Задать вопрос юристу
 <<
>>

11.2. РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ КОНФЛИКТОВ

Для первых человеческих сообществ конфликты представляли собой повседневные явления и не были объектами научного исследования. Детальное описание войн и первые оценки конфликтов были сделаны в античную эпоху.

Древнегреческий мыслитель Гераклит считал, что все существующее находится в непрерывном движении. По его мнению, это необходимый процесс, порождаемый борьбой противоположностей, которая в свою очередь является необходимым атрибутом бытия. Войну Гераклит считал отцом и царем всего сущего.

Платон считал войну величайшим злом. Когда-то существовал «золотой век» и люди относились друг к другу исключительно доброжелательно, однако позже война стала необходимостью.

Цицерон выдвинул идею «справедливой и благочестивой войны*. Такая война, на его взгляд, может вестись для отмщения за причиненное зло и изгнания из страны вторгшегося врага.

Христианская философия изначально стремилась доказать преимущества мира, согласия и братства. На рубеже II—III вв. ее видные представители развивали аргументацию, направленную против вооруженных столкновений, однако, уже в IV в. принцип несовместимости войн с христианством начал ставиться под сомнение.

Эпоха Возрождения дала сложные и противоречивые оценки политическим конфликтам. Такие мыслители, как Т. Мор, Э. Роттердамский, Ф. Рабле, Ф. Бэкон выступали

284 с резким осуждением социальных конфликтов и войн.

Э. роттердамский, в частности, не только отмечал тот факт, что «война сладка для тех, кто ее не знает», но и указывал на наличие собственной логики начавшегося конфликта, который разрастается, подобно цепной реакции, вовлекая в орбиту своего воздействия все новые слои населения. Он обращал внимание на сложность примирения противостоящих в конфликте сторон даже в том случае, если они стоят на сходных духовных позициях. «Наибольшим абсурдом является то, что Христос присутствует в обоих враждебных лагерях, как будто сам с собой ведет борьбу».

По мнению В. Пристли, Ш. Монтескье, Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо, Вольтера, вооруженные конфликты сопутствуют «варварской эпохе», т. е. средневековью. Лишь отмена феодальных отношений способна привести к «вечному миру». В социально-философских трудах этого периода значительное внимание уделялось поиску рациональных форм организации общественной жизни, которые устранили бы причины конфликтов, связанные с несовершенством форм государственной и общественной жизни.

В XIX в. наметился подход, при котором конфликты стали рассматриваться как позитивное явление, способствующее прогрессивному развитию общества. В это время исторический процесс сопровождался бурными изменениями в экономической, политической, духовной и других областях общественной жизни. Поэтому развитие в общественных теориях подается так, что конфликты и столкновения представляются не просто возможными, а неизбежными явлениями социальной действительности. Исследованием конфликтов в данный период занимались Г. Гегель, Т. Мальтус, Г. Спенсер, У. Самнер, Л. Гумпло- вич, К. Маркс.

На рубеже XIX-XX вв. разработка проблематики политического конфликта происходила в основном в рамках социологии. Американские ученые исследовали социальную жизнь в аспекте четырех типов взаимодействия: соревнования, конфликта, приспособления и ассимиляции.

Конфликты здесь играют важную роль, так как являются связующими звеньями между перечисленными типами и выступают важнейшим источником социаль-

285

ных трансформаций. В первой половине XX в. возникло научное направление, представители которого (М. Вебер, В. Парето, Г. Моска, Ф. Оппенгеймер, А. Бентли) специально обратили внимание на необходимость изучения конфликтов и изменений, а не только согласия и стабильности в общественной жизни. В центре внимания были такие конфликтогенные факторы, как взаимодействие политических элит, политическое насилие, столкновение групп интересов.

Опираясь на предшествующие достижения науки, целостная теория конфликтов сформировалась только к 60-м гг. XX в. Не случайно важную роль в изучении конфликтов сыграл психологический подход. Привнесение его в сферу исследований политической науки произошло в контексте применения теории бихевиоризма, изучающей поведенческие механизмы и стимулы жизнедеятельности человека. В окончательном виде, такая теория конфликтов (К. Боулинг, Т. Шеллинг), вобрав в себя формализованный понятийный аппарат экономической науки, расширила предмет своих исследований до границ биологической концепции «теории систем» и «теории игр* (А. Раппопорт).

В современной теории конфликтов присутствуют два направления. Первое трактует правовые, философские и исторические аспекты, являясь классической теорией конфликтов). Второе — модернистское — основано на эмпирическом и математическом подходах структурнофункционалистского анализа конфликтов. К. Боулдинг видел главную причину конфликтов в борьбе за существование в обществе, что роднило его теорию со школой социального дарвинизма. Конфликты рассматриваются как опознавательные сигналы системы, говорящие о появлении созревших противоречий и столкновении интересов. Развернутая классификация конфликтов, по К. Боулдингу, предполагает три организационных уровня — индивидуума, группы и организации, для которых характерны: 1)

конфликты между индивидами; 2)

«пограничные» конфликты между изолированными в пространстве группами; 3)

«экологические» конфликты между пересекающимися в пространстве группами; 4)

конфликты между гомогенными организациями (государствами); 5)

конфликты между гетерогенными организациями (например, между государством и Церковью); 6)

конфликты между индивидом и группой (в семье); 7)

конфликты между индивидом и организацией (в государстве); 8)

конфликты между группой и организацией (между политической партией и общественной организацией).

Эта типология уязвима из-за чрезмерного обобщения и формализации, не позволяющих эффективно и содержательно применять ее к анализу конкретных конфликтов, поскольку их специфическое общественно- политическое происхождение в ней не прослеживается. Поэтому возникли схемы, основанные на сущностных аспектах, классифицирующих конфликты сообразно их дезинтегрирующему или интегрирующему характеру.

А. Раппопорт выделил три главных характеристики, одновременно выступающие и как уровни, и как главные типы конфликтов: война, игра, спор. Применение «теории игр* к общественной жизни привело к установлению четырех стадий развития конфликта: исходный пункт, обнаружение противника, усилия, взаимное действие.

Но такая формализация влечет за собой подмену смысла и содержания конфликта результатом. Так, война (третья стадия) подразумевает уничтожение противника, игра — выигрыш и объявление победителя, а спор — убеждение оппонента в его неправоте, что в каждом случае снимает действие конфликта. Поэтому наиболее эффективная область применения бихевиористской концепции теории конфликтов — экономическая наука. Отдельно взятый индивид с его особенностями удачно укладывается в формулу ?исходной точки*. Понятия «экономическая конкуренция» и «интерес производителя» или потребителя в категориальном смысле роднятся с понятием «конфликт*. Следует Уточнить одно важное условие. Конкуренция выражает параллельные стремления и интересы, тогда как конфликт — противоположные, конкуренция предполагает

287 упорядочение, а конфликт — беспорядочен, сознателен и периодичен. Поэтому экономическая наука делает важный вывод: экономическим отношениям в принципе присуще очень много общих примиряющих элементов в конкретных ситуациях, другими словами, в чистом виде конфликт, в котором существуют только противоборствующие интересы, на экономической почве возникает крайне редко.

Модернистское направление теории конфликтов рассматривает в большей степени не сам конфликт или его содержание, а признаки, характеризующие динамичное состояние той системы, в которой протекает конфликт. Поэтому его еще называют «социальной физикой» или «социальным детерминизмом*. Особенностью конфликта является уверенность, что он познаваем, регулируем и разрешим.

Социальной основой этого подхода служит преувеличенно оптимистическое представление о современной модели западной демократии как об обществе благоденствия, в котором достигнут высокий уровень развития во всех сферах жизни, обеспечивающий повышенную прочность и стабильность.

Возникает потребность приблизить и конкретизировать теорию конфликтов применительно к явлениям и событиям общественной жизни и, в частности, политическому процессу. Так, Р. Дарендорф поднимал проблему возникновения конфликта в аспекте столкновения интересов общественных классов, С. Липсет фокусировал внимание на анализе управленческих действий бюрократии (государственного аппарата) и правящих элит при разрешении конфликтов и посредничестве в них. Таким образом, актуализируется проблема «конфликт—интеракция», которая и пребывает в центре внимания политического анализа теории конфликтов. В поисках путей выхода из ситуации конфликта М. Дюверже сделал вывод, что в любом обществе существует как конфликт интересов, так и их интеграция, и на любом витке эволюции общества в нем воспроизводятся конфликты. Именно в этом контексте он критиковал марксизм за идеалистические представления о коммунизме как «золотом веке* человечества, в котором исчезнут все конфликты. Дюверже выявил различие между открытой формой конфликта демократических систем и

288

скрытыми конфликтами недемократических, вызванных общественно-экономическими факторами.

Англо-американская школа политологии создала теорию регуляции конфликтов и владения конфликтной ситуацией. К. Дойч ввел определение солидарных и конфликтных систем в соответствии с тем, что служит их связующим началом: взаимная польза или столкновение интересов. Концепция Д. Аптера предполагает существование трех степеней и трех форм общественных конфликтов в зависимости от того, происходит ли столкновение предпочтений (кооперация), интересов (конкуренция) или основных ценностей. Только в последнем случае можно говорить об открытом конфликте. Отсюда следует важный вывод о способе разрешения конфликтов: необходимо последовательно трансформировать конфликты ценностей в конфликты интересов, т. е. конкуренцию, а затем — попытаться кооперировать их. Эта теоретическая модель одновременно служит социальной программой прикладной англо-американской политологии. Она призвана сформировать в общественном сознании представления, направленные на регулирование и трансформацию конфликтов.

Показательно, что американская политическая система, часто критикуемая за то, что две крупнейшие политические партии декларируют одни и те же ценности, свидетельствует о реальной ситуации, в которой крайне невелика возможность разрастания политического конфликта в открытой форме, но очевидно проявляется конкуренция (как столкновение интересов), а в некоторых случаях — прямая кооперация (выбор и согласование предпочтений). Таким образом, в масштабе всего общества становится возможным консенсус. Эти положения отражают общую логическую цепочку концепции демократии, которая анализирует борьбу соперничающих элит за власть, а на следующем этапе — кооперацию пришедших к власти элитарных групп (политической, военной, финансово-промышленной, интеллектуальной элит) в разных сферах общественного бытия.

Для «консорциальной» (сотрудничающей) системы характерно, что группы, объективно являющиеся носителями конфликтного «вируса», формируют механизм посредничества в интересах и не представляют угрозы для общественной интеграции. Это позиция плюрализма, которая в отличие от концепции классовых конфликтов и классовой поляризации Маркса ставит в центр теории проблему урегулирования конфликтов.

Успешное урегулирование конфликтов требует полного или частичного соблюдения следующих условий: стабильная коалиция, пропорциональное представительство различных интересов, деполитизация общества, взаимное право вето, готовность к компромиссам и концессии (взаимным уступкам). Опора исключительно на мнение доминирующей стороны («институт большинства») не способствует урегулированию конфликтов, а лишь обостряет их. Урегулирование конфликтов должно происходить путем обретения национальной идентичности (сплоченности и единства) форсированными методами и в короткий срок не только не приносит успеха, но и приводит, как правило, к широкому применению насилия. Большую роль в урегулировании конфликтов играют лидеры конфликтующих групп. Только руководители (групп, элит, партий и движений) обладают реальной возможностью вывести ситуацию конфликта в позитивное русло интеграции. Непосредственная роль «рядовых членов* группы интересов в основном негативна, в лучшем случае лишь косвенно позитивна. Важно стимулировать мотивацию в регулировании конфликтов, если элита (группа) начинает соответствующую деятельность.

Согласно такому подходу, урегулирование конфликтов — прерогатива конкурирующих элит, ожидающих от масс не участия, а поддержки. Естественно, что в развивающихся странах, где политическая система находится на стадии становления, конфликты закономерны, ибо условия модернизации предполагают ускоренный процесс изменений. Он осуществляется, как правило, директивными и прагматичными действиями правящей элиты и первоначально встречает сопротивление общества. Конфликт обостряется, но в дальнейшем ход развития (с учетом коэффициента эффективности перемен) переходит в русло «системы примирения*. В этом смысле урегулирование конфликтов заключается во взаимной гаран-

200

тии терпимости к интересам друг друга со стороны групп, участвующих в конфликте ценностей (Р. Даль). Этот более рациональный принцип полиархии в противоположность модели идеальной демократии нацелен на поиск реалистичных критериев возможного существования общества, поэтому система урегулирования конфликтов занимает в проблематике демократии центральное место.

Взаимосвязанные понятия «конфликт» и «интеграция» являются фундаментальными категориями любой теории политики. Теория конфликтов и способов их разрешения применительно к анализу демократической политической системы выстраивает следующую зависимость. Противоречия интересов накапливаются в экономической, социальной, этнической, культурной подсистемах общества и выходят на уровень политической системы в целом. Изначальный «дефицит» политического регулирования конфликтов вызван вынужденной ситуацией распределения ресурсов, которыми располагает распределительная система государства и которые изначально не в состоянии максимально удовлетворить потребности и запросы общества. Поэтому конфликтные взаимоотношения суммируются как проблематика власти, использующей силу, влияние, контроль, авторитет в качестве механизма удовлетворения интересов.

Основной функцией власти должно быть упорядочение конфликтов и согласование интересов. Так, Д. Истон трактует проблему власти как способ мобилизации людей для деятельности, направленной на разрешение конфликтных интересов ради интеграции общества. Нарушение интеграции и невозможность достижения консенсуса ведут к утрате легитимности власти. Вызовы времени привели к уточнению позиций в теории конфликтов: от «мягкой» концепции англо-американской школы, предпочитающей исследовать не сами конфликты, а условия политической стабильности и «общественной симметрии», к более жесткому отделению реалий общественной жизни от установленных норм и правил. Во-первых, подчеркивается различие между конкуренцией, которая развивается по предложенному сценарию (например, «правилам игры» в экономической деятельности), и собственно конфликтами 10* 291 как нарушением общественных норм. Во-вторых, главная задача в регуляции конфликтов состоит в первую очередь в упорядочении вертикальных конфликтов (между государственными и общественными институтами, властью и обществом), а не горизонтальных, которые лишь косвенным образом могут привести к дестабилизации политической системы.

<< | >>
Источник: Акопов Г.Л.. Политология: учеб. пособие — Ростов н/Д: Феникс. — 350с. — (Высшее образование).. 2009 {original}

Еще по теме 11.2. РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ КОНФЛИКТОВ:

  1. Развитие теории конфликта
  2. 3. Развитие теории социального конфликта во второй половине XX в.
  3. 5.1. ТЕОРИИ «ИСХОДНОГО КОНФЛИКТА»
  4. 5.2. ТЕОРИИ «ПРОИЗВОДНОГО» КОНФЛИКТА
  5. § 2. Интерпретативные теории множественности нормативных категорий урегулирования конфликтов
  6. 4. Развитие (эскалация) конфликта
  7. Стадия развития конфликта
  8. Процесс развития конфликта
  9. Заметка о литературе по теории конфликта, представляющей особый интерес для экономистов.
  10. Характеристика этапов развития конфликта
  11. 18.2. ПРОЦЕСС ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КОНФЛИКТА
  12. 3.2. ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ КОНФЛИКТА
  13. § 4. Развитие конфликта
  14. Особенности развития межэтнического конфликта
  15. Развитие конфликта
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -