<<
>>

1.4. Религиозный экстремизм как уголовно-n равовая и криминологическая категория


Кардинальное преобразование, происходящее в России с начала 90-х гг. XX в., сопровождается оживлением и распространением религиозного экстремизма как одной из форм радикального отрицания существующих общественных норм и правил.
Феномен экстремизма стал привлекать внимание правоведов и прежде всего специалистов в области криминологии и уголовного права, поскольку все более отчетливо проявляются его связи с противоправным, в том числе уголовно наказуемым, поведением. В качестве социально-негативного явления, причинно и иным образом связанного с преступностью, религиозный экстремизм впервые выделен в криминологической литературе сравнительно недавно (в 1898 г.). Для практики противодействия религиозному экстремизму важно получить аргументированные и исчерпывающие ответы на такие вопросы: что такое религиозный экстремизм в его социально-правовом, в том числе криминологическом, аспекте, каковы его основные проявления и виды, связи с преступностью, в чем причины распространения экстремистских идеологий, образования организаций экстремистского толка и масштабы их влияния на криминогенную ситуацию, каковы основные направления и меры предупреждения преступлений, связанных с религиозным экстремизмом, в современных условиях.
В стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденной указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 N* 537, среди основных источников угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности названа экстремистская деятельность националистических, религиозных, этнических и иных организаций и структур, направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране (ст. 37).
В ст. 38 указанной стратегии в числе главных направлений государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу указана и борьба с экстремизмом.
Экстремизм — это прежде всего идеология нетерпимости, возбуждения ненависти либо вражды, унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, выражающаяся в совершении публичных противоправных действий.
Экстремистская деятельность представляет собой источник угроз национальным интересам России во многих сферах жизнедеятельности страны (внешнеполитической, внутриполитической, социальной, экономической и др.). Особо негативное влияние экстремизм оказывает на духовно-культурную сферу. Целенаправленное «вбрасывание» в этнонациональные и религиозные отношения деструктивных идей, концепций, модели поведения со стороны внутренних и зарубежных экстремистских сил влияет на деформацию духовных, культурных потребностей значительной части населения в сторону их вестернизации и примитивизма. Во внутриполитической сфере угроза национальным интересам страны исходит от деятельности общественных организаций, религиозно-политических структур, выступающих с антифедеральных, сепаратистских, националистических позиций, а также структур, ориентирующихся на использование в политической борьбе экстремистских, террористических методов.

Как правило, в отечественной литературе выделяются три основные формы экстремизма: политический, национальный и религиозный [21].
Экстремизм политический предусматривает насильственные действия, направленные на изменение политического строя или политики государства. В большинстве случаев сопровождается актами терроризма, убийствами политических противников, попытками дестабилизации ситуации в стране и т.п.
Экстремизм национальный выступает под лозунгом защиты «своего народа», его экономических интересов, культурных ценностей, национального языка и т.д. в ущерб представителям других национальностей.
Под религиозным экстремизмом понимают нетерпимость к представителям той же или других религий.
Разумеется, что подобное разделение экстремистских проявлений по политическому, национальному и религиозному признакам является условным, поскольку все факторы, влияющие на какое-либо социальное явление, находятся в тесном взаимодействии и взаимно влияют друг на друга. Поэтому и выделенные формы экстремизма, как правило, никогда в действительности не выступают в «чистом» виде.
Национальный экстремизм почти всегда несет в себе элементы экстремизма политического и достаточно часто — религиозного. В свою очередь политический экстремизм, как правило, имеет в своей основе если не чисто религиозную идею, то псевдорелигиозную.
Религиозный экстремизм обычно не только предусматривает распространение какой-либо религии, но и нередко преследует и чисто экономические, и политические цели. Таким образом, религиозный экстремизм несет в себе элементы и экстремизма политического. Не менее часто здесь действует принцип, согласно которому представители какого-либо народа или нескольких народов заведомо считаются потенциальными сторонниками определенной религии, а все остальные - ее противниками. Таким образом, любое экстремистское движение включает в себя различные элементы, которые в каждой конкретной ситуации проявляются сильнее и слабее [22].
Практика показывает, что религиозный экстремизм, прикрываясь правами и свободами человека, ведет фактически подрывную деятельность против существующего порядка, используя демагогические лозунги и приемы, порождающие недовольство и недоверие у населения к местной власти, пытаясь использовать их в своих целях. Результатом экстремистской деятельности, как правило, являются этнорелигиозные конфликты, которые наносят серьезный ущерб стабильности государства и общества.
В публичной и научной литературе достаточно много различных высказываний, касающихся причин религиозного экстремизма в России. Распространено мнение, что данная проблема имеет не только внутриполитический характер, но в большей степени является продуктом, экспортируемым из-за рубежа. При этом основной упор делается на существование международной разветвленной сети религиозных экстремистских структур, исповедующих нетрадиционные радикальные учения, активизацию деятельности иностранных религиозных организаций различных направлений и их миссионеров, зарубежная пропаганда тоталитарных изуверских вероучений, формирование среди российских верующих экстремистских установок под прикрытием религии, распространения деструктивных сект и религиозных течений.
Другое, не менее распространенное мнение, что причинами религиозного экстремизма являются социальные факторы, такие как углубление социального расслоения общества и, как следствие, люмпенизация и маргинализация части населения, неконтролируемая массовая миграция из ближнего зарубежья, нарушение этнической и демографической стабильности, формирование новых межэтнических противоречий, усиление этнической преступности, наличие сепаратистских тенденций на национальной и религиозной основе, значительное распространение в различных социальных слоях этнической и религиозной нетерпимости, низкий уровень толерантности в обществе.
Существует также мнение, что религиозный экстремизм — это действия по распространению радикальных, фундаменталистских течений, доктрин, которые направлены на возбуждение расовой ненависти либо вражды, установление единого вероучения как самого истинного, разделение людей по расовому, национальному, религиозному признакам.
Многоплановость и разнохарактерность причин и условий появления и расползания религиозного экстремизма, а также разнообразие объектов, в отношении которых проявляются его воздействия, являются источником угроз национальной безопасности государства. Познание всего спектра влияния религиозного экстремизма и его угроз национальным интересам России необходимо для формирования и реализации политики России в этой сфере, включая вопросы содержания и направленности законодательства в данной области, совершенствования системы противодействия, сил и средств обеспечения безопасности.
Закономерен вопрос: так что же является первоисточником появления религиозного экстремизма? Люди живут своей эмоционально-чувствительной жизнью. Они стремятся поставить эту жизнь под контроль начал порядка, организованности, цивилизованности, культуры, в том числе под контроль религиозного сознания [23]. В этом направлении религия как один из древнейших социальных институтов, выполняющий множество функций, служащий упорядочению практической и духовной жизни индивидов и масс, вырабатывает определенные стандарты и ролевые стереотипы социального поведения, которые отвечают не только внешним нормативным требованиям, но и глубоким внутренним потребностям личности, имеющим нравственную природу. Иными словами, религия — социальный механизм, обеспечивающий существование и упрочение социальноэтических связей между людьми, укрепляющий общественное поле
Ведущим звеном в иституциональной структуре религии являются нация, этнос, народ, связанные между собой религиозными отношениями и, главное, - исповедующие одно вероучение [24].
Необходимо отметить, что каждая религия в своих поступках претендует на истинность только собственного вероучения, закладывая тем самым зерна религиозных конфликтов между верующими, исповедующими и другие религии. Формально признавая равенство всех вер, каждая церковь считает, что только она в полном объеме обладает истиной и ей принадлежит монополия на спасение человека [25].
В определенных исторических условиях существующие различия в вероучениях (релипюзные обычаи и ритуалы, совершение культовых обрядов, отношение к священному писанию, святым и т.д.) обеспечивали формирование устойчивой модели социокультурного поведения всех, кто принадлежит к конкретным конфессиям и церковным общинам, и тем самым позволили создать серьезный ресурс религиозных радикалистских (экстремистских) движений, порождая религиозные войньь На протяжении всей истории человечества роль религии всегда оставалась стержнем многих событий - от крестовых походов далекого прошлого до религиозного экстремизма в Палестине, Косово, России и др.
При этом следует подчеркнуть, что понятие «религиозный экстремизм» имеет достаточно условный характер, поскольку основные религии мира в их традиционном, каноническом содержании, и это утверждается многими специалистами, не совершают насилия, не призывают к нему, провозглашая, наоборот, целый ряд высоконравственных постулатов, поддерживая базовые духовные или общечеловеческие ценности [26].
Тем не менее религия как наиболее массовая идеология, оказывающая в определенных исторических условиях наиболее глубокое - по сравнению с другими видами идеологии - влияние на широкие слои населения, в каждую историческую эпоху с большей или меньшей активностью использовалась различными социально-политическими силами, в том числе экстремистской направленности, для реализации их целей [27].
К тем особенностям, которые определили возможность использования религии в качестве реальной идеологической основы тех или иных социальных и политических движений, приобретавших в определенных условиях экстремистскую направленность, могут быть отнесены следующие факторы [28].
Во-первых, глубокая укорененность религии в сознании широких слоев общества, даже в условиях ее секуляризации - процесс высвобождения общественного и индивидуального сознания из-под власти религии и церкви. Этот фактор обусловливает значительный удельный вес религиозной составляющей в общественной оценке возникающих социальных и межгосударственных противоречий, мобилизации различных групп населения тех или иных конфессий в деятельность по реализации выдвигаемых религиозными кругами, отдельными общественными организациями и этническими элитами под религиозными лозунгами собственных, подчас узкогрупповых, социально-экономических и политических целей.
Во-вторых, сохранение религией в глазах населения своего значения как определенного объединяющего символа, общего идентификационного признака для различных социальных и национальных общностей (этносов), выразителя их жизненных интересов. Поэтому в условиях нарушения этих интересов религия нередко используется не только как фактор мобилизации, но и как основа общественных отношений и институтов, форм государственного устройства, направлений социально-экономического, политического и культурного развития.
В-третьих, сохранение религией в силу самой ее сущности в различных социальных средах своего значения как фактора поддержки определенных людей, их идей и поступков, общественных движений, явлений и т.д, признание их священными, угодными Богу. Спекулятивное использование религии, отдельных ее положений во внерелигиозных целях, манипулирование религиозными догмами и религиозным сознанием различных слоев населения позволяют отдельным клерикальным кругам, экстремистским лидерам снимать ограничения и запреты на ту или иную деятельность, в том числе с использованием насилия.
Таким образом, существование противоречий в рамках канонического содержания самих религий, а также наличие определенных противоречий между различными религиозными вероучениями и даже враждебных суждений в адрес других религий следует рассматривать как фактор, благоприятствующий использованию религии в качестве прикрытия для осуществления экстремистской деятельности.
В число религиозных канонов, часто используемых в межконфессиональном и внутриконфессиональном и политическом противоборстве (в том числе для оправдания массовых репрессий, религиозных войн, акций религиозного экстремизма и терроризма), входят положения об отношении к неверным, к иноверцам, а также различные толкования зла, добра и справедливости [29].
Ряд ученых придерживается мнения, что возрастание в конце XX в. роли религиозного экстремизма было связано с большинством мировых религий, а также с менее значительными сектами и культами, и чрезвычайно большим влиянием на процесс увеличения роли и масштабов религиозного экстремизма такого явления, как фундаментализм [30].
В определенных условиях фундаменталистические течения приобретают экстремистскую направленность, порождают религиозный экстремизм, для которого характерна приверженность к крайним взглядам и методам борьбы, основанным прежде всего на насилии, за провозглашаемые с использованием религиозных лозунгов цели.
Наряду с ростом религиозного фундаментализма в ряде традиционных религий как мощного фактора развития и усиления религиозного экстремизма происходит интенсивный процесс образования новых религий, культов, сект и религиозных движений, также влияющих на активизацию религиозного экстремизма [31].
Кроме того, многие религиозные группы (секты) действуют вообще без какой-либо регистрации, а следовательно, и контроля со стороны государства и общества. Особую активность проявляют иеговисты, другие сектантские деструктивные группы, они прочно обосновываются в России, привлекая на свою сторону не только верующих, но и скупая огромные земельные участки, приобретают в разных частях страны недвижимость. Имеют распространение и секты, открыто пропагандирующие насилие, антигуманные и античеловеческие идеи. К примеру, печально известная на Украине секта «Белое братство» перебралась в Россию и успешно действует на Урале («Российская газета». 2003. 27 июня). В этом же регионе «плодотворно» трудятся над духовным растлением россиян кришнаиты, коптская церковь, методисты, даосисты, иеговисты, церковь Муна, Пресвитерианская церковь, Новоапостольская церковь, сектанты Хаббарда под вывеской «Церковь сайентологии». Следует подчеркнуть, что все эти сектантские движения активно поддерживаются из-за рубежа не только духовно, но и материально [32].
Для новых религий и их организационных структур характерны псевдорелигиозность, использование социальных лозунгов, активное психологическое воздействие на участников религиозных групп, ориентация на извлечение экономической выгоды, многим из них присущи агрессивность и противоправность в достижении целей.
За последние несколько лет в обществе наблюдаются активизация деятельности различных радикально-национальных движений и увеличение количества противоправных действий, совершенных этническими преступными группировками. Как следствие, на фоне данных реалий в области национальных отношений не последнюю роль стала играть «философия» расово-этнического экстремизма, востребованная самыми различными группами населения полиэтнической России [33].
Наибольшее распространение экстремизм получил в молодежной среде. Молодежь отличает своеобразный стиль поведения, мода, увлечения, собственный жаргон, порой шокирующий общество. Однако совершенно очевидно, что большинство молодых людей, обладающих этими социологическими характеристиками, не вовлечены в девиантное поведение, которое наносит ущерб обществу и включает широкий круг деяний - от хулиганского поступка до полной социальной патологии политического экстремизма, радикализма и терроризма.
На формирование личности молодых людей, особенно в возрасте 14-20 лет, негативное влияние продолжают оказывать последствия резких либеральных реформ 90-х гг. XX столетия, к чему общество было не готово. Это повлекло за собой проникновение худших образцов западной культуры, ломку традиционных стереотипов поведения в обществе, распространение нетрадиционных для России религиозных учений, общее падение нравственности населения, резкий выплеск религиозных и межэтнических конфликтов. Состояние дезаптации в новой жизненной системе продолжает вызывать у молодежи пессимизм к происходящим в обществе положительным переменам, апатию в общественной жизни, к труду, выполнению конституционных обязанностей, дезориентацию в происходящих событиях, асоциальное поведение, усиление социального протеста в виде действий экстремистской направленности.
Согласно проведенному исследованию, 12% опрошенных лиц, совершивших преступления экстремистской направленности, объяснили свое преступление ситуационным конфликтом с потерпевшим, 64% • национальной или религиозной враждой. Сущность экстремистского мотива состоит в противопоставлении «мы» и «они». Такое противопоставление динамично, и его динамика сводится к стремлению ущемить «их» законные права и интересы именно потому, что «они» не такие, как «мы», от словесного унижения до физического уничтожения [34].
В настоящее время усилие государства направлено на борьбу с терроризмом как одной из форм проявления экстремизма (совершенствование законодательства в части усиления ответственности, повышение мобильности, технического и информационного совершенствования государственных структур, призванных бороться с этим злом), в то время как вопросы религиозного и нравственного воспитания населения, повышения уровня культуры и терпимости к лицам разного вероисповедания, ответственности средств массовой информации за публикации материалов, содержащих информацию экстремистского характера, взаимодействия с конфессиями и другие остаются в тени государственной политики. И, как следствие, на лицо рост преступлений экстремистской направленности.
Правоприменители (следствие, органы внутренних дел, Федеральная служба безопасности, прокуратура и др.) зачастую до конца не выясняют причины и условия экстремизма (как правило, мотивом экстремизма публично признается хулиганство, что резко сужает саму проблему, придавая ей характер лишь нарушения охраны общественного порядка, не показывая ее корни).
Сложившееся положение требует постоянного изучения и корректировки криминологической характеристики экстремизма, основываясь на изучении личности экстремиста, которую можно использовать применительно к двум типам преступников-экстремистов:
- экстремист, преимущественно осуществляющий свою преступную деятельность в регионах, где среди населения имеют место ложно понимаемые идеи «борьбы за национальную независимость», искажение религиозных идей в основном в форме призывов борьбы с «неверными»;
- экстремист, совершающий преступления экстремистского характера не в целях «борьбы за независимость», а желая показать либо подтвердить приверженность своим антисоциальным установкам, чаще всего сопряженным с ненавистью к людям другой расы, национальности, религии [35].
Экстремизм, по своей сути представляя идеологию, приверженную крайним взглядам, к сожалению, не может быть подвергнут мерам юридической ответственности с позиции уважения прав и свобод человека и гражданина в совершенном демократическом обществе, т.е. мысли, идеи, планы, не реализованные в конкретных уголовных проявлениях, не могут образовывать состав преступления.
Конституция Российской Федерации развивает и закрепляет право человека и гражданина выражать свое собственное мнение, иметь и отстаивать свои взгляды и убеждения, придерживаться определенной идеологии, религии, пропагандируя ее не запрещенными законом способами. С правовой точки зрения экстремистские взгляды любой направленности составляют элемент статуса гражданских прав и свобод и не могут быть наказуемыми, если не содержат, к примеру, состава уголовного преступления или административного правонарушения. Очевидно, что данное обстоятельство фактически заставляет исследователя изучать лишь различные аспекты его проявлений, так называемые преступления экстремистской направленности, выясняя мотивы и цели криминальных деяний (с учетом фактических обстоятельств дела).
Проявления экстремистской деятельности столь много- плановы, что введение каких-либо четких однозначных классификационных критериев здесь вряд ли возможно. Следовательно, дать универсальное определение экстремизму крайне затруднительно. В правовом плане оно может быть охарактеризовано как социально-правовое явление транснационального характера, проявляющееся в деяниях,
ответственность за которые установлена национальным законодательством [36],
Религиозные объединения на территории России, согласно ст. 6 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», могут существовать в двух формах - как религиозные группы и религиозные организации.
Религиозная группа в соответствии с законодательством представляет собой добровольное объединение граждан, созданное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица (ст. 7). Фактически для ее создания достаточно согласие некоторого числа граждан, их желание совместно исповедовать и распространять ту или иную религиозную идею. Они могут не уведомлять администрацию исправительных учреждений о своем решении.
Таким образом, в соответствии с законодательством религиозное объединение в форме религиозной группы считается созданным с момента фактического начала деятельности, например, после первого же собрания, на котором совершалось богослужение или обсуждались связанные с верой вопросы и т.д.
Религиозная организация, в отличие от религиозной группы, — это добровольное объединение не только граждан Российской Федерации, но и лиц, постоянно и законно проживающих на ее территории, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, зарегистрированное в установленном порядке в качестве юридического лица. Такая организация считается созданной с момента государственной регистрации (ч. 2 ст. 51 ГК РФ) Следовательно, наиболее распространенными являются религиозные объединения в форме группы, так как они более компактны, мобильны, не требуют регистрации. Такие группы нередко создаются осужденными различных вероисповеданий в процессе отбывания ими наказаний в местах лишения свободы.
В 2004 и 2005 гг. с использованием инструментария открытых и опубликованных социологических исследований ВЦИОМ был проведен опрос 1000 студентов юридических факультетов вузов Москвы и Новосибирска. Его результаты в определенной степени подтверждают сделанный нами ранее вывод о разнообразии, взаимосвязи и взаимообусловленности форм религиозного экстремизма [371-
Особенности экстремистского религиозного сознания проявляются в подчинении поведения человека той или иной религиозной идее и, как следствие, разделении человечества на различные религиозные группы, что создает черты экстремистского сознания. Именно это обстоятельство делает возможным применение насилия вплоть до совершения преступлений террористического характера по отношению к лицам другой веры, которая для экстремиста неприемлема.
Лишь 29% респондентов позитивно относятся к идее «Россия — для русских», 49% полагают, что представители нерусских национальностей пользуются в России слишком большим влиянием.
По мнению 62% опрошенных, существуют народы, которые разжигают национальную рознь, из них: 39% называют чеченцев, 35% — мусульман, 19% — «кавказцев», 5,6% — евреев, 6% - русских, еще 14% приходится на представителей 16 других национальностей.
Подобные убеждения формируются прежде всего на основании собственного жизненного опыта. Участники опроса отмечали широкое распространение бытового национализма: 58со из них были свидетелями насилия, оскорблений или унижений других людей в связи с их этнической, национальной, расовой принадлежностью и вероисповеданием (причем в 10%' случаев это были избиения), 6% сами становились жертвами; 42% опрошенных студентов юридических факультетов высших учебных заведений полагают, что экстремизм проявляется в действиях, направленных на возбуждение религиозной, расовой, национальной вражды.
Экстремистское сознание нуждается в соответствующей идеологии, и в этом случае обращение к религиозным системам выглядит практически закономерным. Религия в силу присущей ей функции интеграции объединяет группу людей, дает ей общий смысл, помогает найти свое место в окружающем мире.
В то же время религия, выделяя одну группу, противопоставляет ее другим. В периоды социально-политических катаклизмов, разрушения светской системы ценностей именно этот аспект начинает превалировать. Как представляется, само содержание идеологии не имеет значения, поскольку любая проблема (построение идеального мира, борьба за чистоту веры, возвращение к ее истокам и т.д.) может быть провозглашена как основная, главенствующая и требующая всеобщего внимания, единственно важная, т.е. доведена до «крайности».
Анализ различных научных источников (в том числе зарубежных), результаты собственных эмпирических исследований показывают, что религиозный экстремизм имеет четыре формы.
Первая - в форме религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием, а также в форме экстремистского сообщества или организации, прямо запрещенной уголовным законом (ст. 239, 2821, 2822 УК РФ).
Вторая — в форме действий, направленных на возбуждение ненависти по признаку отношения к религии, прямо указанных в тексте закона (ст. 282 УК РФ).
Третья — экстремистские действия, применительно к которым признаки религиозного мотива или отношения к религии прямо не указаны в тексте закона (ст. 280 УК РФ).
Четвертая—преступления, совершаемые по религиозным мотивам.
К преступлениям, связанным с религиозным экстремизмом, в широком смысле относится значительный круг деяний в объективных и субъективных признаках. Например, умышленные убийства и некоторые другие преступления, которые по конструкции их составов могут совершаться по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ, п. «з» ч. 2 ст. 117 УК РФ, п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ), а также по многим другим мотивам. По смыслу п. «е»
ч. 1 ст. 63 УК РФ по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды могут совершаться также иные умышленные преступления, в составе (юридической конструкции) которых указание на данный мотив отсутствует.
В узком смысле к таким преступлениям относятся деяния, для которых религиозный экстремизм при отсутствии его прямого упоминания в тексте статей УК РФ является признаком объективной и (или) субъективной стороны (ст. 148, 239, 278, 279, 280, 282, 282’, 2822, 354, 357 и др. УК РФ).
Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 239 УК РФ «Организация объединения, посягающего на личность и права граждан», выражается в совершении действий по созданию религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами либо с побуждением их к отказу от исполнения ими своих гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных действий, а также руководству таким объединением
Аналогичные признаки — создание и руководство, организация деятельности - характеризуют объективные стороны составов, предусмотренных в ст. 282* и 2822 УК РФ соответственно. Рассмотрим их содержание применительно к ст. 239 УК РФ [38].
Под созданием религиозного объединения, в частности в уголовно-исполнительной системе, следует понимать любые действия по разработке структуры и определению правового статуса группы, изучению, распространению доктрины, формированию направленности и задач деятельности; по привлечению сторонников и т.д., результатом которых стало его возникновение.
Руководство религиозным объединением включает в себя осуществление действий по определению основных его направлений: привлечение последователей, организация их обучения религии и религиозного воспитания последователей, проведение богослужений, иных религиозных обрядов и церемоний.
Применительно к ст. 2822 УК РФ под «организацией деятельности экстремистской организации» следует понимать любые действия, направленные на формирование ее структуры. разработку направлений и задач деятельности, привлечение сторонников; материально-техническое обеспечение деятельности, результатом которой становится налаживание такой работы.
Для наступления ответственности по ст. 239 УК РФ деятельность религиозного объединения должна быть сопряжена; с побуждением (формированием желания сделать что- либо) своих членов из числа осужденных к отказу от исполнения своих обязанностей, неподчинение требованиям администрации ИУ и т.д., с побуждением осужденных к совершению иных противоправных деяний, запрещенных нормами любой отрасли права (причинение вреда психическому и физическому здоровью; нравственному развитию и т.д.).
Побуждение может осуществляться путем убеждения, настойчивых советов, разъяснений, пожеланий и рассматриваться как способы склонения людей к отказу от исполнения своих обязанностей под видом исполнения религиозных обрядов. Практике известны случаи, когда побуждение осужденных к неисполнению требований администрации или совершению иных противоправных деяний осуществляется через призывы лидера следовать его примеру: «Я - не работаю, не общаюсь с семьей, не обращаюсь к врачам, и Вы должны делать то же самое» [39].
В ст. 239 УК РФ установлена ответственность за деятельность религиозного объединения, сопряженную с насилием. Однако характер насилия в ней не конкретизирован. Оно может быть как физическим, так и психологическим. При психологическом воздействии насилие осуществляется помимо сознания и воли потерпевшего, т.е. объективно, и это обстоятельство необходимо учитывать при квалификации деяний, предусмотренных ст. 239 УК РФ.
Ответственность за участие в деятельности религиозного объединения, посягающего на личность, а также в экстре- ыистском сообществе либо деятельности экстремистской организации предусмотрена соответственно ст. 239, 2821, 2822 УК РФ Под участием следует понимать любую деятельность в составе религиозного объединения в соответствии с его целями и задачами, как сопряженную с непосредственным осуществлением посягательств на личность и права граждан, в том числе осужденных, ответственность за которые предусмотрена ч. 1 ст. 239 УК РФ, так и выражающуюся в обеспечении его функционирования {исполнение религиозных обрядов, ритуалов, привлечение новых членов, распространение листовок, литературы и тд.). Аналогичным образом следует трактовать этот признак и в контексте ст. 2821, 2822 УК РФ.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ, характеризуется деянием в форме публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности, понятие которой содержится в ст. 1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».
Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, характеризуется действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение достоинства человека либо группы лиц в связи с различными обстоятельствами. Например, применительно к местам лишения свободы под действиями следует понимать распространение среди осужденных и сотрудников ИУ таких идей и взглядов, которые подрывают доверие и уважение к определенной национальности, расе либо религиозному вероисповеданию, а также вызывают неприязнь или чувство ненависти к образу жизни, культуре, традициям, религиозным обрядам граждан данной национальности либо расы и т.п. Эти действия должны быть совершены публично, в частности, в местах скопления осужденных.
Объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 2821 УК РФ, характеризует любое из следующих действий: создание экстремистского сообщества; руководство им либо входящими в него структурными подразделениями.
Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282х УК РФ, характеризуется деянием в виде организации деятельности экстремистской организации. В то нее время, согласно ст. 282х УК РФ, экстремистской признается организация, в отношении которой имеется соответствующее судебное решение в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Такое основание содержится в ч. 4 ст. ? и ч. 2 ст. 9 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» и в п. 2 ст. 14 ФЗ «О свободе совести и с религиозных объединениях»
Субъективная сторона рассматриваемых составов преступлений характеризуется только умышленной формой вины в виде прямого умысла, выражающегося в осуществлении систематической деятельности, направленной на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды.
Обязательными признаками субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 2821 УК РФ, являются цели подготовки или совершения любого из указанных в диспозиции преступлений экстремистской направленности по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы, преступлений, предусмотренных ст. 148.149. ч. 1 и 2 ст. 213. ст. 214. 243.244.280 и 282 УК РФ.
Субъект рассматриваемых составов преступлений (ст. 239,
280,282, 2821,2822 УК РФ) общий - вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Субъект составов, предусмотренных в п. «б» ч. 2 ст. 282, ч. 2 ст. 2821 УК РФ, — специальный: лицо, имеющее служебный статус в органах государственной власти, их учреждениях и иных организациях.
Для того чтобы стимулировать отказ от предложения преступной деятельности, законодатель предусмотрел в Примечаниях к ст. 2821 и 2822 УК РФ возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с прекращением участия в экстремистском сообществе или экстремистской организации соответственно.
Таким образом, религиозный экстремизм как радикальное отрицание социальных норм и правил, основанное на приверженности к крайним религиозным взглядам и действиям, не может существовать вне связи с преступностью. Уголовно-правовой оценке подлежат проявления религиозного экстремизма, выражаемые в виде деяний, запрещенных под угрозой наказания уголовным законом, и посягающие на различные общественные отношения, блага, ценности, охраняемые уголовным законом: конституционные права и свободы граждан, свободу совести и вероисповедания граждан, равенство граждан вне зависимости от их национальности, расы или конфессиональной принадлежности.
В контексте криминологической и уголовно-правовой проблематики религиозный экстремизм может рассматриваться: в качестве мотива, относящегося к обстоятельствам, отягчающим наказание за любые преступления - без выделения их родовой или видовой принадлежности (п. «е» ст. 63 УК РФ); в качестве квалифицирующих признаков отдельных составов преступлений (например, ст. 105 УК РФ); в качестве признаков объективной и субъективной сторон некоторых составов преступлений (например, ст. 280, 282,282', 2822 УК РФ).
Основными видами религиозного экстремизма, играющего наиболее активную криминогенную роль, являются: религиозный экстремизм, связанный с деятельностью различных организаций националистического типа; религиозный экстремизм, связанный с агрессивными формами исламского фундаментализма; религиозный экстремизм, проявляющийся в деятельности объединений деструктивного характера, нетрадиционных для страны верований.
Базисными условиями и решающими предпосылками ослабления влияния религиозного экстремизма на политическую систему общества является переход страны к устойчивому развитию, формированию и усилению монолитности общества, преодолению кризисных явлений в экономике, социальной, духовно-нравственной и других сферах. Общесоциальные меры противодействия преступлениям, связанным с религиозным экстремизмом, должны сочетаться с целенаправленными усилиями, включающими совершенствование законодательной базы, правоприменительной и правоохранительной деятельности, культурно- воспитательными мероприятиями антиэкстремистского характера.
Основываясь на понятии экстремизма, данного в Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности», выделим его основные признаки: наличие крайностей (радикализма) во взглядах и действиях носителей экстремизма; наличие отрицания (нигилизма) в отношении норм, принятых в обществе и охраняемых социальными институтами, прежде всего государством; наличие в основе экстремизма какой-либо идеи, системы взглядов, доктрины (политической, религиозной, этнической, экономической, их сочетания и т.д.); стремление носителей экстремизма не только придерживаться экстремистских взглядов, но также донести их до сведения окружающих, навязать их, осуществить и реализовать их в действительности.
Криминологически значимый аспект религиозного экстремизма заключается в приверженности не только и не столько к крайним взглядам, но, прежде всего, крайним действиям, причиняющим вред общественным отношениям, охраняемым законом. Поэтому юридическая ответственность может наступать только тогда, когда радикальное отрицание существующих норм выражается в конкретных общественно опасных деяниях.
В известной степени развитию религиозного экстремизма способствуют недостаточное внимание к этой проблеме общества, в частности правоохранительных органов. Это является главным образом следствием того, что не все сотрудники правоохранительных органов еще осознали общественную опасность, которую несет в себе религиозный экстремизм, не только для общества и отдельных его пред-
ставителей, но и для государства. Сказывается также новизна явления, которая осложняет выработку комплекса криминологических, оперативно-розыскных и иных мер по предупреждению, выявлению и раскрытию преступлений, связанных с экстремизмом.
Помимо уголовно наказуемых проявлений в виде актов экстремистской деятельности религиозный экстремизм представляет собой опасность как причина совершения многих преступлений, создает нездоровую обстановку в обществе, способствует осуществлению своих замыслов лицами, воспринявшими экстремистские взгляды в качестве руководства к действию.
При криминологическом анализе первостепенное значение имеет выделение в системе «преступность - экстремизм» связей генетического характера. Религиозноэкстремистская идеология и психология часто выступают в качестве непосредственно действующих субъективных причин и условий преступлений. Наиболее типичны генетические связи с экстремизмом таких преступлений, как умышленные убийства, незаконное изготовление, хранение и ношение ошестрельного оружия, неповиновение требованиям администрации ИУ, причинение вреда здоровью, захват заложников, массовые беспорядки, групповое хулиганство, поджоги, акты вандализма и др. Кроме того, религиозный экстремизм нередко становится причиной не только совершения отдельных общественно-опасных деяний, но лежит в основе образования преступных группировок, проявляющих криминальную активность по различным направлениям.
В качестве относительно самостоятельного вида должна рассматриваться преступность, связанная с последствиями религиозного экстремизма. Проявления религиозного экстремизма порождают комплекс последствий, создающих условия, благоприятные для детерминации преступности. В результате проявлений религиозного экстремизма формируется среда, благоприятная для развития преступности, а также социальная база для новых экстремистских проявлений.
Четкую грань между видами экстремизма провести очень сложно, поскольку различные его проявления и причины порой могут действовать во взаимном переплетении и взаимодополнении. Например, одной из разновидностей религиозного экстремизма является национально-этнический экстремизм, к которому относится антисемитизм, ваххабизм и расизм, основанные на ксенофобии. Характерными для данного вида экстремизма являются внешние, языковые или культурные различия, в силу чего появляется неприязнь к представителям иной национальности либо культуры.
Связи религиозного экстремизма с преступностью не ограничиваются только причинно-следственными связями и их субъективной составляющей криминальной мотивацией. Здесь действуют и другие виды связей и зависимостей, например корреляционная, функциональная, связь состояний. Именно это дает основание рассматривать религиозный экстремизм в ряду социально негативных явлений, причинно и иным образом связанных с преступностью.
Большинство преступлений данной группы направлено на неопределенный круг лиц, на какую-либо нацию, религиозную группу или другую социальную общность — объект преступлений. Кроме того, в большинстве случаев совершения преступлений данного вида вред причиняется интересам государства как носителя конституционных основ существующего строя с присущими ему правами и свободами, общественным укладом и соответствующими гарантиями безопасности.
Наиболее опасное проявление религиозного экстремизма в виде сектантства наблюдается в местах лишения свободы. Поэтому профилактика социально опасных форм сектантства в среде осужденных к лишению свободы является одним из важных направлений в деятельности уголовноисполнительной системы [40]
В начале 90-х гг. верующие осужденные всех вероисповеданий составляли не более «10% от численности коллектива учреждения» [41]. Материалы специальной переписи осужденных, проведенной в 1999 г., показывают, что 36,8% считали себя верующими. По переписи 2009 г. — уже 46,5%. Из числа верующих осужденных 82,9% считают себя православными христианами (30,5% от общего числа осужденных), 9% — мусульманами (3,3% от общего числа осужденных) [42].
С каждым годом в местах лишения свободы увеличивается число активных верующих осужденных, кто участвует в культовой практике своей религии. В 2000 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы было создано «560 религиозных общин различных конфессий, в которых насчитывалось около 20 тысяч верующих, что составило 2,5% от общего числа осужденных» [43]; в 2001 г. «созданы 668 религиозных общин различных конфессий, в которых насчитывалось около 25 тысяч верующих, или 3,7%»; в 2002 г. «создано около 1000 религиозных общин различных конфессий, в которых насчитывалось более 40 тысяч верующих осужденных, или 5,5%» [44].
В настоящее время мы можем говорить о таком феномене в современном социуме, как сектантское движение, которое имеет явную антисоциальную направленность и, подобно «воровскому движению» [45], может считаться одной из форм преступного объединения. Однако создание религиозных сект в исправительных учреждениях рассматривается осужденными как попытка разрушить существующую криминальную иерархию и в целом не поддерживается.
Поэтому сектантская атрибутика, ритуалы, идеология пока не стали полноценной частью преступной субкультуры, принятие которой является обязательным условием существования в криминальной среде. Вместе с тем в последние годы наблюдается тенденция к активному использованию преступными организациями средств и методов манипулирования личностью, применяемых религиозными, псевдоре- лигиозными и светскими сектами. Опросы показывают, что 15% опрошенных осужденных сталкивались с деятельностью сект; 11% опрошенных сталкивались с деятельностью «Церкви объединения»; «Муна» - 2,8сп; «Церкви сайентологии» (Хаббарда) — 2,8%; «Свидетелей Иеговы» — 4,9%, признанных в некоторых европейских странах и Австралии «опасными сектами». В учреждениях уголовно-исполнительной системы отбывают наказание адепты (последователи) таких сект, как «Аум Синрике» (новое название «Алеф»), сатанисты, язычники-идолопоклонники и др.
Мотивами появления сект в учреждениях уголовноисполнительной системы могут являться: желание преступных авторитетов усилить свое влияние на отдельные категории осужденных, сплотить их вокруг общего учения (цели), в дальнейшем используя наиболее фанатично настроенных лиц для совершения действий, дестабилизирующих обстановку в учреждениях, обеспечивающих изоляцию от общества; стремление осуществлять преступную деятельность в учреждении под видом изучения религии или светской идеологии, в качестве прикрытия используя тезис о праве на свободу совести и свободу вероисповедания, а также приобрести опыт по практическому применению агрессивных методов манипулирования личностью (контроля и деформации сознания).
Причинами вступления осужденного в секту, в частности, могут быть: желание извлечь материальную или моральную выгоду (повысить свой статус в преступной среде); поиск новых духовных ориентиров, а также элементарное любопытство; активное стремление к конфронтации (в любых ситуациях) с администрацией учреждения, исполняющего наказания; следование примеру авторитетных для данного осужденного лиц; желание реализовать свой духовный и физический потенциал и др.
Следует отметить, что лица, отбывающие наказание в учреждениях уголовно-исполнительной системы и пытающиеся найти духовную отдушину в религии [46], не имеют четких нравственных ориентиров и поэтому воспринимают любую религиозную идеологию без должной критической оценки, которая для них является системой «психологической защиты» [47].
Точных сведений о количестве последователей сект, которые отбывают наказание в виде лишения свободы, нет. Однако такие факты известны, так как часть осужденных являлась членами сект еще до совершения преступления, за которое они отбывают наказание (например, ритуальные
преступления, связанные с деятельностью той или иной секты).
Попадая в места лишения свободы, сектанты получают возможность пропагандировать свои идеи, имея материальную и моральную поддержку от адептов, находящихся на свободе. Среда осужденных благоприятна для развития сектантства, так как в одном месте сконцентрированы лица с явными отклонениями как в поведении, так и в психологическом плане.
Оказавшись в учреждениях уголовно-исполнительной системы, многие адепты сект (в том числе сатанистских) продолжают совершать «весь... набор практических ритуальных действий» [48], несмотря на активную превентивную работу сотрудников уголовно-исполнительной системы. Пользуясь прикрытием официально зарегистрированных организаций (светских и религиозных), сектанты пытаются проникнуть б уголовно-исполнительную систему с «благотворительными миссиями», требуя при этом для себя особых условий, пропагандируя непонятные учения, расходящиеся с официальной направленностью деятельности организаций, которые они пытаются представлять [49].
Меры по профилактике сектантства в местах лишения свободы должны включать в себя: дополнительный контроль за осужденными-адептами со стороны оперативных работников; активную работу психологов, начальников отрядов, других представителей администрации учреждения, исполняющего наказания; тщательный контроль за поступающими передачами, посылками, бандеролями и корреспонденцией; проверку лиц, требующих свидания с осужденным- адептом, в случае если они являются представителями религиозных сект, а также контроль за лицами, получившими разрешение на свидание с осужденным-адептом. При обнаружении литературы, газет, журналов, содержащих
информацию о деятельности либо учении тоталитарных религиозных сект, они должны быть изъяты.
Пресечение попыток религиозных и других организаций, оказывающих «гуманитарную помощь», выйти за рамки предоставленных им полномочий, должно осуществляться строго в соответствии с российским и международным законодательством. Для более успешной профилактики сектантства (а значит, и преступности в целом) необходимо совершенствование системы безопасности. Так, назрела необходимость создания «новых органов, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства» [50], например межведомственного комитета или комиссии по противодействию социально опасной деятельности религиозных, псевдорелигиозных и светских сект в уголовно-исполнительной системе. Профилактика сектантства и его производной — религиозного экстремизма, по сути, является частью государственной системы предупреждения преступности и включает в себя меры по оздоровлению не только экономической, социальной, политической, но и духовной сферы жизни общества [51]. 
<< | >>
Источник: Хромов И.Л. Противодействие преступности в убеждениях, исполняющих наказания криминологические и оперативно-розыскные аспекты. 2011

Еще по теме 1.4. Религиозный экстремизм как уголовно-n равовая и криминологическая категория:

  1. Б. Грызлов ЭКСТРЕМИЗМ КАК УГРОЗА СУВЕРЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ
  2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ С ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
  3. §4. Уголовная статистика в криминологическом исследовании
  4. Криминологические и психологические основания норм, предусматривающих уголовную ответственность за множественность преступлений
  5. Статья 14. Приостановление деятельности религиозного объединения, ликвидация религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения в случае нарушения ими законодательства (вред. Федерального закона от 25.07.2002 № 112-ФЗ)
  6. § 1. Преступление как объект криминологического изучения
  7. Глава 39 ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
  8. Исламский экстремизм - в чем причины
  9. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ МОЛОДЕЖНОГО ЭКСТРЕМИЗМА
  10. § 1. Категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам
  11. § 1. Категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам
  12. 39.1. Категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам
  13. СОЦИАЛЬНО-КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ НОРМ УГОЛОВНОГО ПРАВА, РЕГУЛИРУЮЩИХ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -