<<
>>

Проблема освоения интеллектуального опыта


Жизнь в соответствии с системными моделями порядка в современных самоуправляющихся обществах расширяет возможности человеческого разума. Люди могут учиться и развивать способности к самоуправлению двояко: на жестоком опыте истории и на опыте друг друга; но они всегда стремятся раздвинуть пределы человеческого знания.
Здесь мы сталкиваемся с фундаментальной дилеммой: приобретенные знания используют всего лишь смертные создания.
Джерри Фодор, специалист в области когнитивной психологии, подчеркивал, что человеческий интеллектуальный опыт воплощается в материальных условиях жизни, которые изменяются за «удивительно короткий срок» по сравнению с «вечностью» [39, р. 129 ]. Способность к обучению и использованию интеллекта присуща только живым существам. Именно люди учатся, мыслят, действуют и взаимодействуют друг с другом. Накопление каждым человеком знаний и умений прекращается с прекращением его жизни. Тот факт, что человек смертен, ставит главный предел человеческому интеллекту. Только язык и, соответственно, общение дают людям возможность преодолеть, хотя бы отчасти, те абсолютные пределы, которые ставит им смерть. Язык позволяет передавать интеллектуальный опыт одного человека другим, что дает возможность накапливать его на протяжении поколений и развивать специализацию (разделение труда). И то, и другое связано с проблемами координации.
Любой новый интеллектуальный опыт, накапливаемый каждым поколением, требует своего выражения и передачи современникам. Специализация требует не только передачи этого опыта с помощью языка, но также и овладения определенными навыками и умениями, которые передаются следую
щим поколениям через творческое освоение интеллектуального опыта и расширение границ познания в каждом данном поколении. Любознательность, тяга к обучению и новым знаниям, профессионализм, стремление использовать новые идеи для самовыражения и самосовершенствования — все это предполагает активную жизненную позицию.
Воплощение интеллектуального опыта в бренных созданиях означает, что эти процессы происходят в границах человеческой жизни и среди смертных. Общение ведет к накоплению интеллектуального опыта, но посредники, с помощью которых происходят его приобретение и распространение, — это всегда смертные люди. Знания и умения не накапливаются и не передаются как нечто единое. Продуктивный потенциал общества зависит от того, каким образом эти процессы происходят в пространстве и во времени. На человеческий потенциал обновления — потенциал обучения и накопления новых знаний — влияет то, что будущее любого человека всегда неизвестно. Поэтому долговременное планирование невозможно. Условия существования также достаточно непостоянны. При их непостоянстве достижение гармонии связано со сложными мыслительными операциями в каждом виде деятельности, и тот факт, что интеллектуальный опыт воплощен в бренных существах, требует особого искусства общения, координации, экспериментирования и адаптации.
ОСНОВЫ УСТАНОВЛЕНИЯ ПОРЯДКА В ОБЩЕСТВАХ. ВОЗМОЖ- ность соглашения при установлении порядка в человеческих обществах через их потенциал самоорганизации и самоуправления зависит от того, могут ли люди эффективно решать проблему освоения интеллектуального опыта, будучи смертными созданиями.
Существует ли среди членов общества такой путь распространения знаний, навыков, умений и способностей решать проблемы, при котором люди могут разрешать возникающие конфликты на основе коллегиальности? Или же они должны полагаться на некий господствующий над обществом центр власти?
Ответ на этот вопрос основан на соображениях, изложенных в главе второй. Мы можем сопоставить теорию демократического правления, основанного на методах соглашения, с теорией суверенитета. Ключевые расхождения связаны с использованием языка для установления нормативно упорядоченных взаимоотношений, а также с тем, как заставить людей следо
вать этим правилам. Один метод — это применение принципов порядка, основанного на строгой иерархии посредством команды и контроля. Другой путь — это слабо иерархизированная система, основанная на действии конкурирующих и ограниченных механизмов правления в условиях полудобровольного подчинения [63 ]. Последнее подразумевает распространение потенциальных возможностей самоуправления на все общество, исходя из того, что каждый человек отвечает за управление собственными делами, установление взаимовыгодных отношений с другими людьми и обучение тому, как совершать коллективные действия в самоуправляющихся сообществах.
в меняющихся условиях. Окружающий нас мир может радикально меняться в зависимости от способа освоения обществом интеллектуального опыта. Мир, в котором жило американское общество в 1989 году, очень отличается от мира 1789 года. Условия жизни конца нашего века значительно изменились под воздействием науки и техники. Понятие «пресса» больше не сводится лишь к печатному слову. Железные и шоссейные дороги, воздушные трассы изменили пространство. Промышленность и сельское хозяйство поставляют огромное количество разнообразных товаров. В сфере человеческой организации и взаимоотношений произошли столь же большие перемены и значительные усовершенствования.
Однако, несмотря на все эти перемены, установление порядка в человеческих взаимоотношениях по-прежнему зависит от обязывающей власти слова. Главная проблема современного американского правоведения — толкование языка конституционных документов. Есть сторонники толкования их в духе первоначального замысла и сторонники толкования с учетом таких основополагающих ценностей, как человеческое достоинство, составляющих основу «живой» конституции. Эта проблема интерпретации смысла конституции не может быть решена чисто формальным путем. Она требует обращения к первоначальному замыслу и точному смыслу слов конституции, но в контексте того, что требовалось для разработки и поддержания системы демократического правления, заложенной в общей теории ограниченных конституций. В свою очередь, общая теория ограниченных конституций должна основываться, во-первых, на признанных методах нормативного исследования^ которые позволяют сравнивать смысл ценностных терминов с позиций достижения людьми взаимопонима
ния, а во-вторых, на методах позитивного исследования, которые позволяют сообществам людей признать факт наличия взаимоотношений, противоречащих их намерениям и интуиции. Выводы Джеймса Мэдисона о существовании во всех демократических собраниях сильных олигархических тенденций, например, ставят под сомнение достаточность для больших демократических республик формулы «один человек — один голос» и принципа принятия решения большинством голосов. Можно предположить, что «живые конституции», в условиях господства олигархий, откажутся от системы сдержек, заложенной в ограниченных конституциях, способных поддерживать системы конституционного правления.
Некритическая приверженность прежнему узкому толкованию таких понятий, как «пресса», в эпоху электронных коммуникаций выглядит неразумной софистикой. Неадекватной основой для поддержания конституционного правления в демократическом обществе являются также спекуляции на тему человеческого достоинства. Адвокаты, которые в своем стремлении выиграть дела апеллируют к судьям с аргументацией, выдвигающей на первый план политические спекуляции на тему человеческого достоинства, могут серьезно подорвать американскую юстицию.
Генри Дж. Манн, ведущий ученый в области экономики и права, назвал такую систему «конституционной лотереей» [70, р.26 ]. Он пришел к верному выводу о том, что «все мы столкнулись с огромной опасностью полной утраты идеи правового режима» [ibid., р.32 ]. Правило принятия решений большинством голосов, не ограниченное конституционными сдержками, — это еще одна форма конституционной лотереи. Коали- ции-победители могут создаваться разными путями. В крупных законодательных собраниях лица, осуществляющие прерогативы руководства, могут влиять на составление повестки дня и ход заседаний. Когда коалиции-победители вкушают плоды победы, меньшинство может подвергнуться дискриминации. Долгосрочные интересы сообщества могут быть принесены в жертву временному господству фракций большинства. Зависимость судьбы общества от побед или неудач на выборах и создания коалиций-победителей в законодательных органах — это и есть конституционная лотерея исторических случайностей.
Задача, стоящая перед современным исследователем-юри-
стом, сравнима с задачей, стоявшей перед правоведами XII и XIII веков. Их достижения связаны с тем, что они шли не от буквалистского толкования и не от вольных рассуждений о человеческом достоинстве, а опирались на достижения римского права, пользуясь в его толковании методами нормативного исследования, уходящего в иудейскую и христианскую традиции [9; 143]. Римская концепция империи не подходит к современным условиям. Сейчас нужно использовать общие теории ограниченных конституций, в соответствии с которыми единство права может быть обеспечено скорее разнообразием, нежели единообразием. Согласованная правовая система может быть создана именно через процедуры урегулирования конфликтов, возникающих из-за коллизий между различными нормами.
сообщества на основе взаимопонимания. Проблемы интерпретации и перевода нельзя разрешить, разглядывая некий набор слов на бумаге. Смысл символов всегда основывается на общности в понимании смысла слов. Все языки построены на связи различных уровней речевого общения, направленной на достижение взаимодополняемости разнообразных элементов. Конституции никогда не бывают одними лишь словами на бумаге. Вернее, слова на бумаге являются основными звеньями, объединяющими интеллектуальный опыт смертных созданий, звеньями, придающими смысл их жизни и взаимоотношениям. Но всегда остаются проблемы понимания внутреннего смысла, заключенного в словах, и ошибок, которые свойственно совершать смертным [116].
Без четкого знания существующих альтернатив полноценное использование языка невозможно. Иначе общение людей будет лишено смысла; они будут говорить, но не услышат ответа. Средства массовой информации разрушительно действуют на ключевой для разумного общения фактор взаимности в речевой коммуникации. Граждане, к которым обращаются как к массе, перестают быть разумными инженерами своих самоорганизующихся и самоуправляющихся сообществ. Условия, необходимые для передачи интеллектуального опыта, разрушаются, и цивилизации приходит конец, когда игнорируется разумное общение как одно из главных условий развития цивилизации.
новый путь? Над смыслом американского федерализма как путем установления порядка в самоуправляющемся обще

стве следует серьезно задуматься и американскому народу, и другим народам мира. Какие уроки можно извлечь из того, что Токвиль назвал великим экспериментом по «созданию общества, основанного на принципиально новых устоях»? Что это за теории, «прежде либо вовсе неизвестные миру, либо признанные неосуществимыми», которые «явили человечеству такой удивительный строй жизни, к которому вся предыдущая история никак его не подготовила»?1 Чему может научить нас этот эксперимент и множество других экспериментов, предпринимавшихся с целью построения общества на новой основе? Каким образом можно извлечь из этих усилий, направленных на расширение границ наших представлений, те знания, которые необходимы для совершенствования человеческих способностей к самоорганизации и самоуправлению в будущем мире?
Можем ли мы ответить на вопрос, поставленный Александром Гамильтоном в очерке №1 «Федералиста», а именно: «действительно ли способны сообщества людей к устройству правления по разумению своему и выбору либо обречены они навечно иметь основанием своего политического объединения случай или силу»2. Если политический процесс опирается лишь на победы и неудачи на выборах, на создание коалиций большинства для влияния на законодательные решения, на выигранные и проигранные судебные дела, то размышления и выбор отступят перед конституционными лотереями и игрой случайностей в трагических драмах истории. Если же мы хотим, чтобы размышления и выбор преобладали, то они должны опираться на мысли и чувства, которые придают смысл состязательности, присущей демократическому обществу. Сообщества людей не смогут цивилизовать конфликт и прийти к его урегулированию в отсутствие взаимного уважения. Мы вступаем в спор друг с другом не ради господства и уничтожения других, а ради расширения границ понимания и сочувствия.
бесконечный поиск. Дилемма освоения интеллектуального опыта, с которой сталкиваются все люди, связана с необыкновенным свойством нашего сознания — воображением, которое приводит к изобретениям и обновлению. Человеческое воображение открывает богатые возможности не только для творчества, но и для фантазий и иллюзий. Оно способно создать
представление об универсальности и вечности. Вполне возможно, что человек считает, будто может преступать границы морали и вести себя как всеведущий наблюдатель, знающий, в чем состоит наибольшее благо для наибольшего числа людей.
Эти фантазии и иллюзии широко распространены и являются источником величайших заблуждений и человеческих трагедий. Они присущи бентамам, Энгельсам и марксам этого мира. Они приводят к появлению гитлеров, Лениных и Сталиных. Но они же направляли воображение Спинозы, Дарвина и Эйнштейна.
Как отличить фантазии и иллюзии от истинно творческих возможностей человеческого воображения? Единственный известный мне путь — это формирование культуры исследования, открытой для состязательности, при должной оценке творческого потенциала, присущего конфликту и направленного на его разрешение. Любые фантазии и иллюзии могут содержать в себе ростки творческих импульсов. Лучший метод освобождения этих ростков творчества от всего, что мешает их развитию, — это состязание аргументов и экспериментирование. Такой метод полезен для всех форм человеческой деятельности и не ограничивается лишь академическими аудиториями и экспериментальными лабораториями. Этот метод полезен для освоения интеллектуального опыта и позволяет смертным созданиям стремиться к бессмертию, создавая бессмертные творения. Но следует всегда отделять «блестящую глупость» от «блестящей мудрости», как говорил Гоббс [см. также: 105]. Прогресс человеческой цивилизации зависит от правильности в различиях и разборчивости в выборе. 
<< | >>
Источник: Остром Винсент. Смысл американского федерализма. Что такое самоуправляющееся общество. 1993 {original}

Еще по теме Проблема освоения интеллектуального опыта:

  1. 2.2. Цена и эффективность потребления. Проблема равновыгодное™ в освоении инноваций
  2. 3.2. Ювенальная юстиция в мире: проблема переноса опыта в Россию
  3. Раздел 3 ОСВОЕНИЕ РЕСУРСОВ РАЙОНА
  4. Правовой режим освоения ресурсов морского дна.
  5. Статья 261. Расходы на освоение природных ресурсов
  6. 12.9. Нормирование труда в период освоения производства новой продукции
  7. 5.4. Анализ исполнения бюджета проекта по методу освоенного объема
  8. Доля рынка и кривая опыта
  9. Тренинговые задания по освоению созидательной критики
  10. Кривая опыта
  11. 1.2 Требования к уровню освоения дисциплины
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -