных символов являлось определение границ «своего» пространства, а также демонстрация принадлежности к тому или иному более крупному сообществу. В этой связи, с одной стороны, как было видно из объявления о конкурсе, Карелия стремилась продемонстрировать независимость, суверенитет, и символы рассматривались как важнейший атрибут государственности. Соответственно, часть представителей политической элиты поддерживала проекты, которые демонстрировали бы самостоятельность республики. «Крестовый флаг продолжал бы традиции карельской государственности, [282] отраженные в крестовых флагах Выборгской Карелии и Ухтинской республики, и подчеркивал бы принадлежность территории к Фенноскандии, Северной Европе» . Карелия представлялась как неотъемлемая часть Северной Европы, с которой ее объединяют общее прошлое, общая культура и ценности.

С другой стороны, органы власти Карелии оставались лояльны центральной власти, поэтому они были заинтересованы в том, чтобы официальные символы не только отражали специфику республики, но и одновременно подчеркивали принадлежность республики к России: «нам не грех напомнить, что и Русь, Россия для большинства карелов - это отечество» . Ю. Нивин подчеркивал, что в процессе работы над проектом герба и флага он исходил из того, что границы Карелии постоянно менялись, поэтому его главной задачей стало создание принципиально новых символов, которые не ассоциировались бы напрямую ни с каким историческим этапом в развитии Карелии . При этом включение в проект флага цветов российского флага рассматривалось «не как слепое повторение, а как дань соблюдению этических норм» . Кроме этого, фигура медведя на гербе также являлась данью традиции, поскольку эмблема Новгородской земли, куда исторически входила Карелия, также включала в себя изображение медведя .

Параллельно развивалась еще одна линия - определение «своих», то есть коренных жителей Карелии. Здесь ключевым актором выступило созданное осенью 1991 г. «Карельское движение», отстаивающее интересы карелов и финнов и признающее их в качестве исконных жителей данной территории. При этом наличие данных этнических групп артикулировалось как основа карельской государственности: «республикой мы называемся только потому, что здесь живут карелы и финны... не было бы карелов и [283] [284] [285] [286] [287]

финнов, здесь изначально была бы область: без флага, герба и прочих

288

атрибутов государственной символики» . Соответственно, «Карельское движение» активно поддерживало проект В. Добрынина как возможность возрождения забытых традиций.

Подобная интерпретация встретила серьезное общественное сопротивление. В частности, подчеркивалось, что наряду с карелами, на территории республики проживают и русские, для которых эта территория является исконным местом обитания: «в Карелии издавна было два основных культурных центра - Ухтинская Карелия и русское Заонежье. И если Ухта была колыбелью рун Калевалы, то Заонежье сохранило русские былины» . При этом возможность принятия флага и герба Ухтинской республики рассматривалась как предательство по отношению к русским: «приняв «ухтинский» флаг мы ... перечеркнем все прошлое других культур своей единственной на земле отчизны, все потаенно ценное прочих соседей»[288] [289] [290] [291].

Наконец, еще одним пунктом дискуссии стало определение «золотого века» республики. Официальные символы должны иметь историческую основу, которая вызывала бы положительные ассоциации у населения. В проекте В. Добрынина «золотым веком» выступает период Ухтинской республики, период независимости Карелии от России. Очевидно, что для политической элиты республики начала 1990-х гг. такое толкование истории было невозможным . Предложенные Ю. Нивиным символы были лишены какой-либо исторической, идеологической нагрузки, и поэтому были более предпочтительными. Они позволяли наполнить их тем содержанием, которое было востребованным в то время. Тем не менее, идея А. Киннера о видоизмененном наподобие российского флага КФССР была поддержана большинством депутатов, в том числе и потому, что цвета флага КФССР тесно связаны с победой в Великой Отечественной войне[292] [293]. Таким образом, «золотым веком» карельской истории стал период существования Карело­Финской ССР, который был ознаменован победой в войне.

Законы о государственных символах, регламентирующие правила применения символики, были приняты республиканским парламентом осенью 2000 г., параллельно с начатым на федеральном уровне обсуждением государственных символов России. Следует отметить, что герб Республики Карелия до сих пор не внесен в государственный геральдический регистр. Попытка внесения герба была предпринята только однажды, в 2003 г.. Тогда члены геральдического совета высказали свои замечания относительно герба, предложив доработать его в соответствии с геральдическими требованиями. В частности, предлагалось убрать ветви, обрамляющие щит, так как они образуют венок, что противоречит высокому конституционному статусу субъекта Российской Федерации . Однако, повторного внесения герба на утверждение не произошло, что может быть объяснено разными причинами. С одной стороны, внесение символов в геральдический регистр не носит обязательный характер. Субъекты федерации могут использовать символику без регистрации. Получение регистрационного номера гарантирует только официальную защиту использования символики. С другой стороны, нежелание субъектов приводить символику в соответствие с едиными требованиями может свидетельствовать об их стремлении к самостоятельности, демонстрации независимости от федерального центра.

В декабре 2012 г. по приглашению губернатора А. Худилайнена в Карелию приехал геральдист из Санкт-Петербурга К. Башкиров, который пообещал в течение пяти лет «привести в порядок» герб республики и все гербы муниципальных образований, которые затем можно будет вносить в геральдический регистр[294]. По мнению ответственного секретаря

Геральдического совета при Президенте Российской Федерации, на данном этапе доминирует стремление быть «как все», а приведение символики в соответствие с общими требованиями, позволяет этого добиться. Кроме этого, регистрация нового герба может стать демонстрацией эффективности нынешней команды губернатора, который «может решать проблемы» .

Таким образом, процесс символического оформления в Карелии на первоначальном этапе продемонстрировал наличие двух дискурсов: «эксклюзивной» и «инклюзивной» идентичности, которые активно транслировались в публичном пространстве региона. Окончательный выбор символики демонстрирует выбор в пользу формирования «инклюзивной» идентичности, направленной на гармонизацию республиканских и общероссийских символов. Происходящие в настоящее время процессы, связанные с возможным изменением республиканской символики могут также свидетельствовать о стремлении руководства республики к демонстрации принадлежности Карелии к единому, в том числе символическому, пространству России.

Важным этапом в политике идентичности в Карелии стало учреждение в 1999 году Дня Республики. Как отмечается в пояснительной записке к проекту закона «Об установлении Дня Республики Карелия», День РК - это «символ, олицетворяющий процесс оформления государственности Карелии»[295] [296] [297]. При подготовке к празднованию политическим акторы получили возможность представить собственную интерпретацию политической истории Карелии. Несмотря на то, что предложенное видение вызывает споры в научной и общественной среде297, празднование Дня Республики позволяет транслировать и закреплять «доминирующую» интерпретацию в общественном сознании.

В частности, отмечается, что начало карельской государственности было заложено Постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета 8 июня 1920 г. об образовании Карельской Трудовой Коммуны (КТК). При этом в тексте Постановления подчеркивается, что КТК представляет собой национально-государственное образование «в населенных карелами местностях Олонецкой и

Архангельской губерний»[298]. В дальнейшем наименование данной территории неоднократно менялось, но национально-государственный статус оставался неизменным. Важной вехой в истории Карелии называется период Карело­Финской ССР, когда к республике отошли земли Финляндии в результате мирного договора между СССР и Финляндией от 12 марта 1940 г.. Однако уже в 1956 г. Карелия вновь была преобразована в Карельскую автономную республику, что во многом объяснялось экономическими причинами. Регион не обладал достаточным количеством ресурсов, чтобы иметь статус союзной республики. К последующим шагам в развитии карельской

государственности относят Конституции республики, а также принятие Декларации о государственном суверенитете КАССР, «сохранившей отношения Карелии с Россией как субъекта Федерации»[299]. Другими словами, история Карелии предстает как череда событий, каждое из которых вносило вклад в укрепление и развитие особого статуса республики. При этом история Карелии рассматривается как «неотъемлемая часть российской истории»[300] [301].

Празднование Дня Республики не направлено на обособление Карелии, напротив, как неоднократно подчеркивал Г лава Республики, этот праздник - «хорошая возможность для Карелии еще раз подтвердить принцип: сильны регионы - сильна Россия» . Кроме этого, День Республики является важным элементом ритуализации принадлежности к сообществу. Одна из задач подобных мероприятий — объединение «жителей республики, чтобы понятие Родины, Карелии вошло в сердце каждого», ведь «мы — соборная страна, нам нельзя жить без идеи, которая объединит нас всех» . Другая задача праздника заключается в позиционировании региона в общероссийском и мировом масштабе. День Республики направлен на то, чтобы Карелия стала узнаваемой в России и в мире, на привлечение

303

дополнительных ресурсов .

День Республики отмечается каждый год, однако, наибольшее внимание как со стороны руководителей республики, так и со стороны населения, уделяется празднованию юбилейных дат. В 2000 и 2010 гг. Карелия праздновала, соответственно, 80-летие и 90-летие карельской государственности. Как правило, юбилейные торжества собирают большое количество людей, готовятся специальные мероприятия, которые направлены на то, чтобы еще раз подчеркнуть особый статус республики, озвучить ее историю, обратить внимание на культурные и национальные особенности. Например, празднование 80-летия республики проводилось «с карельским уклоном» для того, чтобы показать, чем Карелия отличается от других304. В частности, ко Дню республики было приурочено открытие специальной выставки в Краеведческом музее, в программу мероприятий были включены фольклорные праздники, театрализованные представления, связанные с историей и культурой Карелии.

К юбилею была разработана специальная эмблема: на фоне

российского флага был изображен контур карты республики, в которую был вписан карельский флаг. Тем самым подчеркивалась неизменная принадлежность Карелии к России, то есть был продолжен курс на формирование «инклюзивной» идентичности, который был обозначен при [302] [303] [304] выборе официальной символики республики. В целом, идея о необходимости разработки особых символов к юбилеям республики использовалась и в 2010 г., когда эмблема Дня республики представляла собой контур карты, который обрамлялся с одной стороны цветами российского, а с другой стороны - карельского флагов. Внутри карты помещался герб республики. Кроме этого, к 90-летнему юбилею был объявлен конкурс на создание символа праздника, по итогам которого талисманом Дня Республики стала рысь. Как было отмечено при объявлении результатов, «изображение этого животного не так часто используется, как многие другие, то есть символ нашего праздника не будет неинтересным»[305].

Отличительной чертой Дня Республики в 2010 г. стало, с одной стороны, особое внимание к празднику со стороны федеральных органов власти. Так, в феврале 2009 году Президент России подписал Указ о формировании организационного комитета под руководством первого заместителя Председателя Правительства РФ В. Зубкова. В План мероприятий по подготовке юбилея республики вошли многие инициативы республиканских властей, связанные со строительством или реконструкцией социально значимых объектов. С другой стороны, впервые программа празднования Дня Республики включала в себя мероприятия во всех без исключения муниципальных образованиях Карелии. До этого, как правило, основное празднование было сосредоточено в столице республике - Петрозаводске. Таким образом, произошло некоторое изменение в восприятии Дня Республики, который стал рассматриваться в большей степени как «возможность реализации большой программы мероприятий»[306]. При этом идея праздника как способа объединения жителей Карелии все еще

продолжала присутствовать в публичном пространстве: «каждый из таких праздников объединяет людей, появляется чувство локтя»[307].

Начиная с 2013 г., концепция Дня Республики вновь претерпевает некоторые изменения. По инициативе Главы Республики А. Худилайнена, центр праздника переносится из Петрозаводска в районы республики. Первым муниципальным образованием, в котором было организовано празднование Дня Республики, стал Пряжинский национальный район. По словам губернатора, День Республики стал мощным стимулом для развития района, в который удалось привлечь дополнительные средства. Так, например, был создан этнокультурный центр, отремонтированы дороги, фасады зданий и т.д. А. Худилайнен отметил, что «празднование Дня республики в разных районах войдут в традицию, наши города и поселки будут расцветать, становиться уютнее и комфортнее для жизни»[308].

Такое же во многом утилитарное восприятие праздника можно обнаружить и при подготовке 100-летнего юбилея Карелии, который будет отмечаться в 2020 году. Как и в 2010 году, подготовка к юбилею курируется на уровне федерального центра, где в соответствии с Указом Президента была создана Государственная комиссия по подготовке к празднику. На Дне Республики в 2013 году А. Худилайнен объявил о начале народной республиканской программы «Моя Карелия - моя Россия», цель которой — «сделать Карелию комфортной и благополучной жизни, почувствовать единство всех жителей республики»[309]. Юбилей республики рассматривается как возможность решить накопившиеся проблемы за счет федерального бюджета. В программу подготовки включаются, в частности, проекты по

строительству новых школ, детских садов, спортивных площадок, автомобильных дорог и др.

Руководитель Карелии предложил провести конкурс на разработку логотипа юбилея с участием общественности, который «станет близким и понятным для всех жителей республики... представлять ее юбилей за пределами Карелии»310. Другими словами интегративная функция Дня Республики хоть и присутствует, но отходит на второй план. На первое место выходит прагматизм. Как отмечает А. Худилайнен, «праздничный салют, конечно, тоже будет, но в первую очередь нам надо привести в порядок республику»311.

Таким образом, анализ процесса символизации и ритуализации принадлежности к политическому сообществу в Карелии показывает, что на сегодняшний день в республике доминирует «инклюзивный» дискурс региональной идентичности. Принятые официальные символы демонстрируют тесную связь Карелии с Россией, направлены на гармонизацию символической продукции. Ритуализация принадлежности к сообществу, выраженная в виде празднования Дня Республики, также не направлена на противопоставление регионального сообщества общероссийскому. Напротив, история Карелии вписывается в историю страны как неотъемлемая ее часть.

День Республики преследует две важных цели: с одной стороны, он направлен внутрь сообщества с целью объединения всех жителей республики и формирования чувства гордости за Карелию, с другой стороны, День Республики становится частью имиджевой программы, направленной вовне. Главной задачей в этом случае становится продвижение Карелии в общероссийском и даже международном пространстве. При этом стоит отметить произошедшую трансформацию в восприятии Дня Республики. Если изначально преобладало стремление к объединению людей, то затем на [310] [311]

первый план выходит прагматизм, возможность решения ключевых социально-экономических проблем территории.

<< | >>
Источник: Цумарова Елена Юрьевна. ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ В РЕГИОНАХ РОССИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ). 2014

Еще по теме § 3.2. Символизация и ритуализация принадлежности к политическому сообществу в Карелии:

  1. РЕСУРСЫ РАЗВИТИЯ АНАЛИТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ
  2. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ АНКЕТИРОВАНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АНАЛИТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ)
  3. ГЛАВА 6. АНАЛИТИЧЕСКИЕ СООБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ КАРЕЛИЯ
  4. субъектность региональных аналитических сообществ: критерии, этапы становления и условия (на примере республики Карелия)
  5. Д.Г. Зайцев, ГУ-ВШЭ ХАРАКТЕРИСТИКИ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ РЕГИОНАЛЬНЫХ АНАЛИТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ И РЕСПУБЛИК КАРЕЛИЯ И ТАТАРСТАН
  6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СРЕДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ: «УМЕРЕННАЯ КОНКУРЕНЦИЯ ПО ПРАВИЛАМ
  7. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕГИОНАЛИСТЫ 1990-2000-х гг.: ДИНАМИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА
  8. Политические институты: сообщество и политический порядок
  9. интеллектуальные сообщества в политическом процессе
  10. политическая субъектность аналитических СООБЩЕСТВ: ФАКТОРЫ СРЕДЫ
  11. 16.1. Гражданство и формирование политического сообщества             
  12. Глава 20 ПОЛИТИЧЕСКИЕ СООБЩЕСТВА
  13. Построение сообщества и символические политические действия
  14. Республика Карелия
  15. 3. Попытка создания Европейского оборонительного сообщества. Планы политической «интеграции»
  16. Раздел II. Положения о внесении изменений в Договор об учреждении Европейского Экономического Сообщества с целью образовать Европейское Сообщество
  17. Цумарова Елена Юрьевна. ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ В РЕГИОНАХ РОССИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ), 2014
  18. З. И. ПИМЕНОВА, прокурор отдела государственных обвинителей Прокуратуры Республики Карелия
  19. Установление групповой принадлежности
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -