Задать вопрос юристу
 <<

§ 3.   ПРЕСТУПНОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ В РОССИИ



Российские Вооруженные Силы, организация которых практически началась в 1992 г., стали преемниками Вооруженных Сил СССР во всех отношениях, в том числе в криминогенных традициях. Болезненный раздел общих Вооруженных Сил между бывшими союзными республиками, вывод огромного числа воинских частей и соединений из стран Варшавского договора и прибалтийских государств в новые необжитые места в России, стихийное сокращение численности войск, недостаток призывных контингентов, физическая и психологическая неподготовленность призывников к службе в армии, ограниченное финансирование войск, резкое снижение престижа военной службы, неудавшаяся, непопулярная, кровопролитная война в Чечне и другие обстоятельства умножили криминогенность воинских правоотношений.
Одних только семей офицеров вернулось на Родину в необжитые места более 600 тыс. Многие офицеры остаются не у дел, без жилья и средств существования. В 1995 г. насчитывалось 125 тыс. семей «бомжей в погонах». С трудом решался и решается трудный раздел Черноморского флота между Россией и Украиной, вооружений в Приднестровье между Россией и Молдовой. В России идет практически непрерывный процесс сокращения воинских формирований, их переподчинения, преобразования и расформирования. Юноши в массовом порядке уклоняются от призыва на военную службу. Многие части и соединения укомплектованы личным составом на 30—50% от штатной численности. Солдаты и сержанты, находящиеся в воинских частях и подразделениях, несут непосильные нагрузки. Все это обусловливает падение дисциплины и ухудшение воинского правопорядка, в том числе среди офицерского состава.
Непрерывно меняющаяся численность военнослужащих не дает возможности выявить реальные тенденции преступности в войсках и установить действительный уровень по числу преступлений на 100 тыс. человек личного состава. Судя, например, по Федеральному закону «О федеральном бюджете на 1995 год», штатная численность Вооруженных Сил по состоянию на 1 января 1995 г. составляла в 1 млн 917 тыс. 400 военнослужащих и 600 тыс. лиц гражданского персонала, а на 1 января 1996 г. планировалось иметь, соответственно, 1 млн 469 тыс. 900 и 600 тыс. Реальная численность военнослужащих Вооруженных Сил РФ может существенно отличаться от штатной. По состоянию на начало 1997 г. численность Вооруженных Сил РФ составляла около 1 млн 700 тыс. человек. Общая численность всех войск (Вооруженных Сил, внутренних, пограничных и др.) составила 2 млн. 410 тыс. 127 человек[635]. В последующие годы штатная численность Вооруженных Сил РФ и других войск существенно сокращалась.
Здесь необходимо разобраться в некоторых понятиях, которые также претерпели заметные изменения в России. В Вооруженные Силы СССР входили не только войска, непосредственно подчинявшиеся министру обороны, именуемые Советской Армией и Военно-Морским Флотом, но и все другие воинские формирования — пограничные, внутренние, железнодорожные и т.д. В России в состав Вооруженных Сил входят лишь войска, непосредственно подчиненные министру обороны РФ. Наряду с Вооруженными Силами имеется 13 других воинских формирований — пограничные, внутренние, железнодорожные войска, войска ФСБ России, МВД России, МЧС России, ФАПСИ, а также военнослужащие внешней разведки, федеральных органов службы безопасности, службы охраны и др. Число этих формирований в общей сложности может быть относительно большим. Все эти формирования остаются поднадзорными Главной военной прокуратуре, а их личный состав несет ответственность за совершение общеуголовных и воинских преступлений.

Криминологические проблемы в Вооруженных Силах РФ и других войсках постепенно решаются. Военнослужащие стали больше заниматься своим делом — боевой подготовкой, поднимается престиж военной службы. За последнее время сделан заметный рывок в улучшении качества боевой подготовки. «Число учений и мероприятий боевой подготовки в 2003 г. по всем видам Вооруженных Сил превысило показатели 2002 г. почти в 2 раза. В проекте бюджета Министерства обороны на 2004 г. на развитие системы боевой подготовки планируется направить около 16% всех средств», — писал министр обороны РФ[636]. Продолжаются военная реформа, сокращение Вооруженных Сил и их качественно-количественная оптимизация. Идет процесс постепенного перехода на контрактную систему. Солдаты-контрактники впервые появились в 1992 г. Их число превысило 140 тыс. человек[637]. Принят Федеральный закон от 25 июля 2002 г. «Об альтернативной гражданской службы», на основании которого постановлением Правительства РФ от 28 мая 2004 г. утверждено Положение о порядке прохождения альтернативной гражданской службы[638].
В то же время остается много нерешенных криминогенных проблем (число призывников, состояние их здоровья, уровень развития, недостаточное финансирование, нерешенность проблемы жилья для офицеров и других контрактников, преступное поведение офицеров, «дедовщина» и иные преступления военнослужащих).
В войсках существенно недостает призывников. Число видов отсрочки и освобождение за последние 10 лет увеличилось в 2,5 раза. И предложения об их увеличении не прекращаются. Депутаты Госдумы третьего созыва, например, отклонили более 20 законопроектов, предлагавшихся лоббистами, о введении дополнительных отсрочек от воинской службы[639]. Все это свидетельствует о том, что не только молодые люди не желают выполнять конституционную обязанность, но и их родители и даже законодатели. Этому помогают взяточники в военных комиссариатах и других военных органах. Как свидетельствует заместитель Генерального прокурора РФ — Главный военный прокурор А.Н. Савенков, только за период весеннего призыва 2004 г. в Главную военную прокуратуру обратились 1,5 тыс. человек, а в военные прокуратуры в целом по стране — свыше 4,5 тыс. Большинство обращений сигнализировало о взяточничестве. Было привлечено к ответственности более 70 должностных лиц военкоматов (вместе с медицинскими работниками — более 100)[640]. Но это, видимо, лишь вершина айсберга.
В 2003 г. в Московском военном округе были призваны 11% призывников от списочного состава. 87,6% получили отсрочку, еще 1,4 % пустилось в бега. Во многих европейских странах (в Германии, Франции, Швеции и др.) действительную военную службу проходят от 50 до 85% юношей. Это в 5—8 раз больше, чем в России. Положение дел в самой Москве в два с лишним раза хуже, чем в Московском округе в целом[641]. По данным опросов, около 50% призывников не видят ничего страшного в том, чтобы «откосить» от военной службы. В последние годы появилась некоторая тенденция к снижению числа лиц, уклоняющихся от военной службы. По данным Генштаба, в 2000 г. число уклонившихся от военной службы достигало 28 тыс. человек, в 2001 г. — 21, в 2003 г. — 18 тыс. Перспективы отрицательные. По данным Госкомстата, начиная с 2005 г. общая численность призывного контингента будет ежегодно сокращаться на несколько десятков тысяч человек в год. Пик демографического кризиса придется на 2013 г., когда 18-летних юношей окажется в 2 раз меньше, чем в 2004 г. (вместо 1 млн 200 тыс. будет только 600 тыс. человек).
Не менее удручающее положение с образовательным и интеллектуальным уровнем призывников. Грамотные и обеспеченные юноши поступают в государственные и коммерческие вузы, находят другие пути для получения отсрочки от военной службы. А поскольку обучение детей в предыдущие годы властями было брошено на самотек, то дети из бедных, проблемных и неполных семей намного чаше оставались вне школы. Именно они и пополняют войска. Поэтому почти каждый второй, призванный в 2003 г., имел лишь начальное или общее среднее (8 классов) образование. 112 молодых солдат совсем не умели читать и писать.
Учреждение контрактной армии в этих условиях становится крайней необходимостью. Но, как показывает эксперимент, проводимый в Псковской дивизии ВДВ, и по контракту мало россиян, желающих служить в армии. Российская армия, также брошенная на выживание и ввергнутая в кровавую войну с Чечней (фактически с собственным народом) в период ельцинского правления, утратила былую привлекательность. В ней стало страшно служить. В 2002—2003 гг. в результате преступлений в войсках пострадали, соответственно, 9673 и 12 739 человек, погибли 676 и 826, получили телесные повреждения 2379 и 2803, пострадали от неуставных отношений 3204 и 4607, от рукоприкладства командиров 2228 и 3904, погибли в результате неуставных отношений и рукоприкладства 44 и 63 человека. Из приведенных данных видно, что показатели об опасных преступлениях против военнослужащих за два года увеличились на 20—40%. Положение не изменилось и в 2004 г. Только за первый квартал этого года от побоев пострадали 1 650 военнослужащих, из которых 15 человек умерли[642]. Не меняется отношение командиров к подчиненным как к рабочей силе. Некоторые командиры не только эксплуатируют солдат и сержантов для собственных нужд, но и сдают подчиненных «в аренду» в гражданские организации за плату[643]. Все это серьезно снижает позитивную мотивацию российской молодежи к военной службе.
В связи с этим власти вынуждены были пойти на беспрецедентный шаг. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2003 г. № 793 «О сроке временного пребывания в Российской Федерации иностранных граждан, поступающих на военную службу по контракту, и порядке их регистрации и учета» и приказом министра обороны РФ от 2 апреля 2004 г. № 101 «О сроке временного пребывания в Российской Федерации иностранных граждан, поступающих на военную службу по контракту» по контракту в российской армии могут служить иностранные граждане в возрасте от 18 до 30 лет, которые имеют возможность на льготных условиях получить российское гражданство. Учитывая, что в настоящее время большое внимание уделяется проблемам военнослужащих, улучшается их материальное положение и обеспечение, в российскую армию могут поступить многие юноши из ближнего и даже дальнего зарубежья, где жизненные условия хуже российских.
Следующая проблема снижения престижности военной службы — жилищная. Фонд служебного жилья Министерства обороны РФ составляет 98 тыс. квартир, а необходимо 450 тыс. Расчеты показывают, что проблема предоставления военнослужащим жилья может быть решена лишь к 2012—2015 гг.[644] Положение усугубляется злоупотреблениями с квартирами. Только в 2004 г. при проверке военными прокурорами законности выдачи государственных жилищных сертификатов было выявлено 650 незаконно полученных квартир. Возбуждено почти 100 уголовных дел против командиров частей, работников кадровых и финансовых органов различных уровней вплоть до центрального аппарата Министерства обороны РФ.
«Ограбление» военнослужащих идет и по другим каналам. В 2003 г. военные прокуроры, например, отыскали 118 млн руб. «боевых», которые должностные лица скрывали от тех, кто воевал в Чечне. Обогащение начальства за счет подчиненных идет по всем направлениям. В том же году было привлечено к уголовной ответственности, как правило за совершение корыстных деяний, 1 875 офицеров, что на 12,4% больше, чем в 2002 г. За совершение преступлений привлекаются высшие офицеры, т.е. генералы и адмиралы. По заявлению А.Н. Савенкова, «такого количества высших офицеров, одновременно привлеченных к уголовной ответственности, не было». Судя по его данным, в обслуживаемых войсках проводится большая работа по наведению правового порядка[645]. Но криминогенность воинских правоотношений зашла так далеко и глубоко, что надеяться на скорое правовое «выздоравливание» военной службы нет достаточных оснований.
Если принять регистрируемый уровень преступности военнослужащих за базу 1992 г., т.е. начало формирования Вооруженных Сил РФ и других войск, ее динамика будет следующей. (Табл. 3 и рис. 5.)
Таблица 3
Динамика преступности военнослужащих в России (1992-2003 гг., %)

Вид преступления


1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Вся преступность в войсках

Динамика

100,0

86,0

77,2

97,6

96,9

83,5

78,7

68,4

73,2

74,0

65,0

69,9


Доля в структуре преступности в стране

1 ,1

0,96

0,91

1 ,1

1 ,2

1 ,1

0,96

0,77

0,78

0,78

0,81

0,8

Воинская

Динамика

100,0

88,0

74,0

96,3

96,9

75,9

63,3

50,8

55,2

55,8

50,3

60,7


Доля в структуре преступности в/с

65,0

66,6

62,4

64,2

65,1

59,1

52,3

48,3

49,0

49,0

50,3

56,4

Общеуголовная

Динамика

100,0

81,6

82,8

100,1

96,8

97,5
/>107,2
101,0

106,5

107,9

92,6

87,3


Доля в структуре преступности в/с

34,9

33,1

37,4

35,7

34,8

40,7

47,4

51,4

50,7

50,7

49,6

43,5

Государственная

Динамика

100,0

182,9

136,6

112,2

90,2

121,9

180,5

136,6

141,5

146,3

21,9

21,9

Вид преступления


1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003


Доля в структуре преступности в/с

0,1

0,3

0,2

0,1

0,1

0,1

0,3

0,2

0,2

0,2

0,04

0,04

Вся преступность вВС

Динамика

100,0

78,6

62,4

72,1

70,7

63,9

62,9

59,7

65,5

67,7

57,7

63,4


Доля в структуре преступное™ в / с

77,3

70,7

62,5

57,1

56,4

59,2

61,7

67,4

69,1

70,7

68,6

70,2



Снижение числа регистрируемых преступлений по названным параметрам является прежде всего следствием сокращения общей численности военнослужащих вообще и в Вооруженных Силах, в частности. В 1991 г. в Советской Армии и Военно-Морском Флоте насчитывалось около 3,5 млн человек. В 1992 г. в России могло остаться около 3 млн. Штатная численность Вооруженных Сил РФ (аналог СА и ВМФ) на конец 1994 г. обозначена в 1,9 млн человек, на конец 1996 г. — 1,7, а на конец 2003 г. — около 1 млн человек. Таким образом, личный состав Вооруженных Сил РФ за эти годы сократился на 66,6%, а преступность — на 36,6%, т.е. почти вдвое. Из этого следует, что реального сокращения преступности в Вооруженных Силах РФ не произошло, а наоборот, в расчете преступности на их численность она возросла практически вдвое. В 1992 г. коэффициент учтенной преступности в Вооруженных Силах составлял 812 деяний на 100 тыс. военнослужащих, а в 2003 г. — 1 546. Исходные данные при этом расчете не совсем точны. Преступность имеет высокий уровень латентной составляющей, а численность Вооруженных Сил берется со слов российских государственных деятелей и зарубежных авторов и является округленной. Т е м не менее основу соотношения показателей в данном случае можно считать относительно адекватной. Более того, УК РФ 1996 г. заметно сузил сферу преступного вообще и против военной службы, в частности, а многие деяния, включая воинские, декрими-нализировал. Все это объективно отразилось на снижении уровня преступлений в 1997 г., когда он вступил в силу. Например, преступность в стране в целом в этот год снизилась на 8 , 7 % , во всех войсках — на 1 3 , 8 , а в Вооруженных Силах — на 9,6, в том числе воинские преступления — на 24,0%.
Данный вывод подтверждается динамикой особо тяжких и тяжких преступлений. С 1992 г. они увеличились на 25—75%. Рукоприкладство командиров возросло в пять раз с лишним, «дедовщина» — в 2,5 раза[646]. Если и есть какое-то сокращение, то оно коснулось преступлений небольшой и средней тяжести.
Серьезным симптомом является также более частое привлечение к уголовной ответственности высокопоставленных офицеров и генералов[647]. Речь идет не о более принципиальном отношении к их противоправной деятельности. Оно осталось прежним: высокие воинские начальники практически не несут реальной уголовной ответственности за совершенные преступления. Речь идет об интенсивном росте числа очевидных и вопиющих фактов их криминального корыстолюбия, когда личный состав войск живет впроголодь, а высшие должностные лица Минобороны РФ и Генштаба строят себе по нескольку загородных вилл, стоимость которых стократно превышает их денежное содержание. Одно из интервью Главного военного прокурора так образно и называлось «Толстые генералы и постные солдатские щи».
В 1996 г. были обнародованы многочисленные факты хищений государственных средств, злоупотреблений в корыстных целях и взяточничества в среде высшего генералитета Вооруженных Сил. В докладах и интервью председателя Комитета Государственной Думы по обороне генерал-лейтенанта Л. Рохлина, Генерального прокурора РФ Ю. Скуратова и главного военного прокурора В. Паничева в связи с этим назывались фамилии министра обороны РФ генерала-армии П. Грачева, Главного военного инспектора генерала-армии К. Кобеца, начальника главного управления Генштаба генерал-полковника В. Жеребцова, начальника тыла Минобороны РФ В. Чуранова и многих других, в отношении которых проводились прокурорские проверки и расследовались уголовные дела[648].
Об этом в своих интервью говорит и нынешний Главный военный прокурор А.Н. Савенков[649].
Продолжалось традиционное для нашей армии «вымывание» из учета менее опасных деяний путем направленной командирской декриминализации. Эта болезнь особенно распространена в воинских частях и подразделениях Министерства обороны РФ, преступность в которых «сокращалась» интенсивнее, чем среди всех военнослужащих, в связи с чем удельный вес преступности в Вооруженных Силах в структуре преступных проявлений всех воинских формирований снизился с 77,3 до 57,1%. И лишь в последние годы возрос до 70,2%. Да было бы и наивным полагать, что в условиях постоянного роста преступности и в стране, и в войсках военное командование откажется от давних стереотипов ее «сокращения» в целях собственного выживания. Нет также никаких оснований считать, что причинная обусловленность преступности военнослужащих криминогенной обстановкой в стране уменьшилась.
Экономический и нравственный кризис в стране и «воинский» кризис, связанный со странной и страшной войной в Чечне, никак не коррелировали с регистрационным снижением преступности в войсках. Стало очевидным и другое: ослабление правового контроля и требовательности к военнослужащим хотя и было по-человечески попятным в связи с переживаемыми трудностями, но оно стало запредельным.
Таким образом, преступность среди военнослужащих (реально, а не на бумаге) не сокращается, а растет. Ее рост сопровождается существенным отставанием военно-правового контроля над ней, что, в свою очередь, дополнительно детерминирует ее дальнейший рост. С данной тенденцией прямо коррелирует усиление напряженности в армейской среде по самым разным обстоятельствам[650].
Уменьшить имеющиеся криминогенные факторы можно только при замене волюнтаристской стратегии борьбы с преступностью на реалистическую, при господстве в войсках закона, а не дискреционных полномочий начальников, при объективном отражении криминальных реалий. Обобщенные сведения о преступности военнослужащих должны быть открытыми, и не только в России, что будет соответствовать эпохе снижения военного противостояния и поможет обменяться положительным опытом поддержания воинского порядка.
Криминальная статистика не может представлять государственную тайну не только по своему содержанию, но и по тому, что при открытых данных об общей преступности и преступности несовершеннолетних в стране, открытой численности войск и военного бюджета, а также некоторых косвенных показателей о правопорядке в Вооруженных Силах нет особого труда (если это кому-то понадобится) более или менее точно вычислить реальный уровень криминальности в войсках. В связи с этим пропадает смысл имеющейся конфиденциальности. В главе 5 был приведен пример практически точного расчета уровня и динамики преступности в СССР, произведенного нидерландским ученым Ван ден Бергом на рубеже 70—80-х гг. по косвенным показателям. В те годы еще существовали железный занавес и всеобщая секретность. Ныне задача точного расчета многократно упрощается.
Объективизация учета и расследования преступлений военнослужащих, открытость криминологически значимых данных потребуют от властей и народа адекватных мер по контролю над преступностью в войсках, создадут условия для ее более широкого изучения и предупреждения, снимут обоснованное подозрение населения к военному руководству («в армии все скрывают»), помогут восстановить доверие к военной службе. 
<< |
Источник: Лунеев Виктор Васильевич. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. 2005 {original}

Еще по теме § 3.   ПРЕСТУПНОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ В РОССИИ:

  1. § 1. Общая характеристика преступности военнослужащих
  2. §3. Причины и условия преступности военнослужащих
  3. § 4. Предупреждение преступности военнослужащих
  4. §4. Предупреждение преступности военнослужащих
  5. §1. Понятие и криминологическая характеристика преступности военнослужащих
  6. § 3. Причины и условия преступности военнослужащих
  7. Преступность военнослужащих
  8. Глава 23. Преступность военнослужащих и ее предупреждение
  9. § 6. География преступности в России
  10. § 5. Уровень, структура и динамика преступности в России
  11. § 3. Истоки и развитие организованной преступности в России
  12. § 1. Общая распространенность преступности в России
  13. § 5. Прогноз преступности в мире и в России
  14. §3. Причинный комплекс преступности в современной России
  15. §1. Рецидивная и профессиональная преступность в истории России
  16. §4. Основные тенденции преступности в современной России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -