<<
>>

§ 5. Прогноз преступности в мире и в России

Прогноз преступности в мире, его отдельных регионах и странах в начале третьего тысячелетия неблагоприятен. Это не означает, что всюду следует ожидать высокие темпы прироста преступности или выравнивание ее интенсивности.

Традиционные различия преступности по регионам и странам в характере, ее уровне, структуре, динамике и даже темпах прироста скорее всего сохранятся, поскольку их причины традиционны и глубинны. Наряду с этим будут и ситуационные различия. Общая результирующая преступности в мире будет продолжать ползти вверх. Средний прирост ее может находиться в пределах более 3—5% в год[128].

К такому пессимистическому варианту прогноза приводит и экстраполяция имеющихся тенденций, и экспертные оценки возможной криминологической обстановки в мире, и моделирование причинной базы преступности будущего, и широкий системный анализ совокупности криминологически значимых сведений прошлого, настоящего и возможного будущего. Частные отклонения могут не приниматься в расчет, поскольку они не изменяют общих глобальных тенденций. Но общество, как уже говорилось, — система открытая и его будущее не только

продолжение прошлого и настоящего. Социальные мутации могут быть почти неожиданными.

Мировой криминологический анализ показывает: преступность в мире за последние 30—40 лет увеличилась в среднем в 3—4 раза, на территории бывшего СССР — в 6—8 раз, в США — в 7—8 раз, в Великобритании и Швеции — в 6—7 раз, во Франции — в 5—6 раз, в Германии — в 3—4 раза, в Японии — в 1,5—2 раза и т. д. По данным Четвертого обзора ООН за 1985—1990 гг., преступность в мире увеличивалась в среднем на 5% в год. Положение не изменилось и при анализе Пятого, Шестого, Седьмого, Восьмого и Девятого обзоров. Последние обзоры не были пятилетними. Они охватывали два-три года, а в планах ООН предполагается обзоры сделать ежегодными, приблизив их к реальной криминологической обстановке в мире.

Аналогичные результаты были получены и при анализе различных видов преступного поведения. Наиболее интенсивно растет корыстная преступность.

Экстраполяция динамических рядов уровня латентности преступности, числа выявляемых преступников, раскрываемости преступлений, судимости и других показателей социально-правового контроля также не оптимистична. Уровень латентности увеличивается или, по крайней мере, не уменьшается, раскрываемость преступлений и выявляемость правонарушителей не растет. На фоне роста преступности судимость снижается. Абсолютное число лиц, совершивших преступления и по разным причинам не понесших наказания, растет. Контроль над преступностью в прогнозируемый период скорее всего сохранится на нынешнем уровне со слабой тенденцией к улучшению. Более того, дальнейшее отставание социально-правового контроля от растущей преступности может быть дополнительным криминогенным фактором, детерминирующим ее более интенсивный рост.

Наряду с интенсификацией преступности будут усиливаться давно сформировавшиеся тенденции ее структурно-качественных изменений в направлении большей интеллектуализации, организованности, изощренности, вооруженности, технической оснащенности, приспособительности, коррумпированности, выживаемости и самозащищенности.

С ростом преступности и ее общественной опасности прямо и сильно коррелирует динамика административных и иных правонарушений, аморальных явлений, пьянства, наркомании, токсикомании, самоубийств, проституции, бродяжничества,

нищенства, распада семей, безотцовщины, детской беспризорности и безнадзорности, дезадаптации взрослых и детей, иных социальных отклонений, а также психических расстройств и других фоновых явлений. Есть объективные основания к тому, что в ближайшие годы девиантное поведение и иные фоновые явления будут возрастать, а значит, и расширять причинную базу преступности. Во всяком случае и по этим признакам у нас нет сколько-нибудь значимых доказательств снижения криминогенное™ социальных условий.

В большинстве своих ипостасей преступность в России будет продолжать характеризоваться выраженной корыстной направленностью. Корыстным становится даже бытовое насилие. Идет процесс относительного вытеснения из сферы корыстной преступности примитивного уголовного типа интеллектуальным и предприимчивым преступником с новыми, более изощренными формами и способами преступной деятельности и отвергающим любую мораль, в том числе и старую воровскую. Продолжается усиление криминальной направленности в коммерческой деятельности. Корысть поразила спорт, кино, искусство, науку, медицину. Этому способствуют прогрессирующая мораль корыстолюбия, привыкание населения, беспомощность правоохранительных органов, загруженность судов и отсутствие эффективной службы судебных исполнителей.

Общеуголовная корыстная преступность (кражи, грабежи, разбои) стимулируется снижением у населения порога требовательности к источникам приобретения товаров и расширением круга потенциальных покупателей краденого. С корыстной мотивацией сочетаются агрессивно-разрушительные побуждения противоправного поведения, сопровождающегося насилием и уничтожением материальных ценностей.

Насилие приобретает все более «результативный» характер (уменьшение доли покушений) с очень тяжелыми последствиями. Оно коррелирует с интенсивным ростом хищений, утратой оружия и боеприпасов, нелегальным распространением их в стране и все более широким применением в преступной деятельности. «Кадровая» база корыстной, корыстно-насильствен- ной и насильственной преступности постоянно расширяется за счет увеличения маргинального слоя безработных и бездомных, особенно среди мигрантов, беженцев, молодежи и подростков.

В результате беспрецедентного социального расслоения общества, растущей безработицы и сокращения армии на соци

альное «дно» попадает значительное число квалифицированных специалистов. Это усиливает процесс интеллектуализации и профессионализации преступности. Особые качественные изменения связаны с появлением в криминальной среде хозяйственных руководителей, офицеров, специалистов по технологиям, анализу информации, владеющих оружием и т.

д.

Уровень отдельных видов учтенных преступлений в прогнозируемый период будет расти. Но этот рост не будет равномерным. Более интенсивно будут увеличиваться тяжкие преступления, чем иные, корыстные, более чем насильственные, организованные и групповые, более чем одиночные и т. д. Предполагаемые структурные сдвиги связаны не только с неравномерным ростом различных групп преступлений, но и с неравноценным их учетом, большая полнота которого в соответствии с ограниченными возможностями правоохранительных органов будет «дрейфовать» в сторону тяжких (которые нельзя скрыть) и очевидных (которые не требуют расследования) деяний. Это приведет к дальнейшим структурным перекосам учтенной преступности, на фоне которых будет увеличиваться, например, латентная экономическая преступность.

Темпы прироста реальной, а не регистрируемой корыстной преступности останутся в прогнозируемый период наиболее высокими (до 10—15 и более процентов в год). Одновременно будет снижаться их раскрываемость и расти латентность. Но и в этом случае учтенная корыстная преступность будет увеличиваться интенсивнее других видов. Ее доля в структуре регистрируемой преступности будет приближаться к 90%. В прогнозируемый период получат распространение новые способы совершения преступлений с использованием формирующихся рыночных отношений и современных достижений науки и техники: фиктивные хозяйственные операции, создание лжепред- приятий, махинации с ценными бумагами, незаконная эмиссия ценных бумаг, хищения путем внедрения в телекоммуникационные и компьютерные сети банков, промышленный шпионаж, посягательства на интеллектуальную собственность, нарушения патентных прав, нецелевое использование кредитов, налоговые преступления и др.

Насильственная преступность, особенно терроризм, умышленные убийства, тяжкие телесные повреждения и насильственно-корыстные деяния (бандитизм, разбой, грабеж, вымогательство) могут увеличиться в среднем на 5—10% в год. Официальная раскрываемость их может стабилизироваться, и она

будет выше раскрываемости корыстных и особенно экономических преступлений.

Дальнейший рост организованной преступности будет существенно зависеть от способности (и предоставленной возможности) правоохранительных органов развернуть декларируемую борьбу против ее высшей формы — институциональной мафиозной преступности, связанной с использованием государственных, общественных и политических институтов.

Особо тревожным может оказаться рост преступности маргинальных слоев, главным образом молодежных, оставшихся на обочине реформ и приватизации, на обочине обучения и сколько-нибудь престижных форм труда. К ним примыкают беженцы и незаконные эмигранты из других стран. Многие из них уже сейчас хорошо усвоили криминальные уроки нецивилизованного рынка и ничего не умеют делать, кроме совершения преступлений. Более высокими темпами, чем раньше, будет проходить включение малолетних (не достигших возраста 14 лет) в совершение противоправных действий. Может возникнуть вопрос о снижении возраста правонарушителей при привлечении к уголовной ответственности. Однако это мало чему поможет. Малолетние и несовершеннолетние безнадзорные и беспризорные правонарушители нуждаются не в тюремной изоляции, где они окончательно сформируются как привычные профессиональные преступники, а в организации их учебы и работы.

Доминирующей криминологической тенденцией на ближайшие годы остается продолжающийся рост преступности в мире, повышение ее тяжести и общественной опасности с одновременным отставанием социально-правового контроля от растущей мобильной и мимикрирующей криминализации общественных отношений. Эффективность и гуманность вновь «сталкиваются лбами». Их противостояние имеет более глубокие причины.

Особое влияние на рост преступности оказывает глобализация мира. Глобализация мира с его целенаправленно отстраиваемой однополярностью со стороны одной из сильнейших стран мира затрагивает жизнь каждого человека, каждой страны и мира в целом. Эти глобальные процессы давно беспокоят население земли, поскольку они несут для большинства стран и народов не только и не столько позитивные изменения, сколько многочисленные негативные последствия (геополитические, военные, экономические, демографические, социальные, пси

хологические и криминологические), пути минимизации которых в нашей стране пока практически не просчитываются, пути сдерживания и противодействия не разрабатываются.

Развитие глобализации мира закономерно. Однако глобализация не стихия, она направляется и управляется в основе своей США и другими индустриально развитыми странами, которые получают от нее наибольшие выгоды. Она имеет позитивные и негативные, криминогенные и антикриминогенные свойства, причем криминогенность ее доминирует. Россия, встраиваясь в глобализационные процессы, должна заблаговременно готовиться к противодействию ее негативным и криминогенным факторам.

Необходимо адекватно осознать, как будет развиваться в обозримом будущем исторически древний процесс — криминализация человеческих отношений и борьба с преступностью в условиях прогрессирующей современной глобализации мира или как в ближайшем будущем будет протекать процесс глобализации в условиях интенсивно растущей преступности при различных уровнях и формах ее уголовно-правового контроля. Понимая это, можно заблаговременно выработать реалистические меры по минимизации преступности в глобализирующемся мире и по оптимизации эффективности уголовно-правового воздействия на различные формы совершаемых преступлений. Без таких мер трудно прогнозировать соблюдение демократических принципов, прав человека и нормальных экономических, политических, социальных и культурных отношений в мире и его отдельных регионах и странах.

Ныне можно говорить о существенном и специфическом вкладе глобализации по меньшей мере в восемь криминологически значимых аспектов: 1) в высокий уровень и своеобразную структуру преступности в мире и его отдельных странах; 2) совокупность причин и условий преступности и ее различных видов; 3) особенности личности преступников; 4) возникновение новых форм и видов общественно опасной деятельности; 5) расширение специфической сферы преступного в уголовном законодательстве; 6) транснационализацию преступности (особенно организованной и террористической); 7) вынужденное расширение международного сотрудничества в борьбе с транснациональной преступностью; 8) содержание и организацию предупреждения и пресечения преступности.

Задача состоит в выявлении тех особенностей глобализации, которые способствуют совершению преступлений, в целях их

своевременного прогнозирования и возможной минимизации, а также в изучении позитивных сторон ее, которые могут способствовать недопущению или предупреждению криминальных отклонений. В структуре криминогенных особенностей значимое место занимают: 1) проблема занятости населения; 2) проблема рынков финансовых спекуляций; 3) проблема утраты суверенитета национальными государствами; 4) другие криминологически значимые процессы. />В плане научных проблем криминального цикла особое значение в структуре негативных последствий глобальных изменений представляют криминогенные и иные криминологически значимые последствия глобализации, которые требуют адекватной уголовной политики и уголовно-правового контроля как новых, так и традиционных форм общественно опасного поведения[129].

Именно в связи этим человеческое сообщество в конце XX и начале XXI в. оказалось в криминальном капкане, выйти из которого без критического пересмотра устоявшихся стратегий, видимо, не удастся.

<< | >>
Источник: В. Н. Кудрявцев. Криминология. 2009

Еще по теме § 5. Прогноз преступности в мире и в России:

  1. Глава 1. Россия в современной мировой системе и региональных подсистемах международных отношений
  2. 2.1.4. Криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних и проблемы ее профилактики в России
  3. § 2. Количественные признаки преступности
  4. § 4. Тенденции преступности в мире
  5. § 1. Понятие криминологического прогнозирования
  6. § 2. Прогнозирование преступности и его методы
  7. § 4. Прогнозирование общественно опасного поведения и криминализация деяний
  8. § 5. Прогноз преступности в мире и в России
  9. § 5. Общие и специфические причины политической преступности и ее предупреждение
  10. § 3. Истоки и развитие организованной преступности в России
  11. § 1. Понятие и общая характеристика преступного оборота наркотиков
  12. § 2.   ПОНИМАНИЕ НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  13. § 3.   КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  14. §4. ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
  15. §3.   ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ТЕРРОРИЗМА В МИРЕ И В РОССИИ
  16. § 1.   КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ПРЕСТУПНОСТИ В ВОЙСКАХ: ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ АСПЕКТЫ
  17. Глава 7 Долгосрочное прогнозирование новых вызовов и угроз - основа военной, экономической и информационно-психологической безопасности России и мирового сообщества
  18. § 2. Содержание общей организации борьбы с преступностью
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -