<<
>>

§ 2. Специфика детерминации и причинности

  Существуют особенности социальной детерминации пенитенциарных преступлений. Кроме того, выделяются процессы в самих исправительных учреждениях, продуцирующие преступления. Среди последних разграничиваются общие причины и условия преступности в местах лишения свободы, а также причины и условия пенитенциарного преступного поведения, действующие на уровне специфической социальной среды личности.

Если причинность рассматривать как взаимодействие социальной среды (внешнего фактора) и личности (внутреннего фактора), то следует отметить особую значимость последней в этом взаимодействии для понимания генезиса преступного поведения в местах лишения свободы.

оперативно-розыскных мероприятий факты преступлений не завершаются принятием процессуальных решений в порядке ст. 144, 145 УПК РФ.

1 Исследуя преступность в местах лишения свободы, И. И. Карпец указывал на высокую степень се латентности. Регистрируется лишь незначительная часть преступлений (исключая убийство). Телесные повреждения, даже тяжкие, нередко выдаются за несчастные случаи (см.: Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность. С. 286).

Любой поступок человека тесно связан с системой ценностей, представлений и привычек, свойственных ему. Сами же данные ценности, представления и привычки детерминированы нравами, сложившимися в характерной для данного человека среде[714]. Если исходить из того, что нравы преступной среды — это и есть ее субкультура[715] [716], то становится очевидным: последняя в местах лишения свободы и заключения под стражу способна оказывать максимально разлагающее влияние на осужденных и подследственных.

В качестве внутреннего фактора обращает на себя внимание мотивация преступного поведения, в том числе мотивация:

поддержания престижа и завоевания авторитета среди осужденных, переходящая в ряде случаев в насильственную, корыстную и иную;

уклонения от исполнения уголовных наказаний;

желания стать лидером, проявляющееся в стремлении продемонстрировать силу, навязать свою волю другим, используя прежде всего свои организаторские способности (что может привести к совершению насильственных преступлений, хулиганству, организации групповых эксцессов и т.

п.).

В основе процесса мотивации находятся потребности. У преступников в местах лишения свободы их удовлетворение нередко приобретает извращенный характер. В условиях лишения свободы у лица продолжает действовать потребность в половом общении. Однако ее удовлетворение ограничено условиями изоляции, однополым составом осужденных, предоставлением определенного количества длительных свиданий (что, кстати, является внешними условиями половых извращений в ИУ). Вследствие этого на основе негативной ценностно-ориентационной направленности, крайнего примитивизма, цинизма и бездуховности осужденного эта естественная половая потребность может трансформироваться в аномальную и привести к совершению ряда половых эксцессов в ИУ.

В характеристиках ценностных ориентации особое значение имеют:

отрицательный настрой на соблюдение режима (около двух третей привлеченных к уголовной ответственности — нарушители режима, причем большинство из них злостные);

негативное отношение к труду, выражающееся или в открытом отказе от работы, или в скрытом, когда осужденный выходит на работу, но фактически ничего не делает (например, 69,6% осужденных за убийство недобросовестно относились к труду).

Это связано с вынужденностью труда в местах лишения свободы, отсутствием в его содержании творческого начала и т. п.;

отрицательное отношение к общеобразовательному, а иногда и к профессиональному обучению, поскольку эти ценности связаны прежде всего со свободой, а нереальность ее получения в ближайшее время приводит к обесцениванию учебы (Г. Ф. Хохряков'), а также потому, что учеба воспринимается как вынужденная;

неприятие любых форм воспитательной работы, связанное прежде всего с ее формальным и неумелым проведением. В частности, любой воспитатель, особенно в ИУ, должен обладать ораторским искусством;

лояльное отношение к осужденным, вновь совершающим преступления в местах лишения свободы, если этот тип преступного поведения соответствует обычаям, традициям преступной среды; принятие и соблюдение принципов преступной субкультуры.

В местах лишения свободы большое значение имеет также отношение осужденных к таким ценностям, как свобода, справедливость, наказание, нормы уголовного права и т. п.

Особенности психофизиологического и психологического характеристик осужденных, вновь совершающих преступления в ИУ, воздействуют на: а) скорость протекания криминогенной мотивации; б) адекватность восприятия ситуации, самого себя; в) адекватность реагирования на ситуацию.

Чаще всего совершению преступлений осужденными в условиях изоляции способствуют следующие факторы: значительное число осужденных имеют те или иные психические расстройства, не исключающие вменяемости (неврастения, истерия, психастения, олигофрения в легкой степени, психозы, психопатии, органическое поражение центральной нервной системы). По данным А. В. Кислякова, около 75% осужденных за совершенные преступления в ИУ имели психические аномалии. Эти отклонения существенно уменьшают способность осужденного контролировать свое поведение, ведут к резкому снижению интеллекта и волевых качеств, а также затрудняют, хотя не исключают полностью, мыслительный процесс и волю лица во время совершения им преступления. Именно поэтому психические аномалии способствуют совершению осужденными преступлений и правонарушений. Например, А. Я. Марков и А. Н. Водобуев в 1982 г. установили наличие психопатических отклонений у всех лиц, совершивших побеги; 1

примерно половина всех привлеченных за совершенные преступления в ИУ — это лица до 25-летнего возраста, с одной стороны, уже имеющие определенный жизненный опыт, сформированные негативные ценностные ориентации, наличие двух или трех судимостей и т. п., но вместе с тем сохраняющие еще элементы инфантилизма, противоречивости и двойственности психики, отражающиеся в характере совершаемых ими преступлений; осужденные в большинстве случаев имеют невысокий образовательный уровень (убийцы, например, в среднем 7—10 классов) и, соответственно, примитивную структуру потребностей. Недостаточное интеллектуальное развитие, неспособность к абстрактному мышлению, установленные в результате криминологических исследований у всех лиц, совершивших побеги и убийства в ИУ, сказываются на преобладании у них эмотивных побуждений, т.

е. прежде всего эмоций. При совершении же насильственных преступлений (а их в ИУ — не менее одной трети) в мотивации преобладает сложившаяся в течение довольно длительного времени отрицательно-эмоциональная установка к потерпевшему, сужающая до предела возможности сознания; эмоциональная неустойчивость, несдержанность лица, ограниченные возможности самоуправления в экстремальных условиях, преобладание возбуждения над торможением, эмоций над разумом характерны для большинства осужденных, совершающих преступления в ИУ; конформность, зависимость от других осужденных, обусловленная ограниченным кругом общения, невозможностью лица сменить по желанию эту среду по своему усмотрению в случае возникновения конфликтов и т. п., вызывает все-таки подсознательно естественное стремление вырваться из замкнутого круга и, как следствие, — побеги и иные проявления уклонения от наказания; интровертированность осужденных, т. е. погружение в свои мысли, в свое «я». Отсюда — склонность к самоанализу, необщительность, пессимизм, скрытность и другие свойства, которые способны при отсутствии длительной разрядки разрешиться в эмоциональном взрыве — в злостном нарушении режима, хулиганстве, насилии, побеге; повышенная тревожность, выражающаяся в страхах, осторожности, стремлении к минимизации контактов, постоянной погруженности в раздумья, вызывает в конечном счете невротическое или психическое заболевание, если не находит своей разрядки, в том числе и путем совершения преступления, особенно связанного с активными телодвижениями, т. е. чаще всего с насилием, половыми эксцессами; повышенное самомнение, упрямство, а у особо опасных преступников в колонии или тюрьме — повышенный самоконтроль, которые наряду с организаторскими способностями содействуют формированию лидерства, организации и совершению тщательно подготовленных, как правило, тяжких преступлений в условиях изоляции, а потому трудно раскрываемых.

Кроме того, особую роль играют различные психические состояния, как специфические для осужденных (тоска, уныние, угнетенность и т.

п.), так и общие, типичные, например фрустраци- онные, стрессовые, аффективные, а также состояние опьянения и др., кратковременно протекающие, проявляющиеся непосредственно в момент совершения преступления, обычно усиливающие проявление относительно устойчивых свойств.

Заслуживает внимательного изучения и социальная среда осужденных. В ней весьма значимо наличие конфликтной кримино - генной ситуации — длительное состояние конфликтных отношений, по меньшей мере, между двумя сторонами, направленное на причинение возрастающего вреда общественным отношениям.

Под конфликтной криминогенной ситуацией в местах лишения свободы следует понимать относительно длительное, напряженное состояние обостряющихся отношений между субъектами, выражающееся в возрастании степени тяжести повторяющихся и окончательно, одноактно, неразрешаемых конфликтов и в формировании негативно-эмоциональной установки друг к другу. Это конфликтное состояние[717] дает себя знать в колониях не только при совершении насильственных преступлений, связанных так или иначе с причинением физического вреда лицам, но и корыстных, при совершении побегов и др.

Структуру любой криминогенной ситуации образуют обычно субъекты, объекты, содержание, методы, стадии.

Субъектами конфликтной криминогенной ситуации являются чаще всего противостоящие друг другу стороны взаимодействия:

а)              с одной стороны — группа осужденных, с другой — администрация ИУ, с третьей — враждебная ей иная группа осужденных, т. е. различные виды межгрупповых ситуаций;

б)              с обеих сторон по одному осужденному, т. е. диадические межличностные ситуации; либо конфликтная ситуация между осужденным, с одной стороны, и сотрудником ИУ — с другой;

в)              с одной стороны — осужденный, а с другой — группа осужденных.

Наиболее опасны для деятельности ИУ такие межгрупповые конфликтные криминогенные ситуации, которые приводят к массовым эксцессам с участием большого количества осужденных.

Это могут быть и эксцессы между враждующими группировками осужденных.

Объект конфликтной ситуации — это какая-либо ценность, из-за которой вообще происходят одноразовые конфликты, возникают проблемы, стрессы и т. п. (общие объекты), вокруг которых концентрируется напряженность отношений, усложняется проблема, обостряется стресс и т. д. (концентрирующие объекты) и из-за которых в конце концов совершается преступление (предельные объекты). Объектами конфликтных криминогенных ситуаций в местах лишения свободы чаще всего являются:

а)              в межгрупповых ситуациях: злоупотребления и произвол со стороны сотрудников и активистов-осужденных, права осужденных и т. п.;

б)              в диадических межличностных ситуациях среди осужденных: нарушение норм «кодекса арестанта»1, проигрыш в азартной игре и необходимость уплаты долга, принуждение к гомосексуальному акту, использование в отношении друг друга оскорбительных выражений и т. д.

Содержание конфликтной криминогенной ситуации в ИУ[718] [719] заключается, с одной стороны, в возникновении и поддержании напряженных отношений между субъектами, а с другой — в неуклонном обострении отношений между субъектами, которое может протекать резко, когда отношения между ними только обостряются без каких-либо улучшений с каждой встречей, или циклически, когда контакт между ними то улучшается, отношения теплеют, то снова ухудшается, отношения обостряются и с каждой встречей становятся все хуже. Периодизацию развития отношений между субъектами рассмотрим в вопросе о стадиях.

Методы разрешения данной ситуации — это способы, средства воздействия, направленные на управление отношениями со стороны каждого из субъектов в отношении другого. По характеру, направленности воздействия методы можно разделить на:

активно негативные, например агрессия вербальная (угрозы, оскорбления, клевета и т. д.) или физическая (истязание, мучение, пытки и т. п.), шантаж, взятка и проч. со стороны одного из субъектов;

активно позитивные, например обращение за помощью к администрации, оказание сопротивления агрессии (необходимая оборона), явка с повинной и др.;

пассивные, т. е. бездеятельность, безразличие к развитию конфликтных отношений со стороны субъектов, осужденных или администрации, когда не принимаются никакие меры со стороны одного из субъектов, и это обычно приводит к осложнению ситуации. Стадии конфликтной криминогенной ситуации: возникновение предкриминогенной ситуации, например проблемной, стрессовой, конфликтной;

перерастание предкриминогенной ситуации в криминогенную вследствие постепенного обострения отношений между субъектами;

исход конфликтной криминогенной ситуации — совершение преступления в ИУ.

Конфликтная криминогенная ситуация более чем в половине случаев длится свыше 10 суток, т. е. имеет относительно длительный характер, позволяющий позитивно вмешаться в ход ее развития[720].

Среди внешних условий, способствующих созданию конфликтных криминогенных ситуаций, следует выделить прежде всего технические и организационно-управленческие.

Технические условия заключаются в:

техническом несовершенстве охранно-тревожной сигнализации, инженерно-технического оборудования, системы круглосуточного наблюдения за осужденными;

отсутствии соответствующей аппаратуры для проверки содержания посылок и передач, осмотра автомашин, проведения как личных обысков, так и соответствующих обысков и осмотров в жилой и производственной зонах мест лишения свободы и т. п.

Организационно-управленческие условия:

значительное превышение фактического контингента осужденных над лимитом насыщения некоторых колоний, что приводит к неполной трудовой занятости, трудностям их бытового устройства, невозможности охватить всех осужденных воспитательной и иной работой по их исправлению;

неукомплектованность отдельных частей и служб ИУ высококвалифицированными кадрами (в том числе и оперативной части, службы безопасности, оперативными дежурными, начальниками отрядов, психологами и др.), а также упущения в подборе, расстановке, повышении квалификации кадров, их профессионального мастерства;

низкая исполнительская дисциплина отдельных работников, в том числе руководителей частей, служб, колоний, отделов и управлений по исполнению уголовных наказаний в части организации контроля по выполнению приказов, указаний, директив ГУИН и Минюста России, касающихся безопасности, совершенствования оперативно-розыскной и предупредительной работы;

отсутствие постоянной и качественной информации у администрации о негативных явлениях и процессах, происходящих в среде осужденных, и главное — о конфликтных криминогенных ситуациях или неполнота этой информации, а также ненадлежащий учет такой информации и, особенно, оценка, проистекающие в основном из незнания должностными лицами показателей криминализации ситуаций, мер, необходимых к принятию в типичных ситуациях на данный момент, и из недостатков организации работы по обеспечению безопасности и оперативной работы;

непринятие своевременных мер по выявлению лидеров среди отрицательной части осужденных, «авторитетов» преступного мира, «воров в законе», враждующих группировок и по разложению их изнутри с целью предупреждения групповых и массовых эксцессов, насильственных преступлений и т. п.

Кроме того, в криминологической литературе (В. А. Елеон- ский, Ю. И. Лухтин1) внешние условия выделяют в зависимости от непосредственных задач частей и служб ИУ, объекта их деятельности еще на две группы: условия, создающие физическую возможность для совершения преступлений в местах лишения свободы, которые заключаются в основном в недостатках охраны и надзора за осужденными как в жилой, так и производственной зонах, что находит свое проявление в совершении ряда нарушений режима, приво-

' См.: Елеонский В. А., Лухтин Ю. А. Борьба с хулиганствами в ИТУ: Учеб. пособие. Рязань, 1981.

дящих в конечном счете к преступному поведению (различные виды обращения с запрещенными веществами и предметами, особенно проникновение наркотиков, спиртного, колюще-режущих предметов, оружия, а кроме того, пьянство, игра в карты и другие азартные игры, установление нелегальных связей с вольнонаемными служащими, администрацией и др.). Эта группа условий проистекает в основном из упущений в деятельности службы режима и охраны, оперативной части колоний и тюрем; условия, являющиеся следствием недостатков процесса по исправлению осужденных, т. е. по искоренению у них криминогенных мотиваций (извращенных потребностей, негативных ценностных ориентации, отрицательно-эмоциональных установок и т. п.), приведших их в свое время к совершению преступления и осуждению к наказанию в виде лишения свободы, т. е. такие обстоятельства, которые связаны прежде всего с целевым назначением колоний и тюрем. В свою очередь, эта группа условий является следствием недостатков деятельности отделов по воспитательной работе.

Известно, что в причинном комплексе преступного поведения, и в частности насилия, в местах лишения свободы особое место занимают те обстоятельства, которые связаны с недостатками и упущениями в деятельности администрации. Указанные недостатки не только имеют прямое криминогенное значение, но и существенно затрудняют процесс исправления осужденных. В целом их можно сгруппировать следующим образом: применение представителями администрации насилия к осужденным (от словесных оскорблений до рукоприкладства), что может вызывать ответную агрессию в отношении не только сотрудников ИУ, но и других преступников; попытка добиться определенного подобия дисциплины путем подстрекательства к физическим расправам одних осужденных (как правило, неформальных лидеров и их окружения) над непокорными; такое иногда бывает в колониях для несовершеннолетних; несправедливое разрешение возникающих в среде осужденных конфликтов, когда предпочтение отдается более сильному осужденному или преступнику, занимающему более высокое неформальное положение; нежелание администрации вообще вмешиваться в конфликты между преступниками; неумение, а иногда нежелание администрации защищать обижаемого, отвергаемого, что, помимо всего прочего, создает общую атмосферу «беспредела» и уверенность лишенных свободы в том, что они полностью во власти произвола; сокрытие фактов насильственных преступлений от учета, нежелание реагировать на них, что формирует цепную реакцию агрессии и жестокости; непонимание того факта, что в современных условиях унижение личного достоинства, в какой бы форме оно ни проявлялось и от кого бы ни исходило, воспринимается крайне болезненно. Столь же остра реакция осужденных на помехи в получении материальных благ, в первую очередь продуктов питания, а также препятствия в общении с родными и близкими, другими осужденными, в проведении досуга и т. д.; неудовлетворительная организация охраны и надзора за осужденными, слабый контроль, в том числе оперативный, за их поведением1.

Администрация многих пенитенциарных учреждений не в должной мере отдает себе отчет в том, что она должна строже регулировать и контролировать процессы, протекающие в среде осужденных; выступать высшим авторитетом для осужденных и подследственных, заключенных под стражу; ни в коем случае не уступать в противоборстве «ворам в законе» и другим криминальным лидерам. Каждый осужденный должен быть уверен, что именно у администрации и ни у кого другого он найдет справедливое решение своей проблемы, поскольку справедливость — одна из самых высоких ценностей среди людей, лишенных свободы. Во имя ее достижения совершаются многие насильственные посягательства в ИУ.

Таким образом, основными составляющими процессов детерминации пенитенциарной преступности являются следующие: существование в ИУ неформальных норм общения осужденных. В результате их влияния осужденные вынуждены совершать противоправные действия. Поэтому до тех пор пока тюремная субкультура будет иметь большое регулирующее значение в отношениях между осужденными, совершение преступлений с их стороны неизбежно. Преступная субкультура — не экзотический элемент современных нравов, а опасное социально-психологическое явление, способное самым отрицательным образом воздействовать на многие стороны общественной жизни, и прежде всего в местах заключения и лишения свободы[721] [722]; слабая профессиональная подготовка немалого числа сотрудников ИУ, отсутствие у них опыта работы с осужденными; недостаточная оперативно-профилактическая работа по предупреждению преступлений со стороны представителей администрации ИУ; недостаточная воспитательная работа с осужденными. Она должна строиться с учетом криминологической характеристики пенальных преступных деяний и лиц, их совершивших. Индивидуальная работа с лицами, склонными к совершению преступлений, должна носить упреждающий характер; ограниченное материально-техническое обеспечение всей системы исполнения наказаний; ненадлежащее состояние инженерно-технических средств охраны и надзора, что способствует формированию преступных устремлений у осужденных и является одним из условий их осуществления. 

<< | >>
Источник: Долгова А.И. Криминология: Учебник для вузов. 2005

Еще по теме § 2. Специфика детерминации и причинности:

  1. § 1. Понятие и теория причин преступности
  2. § 2. Понятие детерминации преступности
  3. § 2. Содержание общей организации борьбы с преступностью
  4. § 2. Специфика детерминации и причинности
  5. § 2. Специфика детерминации и причинности
  6. § 2. Специфика детерминации и причинности
  7. § 2. Специфика причинности и детерминацииэкономической преступности
  8. § 2. Специфика детерминации и причинности
  9. § 2. Специфика детерминации и причинности
  10. § 2. Специфика детерминации и причинности
  11. § 2. Специфика причинности и детерминации
  12. § 2. Специфика детерминации и причинности
  13. § 2. Специфика детерминации и причинности
  14. § 2. Специфика детерминации и причинности
  15. § 2. Специфика детерминации и причинности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -