<<
>>

§ 3.1. Институциональное оформление политического сообщества в Республике Карелия

Данный параграф посвящен анализу институционального оформления

политического сообщества в Карелии,. В нем будут представлены основные этапы политического развития республики в 1990-е и 2000-е гг.. Данный анализ необходим для понимания контекста формирования и реализации политики идентичности в Карелии, основным направлениям которой будут посвящены следующие параграфы данной главы.

Процесс формирования политического сообщества в Республике Карелия начался с принятием Декларации о государственном суверенитете КАССР 9 августа 1990 г..

Статья 1 Декларации провозглашала КАССР суверенным государством в составе РСФСР и СССР, отношения с которыми регулируются федеративным и союзным договорами. Единственным источником суверенитета являлся народ, а выразителями воли народа объявлялись органы власти (ст. 2). Кроме этого, Декларация устанавливала гражданство КАССР, с сохранением за жителями гражданства РСФСР и СССР . Таким образом, Декларация определила основы и задала рамки создания политического сообщества в Карелии.

После распада Советского Союза основные усилия республиканских властей были сосредоточены на определение институционального дизайна, задающего правила взаимодействия исполнительной и законодательной ветвей власти в республике, а также определяющего характер отношений между республиканским и федеральным уровнями власти. При этом правительство отказалось от принятия новой Конституции РК, закрепляя новые правила игры в виде принятия поправок в Конституцию 1978 г.. Другими словами, в начале 1990-х гг. руководство республики делало ставку на создание унифицированного аппарата управления и на утверждении [253] автономии республики в составе российского государства. Как было отмечено во второй главе данного исследования, наличие унифицированного аппарата власти и автономии является важным признаком регионального политического сообщества.

Руководителем республики в то время был В. Степанов, который занял пост председателя Президиума Верховного Совета КАССР осенью 1989 года. Надо отметить, что на протяжении своей профессиональной деятельности В. Степанов занимался комсомольской и партийной работой, однако, являлся частью прогрессивных коммунистов254, что во многом определило траекторию политического развития республики в 1990-е гг.. Так, в частности, во время октябрьского кризиса 1993 г. В. Степанову удалось доказать необходимость одновременных досрочных выборов органов государственной власти в Карелии, тем самым предотвратив повторение российского сценария в республике.

После принятия новой редакции Конституции Карелии в 24 декабря 1993 г. уже в апреле 1994 г. состоялись выборы Председателя Правительства и нового состава Законодательного Собрания Республики Карелия. В соответствии с Конституцией в Карелии был учрежден двухпалатный парламент, состоявший из Палаты Республики и Палаты Представителей. Председателем Правительства на безальтернативной основе был избран В. Степанов, который продолжил курс на институциональное оформление политического режима. Кроме этого, Конституция предусматривала проведение выборов в органы исполнительной и законодательной власти местного самоуправления, что было особенно важным в условиях действовавшего в стране моратория на муниципальные и региональные выборы.

Как отмечал в одном из интервью В. Степанов, «до тех пор, пока российские края и области не будут иметь равные права с республиками, о федеративном устройстве России не приходится говорить.

Пока Москва [254] назначает и снимает губернаторов, решает, как развиваться местному самоуправлению, не стоит ожидать появления полноценной федерации. И республики в этом смысле являются ледоколами, они прокладывают путь федерализму в России»[255].

Таким образом, одним из ключевых направлений деятельности органов государственной власти республики в 1990-е гг. стало институциональное оформление нового политического режима, утверждение места республики в системе федеративных отношений Российской Федерации. При этом республиканская власть пыталась выстраивать отношения с федеральным центром на основе прагматических интересов, заявляя о необходимости учета статуса республики, не вступая при этом в открытую конфронтацию с центральными органами управления. Так, в проекте бюджета России на 1998 г. было предусмотрено недостаточное количество трансфертов в республику, что вызвало недоумение у руководства Карелии. В. Степанов тогда отметил, что «если вопрос не решится ... придется пересматривать наши взаимоотношения. Пусть тогда все федеральные службы платят нам арендную плату за пребывание на территории республики»[256]. При этом консолидация политической элиты вокруг В. Степанова «с целью не допустить вмешательства во внутрирегиональную политику» позволила «достигнуть консенсуса без активной политики идентичности»[257].

Важную роль в политической процессе в Карелии играло взаимоотношение между республиканской и местной властьями в городе Петрозаводске. На протяжении 1990-х гг. в республике сложилась система, превратившая столицу Карелии в важный центр принятия решений. Экономический кризис, который в большей степени затронул лесную промышленность, привел к разрушению консенсуса внутри политических элит региона, и позволил мэру Петрозаводска участвовать в избирательной

кампании на пост Председателя Правительства на основе критике действующего руководства.

Политические процессы в республике в 2000-е гг. были связаны, прежде всего, с проходившими в России процессами укрепления вертикали власти и приведения в соответствие регионального законодательства федеральному. Так, в частности, новый Председатель Правительства республики, С. Катанандов, избранный в 1998 г., инициировал изменение карельской Конституции. Одним из главных аргументов в пользу нового распределения власти в республике была то, что ряд положений действующей Конституции «противоречит Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству»258. Кроме этого, подчеркивалось, что «Карелия хотя и названа государством, является частью Российской Федерации и не обладает полным суверенитетом»259. Другими словами, изменение институционального устройства обосновывалось необходимостью встраивания республики в общероссийское правовое пространство.

В новой Конституции было предложено развести должности руководителя региона и главы Правительства, а также реформировать Законодательное Собрание республики, сделав его однопалатным. 26 марта 2000 г. состоялся референдум, на котором жители республики поддержали учреждение поста Главы Республики и реформирование республиканского парламента. Новый вариант Основного закона Карелии был принят в 2001 г., и уже в апреле 2002 года были проведены выборы Главы Республики по новым правилам. Победу на этих выборах в первом туре одержал С. Катанандов, у которого не было значимых конкурентов.

На протяжении двух сроков С. Катанандов находился в конфликтных отношениях с местными органами управления в Петрозаводске.

Пришедшие к власти руководители Петрозаводска (А. Демин в 1998 и В. Масляков в [258] [259]

2002) стремились сосредоточить в своих руках управление городом, что щло вразрез с потребностью республиканских властей контролировать

политический процесс в республике[260]. Наличие сильных политических акторов на местном уровне не позволило главе региона монополизировать политическое пространство, что привело к формированию полицентричного политического режима в Карелии.

Следует отметить, что во время нахождения на посту руководителя республики С. Катанандов уделял основное внимание разработке и выполнению Концепции социально-экономического развития Республики Карелия, которая рассматривалась в качестве первого шага «в формировании государственной идеологии, направленной на обеспечение интересов РК»[261]. Другими словами, Концепция предполагала наличие собственных интересов политического сообщества, которые должны учитываться как при принятии решений внутри республики, так и при взаимодействии Карелии с органами федеральной власти.

Тем не менее, отношение к политической автономии республики в 2000-е гг. было довольно неоднозначным. Так, с одной стороны, в выступлениях политических лидеров и в интервью прослеживалась гордость за особый статус Карелии в России, но, с другой стороны, ценность политической автономии не так уж высока: «мы прекрасно знаем: наша Родина - Россия. Конституция Карелии - это возможность нашего народа учесть свою специфику, особенности жителей Севера, их своеобразие»[262].

Изменение порядка выборов губернаторов осенью 2004 г., трансформировавшее политическую систему России, было достаточно спокойно воспринято руководством республики. Глава Карелии

С. Катанандов, комментируя инициативы Президента, подчеркивал, что ранее сам выступал с подобными предложениями и что только эти меры помогут консолидировать общество и обеспечить его безопасность. Кроме этого, Катанандов неоднократно упоминал, что «пошел в чем-то дальше», но «президент предложил более мягкий вариант, когда по его представлению глава региона избирается законодательным собранием. Я поддерживаю такой вариант. Для Карелии это совершенно нормально, и со временем в республике появится руководитель, назначенный таким образом»263. При этом С. Катанандов не стал ставить перед Президентом вопрос о доверии до окончания срока своих полномочий. В марте 2006 г. В. Путин внес на рассмотрение Законодательного Собрания РК кандидатуру С. Катанандова на пост Г лавы Республики, которая была поддержана большинством депутатов Законодательного Собрания.

С. Катанандов находился во главе Карелии до лета 2010 г. 30 июня 2010 г. президент России Д. Медведев подписал указ о добровольном сложении полномочий С. Катанандова и назначении временно исполняющим обязанности Главы республики бывшего сенатора А. Нелидова. Никто в политических кругах не сомневался, что именно он станет новым губернатором Карелии. Внеочередное заседание Законодательного Собрания РК 21 июля 2010 г. утвердило А. Нелидова на должность Главы республики264. Деятельность на посту руководителя региона А. Нелидов начал с полного реформирования органов государственной власти. Так, были отправлены в отставку все ключевые министры из команды бывшего Главы республики, были внесены поправки в Конституцию Карелии, ликвидировавшие пост премьер-министра и предоставлявшие дополнительные полномочия Главе республики. Теперь Глава республики одновременно являлся и главой правительства. Кроме этого, в новое [263] [264]

правительство А. Нелидов включал в основном приезжих чиновников, формируя вокруг себя команду «новых людей с новыми идеями».

А. Нелидов стал первым руководителем в Карелии, которому пришлось выстраивать отношения с местной политической элитой, а также доказывать свою эффективность федеральному центру. Первую задачу он пытался решать посредством обращения к национальным меньшинствам республики (прежде всего, к карелам), делая основной акцент на национальной природе статуса Карелии. В частности, одну из первых встреч на посту Главы Карелии он провел с членами Совета карелов, вепсов и финнов, а на пост министра культуры назначил этническую карелку Е. Богданову. В августе 2010 г. в политических кругах появились слухи[265], что новый Глава хочет лишить Карелию статуса республики и превратить ее в область, на что А. Нелидов сообщил, что «Карелия - это особая республика, со своим неповторимым колоритом ... мы должны сохранить национальные особенности, должны сохранить статус»[266].

Как было отмечено в предыдущей главе, основным показателем эффективности назначенного руководителя региона для федерального центра являются электоральные успехи партии власти. За время нахождения А. Нелидова у власти в республике одновременно прошли две значимые кампании по выборам депутатов Г осударственной Думы и Законодательного Собрания. «Единая Россия» получила один из самых низких результатов в стране, что во многом определило судьбу Главы Карелии. Сам же руководитель республики оказался в списке самых непопулярных глав регионов.[267] Кроме этого, А. Нелидову не удалось ни решить основные

проблемы республики в экономической сфере, ни взять под контроль основные политические и бизнес группы.[268].

Все это привело к тому, что в мае 2012 г. Президент подписал Указ о назначении временно исполняющим обязанности Главы Республики А. Худилайнена, который до этого возглавлял Г атчинский район Ленинградской области. 24 мая 2012 года депутаты Законодательного Собрания Карелии поддержали кандидатуру А. Худилайнена. Новый руководитель Карелии не стал менять институциональный дизайн республики, сосредоточив основное внимание на решение экономических проблем. Главным направлением правительства А. Худилайнена было объявлено привлечение инвестиций, для чего необходимо «формировать новый имидж доверия к Карелии».[269]

В целом, стоит отметить, что политический процесс в Республике Карелия в 2000-е гг. был направлен на встраивание региона в систему взаимоотношений между центром и регионами, которая в это время претерпевала значительные изменения. Руководители республики не актуализировали проблематику статуса региона, его полномочий, и в целом автономии политического сообщества в Карелии. Как было отмечено в одном из экспертных интервью, ориентация на встраивание республики в общероссийское пространство приводит к некоторому снижению политической автономии Карелии: «Карелия как республика могла бы просить чуть больше дотаций... благодаря этому статусу - «Республика Карелия» с этносом карельским, мы бы могли это сделать пока еще, но мы этого не делаем, осторожничая, и воспринимая себя как область»[270].

Таким образом, процесс институционального оформления

политического сообщества в Карелии тесным образом был связан как с распределением власти внутри республики, так и с характером взаимодействия между центром и регионами. Если в 1990-е гг. тема автономии политического сообщества в республике так или иначе появлялась в публичном пространстве, то в 2000-е гг. главной идеей стала унификация республиканского и федерального законодательства, создание единого правового пространства в рамках государства в целом. Наличие конфликтов между органами власти республики и местным самоуправлением в Петрозаводске привело к формированию полицентричного политического режима, в котором существует несколько центров принятия политических решений.

<< | >>
Источник: Цумарова Елена Юрьевна. ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ В РЕГИОНАХ РОССИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ). 2014

Еще по теме § 3.1. Институциональное оформление политического сообщества в Республике Карелия:

  1. РЕСУРСЫ РАЗВИТИЯ АНАЛИТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ
  2. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ АНКЕТИРОВАНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АНАЛИТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ)
  3. ГЛАВА 6. АНАЛИТИЧЕСКИЕ СООБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ КАРЕЛИЯ
  4. субъектность региональных аналитических сообществ: критерии, этапы становления и условия (на примере республики Карелия)
  5. Д.Г. Зайцев, ГУ-ВШЭ ХАРАКТЕРИСТИКИ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ РЕГИОНАЛЬНЫХ АНАЛИТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ И РЕСПУБЛИК КАРЕЛИЯ И ТАТАРСТАН
  6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СРЕДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ: «УМЕРЕННАЯ КОНКУРЕНЦИЯ ПО ПРАВИЛАМ
  7. Республика Карелия
  8. Цумарова Елена Юрьевна. ПОЛИТИКА ИДЕНТИЧНОСТИ В РЕГИОНАХ РОССИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ), 2014
  9. З. И. ПИМЕНОВА, прокурор отдела государственных обвинителей Прокуратуры Республики Карелия
  10. ЗАКОН ЛИТОВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ «О РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЩИНАХ И СООБЩЕСТВАХ»
  11. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ АНКЕТИРОВАНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АНАЛИТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ)
  12. ЭКСПЕРТНОЕ СООБЩЕСТвО республики ТАТАРСТАН: аналитические центры и специалисты
  13. глава 5. аналитические сообщества в республике татарстан
  14. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕГИОНАЛИСТЫ 1990-2000-х гг.: ДИНАМИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА
  15. Политические институты: сообщество и политический порядок
  16. Глава 5 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА, ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИКИ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -