<<
>>

2. ТЕРМИНОСИСТЕМА И ТРЕБОВАНИЯ К ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Представляется, что в этой отрасли знаний можно было бы предусмотреть следующие положения72: 1. Всестороннее осмысление уровня качества предполагаемого криминологического термина, или свойств, которыми обладает слово.
Эти свойства должны быть интегрированы в способность термина адекватно выражать сущность понятия. Полагаю, что в качестве таких терминов можно указать термин «жертва преступления», «насильственная преступность» и др. 2. Важно, чтобы термин соотносился только с одним научноопределенным понятием и имел однозначимость, одну дефиницию или краткое логическое определение понятия, в котором выражены наиболее существенные, отличительные признаки объекта. Термины, не отвечающие данному требованию, являются некорректными, именуются дублетными73, точнее, их можно назвать многозначными. Например, нельзя назвать удачным термин «государственная преступность», хотя слово «государственная», образованное от слова «государство» (основная политическая организация общества, осуществляющая его управление, охрану; страна). Однако это однозначимое слово в сочетании с другим однозначимым словом-термином приобретает и другое, полярное значение. Государственная преступность - это: 1) преступность против государства, но и 2) преступность государства. Очевидно, было бы правильно назвать выделяемый вид преступности «антигосударственной». В этом случае двойственное значение термина исключается, один термин выражает одно понятие. Однако следует иметь в виду, что однозначность термина в конкретном научном аппарате не исключает употребление этого слова-термина в понятийном аппарате другой науки. Таким образом, один термин может обозначать разные понятия, но при условии, что эти понятия относятся к разным отраслям знания и деятельности. К сожалению, многие ключевые понятия в криминологии (такие, как: «преступность», «причины преступности», «личность преступника», «борьба с преступностью», «предупреждение преступности» и др.) не имеют единой дефиниции.
3. Следует исходить из конвенционального признания термина в единственном его значении, исключая беспредметные терминологические споры. Поэтому при подборе нужного слова в качестве термина важно знать не только его современное значение, но и происхождение этого слова. Например, некоторые правоведы возражают против термина «уголовная политика» (но в то же время, ничего не имея против «уголовного права»). Почему-то отождествляют значение данного термина с термином «криминальная политика», хотя эти термины не являются синонимическими, поскольку обозначаемые ими понятия полярно противоположны. «Криминальная» (от лат. criminalis - преступный) означает «преступная». «Уголовная» (от древнерусского «отвечать головой») определяется в значении «антикриминальная», хотя данный термин обозначает более широкое понятие вида государственно- управленческого воздействия на преступность. Уголовная политика включается в понимание антикриминальной политики74. Именно этот термин сегодня получает все более широкое употребление в криминологической литературе. 4. Одним из предлагаемых условий стандартизации «производства» терминов - быть по возможности кратким, состоять не боле чем из трех слов. Хотя исключения возможны. Перефразируя известный чеховский афоризм, можно сказать: краткость термина - сестра конкретизированного понятия. Расширение содержания понятия неизбежно требует адекватного значения термина. Чаще это происходит тогда, когда при «производстве» криминологического понятия в основу берется уголовно-правовая классификация преступлений и в качестве термина используется словосочетание, отражающее, например, наименование главы, группы деяний. Например, трудно воспринимать в качестве термина словосочетание, которое, по сути, употреблено законодателем для наименования главы четвертой УК РФ: «Половая неприкосновенность и половая свобода личности - преступления против них». Во-первых, данным понятием обозначаются как минимум два вида половых преступлений, которые в уголовном праве, в частности, в связи с особенностями объекта посягательства, рассматриваются дифференцированно: преступления против половой свободы и преступления против половой неприкосновенности.
И в этом случае целесообразно было бы определить два соответствующих криминологических понятия и обозначить их адекватными терминами. Во-вторых, употребление уголовно-правового термина «преступления», в отличие от криминологического термина «преступность», нельзя назвать корректным. По крайней мере, оно обедняет криминологическое понятие «преступность», поскольку подразумевает не социальноправовое явление, а «элементарное» множество преступлений, в котором проявляется преступность. И в этом случае, как справедливо замечает проф. А.И. Долгова, «когда речь идет о преступности просто как о множестве, массе преступлений, внимание акцентируется на статистическом анализе данных о ней»75. Но если уж рассматривать проявление преступности в сфере половых отношений как ее вида, то единственно подходящим для этого мне представляется термин «половая преступность», благо в уголовном праве определяются понятие и виды половых преступлений, дается их общая характеристика. Прямой перенос уголовно-правовых терминов в понятийный аппарат криминологии не всегда целесообразен. Тем более этого не следует делать, когда уголовно-правовое понятие полностью «перемещается», точнее дублируется как криминологическое понятие, хотя в нем ничего криминологического нет. Например, в криминологическом словаре помещен ряд статей, в которых определяются понятия (бланкетной, описательной, простой, ссылочной) диспозиций уголовно-правовой нормы76. В данных понятиях не содержится никаких криминологических признаков, т.е. которые бы указывали на особенности и возможности оценки и установления причинно-следственных связей того или иного деяния, использования правовой информации в предупреждении преступлений, особые требования к специалисту в области их предупреждения, значение криминологических знаний в формировании законодательных дефиниций и т.п. Если в этом плане понятие не отражает криминологической сущности, не играет роли в криминологическом образовании, то закономерно поставить вопрос: для чего автор вводит его в понятийный аппарат криминологии? Кроме дублирования определенных положений из других отраслей права, учебных дисциплин, ничего другого такое терминообразование не дает.
Можно назвать такого рода ситуацию ошибкой, но использовать это слово вовсе не как одноименный уголовно-правовой термин, а как термин криминологический, и обозначить им такое понятие: «неправильное представление криминолога о действительном научном характере определяемого им криминологического понятия и обозначения его соответствующим термином». 5. Исходя из особенностей русского языка, распространенной неоднозначности слов, из множества явлений, процессов, которые в одинаковой мере могут быть определены в качестве объекта исследования не только криминологией, но и другими отраслями знания, абсолютная однозначность терминов, т.е. используемых только в криминологии, возможна скорее как исключение. Но в любом случае каждый термин должен иметь одно значение в той области знания и деятельности, в которой он применяется, а также его применение допускается в смежных областях. В тех областях, которые не соприкасаются друг с другом, т.е. не являются смежными, также может употребляться один и тот же слово-термин, однако обозначать он будет другое понятие - из соответствующей области знания и деятельности. Например, термины «борьба», «предупреждение», «личность», «жертва», «детерминация», «контроль» и др. используются не только в криминологии. Но употребляемые в качестве криминологических терминов, они обозначают криминологические понятия и, таким образом, отличаются своей принадлежностью к криминологической науке и деятельности (осуществлении криминологических исследований, экспертиз, консультаций, криминологического прогнозирования и др.). 6. К определению термина и введению его в научный оборот не следует относиться как к акту временного характера. Независимо от того, насколько полно и четко определено понятие, сформулирована его дефиниция и подобрано слово для термина, теоретическое описание нового или скорректированного научного знания, термин, чаще в виде статьи, вливается в общий массив научного знания. И с этого момента опубликованный исследовательский результат, можно сказать, утрачивает свои генетические связи с авторским исследованием, хотя авторство и остается, но «всего лишь» как «товарный знак», или средство индивидуализации ученого.
Сущностный же результат, полученный и опубликованный ученым, становится научным фактом, который связывается с другими элементами научного знания, научной системы (слово, написанное пером, уже не вырубить топором). И в связи с этим очень важно, чтобы введенные в научный оборот понятие и его термин получили характер органической составляющей, или обладали свойствами системообразующего элемента в процессе систематизации знаний, обеспечивали этот процесс, устремленный к открытиям новых картин, скажем, в предмете криминологии. При таком условии, например, криминологическая терминолексика, обретает свойства подсистемы системы знаний о «картине» преступности, ее внутренних, внешних закономерностях и возможностях управленческого воздействия на эти закономерности, а точнее - на их детерминанты. Итак, что же следует понимать под криминологической терминологией и ее содержанием? Криминологическая терминология - это логическое обобщение и объяснение опыта в области разработки научных категорий как наиболее общих и существенных понятий, обозначаемых терминами и составляющих, таким образом, понятийный аппарат криминологии, ее терминологию. Терминология - это не простая совокупность терминов. Термин (от лат. terminus - граница, предел; слово или сочетание слов, обозначающее специальное понятие, - элемент чрезвычайно важный в научном языке. В древнеримской мифологии этим словом обозначался бог межей, пограничных межевых столбов, камней, охранитель границ. При этом у каждого участка был свой термин (бог), персонифицированный в камне77. «Охранитель границ» надо понимать как гарант административно-территориального образования, или множества закономерно соединенных между собой элементов, которые образуют определенную целостность, единство, или систему78. Следовательно, термин в криминологической науке выступает как один из узловых компонентов, который устанавливает взаимосвязи элементов научного текста, в котором выражена система научных знаний. Таким образом, слово-термин «терминология» заключает в себе системообразующую сущность, ибо каждое понятие, обозначенное термином, представляет собой элемент системы знаний, или в рассматриваемом случае криминологической отрасли знания.
Ввиду этого следует рассматривать терминологическую лексику криминологии как терми- носистему, в которой выражена система понятий, раскрытая в определениях, или дефинициях (от лат. definitio - определение). Следует заметить, что в современной науке термины «определение» и «дефиниция» не рассматриваются как синонимы. Определение - это логическая операция, мыслительный процесс, в котором раскрывается содержание понятия. В результате формулируется в сжатой и явной (четкой, видимой, открытой) форме основное содержание (квинтэссенция понятия, или дефиниция. По сути, любой словарь - это словарь дефиниций, или сжатых понятий. В зависимости от вида дефиниций можно говорить и о видах обозначающих их терминов. В нормотворчестве, законодательных текстах дефиниции имеют нормативный характер. В научных текстах через дефиницию, как мне представляется, реализуется описательная функция науки. При аналогичном дифференцированном рассмотрении криминологической терминосистемы, ее формировании, упорядочении можно выделить два вида мыслительной деятельности (терминологии): исторического, нормативного и описательного характера. Историческая терминология обращена к зарождению, развитию до современного состояния терминологической лексики. Например, несложный исторический анализ термина «криминология» (о чем пойдет речь в следующем разделе книги) показывает существенное изменение понятия отечественной криминологической науки. Определяемая первоначально как «наука о преступлении», или общественно опасном и уголовно наказуемом акте поведения человека, сегодня криминология представлена в научном знании как отрасль, изучающая преступность, или общественно опасное, социально-правовое и уголовно наказуемое явление. Выделение криминологии (наряду с уголовным правом) из общего правового учения о преступности поставило ученых перед необходимостью формирования терминологической лексики новой отрасли науки. Этот процесс продолжается и сегодня. В ходе этого процесса, во- первых, была осуществлена, образно говоря, приватизация ряда общенаучных (точнее, применяемых в правовом учении о преступности) терминов; во-вторых, получило начало производство собственных, узконаучных (непосредственно криминологических) терминов, что не могло обойтись без заимствования слов-терминов из других областей знания и деятельности. Изучение истории терминологической лексики следует определить как одно из направлений самопознания криминологии. Нормативная терминология ориентирована на реализацию научного интереса к технологии, методике терминологической работы, требованиям, которые предъявляются к терминам и терминосистемам. Именно вопросам нормативной терминологии посвящен данный раздел книги. А следующий, более содержательный раздел предполагает систематизацию знаний об описательной терминологии. Описательная терминология предполагает задачей критический анализ терминов, терминолексики, терминосистемы в целом79. Через описательную терминологию исследователь получает возможность проследить общий характер, научную состоятельность и другие вопросы реализации описательной функции криминологии, а что касается самопознания, саморазвития этой науки, то здесь открывается инновационная возможность формирования описательной функции самопознания Возвращаясь к вопросу о терминологической лексике учебной дисциплины, криминология должна быть лишенной такого многообразия лексических средств, которые рождаются, утверждаются, отвергаются в неизбежном процессе познания. В отличие от научной дисциплины, учебная дисциплина ориентирована на аудиторное изучение того, что знаем мы, криминологи. При этом следует учитывать разный уровень учебной аудитории - студенческой, аспирантской, преподавательской (повышающей квалификацию). Подобно тому, как судьбу фундаментального научного исследования решает, в конечном счете. Высшая аттестационная комиссия Министерства образования Российской Федерации, так и судьбу любого учебника по криминологии следует решать соответствующей комиссии данного Министерства. При этом текст учебника должен пройти независимую экспертизу, которую могли бы проводить специалисты Российской академии наук, Российской академии образования, Российской криминологической ассоциации. Такой порядок сегодня устанавливается для школьных учебников80. И одной из важных задач, стоящих перед экспертами, в обязательном порядке должна быть поставлена задача стандартизации элементов предмета криминологии в рамках государственного образовательного стандарта. К сожалению, сегодня Государственные образовательные стандарты высшего и послевузовского профессионального образования, предусмотренные ст. 5 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»81, не распространяются на терми- носистему учебной дисциплины.
<< | >>
Источник: Г.Н. Горшенков. Криминология: научные инновации: Монография.. 2009

Еще по теме 2. ТЕРМИНОСИСТЕМА И ТРЕБОВАНИЯ К ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

  1. 2. ТЕРМИНОСИСТЕМА И ТРЕБОВАНИЯ К ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  2. Лекция 3 ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА АДВОКАТА ВД.СЫСОЕВ преподаватель кафедры адвокатуры МГИМО (У) МИД РФ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -