<<
>>

Часть III. Эмпирические и аналитические иллюстрации


[Id] Экономический подход к браку, который разработал Гэри Бек- кер, иллюстрирует этот момент. Беккер утверждает, что разумные субъекты заинтересованы в углублении разделения труда по гендерному признаку и тем самым укрепляют и свой брак[95].
Чем больше супруги зависят друг от друга в силу взаимно дополняющего характера имеющихся у них навыков (например, один растит детей, а другой зарабатывает на жизнь), тем стабильнее их взаимоотношения.
[1е] Томас Уортенберг рассматривает соответствующий случай, когда муж, не являющийся сторонником дискриминации, действует в рамках структуры, которая характеризуется структурным искажением в том смысле, что в ней преимущество получают мужчины, т. е. он живет в маскулинизированном обществе[96]. Несмотря на тот факт, что данный конкретный муж лично не дискриминирует свою жену, альтернативы ее действий и имеющиеся в ее распоряжении варианты производны от гендерного дисбаланса, присущего институциональной среде. Поэтому
получается, что жена зависит от своего мужа и находится в неравных отношениях с ним, несмотря на то, что он предпочитает отношения недискриминационные. Координируя свои действия с действиями жены, этот муж реализует свои интересы более полно, чем его жена, и фактически навязывает ей свою волю.
[Ih] Один из «кодов» любви, о которых пишет Никлас Луман, состоит в обозначении ее как «межличностного взаимопроникновения на высоком уровне»[97]. Влюбившись, человек намеревается изучить и понять личность того, кого полюбил. Проблема нахождения общего знаменателя двух личностей не имеет раз и навсегда данного решения, потому что каждая из этих личностей имеет сложную многоуровневую структуру.
[Пс] По определению, которое часто используется в экономической литературе, оппортунизм подразумевает, что человек «преследует личный интерес с использованием коварства»[98]. Иными словами, оппортунизм позволяет одной из сторон осуществить план, обманув другие участвующие в нем стороны.
[Не] Представители институциональной экономики уделяют повышенное внимание гибридным формам (hybrids), на основе которых осуществляется долговременное сотрудничество между партнерами, формально сохраняющими свою независимость. Долговременное сотрудничество ведет к возникновению специфических активов, которым трудно найти альтернативное применение вне рамок конкретной сделки, не нанеся при этом серьезного ущерба их ценности. В конечном счете, стороны оказываются в такой зависимости друг от друга, что не могут избежать властных взаимоотношений, если эта зависимость приобретает асимметричный характер[99]. Специфические активы приводят к возникновению структурного перекоса: их владелец имеет преимущество в переговорах о распределении прибыли от сотрудничества.
[Ilf] Обычно экономисты ведут разговор о разделении полномочий по контролю в терминах отношений между Принципалом и Агентом[100]. Фордизм (имеется в виду Генри Форд) иллюстрирует идею рассогласованной власти в чистом виде. Например, предполагается, что за хорошую зарплату (знаменитая политика $5 за рабочий день) сотрудники должны согласиться на утомительную работу за конвейером и отказываются от попыток оспорить или хотя бы ограничить всевластие своего босса.
Форд, — как и некоторые другие современные ему предприниматели, включая Джорджа Пульмана, дошел до того, что пытался
присвоить себе право контролировать моральный облик своих работников[101].
[Ilg] Вебер не вдается в детали, касающиеся частной бюрократии. Он просто противопоставляет государственное учреждение частной канцелярии или бюро, которое создается для управления предприятием[102]. Концепт техноструктуры помогает пролить свет на этот вопрос. Джон Гэлбрейт использует этот термин для описания всей совокупности работников, от менеджеров высшего звена до работников умственного труда, обладающих специальными знаниями и умениями, которые организованным образом задействованы в процессе принятия решений. Другими словами, техноструктура означает любое «организованное знание», касающееся работы фирмы[103].
[Hi] Структура сети с колесообразной структурой предполагает, что право контроля делегируется тому члену, который временно оказывается на пересечении коммуникационных каналов. В этом случае власть бывает результатом решения, основанного на консенсусе (i), который вырабатывается на основе общей заинтересованности в сокращении информационных издержек и оптимизации информационных потоков (II). Поэтому «видимость иерархии вряд ли можно считать нарушением структуры группы с однородным составом»[104].
[Ilg+Ilh+IIi] Перечень аргументов, приводимых в пользу фирм, принадлежащих рабочим и находящихся под их демократическим контролем, обычно содержит ссылки на установившиеся правила и их соответствие коллективным представлениям, на необходимость выражения согласия со стороны подчиненных. Во-первых, сторонники самоуправляемых фирм предполагают преобразовать структуру собственности, не нарушая при этом имущественных прав (например, помогая сотрудникам выкупать акции по Плану владения служащими акциями своих компаний, Employee Share Ownership Plans) и трактуя право собственности как «право на приобретение собственных ресурсов, необходимых для обеспечения политической свободы и достойного существования»[105]. Во-вторых, экономический смысл самоуправляемых фирм сводится к тому, что они усиливают «у работников материальную заинтересованность в том, чтобы делиться приватной информацией»[106], которая
представляет ценность с точки зрения управления (например о том, насколько старательно работают сотрудники). Другими словами, самоуправляемые фирмы помогают достичь единства интересов и убеждений. В свою очередь, существование общих интересов создает безусловную необходимость в регулярном выражении согласия со всеми ключевыми решениями. Купить команду людей — не то же самое, что купить товар[107].
[111а] Попытки оправдать деспотизм и этим сделать его приемлемым в глазах обобщенного Подчиненного нередки. Например, отцы-основатели европейского Просвещения больше доверяли просвещенным деспотам, считая их движущей силой реформ, а не представительным правительствам[108]. И все же здесь присутствуют элементы случая Illh (когда есть ссылка на совокупность общих представлений, воплощенных в научной доктрине), и чистые случаи оправдания власти просто фактом обладания ею встречаются не столь часто.
[Шс] История realpolitik, или политической сферы, заполненной коррумпированными людьми и коррумпированными правителями, начинается с «Государя» Николо Макиавелли: «Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание. Такой совет был бы недостойным, если бы люди честно держали слово, но люди, будучи дурны, слова не держат, поэтому и ты должен поступать с ними так же»[109]. Главная задача политтехнологий и, в частности, «черного пиара» состоит в оправдании власти путем искажения информационных потоков, если оправдать эту власть на основе неискаженной информации представляется невозможным. Инструментарий политтехнологов включает строительство политических партий, в том числе и таких, которые находятся в «псевдооппозиции», уничтожение других партий, провоцируя, например, конфликты и расколы, определение общей динамики проводимых ими кампаний, создание мифов и т. п.[110]
[Ше] Ситуация гегемонии, которую впервые описал Антонио Грамши, возникает в результате структурных перекосов в системе в целом, а не только из-за перекосов в рыночных структурах[111]. Гегемония означает, что субъекты, на которых распространяется власть, воспринимают ситуацию таким образом, что не видят никакой серьезной альтернативы и соглашаются на собственное подчиненное положение, как на меньшее из двух (или более) зол. Дело в том, что тот, кто наделен властью, может с успехом убедить подчиненного, что его/ее смирение и есть меньшее из всех зол даже тогда, когда существуют серьезные альтернативы. Тогда искажения и перекосы на уровне культурных представлений обеспечи
вают обоснование передачи контроля. Подобное смещение происходит в результате распространения определенных идеологий, или, как их называет Даглас Норт, общих ментальных моделей. «Идеологии представляют собой общие рамки ментальных моделей, которые принадлежат группам людей, и которые помогают как интерпретировать окружающий мир, так и предписывают варианты его изменения»[112]. Если рассматривать альтернативы через призму искаженной идеологии, то многие из них утрачивают свою релевантность, что способствует оправданию статус кво.
[IHf] Рационализацию подчинения не следует смешивать с его обоснованием через отсылку к рациональным соображениям. Первое соответствует нормальному действию (клетка Ilf), а отношения найма служат иллюстрацией (зарплата делает планы и интересы босса и работника совместимыми). Второе требует выхода за рамки конкретного плана в «сферу денег»[113] или в «рыночный мир» (monde marchand)[114]. Тем не менее, существует противоречие в утилитарных принципах, когда их используют для оправдания подчинения в глазах обобщенного Другого: «То, что происходит на рынке, должно, как минимум, приближаться к обмену между равными»[115]. Из-за этого противоречия человек редко слышит рациональные доводы в пользу подчинения богатым, которые звучали бы публично и за пределами фирмы. Напротив, такие аргументы нужно «развенчивать» с помощью критического анализа. Карл Маркс определяет капитализм как систему, основанную на контроле собственником капитала всего производственного процесса. Подчинение процесса производства целям накопления капитала наделяет его собственника определенными организационными функциями. «Команда капиталиста на поле производства делается теперь столь же необходимой, как команда генерала на поле сражения»[116].
<< | >>
Источник: А. Олейник  О. Гаман-Голутвина. Административные реформы в контексте властных отношений: А28 Опыт постсоциалистических трансформаций в сравнительной перспективе. 2008 {original}

Еще по теме Часть III. Эмпирические и аналитические иллюстрации:

  1. Раздел III АНАЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТРУМЕНТЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА
  2. Раздел III АНАЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТРУМЕНТЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА
  3. ИЛЛЮСтрАЦИИ
  4. Часть III. ПРИЛОЖЕНИЯ
  5. ЧАСТЬ III ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО
  6. Часть III Соматика в организации
  7. Часть III. Утрата гражданства
  8. ЧАСТЬ III ОРГАНЫ ОБЛАСТИ
  9. Часть III Право на равенство
  10. ЧАСТЬ III. СЕМЕЙНЫЕ ДЕЛА
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -