<<
>>

§ 2. Предмет криминологии

  Остановимся теперь на предмете криминологии более подробно. Как видно из определения этой науки, первая и основная часть ее предмета — преступность.

Определений преступности бесчисленное множество.

Они несут на себе отпечаток философских взглядов авторов разных школ и направлений, правовых и даже религиозных воззрений.

Преступность есть форма социального поведения людей, нарушающая нормальное функционирование общественного организма. Правда, такими нарушениями являются и аморальные поступки, и то, что называют делинквентным, отклоняющимся поведением. Но из всех нарушений преступность наиболее опасна для общества.

Преступность — социально-правовое явление. Масса (цифра) преступности складывается из суммы совершенных в данном обществе и в данный период преступлений, предусмотренных уголовным кодексом.

Заметим, что преступность — не просто сумма совершенных преступлений, а явление, имеющее свои закономерности существования, связанное с другими социальными явлениями, а часто ими и определяющееся.

В криминологической литературе происхождение преступности связывается с периодом возникновения государства, права, социальным, имущественным и классовым расслоением общества.

Исторически изменчивый характер преступности, как и ее статистика, структура и виды, — реальный факт действительности. Однако эта изменчивость зависит и от правовых оценок тех или иных явлений, квалифицируемых людьми в качестве преступлений либо исключаемых из их перечня. Объективный характер преступности как опасного для общества явления корректируется субъективным усмотрением законодателя. В связи с этим следует иметь в виду противоречие, которое вызывает неутихающие дискуссии. Ряд ученых считает, что чисто юриди- зированное понимание преступности как социально-правового явления не в полной мере позволяет проникнуть в ее сущность. Однако при этом упускается главное: последствия преступности таковы, что вызывают специфическую реакцию общества и государства, реакцию правовую, связанную с ответственностью людей, — уголовным наказанием.

Будучи объективно существующим явлением, имеющим свои закономерности, преступность образуется из конкретных преступлений, которые предусмотрены уголовным законом.

Соотношение преступности и конкретных преступлений есть соотношение целого и части, общего и единичного. Преступность — это совокупность преступлений. Не будет такой совокупности, не будет преступности как явления специфически социально-правового. Не будет и столь же специфических форм и методов борьбы с ней, должны будут исчезнуть уголовное законодательство, суды и прочие атрибуты, рожденные наличием преступности как общественно опасного явления.

Преступность по своей сути — явление негативное, приносящее вред как обществу в целом, так и конкретным его членам.

Преступность в своих проявлениях многообразна, многолика, что создает трудности как для ее теоретического осмысления, так и для практики борьбы с ней. Она различается по тяжести отдельных ее составляющих, территориям, видам, характеристике лиц, совершающих преступления, и многим другим параметрам. Криминологически это очень важная констатация, ибо она снимает облегченное представление о преступности, о формах и методах борьбы с ней, о всякого рода несбыточных программах и планах ее искоренения, ликвидации, да еще в короткие сроки. И, напротив, нацеливает общество на трудную (и не всегда успешную) борьбу с преступностью, на недопустимость «лихих кавалерийских наскоков» на нее, обязывает глубоко анализировать ее причины, условия, ей способствующие, изучать тех, кто совершает преступления, разрабатывать разумные средства контроля за преступностью, предупреждения преступлений, определять те меры, которые связаны с решением экономических, социально-культурных, воспитательных задач, осуществляемых обществом, государством, различными их ячейками. Вместе с тем необходимо создавать законодательство, способствующее борьбе с преступностью на основе и в рамках закона, а также организовывать деятельность правоохранительной системы, без успешного функционирования которой результативная борьба с преступностью невозможна.

В отечественной юриспруденции советского периода до недавнего времени весьма существенным было стремление в самом определении преступности подчеркнуть ее классовость.

Конечно, классовые, как, кстати, и все другие, противоречия влияют на преступность, на содержание конкретных видов преступлений, но использование их в качестве доминирующего признака ничего полезного науке не принесло. По сути, это было лишь идеологическим штампом, не помогающим, а мешающим познать всю сложность преступности. Преступность — это явление, присущее любому обществу. Углубленное ее изучение показывает, что основные закономерности ее существования, как и многие из причин преступности, одинаковы для всех социальных систем. Конечно, есть и различия, так как уровень экономического, социального, культурного развития государств различен, национальные особенности и жизненный уклад тоже. Но в целом классовый характер общества сказывается только на определенной части преступлений (например, политических), не затрагивая основного ядра преступ

ности, к сожалению, сохраняющегося на протяжении всей истории человечества.

Вторая составная часть предмета криминологии — причины преступности и условия, ей способствующие. Проблема причинности — одна из ключевых и трудных проблем в общественных науках, и конечно в криминологии. Ее решение во многом определяется тем, какие философские взгляды исповедует ученый. В то же время проблема причинности не только теоретическая, но и практическая, поскольку без изучения причин такого явления, как преступность, и условий, ему способствующих, нельзя на научной основе, со знанием дела ей противодействовать, причем не только силами одной правоохранительной системы и с помощью закона, но и приводя в движение экономические, социальные и иные рычаги, которыми располагают общество и государство.

Развитие криминологии и внедрение ее рекомендаций в практику с достаточной убедительностью показали реальность установления и причинных связей в проблеме преступности, и условий, способствующих совершению преступлений.

Практические правоохранительные органы научились выявлять эти условия и причины преступлений, а наука вооружила их методикой этой работы. Законодатель закрепил обязанность правоохранительных органов выявлять причины и условия совершения преступлений и принимать (в пределах своих возможностей и компетенции) меры к их предупреждению.

Далее, в предмет криминологии в качестве третьей его составляющей входит личность преступника. Можно, пожалуй, сказать, что и сама наука криминология начиналась с изучения личности преступника.

На заре развития криминологии ученые представляли преступника как тип личности, как бы выпадающий из человеческой популяции. Одни видели в преступниках людей, отмеченных печатью Каина, в соответствии с теологическими концепциями. Другие, наблюдая жестокость многих преступников или приверженность их к занятию конкретным преступным промыслом, стали искать причины этого в биологических особенностях людей. Такое представление, начавшееся с учений френологов и получившее законченный вид в теориях Ч. Ломброзо и его последователей, было распространенным в течение длительного времени. Третьи конструировали специфические социальные типы преступников, отвергая биологический подход. Четвертые искали компромисс между социологическим и биологическим подходом к личности.

Углубленное изучение проблемы привело многих ученых к тому, что понятие «личность преступника» было поставлено под сомнение и высказана идея о том, чтобы отказаться от нее, заменив более пространным, но более точным понятием личности людей, совершающих преступления.

Почему пришли к этому выводу? Потому что понятие «личность преступника» предполагает какую-то заданность, порождает представление о том, что данный человек уже предрасположен к преступлению. Однако опыт свидетельствует о том, что в действительности почти каждое преступление может совершить любой человек. Американские криминологи, например, говорят о том, что каждый американец хоть раз в жизни, но совершил преступление.

Как же быть в таком случае с понятием «личность преступника»?

Чем дальше и глубже шли исследования как самой преступ-. ности, так и тех, кто совершает преступление, тем больше у ученых появлялось оснований и аргументов для отказа от приверженности жестким зависимостям и жестким формулам типа «личность преступника». По мере углубления исследований получила распространение теория о преступниках «в белых воротничках» (Э. Сатерленд и Д. Кресси), что в общем-то снизило справедливость прежних теорий о заранее заданных социальных типах преступников, а тем более биологических.

Наконец, если исходить из того, что преступность — социально-правовое явление, то следует помнить, что понятие преступности изменчиво. То, что сегодня законодатель считает преступлением, завтра им может не считаться. И наоборот. Что же, в этом случае личность преступника будет исчезать или появляться?

И хотя в учебнике термин «личность преступника» будет употребляться, приведенные в этом разделе соображения надо иметь в виду прежде всего потому, что понимание личности преступника относительно.

Классификация конкретных социальных типов преступников весьма важна. Убийцы отличаются от воров, представляя собой специфический тип личности; мошенники — от «белых воротничков», хотя последние могут применять методы мошенничества; расхитители имущества — от сексуальных насильников и т. д. Изучение типов личности тех, кто совершает преступления, требует разработки как общих, так и индивидуальных мер и методов предупреждения преступлений. Однако при этом следует иметь в виду временный характер нахождения в «мундире» личности преступника (иначе зачем говорить об исправлении и перевоспитании преступников). И если для уго-

ловного права преступник тот, кто совершил деяние, содержащее все элементы состава преступления, то для криминологии определение понятия «личность преступника» — более сложная задача, поскольку связана с отнесением человека к определенной, осуждаемой обществом страте этого же общества, с неизбежным вопросом: насколько долго такое состояние человека может продолжаться?

Критические замечания в адрес биологизаторских представлений о личности преступника не означают отрицания естественных, природных свойств человеческого существа.

Понятно, скажем, что именно физиологическое состояние человека делает его способным к восприятию социальной программы, поскольку, родившись биологическим существом, личностью он становится, лишь воспринимая социальную программу. Человек психически больной к такому восприятию не способен. Он не может быть «личностью преступника», как полагало в сравнительно недавнем прошлом немалое число ученых, в том числе медиков. Поэтому такие лица совершают общественно опасные деяния, но не преступления. Путать болезнь с преступностью можно было лишь на ранних стадиях изучения преступности и развития криминологии.

Биологические особенности человека есть та база, те условия, которые способствуют восприятию человеком социальных программ, но это не причины его преступного поведения.

Принципиальным для криминологии, для правильного понимания соотношения социального и биологического в человеке является тот факт, что биологические особенности влияют на тип поведения человека (холерик в одинаковой жизненной ситуации поступит иначе, чем флегматик или сангвиник, но в целом их поступки диктуются еще и степенью социальной воспитанности), не являясь причинами его поведения, в том числе преступного.

Сложность изучения личности тех, кто совершает преступления, определяется, помимо всего прочего, и тем, что социальное расслоение общества велико, что разные страты общества имеют разные интересы и потребности, у них свои взгляды на положение в обществе, на роль других групп, они отличаются по уровню образования и культуры, характеру трудовой деятельности, наконец, по полу, возрасту. Все это и есть основание для того, чтобы глубоко изучать личности людей, вставших на преступный путь, избравших его образом жизни, профессией, способом «улучшения» материальных условий жизни, или человека, случайно совершившего преступление, втянутого кем-то в преступную деятельность, и т. д. Для этого и нужна

классификация, типология преступников, их социальных ролей, уяснение конкретных социальных типов преступников, когда речь идет об устойчивой манере их поведения. И если изучение причин и условий преступности позволяет объяснить и саму преступность, и то, почему люди встают на преступный путь, то изучение личности тех, кто совершает преступления, позволяет, с одной стороны, найти пути к их исправлению, постигая их внутренний мир, психологию, нравственные установки, а с другой — выйти на наиболее типичные индивидуальные причины и условия, толкающие людей на преступный путь (обратная связь).

Итак, многообразие человеческих личностей и их судеб, определяемое многообразием сложностей социального бытия человека, обусловливает необходимость всестороннего изучения личности тех, кто совершает преступления, и причин и условий, которые поставили человека в это состояние. Поэтому криминолог не может и не должен быть чужд социологии, психологии, другим наукам, изучающим человека, включая медицину и психиатрию.

Наконец, в предмет криминологии входит предупреждение преступности. Проблема предупреждения преступности неотрывна от других составляющих предмет криминологии. Она как бы завершает все, что связано с наличием преступности в человеческом обществе и борьбой с ней. Понимание преступности как социального явления, отражающего его противоречивость и особенности функционирования, свойства личности тех, кого само общество, как правило, превращает в преступников, и есть та база, на которой рождается теория предупреждения преступности. Поэтому проблема предупреждения преступности рассматривается на трех уровнях: общесоциальном, специально-криминологическом и индивидуальном.

Поскольку преступность — явление социальное, необходимо исходить из того, что успешной борьба с ней может быть лишь тогда, когда подход к ней будет комплексным как при ее изучении, так и при разработке мер предупреждения. Поэтому борьба с преступностью в широком общесоциальном плане есть использование мер экономических, социально-культурных, воспитательных и, наконец, правовых. При этом очевидно, что политическая атмосфера в обществе — это то, что может свести на нет любые формы и методы руководства обществом, довести их до хаоса и развала либо, напротив, привести к стабилизации общественного (и государственного) организма.

Опыт показывает, что чем выше уровень экономического, технического, культурного состояния общества, тем больше основа

ний полагать, что преступность в таком обществе будет ниже, нежели в обществе, прозябающем в экономической разрухе, социальной и политической неустойчивости, в обществе, где забота о людях декларируется (даже является спекулятивным политическим лозунгом), но не претворяется в жизнь. Криминология, улавливая эти общесоциальные процессы (их негативное выражение), рекомендует, как следовало бы поступить в тех или иных ситуациях. Такие рекомендации тогда эффективны, когда даются с учетом реальных возможностей общества (экономических, финансовых и т. д.), а не абстрактно-теоретических. В то же время криминология острее видит отрицательное влияние на жизнь общества тех или иных, скажем, экономических экспериментов (чего, к сожалению, не хотят признавать многие экономисты и политики). Поэтому ее рекомендации далеко не сразу воспринимаются и тем более реализуются.

Именно данное обстоятельство породило проблему пределов криминологических исследований, в связи с чем возникают, например, вопросы о том, насколько глубоко должна вторгаться криминология в жизнь во всех ее проявлениях? Каковы должны быть ее рекомендации? Поскольку меры предупреждения преступности могут быть и экономическими, и воспитательными, и организационно-техническими, и правовыми, и демографическими, и психологическими, и т. д., то может ли ученый-криминолог с достаточной степенью компетентности дать рекомендации во всех этих отраслях науки, проявлениях социальной жизни? Очевиден ответ: нет, не может. Но видеть узкие места в тех или иных областях жизни, производства, распределительных отношениях, состоянии воспитательной работы, недостатки в деятельности правоохранительных органов и т. д. криминолог, конечно, может. Он видит их острее, чем конкретный специалист, привыкший в своей области ориентироваться не на отрицательное, а на положительное. Криминогенная обстановка, криминогенная ситуация, криминогенность тех или иных конкретных недостатков в производстве, распределении и других отношениях — это вошедшие в обиход определения, употребляемые с пониманием их значения не только криминологами, но и представителями других наук, а также руководителями государственных и общественных структур, что свидетельствует, с одной стороны, о проникновении в жизнь криминологического мышления, с другой стороны, об исключительной важности постоянной, профессиональной, целенаправленной криминологической экспертной оценки социальных явлений, имеющих негативные тенденции.

Если криминология указала на криминогенность тех или иных явлений в экономике, социальной сфере и т. д. и высказала общие рекомендации, что следовало бы сделать для уменьшения их негативного эффекта, то дальнейшая конкретизация необходимых для предупреждения преступности мер — прерогатива других конкретных наук, областей знания, социальной и экономической практики. В этом случае криминолог может превратиться из эксперта в консультанта, который подскажет, что реально для исполнения, а что нет, какие сроки решения проблемы реальны, а какие нет.

Специально-криминологические меры предупреждения преступности могут быть общими и конкретными. Они хотя и затрагивают, допустим, сферу управления, однако являются такими, которые требуют не совершенствования крупных ее блоков, а изменения каких-то частей, например учета и контроля за расходованием денежных средств либо материалов в какой-либо отрасли производства или управления, что снимет (на определенный период) опасность хищений либо иных злоупотреблений. Конкретные рекомендации еще более узки по своей целенаправленности, например меры организации охраны материальных средств на конкретном предприятии.

Криминологи за годы своего «вторжения» в социальную жизнь наработали немало практически значимых рекомендаций по предупреждению преступлений в различных отраслях промышленности и сельского хозяйства. Меры по предупреждению преступности касаются как организации производственных процессов (с точки зрения их криминогенной уязвимости), так и воспитательной работы с разными категориями работающих, а также методов учета, охраны материальных средств и т. д.

Эти рекомендации могли появиться на свет лишь в результате длительного и всестороннего изучения конкретных отраслей хозяйства. Такое направление в криминологии неисчерпаемо, поскольку формы хозяйствования, их структуры меняются, соответственно меняются и условия, способствующие совершению преступлений, а значит, должны совершенствоваться предупредительные меры.

Меры предупреждения разные и для различных видов преступлений (например, для корыстных и насильственных, убийств и изнасилований, краж и мошенничества и т. д.). Блоки преступности тоже требуют специфических мер (скажем, организованная преступность — одних мер, рецидивная — других, женская — третьих и т. п.). Внутри же этих блоков различ

ны и многочисленны виды конкретных преступлений, требующие соответствующих мер для их предупреждения.

Деление преступности на уровни определяет и особенности индивидуальной профилактики, ибо отдельные преступления совершаются конкретными людьми, профилактическая (воспитательная) работа с которыми требует сугубо индивидуального подхода. В этой части криминология вступает в контакт прежде всего с такой наукой, как психология. Не случайно среди правовых наук прочное место завоевала ныне юридическая психология.

Теория предупреждения преступности неразрывно связана (как и остальные составные предметы криминологии) с проблемой прогнозирования преступности, а также планированием предупредительных мер.

Предупреждение преступности может и должно планироваться. Планирование предупредительной работы в государстве имеет свои особенности. В борьбе с преступностью нет и не может быть однозначных рекомендаций. К сожалению, иногда конкретные советы и предписания сводятся к лозунгам, призывам: усилить профилактическую работу, обязать прокурора усилить надзор за соблюдением законов, обязать МВД разработать планы усиления индивидуальной профилактики силами участковых инспекторов и т. д., к чему привыкли и чем пестрит практика борьбы с преступностью в нашем государстве, оборачивающаяся наличием пустых, неконтролируемых и невыполнимых «планов». Причем наша практика страдала и продолжает страдать неоправданной гигантоманией и глобальностью планов.

Завершая рассмотрение предмета криминологии, отметим, что в него входит и проблема жертвы преступления. В науке это направление получило название «виктимология».

Исследования показывают, что поведение преступника нередко обусловлено как поведением его жертвы, так и особыми ее качествами, а также взаимоотношениями преступника с потерпевшим, сложившимися ранее либо в процессе столкновения. Нередко преступное поведение провоцируется отрицательным поведением потерпевшего. В преступлениях, где имеются мотивы межличностного порядка, это видно особенно отчетливо.

Развитие виктимологии привело к возникновению термина «виктимизация». Это процесс превращения в жертву преступления конкретного лица, а также определенной общности людей. Виктимизация отличается от преступности тем, что представляет собой совокупность процессов становления жертвами.

<< | >>
Источник: В. Н. Кудрявцев. Криминология. 2009

Еще по теме § 2. Предмет криминологии:

  1. § 1. Возрастная специфика ювенальной юстиции и ювенальной криминологии. Вопросы взаимосвязи
  2. § 2. Криминология общая и ювенальная
  3. § 5. Конкретно-социологические исследования уголовноправовых проблем и криминология уголовная социология, уголовная антропология, криминология.
  4. §1. Понятие криминологии как науки и ее предмет
  5. §2. Цели, задачи, функции науки криминологии
  6. §3. Методология науки криминологии
  7. §4. Место криминологии в системе других наук
  8. § 2. Предмет криминологии
  9. § 4. Криминология и другие науки
  10. § 1. Предмет и объекты криминалистики
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -