<<
>>

ГЛАВА II ПОНЯТИЕ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И СТАДИЯХ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ

Задача исследования личности преступника в уголовно-правовом ее аспекте состоит в анализе свойств, которые характеризуют человека как субъекта преступления, а также в определении всей совокупности индивидуальных качеств личности применительно к назначению наказания.

Всестороннее изучение личности преступника необходимо для: 1) установления причин совершения им преступления,1 2') решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности, 3) определения общих начал назначения наказания, 4) определения условий отбытия наказания и освобождения от него.2 При решении вопроса о привлечении к уголовной ответст-венности, при назначении наказания и при его исполнении лич-[ ность преступника имеет различное значение. В связи с этим Исследование обстоятельств, характеризующих личность преступника, должно проводиться применительно к каждому из этих институтов, причем предварительно должны быть определены их содержание, назначение и соотношение.

Преступность как социальное явление обусловлена не природой социалистического строя. Это дает возможность ликвидировать ее в переходный к коммунистическому строю период. Для реализации задачи ликвидации преступности необходимо воздействовать как на те объективные причины, которые ее обусловливают, так и на тех лиц, которые своими действиями нарушают государственный и общественный правопорядок.

Уголовное право регулирует отношения между государством и личностью в связи с совершением преступления. Задача иско-

' Этот вопрос в данной монографии не рассматривается, так как он составляет предмет исследования специальной науки криминологии.

2 Вопрос об условиях отбытия наказания относится к исправительно-трудовому праву и выходит за рамки настоящей работы.

22

ренения преступности путем перевоспитания преступников выдвигает проблему личности преступника на одно из ведущих мест в уголовном праве. Но проблема личности преступника неотрывна от проблемы уголовной ответственности.

Личность преступника интересует уголовное право не абстрактно, а как субъект преступления, как субъект уголовной ответственности. В отличие от морали, где действуют нормы, устанавливающие, что такое добро и зло и какое моральное воздействие может быть применено к человеку, уголовное право определяет, что такое преступление и какие меры правового воздействия могут быть применены к преступнику. Уголовно-правовые меры ограничивают права личности. Вопрос о том, вправе ли государство их применять и в каких пределах, зависит от принципов, на которых строятся отношения между личностью и обществом, личностью и государством в условиях социалистического общества.3

Известно, что преступление представляет собой конфликт между определенной личностью и государством, личностью и обществом. Этот конфликт порожден взаимодействием социальных условий и индивидуально-психологического строя личности, который в свою очередь социально обусловлен. Для ликвидации конфликта, который в большинстве случаев не исчерпывается совершенным преступлением, и для предупреждения возможных конфликтов со стороны других неустойчивых лиц государство прибегает к мерам наказания. Право государства

на применение таких мер обусловлено тем, что уголовная ответ- ственность и ее реализация в виде наказания могут детерминировать поведение преступника в дальнейшем, воздействовать на поведение других людей в желательном для общества и госу- дарства направлении.

Моральные основания уголовной ответственности заключены не в том, что конкретный преступник, обладая свободной, ни от чего не зависящей волей, мог бы не совершить преступления и ответственность является возмездием за зло, причиненное им по свободной воле обществу, а в том, что преступление — это акт, содержание и общественное отрицательное значение которого лицо осознает, в связи с чем возможна и необходима оценка его со стороны общества, ответственность и применение мер наказания, которые могут изменить отношение личности к общественным ценностям.

Преступник, как и все граждане нашей страны, обладает личной свободой. Неправильно утверждение некоторых авто-

3 В уголовно-правовой литературе вопрос о праве государства на применение ответственности и принципах реализации этого права был рассмотрен Т. Л. Сергеевой в статье ^Основания уголовной ответственности по советскому уголовному прав\» (Уч зап ВНИИСЗ, 1964, вып 18. стр. 3—68). В этой статье много положений, с которыми нельзя согласиться, однако постановка этого вопроса заслуживает одобрения.

23

ров, что «правонарушения в социалистическом обществе не могут рассматриваться как поступки личности, действующей свободно».4

. Свобода воли преступника, как и любого другого гражданина нашего общества, — это одно из основных проявлений | жизнедеятельности человека. Она заключается в способности человека действовать согласно собственным решениям. Принимая решение совершить преступление, преступник делает выбор. Но этот выбор человек производит, будучи не изолированным от общественных условий. В. И. Ленин писал: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».5 Интересы, желания, мотивы, установка преступника формируются под воздействием окружающей среды. Объекты выбора его действий также предоставлены ему этой средой.

Свобода выбора означает способность человека принять решение, понимая его общественный смысл, возможные последствия. Марксистское положение о том, что «свобода воли означает, следовательно, не что иное, как способность принимать решения со знанием дела»6 применительно к уголовно-правовым категориям означает, что конкретное лицо, совершившее преступление, можно признать ответственным лишь при условии, если оно понимало общественно опасный характер своих действий, предвидело или могло предвидеть вредные результаты этих действий для общества. Едва ли вызывает сомнение, что детерминированность поведения преступника отнюдь не означает фатальности его. Активная роль сознания и способность к разумному действованию дают основания для моральной оценки и ответственности.

Ответственность — это категория социальная. Она возлагается обществом на человека, нарушающего нравственные правовые нормы, государственную и общественную дисциплину, правила социалистического общежития.

В философской литературе ответственность довольно часто рассматривается как морально-психологическая категория, означающая осознание человеком своего долга, своих обязанностей перед обществом: «Ответственность — это способность человека предвидеть результаты своей деятельности и определять ее исходя из того, какую пользу или вред она принесет обществу».7

По мнению Г. Смирнова, ответственность «это оценка выбора, решения, поступка, оценка их пользы или вреда для общества. Быть ответственным — значит предвидеть последствия

4 Н. А. Беляев, Д. А. Керимов. Личность и законность. Уч. зап. НИИКСИ. Изд. ЛГУ, «Человек и общество», вып. I, 1966, стр. 130.

5 В. И. Ленин Пглн. собр. соч., т. 12, стр. 104.

6 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 116.

7 В. П. Тугаринов. Личность и общество. М., изд. «Мысль», 1965V стр. 52.

24

своих действий, руководствоваться в своих действиях интересами народа, прогрессивного развития общества».8

Такие определения ответственности не отражают действи тельного смысла ее как социального института, к которому об щество и государство прибегают в случае невыполнения граж данином своих обязанностей перед обществом. ___

Ответственность — это обязанность подвергнуться опреде- ленным мерам, возлагаемая государством на человека в связи

с невыполнением им своей социальной роли по соблюдению об- щественного правопорядка. Возложение такой обязанности обществом преследует цель воздействовать на нарушителя и других неустойчивых лиц для того, чтобы они не совершали вредных для общества действий.

Правильно писала А. П. Черменина: «Ответственность объективно выполняет роль контроля в соотнесении должного с возможным, свободной воли с необходимостью в поведении. Социальная ответственность — подотчетность (правовая, политическая, экономическая и т.

д.), вменение, положенность к ответу —• это одно из средств реализации должного».9

Ответственность может получить адекватное отражение в сознании виновного, и тогда преступник воспринимает эту обязанность как справедливую. Виновный может отрицательно воспринимать ее, но сознание и чувство страха может предостеречь от совершения антиобщественных поступков. Возможно также отрицательное отношение к ответственности и отсутствие страха. Тогда ответственность и ее реализация не приводят к положительным результатам и опасность совершения новых антиобщественных действий не устраняется.

В действующем уголовном законодательстве содержание понятия «уголовная ответственность» не раскрыто. В Общей части УК РСФСР, а также УК других союзных республик понятия «уголовная ответственность» и «наказание» применяются как одноплановые, но не как равнозначные. Так, ст. 3 предусматривает, что «уголовной ответственности, и наказанию подлежат. ..». В ст.ст. 38, 39 говорится об обстоятельствах, смягчающих и отягчающих ответственность, в ч. I ст. 50 УК — об освобождении от уголовной ответственности, в ст.ст. 51, 52 сказано об освобождении от уголовной ответственности и наказания с передачей дела на рассмотрение товарищеского суда или виновного на поруки, ч. II ст. 50 УК предусматривает условия освобождения виновного от наказания. Следовательно, каждое из этих понятий имеет свой смысл, свои особенности.

В уголовно-правовой литературе по этому вопросу имеются две точки зрения. Сторонники одной из них противопоставляют

8 Г. Смирнов. Свобода и ответственность личности. «-Коммунист», 1966, № 14, стр. 62.

9 А. П. Черменина. Проблема ответственности в современной бур> жуазной этике. «Вопросы философии», 1963, № 2, стр. 86. '

понятия «уголовная ответственность» и «назначение наказания». Так, Н. А. Беляев, определяя юридическую природу передачи на поруки, справедливо возражает против того, что передача на поруки — это мера уголовного наказания.10 Он утверждает: «Передача на поруки — это форма освобождения от наказания.

Передачу на поруки нельзя рассматривать как освобождение от уголовной ответственности».11 Следовательно, автор исходит из того, что освобождение от наказания не означает освобождения от уголовной ответственности. Сторонники противоположной точки зрения полностью отождествляют понятия «уголовная ответственность» и «наказание». Так, О. С. Иоффе и М. Д. Шаргород-I ский определяли юридическую ответственность как меру Государственного принуждения, основанную на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающуюся в установлении для него определенных отрицательных последствий в форме ограничений личного или имущественного права.12

Аналогичное определение дано В. Д. Филимоновым: «Уго-.ловную ответственность можно определить как меру государственного принуждения, выражающуюся в вынесении судом от имени государства порицания лицу за совершенное преступление и в применении к нему наказания».13

Как противопоставление понятий «уголовная ответствен-

ность» и «наказание», так и их отождествление неправильно. Эти категории органически связаны между собой, но не тождественны.

В русском языке слово «ответственность» объясняется как «обязанность, необходимость дать отчет в своих действиях, поступках и т. п. и принять на себя вину за их возможные послед-

10 См.: И. Д. Перлов. Отдача на поруки. «Советская юстиция», 1959, № 9.

11 Н. А. Беляев. Предмет советского исправительно-трудового прав». Изд. ЛГУ, 1960, стр. 29.

12 См : О С. И о ф ф е, М. Д. Ш а р г о р о д с к и й. Вопросы теории пра ва. М., Госюриздат, 1962, стр. 318. — Эта позиция подвергнута критике в ра боте В. Г. Смирнова. «Функции советского уголовного права» (Изд. ЛГУ, 1965, стр. 77—78) М. Д Шар гор о деки и Е последующем изменил определение

(ответственности, сформулировав ее как правовую обязанность правонарушителя претерпеть меры государственного принуждения за виновно совершен-l| ное противоправное деяние.

13 В. Д. Филимонов. Понятие освобождения от уголовной ответст венности и наказания. В сб.: «Вопросы экономики и права». Изд Томского ун-та, 1963, стр. 138. — Позднее автор изменил свою позицию. Недавно проф. Н. И. Загородников вновь предложил определение уголовной ответственно сти, в котором отождествляет ее с наказанием. «Реальное применение уго ловно-правовой нормы, выраженное в отрицательной оценке специальным органом государства — судом, поведения лица, совершившего общественно опасное деяние и в применении к нему мер государственного принуждения» (Н. И. Загородников «О пределах уголовной ответственности,». «Советское государство и право», 1967, № 7, стр. 39).

26

•ствия, за результат».14 В уголовном праве понятие «ответственность» употребляется именно в этом смысле.

До недавнего времени в юридической литературе не было уделено должного внимания проблеме уголовной ответственности. Авторы учебников и монографий по советскому уголовному праву не только не рассматривали ее специально, но даже не давали определения уголовной ответственности.

Заслуга Я. М. Брайнина заключается в том, что он исследовал понятие «уголовная ответственность» в связи с уголовным правоотношением, однако его позиция содержит спорные положения.15 1.

Правильно полагая, что уголовная ответственность берег \ . свое начало в правоотношении, автор сводит саму уголовную \ ответственность лишь к обязанности, не указывая, что обязан ности подвергнуться наказанию корреспондирует право быть наказанным в соответствии с характером и опасностью преступ ления, с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств, в том числе обстоятельств, относящихся к личности преступника. 2.

Уголовная ответственность, по мнению автора, — это «обязанность лица подлежать действию уголовного закона», которая возникает в момент предъявления обвинения. Такое утверждение логически вытекает у Я. М. Брайнина из призна ния, что совершение преступления является фактом, обусловли вающим возникновение особого рода отношения — вла- стеотношения, которое носит односторонний характер и право отношением не является.16 На самом деле обязанность подле жать действию уголовного закона возникает с того момента, когда совершено преступление. Уже тогда милиция и следствен ные органы получают определенные права и обязанности по изобличению виновного, а у него возникают обязанность понести наказание и в связи с этим соответствующие права, т. е. возни кают правоотношения. 3.

Я- М. Брайнин видит сущность уголовной ответственности в обязанности подлежать действию уголовного закона. Однако это довольно расплывчатое определение. Под уголовным зако ном следует понимать совокупность правил, регулирующих борьбу с преступностью. Таким правилом будет и освобождение от уголовной ответственности с передачей на поруки или в то варищеский суд. Следовательно, передача на поруки, согласно

14 Словарь современного русского литературного языка. М, Изд. ЛЧ СССР, т. 8, стр. 1271.

15 Я. М. Брайнин определяет уголовную ответственность как «основан" ную на нормах советского уголовного права обязанность лица, совершившего преступление, подлежать действию уголовного закона при наличии в дейст виях виновного предусмотренного этим законом состава преступления» (см.: Я. М. Брайнин. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. М, изд. «Юридическая литература», 1963, стр. 25). ^

16 См.: там же, стр. 22.

27

определению Я. М. Брайнина, подпадает под понятие уголовной ответственности.

Представляют интерес суждения об уголовной ответственности, высказанные В. Г. Смирновым.17 Правильно возражая против отождествления уголовной ответственности и мер государственного принуждения, он пытается обосновать понятие «ответственность» в широком смысле «как осознание своего-долга перед обществом и государством, осознание характера и вида связей, в которых живет и действует человек».18 В дальнейшем, анализируя понятие уголовной ответственности, автор не использует это определение уголовной ответственности в широком плане.19

Формулируя понятие «ответственность» как осознание своего долга, В. Г. Смирнов несколькими строками ниже утверждает, что «выражением связи личности с общественной средой служат этические и юридические права и обязанности, которые и определяют содержание понятия ответственности».20 Эти два утверждения не согласуются друг с другом.

Осознание своего долга — это субъективная категория, характеристика психического восприятия человеком своих прав и обязанностей. Только тогда, когда человек воспринимает их как свой долг и руководствуется ими в своем поведении, можно говорить о том, что он осознает свой долг.

Юридическая ответственность — это объективно существующая категория, не зависящая от индивидуального сознания лица, подлежащего ей, это обязанность лица дать ответ за свои действия. Поэтому нельзя считать любые права и обязанности содержанием ответственности, как это делает В. Г. Смирнов. Осознание своей обязанности нести ответ за свои действия — это сознание ответственности, а не самая ответственность. Нельзя отождествлять ответственность и сознание ответственности, объективное с субъективным.

Противоречиво и непонятно утверждение В. Г. Смирнова, что ответственность существует реально и при совершении дозволенных действий. Очевидно, автор имеет в виду, что осознание возможных последствий способно удержать людей от совершения недозволенных действий, но это не дает оснований сделать вывод, что в таких случаях ответственность существует реально или «уголовная ответственность проявляется». Позиция автора приводит к выводу, что лица, соблюдающие законы

17 В. Г. Смирнов. Уголовная ответственность и уголовное наказание. «Правоведение», 1963, № 4.

18 Там же, стр. 79. — Подобное понятие ответственности в философской литературе см.: В. П. Тугаринов. Личность и общество; Г. Смирнов. Свобода и ответственность личности.

19 См.: В. Г. Смирнов. Функции советского уголовного права. Авторе ферат докт. дисс. Л., 1964.

20 В. Г. Смирнов. Уголовная ответственность и уголовное наказание, стр. 79.

28

и не совершающие преступления, несут ответственность. Следовательно, утрачивается различие между преступным и непреступным поведением.

Чувство ответственности и правовая ответственность — это разные категории и их нельзя смешивать или рассматривать первое как широкое понятие ответственности, а второе — как узкое. Каждое широкое понятие должно включать в себя узкое, иначе разрывается их одноплановость. У В. Г. Смирнова широкое и узкое понятия ответственности — это совершенно различные понятия.

Определение понятия «уголовная ответственность», данное В. Г. Смирновым, во многих отношениях противоречиво. В одном месте своей статьи он пишет: «Именно права и обязанности определяют содержание понятия ответственность», в другом — «содержание понятий уголовно-правовой и административно-правовой ответственности в отличие от гражданско-правовой определяется прежде всего моментом порицания, осуждения действий (бездействий) лица, совершившего преступление».21 «Объем и содержание требований ответственности лица, совершившего административный проступок или уголовное преступление, определяется степенью и характером общественной опасности его противоправных действий»; «содержание уголовной ответственности определяется необходимостью восстановления морального ущерба, причиненного советскому обществу и государству преступлением соразмерно их тяжести — общественной опасности» и, наконец, «уголовная ответственность— это требования общества и государства, вытекающие из совершенного лицом преступления, измеряемые степенью и характером общественной опасности этого преступления»; «кара и воздаяние — это специфическое выражение ответственности лица перед обществом и государством за ущерб, который оно причинило правонарушением, компенсация морального ущерба, зла, причиненного преступлением, необходимая для достижения справедливости в отношениях между людьми социалистического общества».22

Из приведенных цитат нельзя сделать сколько-нибудь определенный вывод о том, что автор понимает под ответственностью— требование общества и государства, порицание, необходимость возмещения морального ущерба. Порицание поведения или лица, совершившего преступление, может лежать в основе требования. Требование может быть выражением порицания, но порицание нельзя признать сущностью компенсации морального ущерба.

Определение уголовной ответственности как требования восстановить моральный ущерб, отсутствие в нем других указаний на цели уголовной ответственности, кроме «необходимости вос- 21

Там же, стр. 79, 81. 22

Там же, стр. 82, 83.

29

становления морального ущерба», дает основание для вывода, что В. Г. Смирнов рассматривает уголовную ответственность, как самоцель, считая требование восстановить моральный ущерб конечной целью уголовной ответственности. С этим согласиться нельзя.

В социалистическом обществе уголовная ответственность не может быть самоцелью. Предъявляя определенные требования к гражданам (уголовная ответственность, как говорит В. Г. Смирнов), Советское государство заинтересовано в том, чтобы предупредить возможность совершения преступлений. К уголовной ответственности государство обращается только как к средству, которое в сочетании с другими может привести к искоренению такого антиобщественного явления, как преступность.

Исследуя институт уголовной ответственности, нужно проанализировать цели, которые государство перед ним ставит. Цель исправления и перевоспитания преступника В. Г. Смирнов считает присущей наказанию. Выражением уголовной ответственности в наказании, по его мнению, служит лишь кара, цель которой состоит в возмещении морального ущерба.

Отрыв уголовной ответственности от субъекта и попытка видеть в ней лишь выражение реакции государства на тот объективный вред, который причинен обществу преступлением,, привел автора также и к другому заблуждению: уголовная ответственность рассматривается им лишь как требование государства, обращенное к преступнику, не включающее определенные права, связанные с выполнением этого требования.

Демократические основы советского права, принцип законности, пронизывающий любой правовой институт, гуманность нашего законодательства состоят, в частности, в том, что возложение государством обязанности на гражданина немыслимо без предоставления ему соответствующих прав, что характеризует и привлечение к уголовной ответственности. Поэтому уголовная ответственность, как и всякая правовая обязанность, предполагает определенные права лица, подвергаемого ей. Игнорирование этих прав точно так же вредно, как и недооценка обязанностей.

Права, предоставляемые преступнику в связи с уголовной ответственностью, весьма важны как средство обеспечения законности и выражение гарантии прав человека, являющейся незыблемым принципом правовой политики государства. ~ Уголовная ответственность — это составная часть уголовного I правоотношения, возникающего в связи с совершением преступления. Совершение преступления и является юридическим фак-том, который порождает уголовное правоотношение/'3 С мо-

23 Указанное положение содержится в учебном пособии «Советское уголовное право» (Часть Общая. Изд. ЛГУ, 1960, стр. 4); в работе Н. А. Беляева «Предмет советского исправительно-трудового права» (изд. ЛГУ, 1960), и др.

30

мента совершения преступления у государства в лице правомочных органов возникает право подвергнуть виновное лицо наказанию, а это лицо становится обязанным «дать ответ», «нести ответ», подчиниться наказанию, назначаемому в пределах,, установленных законом. Уголовная ответственность — это обязанность подвергнуться мере уголовно-правового воздействия, содержащей лишения, страдания, возложенная законом на лицо, совершившее преступление. Как и всякая правовая обязанность, уголовная ответственность предполагает определенные права лица, подвергаемого ей.24 Это имел в виду К. Маркс, когда писал: «У государства есть определенное право по отношению к обвиняемому, так как государство по отношению к данному индивиду выступает как государство. Отсюда для него непосредственно вытекает обязанность относиться к преступнику именно как государство и сообразно с духом государства».25*

Права и обязанности виновных лиц, а также государства в-лице соответствующих органов реализуются в процессе расследования и затем судебного рассмотрения уголовного дела.

Уголовная ответственность имеет свои границы. Она возникает в момент совершения преступления и оканчивается с отбытием наказания и погашением судимости или когда лицо освобождается от нее на основании ст.ст. 10, 50, 51, 52 УК РСФСЕ,

Уголовный закон определяет основания, условия и содержа ние уголовной ответственности. Уголовно-процессуальный закон устанавливает процессуальный порядок привлечения соответ ствующих лиц к уголовной ответственности и порядок назна чения и исполнения наказаний, т. е. порядок реализации уго ловной ответственности.

Реализация уголовной ответственности представляет собой процесс воздействия на преступника. Это не одноактное действие, а единый процесс, который распадается на этапы, стадии, характеризующиеся определенными уголовно-правовыми и; уголовно-процессуальными свойствами: привлечение к ответст-

стр. 22); в статье А. А. Пионтковского «Правоотношения в уголовном праве» («Правоведение», 1962, № 2, стр. 89); монографии П. С. Элькинд «Сущность-советского уголовно-процессуального права» (Изд. ЛГУ, 1963). Иное утверж-, дают В. Г. Смирнов, Р. Д. Рахунов, связывающие возникновение уголовного правоотношения с вступлением в законную силу обвинительного приговора (см.: В. Г. Смирнов. Правоотношение в уголовном праве. «Правоведение», 1961, № 3, стр. 92—98; Р. Д. Рахунов. Участник уголовно-процессуальной деятельности. М., Госюриздат, 1961, стр. 62—63). 24

Такое или примерно такое определение уголовной ответственности весьма распространено в литературе (см., например: Н. Лейки на. Стадия реализации уголовной ответственности и личность преступника. Тезисы до клада на межвузовской конференции «Проблемы советского уголовного пра ва в период развернутого строительства коммунизма». Изд. ЛГУ, 1963,. стр. 18; Б. В о л ж е н к и н. Общественная опасность преступника и основа ние уголовной ответственности. «Правоведение», 1963, № 3, стр. 96; Н. И. Загород ников. О содержании уголовно-правовых отношений. «Совет ское государство и право», 1963, № 11, стр. 86). 25

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 137. 26

венности, назначение наказания, исполнение наказания. Виновное лицо субъективно воспринимает этот объективный процесс также не как один акт, а как процесс, состоящий из различных стадий, имеющих свои особенности. Все эти стадии органически взаимосвязаны и осуществляются последовательно друг за другом.

В процессе расследования решается вопрос о привлечении лица, совершившего преступления, к уголовной ответственности. Привлечение к уголовной ответственности — это первый начальный этап реализации уголовной ответственности. Он оформляется процессуальным актом предъявления обвинения. Сущность первой стадии состоит в признании следственными органами лица ответственным за совершение определенного преступления, в привлечении его в качестве обвиняемого по определенной статье Особенной части Уголовного кодекса.

Какие основания рассматривать этот акт как стадию реализации уголовной ответственности?

Во-первых, в ст.ст. 50, 51 и 52 УК РСФСР сказано, что прл определенных условиях лицо освобождается от уголовной ответственности. Следовательно, уголовная ответственность как определенная обязанность виновного дать ответ за совершенное преступление возникла с того момента, когда было совершено общественно-опасное деяние, однако при расследовании дела прокурор и следователь, придя к выводу о нецелесообразности применения к виновному наказания, принимают решение об освобождении его от несения уголовной ответственности.

Во-вторых, при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления, следователь привлекает виновное лицо в качестве обвиняемого согласно ст. 211 УПК РСФСР. Прокурор, осуществляющий надзор за дознанием и предварительным следствием, обязан привлекать к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступления, строго следить за тем, чтобы ни один гражданин не подвергался незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности. Аналогичное положение содержится в ст. 17 Положения о прокурорском надзоре в СССР.

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство знает институт привлечения к уголовной ответственности, который по содержанию и целям, а также по терминологии соответствует материально-правовому значению этого института.

Материально-правовое содержание акта привлечения к уголовной ответственности состоит в реальной угрозе конкретным наказанием. Предъявление обвинения по конкретной статье уголовного кодекса означает не абстрактную угрозу наказанием, а предупреждение об определенном виде и размере наказания, которое может быть назначено судом данному лицу.

Следственные органы, привлекая к ответственности, лишь

32

изобличают обвиняемого в совершении преступления, но не определяют его виновности. Виновным его признает суд от имени государства.26 Но уже тогда, когда следователь предъявляет обвинение лицу, совершившему преступление, государство в лице следственных органов реализует свое право принудить это лицо дать ответ за совершенное деяние, а затем и подвергнуть его наказанию.

Учитывая материально-правовое и процессуальное значения акта привлечения к уголовной ответственности, законодатель предусмотрел, что следователь, виновный в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности, подлежит наказанию (ст. 176 УК РСФСР). Если бы значение института привлечения к ответственности не выходило за рамки чисто процессуального собирания доказательств и предварительной оценки собранных следователем материалов, то не было бы оснований для указанной выше уголовной ответственности следователя. Именно потому, что акт привлечения к уголовной ответственности имеет уголовно-правовой смысл и определяет границы и характер того наказания, которому в будущем может быть подвергнуто лицо, совершившее преступление, он воспринимается этим лицом как начальный этап реализации ответственности и влечет за собой соответствующую психологическую реакцию с его стороны.27 Необоснованное привлечение к уголовной ответственности причиняет большой моральный вред гражданину и нарушает гарантированные нашим законодательством права.

Преступник не воспринимает деления норм на процессуальные и уголовно-правовые. Он воспринимает действие уголовного и процессуального законодательства как единый процесс принуждения его к соблюдению правил общежития. Воздействие на преступника объективно осуществляется путем применения взаимно связанных и не существующих друг без друга норм уголовного и уголовно-процессуального права.

А. А. Пионтковский справедливо указывал, что «нормы уго- ловного права и уголовного процесса в своей совокупности регулируют те отношения между государством и личностью, а также между обвиняемым и судебно-прокурорскими органами, которые порождаются фактом совершения преступления.. .».

26 Это было подчеркнуто в статье А. Горкина «О социалистическом пра восудии» («Известия», 1964, 21 декабря).

27 Нередко факт разоблачения виновного и привлечения его к уголовной ответственности вызывает «взрыв» — мгновенное воздействие, переворачи вающее все стремления и помыслы человека. Это —• начало достижения целей исправления и перевоспитания. Если этот эмоциональный подъем будет за креплен, то перевоспитание будет осуществлено быстрее и эффективнее (см.: В. Л а ш к о. Все ли мы используем для перевоспитания осужденных. «Со ветская юстиция», 1962, № 22).

28 А. А. Пионтковский Правоотношение в уголовном праве. «Пра воведение», 1961, № 2, стр 93

3 Н С ЛеЛкнна 33

Уголовно-процессуальные отношения возникают, существуют и развиваются лишь в связи и на основе уголовно-правовых отношений,29 поэтому воспитательные цели, которые преследуют уголовное право и уголовный процесс, достигаются в результате применения уголовных и уголовно-процессуальных норм в единстве. Между тем в юридической литературе иногда не придается должного значения этой тесной связи.

Процессуалисты правильно подчеркивают воспитательную роль уголовного процесса в целом и отдельных его институтов в частности. Однако воспитательные функции процесса в первую очередь обращены к лицу, в отношении которого ведется расследование, а затем к тем неустойчивым, которые могут совершить преступление. Условием для воспитательного воздействия норм уголовно-процессуального права должно быть убеждение в наличии факта преступления, а на последующих этапах — в том, что это преступление совершено именно тем лицом, которому предъявляется обвинение.

Таким образом, воспитательная функция процесса может быть осуществлена лишь на основе применения уголовно-правовых норм (квалификации действий виновного) и реализации обязанности лица претерпеть наказание за совершенное им преступление.

В ряде случаев акт предъявления обвинения оказывает столь эффективное воздействие на лицо, совершившее преступление, что последующие стадии — назначение наказания, отбытие его — имеют значение как условия, благодаря которым закрепляются навыки общественно полезной деятельности и отрицательное отношение к собственному преступному поведению. Правильно писал Б. С. Утевский, что «даже угроза карой воспитывает, изменяет сознание, укрепляет моральные чувства, сознание моральной порочности преступлений, убеждает колеблющихся и неустойчивых людей, действуя на них организующе. Она укрепляет у них ослабевшее уважение к закону, воспитывает сознание необходимости выполнения законов, убеждает в справедливости наказания и воспитывает чувство ответственности за свое поведение».30

Под переломом в сознании обвиняемого, происходящим иногда в момент предъявления обвинения, понимаются не те изменения, которые возникают под влиянием страха, а раскаяние, обусловленное осознанием порочности содеянного и справедливости ответственности.

Исследование проблемы уголовной ответственности привело многих авторов к выводу о стадиальности реализации ответ-

29 Это положение обстоятельно изложила П. С. Элькинд (см.: П. С. Э л ь к и н д. Сущность советского уголовно-процессуального права. Изд. ЛГУ, 1963).

30 Б. С. Утевский. Некоторые вопросы развития теории уголовного > права. «-Советское государство и право», 1963, № 6, стр. 42.

34

ственности.31 В. И. Курляндский пишет: «Уголовная ответствен ность возникает с момента совершения преступления, а нача лом ее реализации... является привлечение лица в качестве об виняемого. Окончанием уголовной ответственности является мо- мент отбытия наказания...»32 _

Из признания осуществления уголовной ответственности в стадии предварительного расследования исходит И. И. Карпец, утверждая, что «первоначальная стадия индивидуализации ответственности происходит до момента предъявления обвинения и завершается предъявлением ему обвинения».

По мнению И. И. Карпеца, вопросы индивидуализации ответственности в стадии предварительного расследования, индивидуализации наказания в суде и индивидуализации отбытия наказания следует рассматривать как единый процесс индивидуализации наказания.33

Признание привлечения к ответственности—предъявления обвинения — начальной стадией реализации уголовной ответственности может вызвать сомнение в том, не означает ли это отказ от презумпции невиновности. Предрешая возможные сомнения и возражения, следует указать, что: 1)

признать лицо виновным в совершении преступления мо жет только суд своим приговором. Вывод следователя о винов ности лица имеет ограниченное значение. Это лишь предвари тельная (а не окончательная) констатация факта совершения! лицом преступления. С нею связано не назначение наказания, | а лишь предварительное определение рамок возможного нака-j зания в соответствии с юридической оценкой содеянного; ^ 2)

нельзя противопоставлять друг другу предварительное следствие и судебное разбирательство. У них одна цель: найти истину.

Признание реализации уголовной ответственности процессом, проходящим определенные этапы, стадии, вызвало ряд возражений. Так, например, В. Д. Филимонов писал, что привлечение в качестве обвиняемого не является реализацией уголовной ответственности потому, что никаких изменений в материально-правовом положении лица оно не влечет, что оно не

31 См, например: Н. А. Стручков. Проблемы исправительно-трудо вого права в свете задач борьбы с преступностью на современном этапе Те зисы докладов на межвузовской конференции «Проблемы советского уголов ного права в период развернутого строительства коммунизма, стр. 37; Н. С. Л е й к и н а. Стадии реализации уголовной ответственности и личность преступника. Там же, стр. 36.

32 В. И. Курляндский Уголовная ответственность и меры общест венного воздействия. М., изд. <'Юридическая литература», 1965, стр. 32.

33 И. И. Карпец. Индивидуализация наказания. М., Госюриздат, 1961, стр. 28. — Следует возразить против утверждения автора о том, что еще до предъявления обвинения осуществляется индивидуализация ответственности. Нельзя также согласиться с тем, что предъявление обвинения представляет собой индивидуализацию ответственности. Объем и содержание индивидуалиг зации значительно шире, чем определение квалификации преступления.

3* 35

имеет тех целей, которые стоят перед уголовной ответственностью и, наконец, что неправильно говорить о реализации уголовной ответственности в стадии предварительного расследования, поскольку правосудие осуществляется только судом.34

Приведенные доводы нельзя признать убедительными, поскольку квалификация преступления вносит существенные изменения в материально-правовое положение лица: определяются границы наказания, которое может быть применено к виновному. Привлечение в качестве обвиняемого, как и многие другие следственные действия, кроме предварительной констатации факта совершения преступления, преследует и воспитательные цели, что аналогично цели уголовной ответственности. Что же касается исключительного права суда осуществлять правосудие, то это право не оспаривается, а делается попытка обосновать, что предварительное определение рамок возможного наказания — квалификация преступления — является этапом единого процесса, связанного с ответственностью, возникшей в момент совершения преступления.

Таким образом, признание привлечения к ответственности начальным, первым этапом реализации уголовной ответственности не умаляет значения презумпции невиновности как принципа уголовного процесса.

Сущность второй стадии реализации уголовной ответствен-

после судебного разбирательства суд в соответствии с общими началами назначения наказания (ст. 37 УК) определяет в пределах санкции конкретную меру наказания, которую виновный должен будет отбыть. Это уже решение суда о виновности, оно воспринимается осужденным как акт правосудия, как определенная отрицательная оценка преступления и его, как человека, совершившего преступление. Вынесение обвинительного приговора с определением любой меры наказания причиняет моральные страдания, связанные как с самим фактом осуждения, так и с предстоящими лишениями и страданиями. И наконец, исполнение наказания — это третья стадия уголовной ответственности, когда осуществляется мера наказания. Виновный подвергается лишению свободы, исправительным работам, штрафу, ссылке и т. п., переносит определенные физические лишения, страдания, т. е. подвергается принудительному воздействию, зная, что это последствие совершенного им преступления.

Уголовная ответственность реализуется в строгом соответствии с определенными уголовными и уголовно-процессуальными нормами. Ст. 3 УК РСФСР— «Основания уголовной ответственности» — предусматривает, что уголовной ответственности и наказанию подлежит лишь лицо, виновное в совершении пре-

34 В. Д. Филимонов Уголовная ответственность и общественное принуждение. Сборник работ юридического факультета Изд Томского ун-та, 1965, стр. 114.

36

ступления. Эта статья имеет непосредственное отношение ко всем трем стадиям уголовной ответственности.

Привлечение к уголовной ответственности, назначение и исполнение наказания как стадии реализации уголовной ответ--ственности определенным образом оформляются и закрепляются и в уголовно-процессуальных нормах.

Привлечение к уголовной ответственности в соответствии со ст. 3 УК РСФСР возможно лишь при наличии в действиях лица состава преступления и процессуально оформляется на основании ст.ст. 143, 144, 148 УПК. Освобождение от уголовной ответственности возможно на основании ст.ст. 10, 50, 51, 52 УК РСФСР; процессуальный порядок освобождения закреплен в ст.ст. 6—9 УПК РСФСР.

Общие начала назначения наказания определены в ст. 37 УК РСФСР. Процессуальный порядок назначения наказания регулируется ст.ст. 300—318 УПК РСФСР. Исполнение приговора осуществляется в соответствии со ст.ст. 23—36, 53, 56 УК и исправительно-трудовым законодательством, процессуальные вопросы решаются на основании ст.ст. 356—370 УПК РСФСР.

Раскрытие содержания уголовной ответственности и процесса ее реализации является необходимым исходным положением для установления значения, которое придает советское уголовное право личности преступника. Объем обстоятельств, характеризующих личность преступника как субъекта преступления в стадии привлечения к уголовной ответственности и субъекта наказания в стадии назначения наказания и исполнения его, неодинаков.

Понятие субъекта преступления означает совокупность признаков, на основании которых физическое лицо, совершившее общественно опасное деяние, может быть признано виновным и, следовательно, подлежащим ответственности. Такими постоянными и всеобщими признаками служат вменяемость и достижение определенного возраста. Кроме них, повторность, рецидив, особая социальная роль, выполняемая лицом (профессия, должностное положение и др.), являются факультативными признаками, ограничивающими круг возможных субъектов в ряде составов преступлений.

Решение вопроса о реализации уголовной ответственности по делам о малозначительных преступлениях и преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, зависит от более широкого круга обстоятельств, характеризующих преступника, чем обстоятельства, охватываемые понятием субъекта преступления. К ним относятся отягчающие, смягчающие и другие обстоятельства, не включенные в состав преступления.

Лица, совершившие указанные преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности на основании ст.ст. 51, 52 УК РСФСР, если характеризующие их данные не свидетельствуют об их значительной опасности.

37

Для выбора наказания имеют значение наряду с характером и степенью опасности преступления все особенности личности преступника, вся совокупность свойств, характеризующих его как личность, в том числе и те, которые выражают социально-психологическое отношение преступника к совершенному им преступлению.

В зависимости от указанных обстоятельств может быть определена та или иная мера наказания в пределах санкции статьи, определен режим лишения свободы, назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено законом, условно осуждено или вовсе освобождено от наказания лицо, совершившее преступление.

На стадии исполнения наказания, кроме всех указанных обстоятельств, учитываются изменения личности преступника, происшедшие под воздействием наказания. От этих изменений зависит режим содержания осужденного, условно-досрочное освобождение и др.

Особенности личности преступника и их значение для реализации уголовной ответственности во всех ее стадиях рассматриваются в последующих главах этой работы.

<< | >>
Источник: Н. С. ЛЕЙКИНА. ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. 1968

Еще по теме ГЛАВА II ПОНЯТИЕ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И СТАДИЯХ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ:

  1. § 1. Понятие принципов уголовного судопроизводства, их признаки (критерии) и значение
  2. § 1. Понятие международного уголовного права
  3. § 2. Международное уголовное право в системе национального уголовного права России
  4. Р а здел I ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ИХ ЕДИНСТВО
  5. ГЛАВА II ПОНЯТИЕ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И СТАДИЯХ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ
  6. ГЛАВА IV ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  7. 2.2. Уголовно-правовая характеристика признаков, образующих объективную сторону состава привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного
  8. 3.1. Уголовно-правовая характеристика субъекта привлечения заведомо невиновного лица к уголовной ответственности
  9. Глава 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  10. §2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим в уголовном законодательстве зарубежных стран
  11. § 1. Юридические условия освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим
  12. § 1. ЗАЩИТА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ПОНЯТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ, ОБВИНЯЕМЫХ
  13. § 1. Уголовное преследованиекак одно из основных направленийдеятельности прокуратуры. Его роль в осуществлении задач прокуратуры
  14. § 1. Процессуальное положение прокурорав досудебном производстве по уголовным делам
  15. § 2. Полномочия прокурора при принятии итогового решенияв стадии возбуждения уголовного дела как средство,обеспечивающее законность и обоснованностьуголовного преследования
  16. § 1. Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -