<<
>>

Характеристика советского режима

Система власти, сформировавшаяся после революции 1917 г, получила впоследствии название административно-командной. Она основывалась ,на жесткой иерархии (как сегодня говорят, властной вертикали) от высшей партийной элиты до низов общества.
Эта система оказалась очень эффективной в решении наиболее трудных проблем, вставших перед СССР. Отмечают ее положительную роль в победе в Великой Отечественной войне. Административно-командная система давала возможность концентрировать усилия населения и использовать все резервы для решения отдельных государственных и хозяйственных задач, например освоения космоса. И в то же время в самой этой системе коренились истоки ее последующего крушения.

Рассмотрим более подробно структуру советского государства. Руководящей и направляющей силой всех организаций СССР была признана брежневской Конституцией КПСС. Конституция закрепила положение, которое фактически существовало с первых дней захвата власти большевиками. Это действительно так, с той поправкой, что не вся партия, в которой насчитывалось около 20 млн, — руководящая сила, а ее верхушка. В ее руках были все средства массовой информации, и партийные вожди могли сколько угодно хвалить себя. В программе КПСС было записано: «Партия ум, честь и совесть нащей эпохи». КПСС не упрекнешь в излишней скромности. Раньше считалось, что ум общества — интеллигенция, честВ — войско, совесть — искусство. Партия все присвоила себе. Для сомневающихся же в ее абсолютной непогрешимости в избытке имелись учреждения, где тех, кого не смогла убедить идеология, «убеждала» физическая сила, как и представить нельзя было в царские времена:

234

Характеристика советского режима

|Сто правил страной? Подле октябрьского переворота на поверхность вместе с немногочисленной группой революционных фанатиков поднялись беспринципные, способные на все властолюбцы. Террор Сталина, повсюду искавшего врагов народа, уничтожил революционный идеализм.

С его смертью и разоблачением Берйя государственный терроризм пришел в упадок- Власть захватил^ бюрократия, вышедшая из недр сталинизма, у которой не былф революционного пыла, потому что все революционно-фанатичнее было искоренено. Бюрократия помнила методы своего шефа, которые ей не однажды приходилось применять в прошлом, и при рлучае пыталась снова использовать их. Она не хотела полностью открещиваться от Сталина, держалась за него, как за каменную ртену* потому что его методы — основа ее власти в историческом и структурном плане. Вскормленная Сталиным и прошедшая его школу бюрократия, не задумываясь, со всей жестокостью подавляла свои* противников, но в силу ряда объективных причин не способна была действовать столь открыто; как в свое время Сталин, и вместо красного фона начал преобладать серый. Авантюризм сменился боязнью риска, стремление к экспансии — жаждой самосохранения, преступная мораль — аморальностью. Если преступникам нельзя отказать в знании жизни, пусть и извращенном, то бюрократы все дальше отходят от народа, которого инстинктивно боятся. Те, кто больше всего кричал о единстве с народом, норовили отгородиться от него пуленепробиваемыми стеклами, сетью охрайников, закрытыми клубами, распределителями и т.п., лишь изредка показываясь людям или издалека с трибуны уча их жить чужими словами.

Иногда политологи наивно вопрошали: как советские руководители не видят, что творится в государстве? А если видят, то почему ничего де делают? До них не доходило, что можно, все видя, ничего не понимать, что понимание есть творческий процесс, а для этого надо обладать творческими потенциями; что идеологические шоры могут совершенно закрыть действительность; что истинные патриоты и просто совестливые люди не могут дойти до вершины власти, не переродившись совершенно; что, поскольку собственное положение руководителей прочно, это поддерживает иллюзию, что все в государстве хорошо.

Партийные организации на всех уровнях отнюдь не стремились к выяснению справедливости в конфликтных ситуациях, хотя к ним обращались За помощью.

Чаще всегЬ они оставались на стороне ими же поставленной администрации предприятий, которые ближе к ним и более тесно с ними связаны. Чего они хотели,

235

Политология

так это чтобы было спокойствие и хотя бы фиктивное (на бумаге) выполнение директив, которые им спускали свыше и которые они спускали ниже. Этим жили сотни тысяч партийных функционеров.

Работники партаппарата на самом деле в полном смысле слова функционеры, т.е. люди, которые за определеннее блага соглашались на работу, которую выполняли если не механически, то, во всяком случае, не вкладывая в нее души, не разбираясь в специфике социальных систем, которыми пытались управлять, и в сложностях, которые возникали; действуя силовым давлением.

Государственная власть функционировала по своим законам как самостоятельная сила, которая гнет преимущественно физически подданных и калечит преимущественно нравственно тех, кто работает в самом ее штате. Положение последних еще безнадежнее, так как они в отличие от подданных, которые ощущают государство как чуждую внешнюю силу, часто не подозревают (может быть, лишь смутно чувствуют), как государственная служба лишает их человеческого облика. П.А. Кропоткин, который имел «счастье» много раз сталкиваться с государственной силой, заключил, что «люди лучше учреждений».

Конечно, в том, что существует, виновно не только государство, а и те, кем оно руководит. Нет власти, говорит герой рассказа Леонида Андреева «Так было», есть только рабы. За свои слабости, доверчивость, безволие люди как бы в наказание Вынуждены покоряться государственному Левиафану. Часто они добровольно отдают себя ему, подобно кролику, который какой-то неведомой силой притягивается к удаву. Известно, что Якир перед расстрелом крикнул: «Да здравствует Сталин!», а многие простые люди плакали, когда Сталин умер. Одной силой пропаганды без обра-Мщения к психологии человека не объяснишь подобный массовый психоз.

Государственная машина была взята большевиками на вооружение, хотя несовместимость ее с идеалами социализма была ясна для основоположников марксизма настолько, что Ф.

Энгельс недвусмысленно писал (высказывалось, правда, подозрение, что сделал он это в попытке привлечь на свою сторону анархистски мыслящие круги) об отмирании государства при социализме. От этого указания коммунистам нельзя было отмахнуться, но нельзя и принять его, поскольку тогда ставилась под вопрос держащаяся на государственном насилии власть. И вот был придуман противоречащий здравому смыслу, но вполне в стиле софистической диалектики тезис: государство отмирает посредством... уси

236

Характеристика советского режима

ления. Под усилением же государства понимался дальнейший от-хоД от представления о нем как об органе, контролирующем и обеспечивающем выполнение свободно выбранными представителями нации законов (идеал государства как «общественного договора» у Ж.-Ж. Руссо), и дальнейшее превращение его в орудие, ставящее всех людей на грань унижения и порабощения, когда честные голоса заглушаются и лишь немногие, продавшие душу за материальные блага или обманутые, имеют право говорить, следуя указаниям самозваных представителей нынешнего и будущего поколений. Человек может претендовать при такой системе только на роль винтика государственной машины. Слова «винтик» И «машина» не случайны — они точно характеризуют бездушность и бездуховность «государства рабочих и крестьян».

Теоретическое сведение человека на положение винтика в марксистской идеологии дополняется его практическим сведением в советском государстве. Здесь никто не остается Самим собой, но становится членом чего-то высшего, чему он подчинялся, причем это высшее — не общая воля всех, а нечто от всех отчужденное, прикрывающееся выразителем общих интересов, от которого каждый пытается, как от ничейного, отхватить кусок побольше, вместо того чтобы цести в него, как в свое, то, что имеет. Чем больше общее становится отчужденным от всех, тем чаще люди хотят взять от него, а не дать. Они приходят в конфликт с отчужденным или идут на компромисс, но не желают быть его жертвой. В то же время они не в силах осознать это отчуждение, или слишком безвольны, чтобы с ним бороться, или слишком эгоистичны, чтобы вообще думать об этом и переживать.

Не встречая Сопротивления, область отчужденного растет за счет тенденций к саморасширению, Присущих бюрократическо-иерархической системе. Пухнут ненужные учреждения и открываются новые, подобные им, плодящие ненужных людей, которые проникают затем в необходимые в принципе учреждения, становящиеся посему также бесполезными.

Ущербность бюрократическо-иерархической системы проследил сам К. Маркс в парадоксе иерархии знания. «Верхи полагаются на низшие круги во всем, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всем, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение»1. В советском обществе из бюрократического круга

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.Х 1. С. 271—272.

237*

Политология

еще труднее выскочить, чем где бы то ни было, потому что управляющие верхи,, не имея необходимой информации для принятия обоснованных решений, лишь санкционировали предоставленные подчиненными проекты. Никто не выдолнял обязанностей, за которые получал деньги. За генсека работал секретариат ЦК, за него аппарат ЦК и т.д. Каждый норовил спихнуть свою работу на нижестоящих, последние же не очець старались исполнять поручения, за которые не ответственны. Дихотомия власти и работы придает правлению извращенно-уродливый характер и ведет к потере им устойчивости. Начальство, привыкнув повелевать и отвыкнув делать, теряет творческую жилку, хотя само положение порождает у данной категории лиц иллюзию, что они способнее и умнее других. Этот момент гораздо опаснее того,' который отмечен К. Марксом. Верхи не только мало знают, но оказываются неспособными к творческой работе. В,И. Ленин любил говорить о выборности и сменяемости в любой момент всех ДОЛЖНОСТНЫХ лиц в социалистическом государстве, но это осталось пустым звуком. Между тем общество, претендующее на воплощение в жизнь социальных идеалов, должно очень внимательйо следить за своими руководителями. Если поведение последних не соответствует идеалам, никакой обман й насилие не приблизят торжества социальной справедливости, а, наоборот, будут тормозить ее осуществление.

Бюрократизация ц чинопочитание проели все этажи общественно^ лестницы.

Эти пороки не придуманы при советской власти, а известны в России со стародавних времен. На предложение Фамусова послужить Чацкий резонно возражает: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Москвавторой половины XX в., которую превращали в образцовый коммунистический город, далеко ушла от патриархальных порядков начала XIX в. Цветы благоговейного трепета перед начальством, которыми всегда ставилась Россия, распустились на благоприятной почве советской власти во всю красу, и отношения подчинения заменили нравственные принципы и даже юридические законы.

При глобальной бюрократизации и иерархизации государственного устройства искреннее желание работать у всецело зависимых от начальства людей возникает редко. Рабочий зависит от мастера, мастер от начальника цеха, начальник цеха — от директора, директор от начальника главка, тот от министра, министр от совета министров, а последний от политбюро. Но свободен ли в своих решениях сам генсек? Разумеется, нет. Он полагается на мнения нижестоящих, те — на стоящих еще ниже, и мы должны

238

\ Характеристика советского режима

1 Толстой Л.Н. Соч. М., 1913. Т. IV. С. 81.

239

—^-:-.-.-,-

пробежать по административной лестнице теперь сверху вниз. Положение зациклилось: подчиненные не хотят работать на правителей! видя, что те присваивают плоды их труда, а правители не могут ни отказаться от своих привилегий, ни заставить низы работать Низы не хотят, верхи не могут — революционная ситуация, по ВШ. Ленину.

Ирония судьбы заключается в том, что в XIX в. тысячи русских люд#й, начиная с декабристов, щбли за идею конституции, представительного правления и тому подобные политические вещи, и вот как будто их идеи воплотились в жизнь — есть Конституция и все ^стальное. Но на бумаге., содержащей много хорощих слов и» составленной так обтекаемо (помогла демагогическая школа марксистской идеологии), что под Основной закон можно подвести любое беззаконие. Достаточно процитировать ст. 50: «В соответствии с интересами народа и в целях укрепления и развития социалистического строя гражданам СССР гарантируется свобода: слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций». При такой казуистической формулировке любое действие может быть запрещено, если правители (они судьи) посчитают, что оно не в интересах народа или не спосрбствует укреплению социалистического (т.е. их) строя. Печальный опыт борьбы 'за конституцию и вообще история политической борьбы в России показывают ценность ее как таковой. Творцы советского права руководствовались, по-видимому, лозунгом М.Е. Салтыкова-Щедрина: «Надо такой суд устроить,, чтобы он был и все равно как бы его не было».

Каков Основной закон, таковы и все остальные. Щедринское определение российского судопроизводства справедливо, так же как и слова Л.Н. Толстого: «Во воех отраслях русской администрации мы привыкли к несоответственности официальной законности к действительности»1. Законы есть, суды имеются, и видимость правосудия налицо. Но только видимость. Каково государство, таково и право, и советское государство вполне оправдывает определение государства как комитета по управлению делами... в данном случае не буржуазии, а господствующей партийной бюрократии, и права как организованного узаконенного насилия одного класса над другим.

Социальная концепция Маркса была превращена в непогрешимую квазиредиггию, которой требовалось беспрекословно по

Политология

клоняться — в немалой степени из-з& слабости рациональных основ русского менталитета и ложно понятого коллективизма. Марксистская идеология выполняла роль псевдорелигии, используя традиционные религиозные структуры мысли, в которые народ лривык верить. Вера в рай на небе сменилась «научно обоснованной» верой в рай на земле, который будет построен к 1980 г. Но второго пришествия можно ждать вечно, а вот зафиксированный в Программе КПСС год построения коммунизма пришел довольно скоро. Партийные прогнозы не выдержали проверки практикой — главного в марксизме критерия истины.

Стремясь свести на нет разнообразие взглядов и жизни, советский строй подрубал Корни своего существования. Ему было все легче управлять все более однообразной массой, но масса уже не могла помочь его функционированию. Казавшееся монолитным и прочным здание рухнуло в одночасье.

<< | >>
Источник: Горелов А. А.. Политология в вопросах и ответах : учебное пособие. — М.: Эксмо. — 256 с. — (Учебный курс : кратко и доступно).. 2009

Еще по теме Характеристика советского режима:

  1. Характеристика советского режима
  2. § 1. Соотношение сил между СССР и США и проблемы двусторонних советско-американских отношений
  3. § 2. Руководители советской юстиции о теоретических основах советской уголовной политики и уголовного права
  4. 3. Зависимость форм политического конфликта от типа политического режима
  5. | 8.5. Социологический оодход к политическим режимам            
  6. М. Ю. КОБИ1ЦАНОВ, А. А. ВКЛОЗКРЦЕВ ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА И ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ
  7. § 1. Понятие и общая характеристика терроризма
  8. Глава 9 «ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА» И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД: ОТ «ЭМПИРИКИ» К «ТЕОРИИ»
  9. Структура власти и характер режима
  10. 3.3. Развитие законодательства об уголовном наказании и его исполнении в советский период
  11. Смена поколений советской элиты
  12. Основныеподходы к пониманию белорусского режима
  13. Универсальные характеристики тоталитарных режимов
  14. § 4. Типология тоталитарных режимов
  15. Глава 1 Понятие и характеристика политической системы
  16. Авиастроительные КБ в Советской зоне Германии
  17. Характеристика форм и способов легитимации политического управления
  18. 1. Понятие и виды административно-правовых режимов
  19. § 2. Проблема формирования публичных ценностей в условиях региональных политико-административных режимов (на примере СевероЗападного федерального округа)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -