<<
>>

c. Политико-криминальные сообщества

Следует отметить, что, несмотря на структурные изменения и количественное пополнение, полиция Российской империи не могла справиться со все возрастающей преступностью. Это было с целым рядом объективных и субъективных факторов, подтачивающих мощь российской империи Романовых и обусловивших развитие революционного движения 1905 – 1917 годов.

Вместе с глубинными процессами ослабления центральных властных и правоохранительных структур начался процесс дезорганизации общества, повлекший за собой рост общеуголовных преступлений, создание бандитских формирований и, в том числе, так называемых политико-криминальных сообществ.

В революционное движение хлынули многочисленные криминалы, которые определили рост насильственной преступности: террористических актов, бандитизма, разбойных нападений, вымогательств и других общеуголовных преступлений, главным образом на периферии Российской империи, в том числе на Кавказе. Особенно много криминальных элементов нашли пристанище в социал-демократической партии большевиков Грузии, которая занималась террором, экспроприациями, заказными убийствами, вымогательствами и другими преступлениями. Активными функционерами партии в этот период были И. Джугашвили (Сталин), С. Орджоникидзе, Камо,16 Ф. Махарадзе и другие, многие из которых впоследствии стали партийными руководителями СССР.

Средства, полученные от преступной деятельности социалистов-революционеров в в Грузии на Кавказе в целом, стали в этот период основным финансовым ресурсом для центрального аппарата РСДРП во главе с Лениным. По объективным показателям эта деятельность мало чем отличалась от преступлений, совершаемых криминальными группировками.

Следует отметить, что официально РСДРП не признавало фактов экспроприации из частных банков и другого насильственного изъятия собственности для революционных нужд. Однако многие партийные функционеры, а особенно В.

Ленин декларировали разбой и бандитизм как допустимую форму пополнения партийной казны для продолжения революционной борьбы. В октябре 1905 года Ленин прямо заявил о необходимости конфискации государственных фондов для нужд социал-демократов, а впоследствии вместе с Красиным и Богдановым организовал законспирированную группу «Большевистский Центр» для обеспечения нелегального финансирования своей фракции. Создание этой группы содержалось в секрете не только от царской полиции, но и от остальных членов Партии. На практике данный Центр стал организатором экспроприаций и различных форм вымогательства, как в России, так и других государствах. Во всей Российской империи он занимался координацией грабежей почтовых служащих, вокзальных касс, поездов, устраивая для этого их крушения. Особенно высокой криминальная активность этого Центра была зафиксирована на Кавказе.

Наиболее известным исполнителем указаний Центра, совершившим множество разбойных нападений и экспроприаций стал Камо, которого Ленин в шутку именовал «кавказским бандитом». С 1905 года Камо, при поддержке Красина (который осуществлял поставки оружия и взрывчатых материалов из Санкт Петербурга) организовал ряд экспроприаций в Баку, Кутаиси и Тбилиси. Его первым делом стало разбойное похищение 7000-8000 рублей на Коджорской17 дороге около Тбилиси в 1906 году. В этом же году он напал на банк в Кутаиси и похитил 15.000 рублей, убив при этом три человека. Наиболее известным стало бандитское нападение на банковскую карету Государственного Банка в центре Тбилиси на Ереванской площади (площадь Свободы) 12 июня 1907 года. В результате нападения было убито и ранено более 12 человек и похищено около 250.000 рублей ассигнациями. Правда, по иронии судьбы этими деньгами преступники не смогли воспользоваться, так как номера похищенных купюр оказались предварительно переписанными в банке и были оглашены сразу после хищения, что исключило их свободную реализацию. Это жестокое преступление в Тбилиси впервые раскрыло глаза многих европейцев того времени, симпатизирующих идеям социал-демократии, на криминальную сущность структур РСДРП и окончательно оттолкнула их от этого движения.

Из различных исторических источников следует, что Камо и его боевики были обыкновенными бандитами, которые имели лишь рудиментарные знания о социалистической теории и практике. Они использовали политическую риторику лишь для прикрытия и оправдания своей криминальной деятельности. Эти люди привыкли решать все проблемы через насилие, которое рассматривалось как кратчайший путь для достижения цели и доставляло истинное удовольствие. Так, по свидетельствам очевидцев Камо, во время дебатов между большевиком и меньшевиком по аграрному вопросу не поняв смысла спора, сказал большевику: «да, что вы спорите с ним. Дайте, я перережу ему горло».

В то же время следует отметить, что Камо и его группировка не были анархическими бандами, а беспрекословно подчинялись Ленину. Так, один из его помощников Е. Ломидзе, который никогда не встречался с Лениным заявил, что цель всей его жизни достать 200.000-300.000 рублей и передать Ленину со словами «делай с деньгами, что хочешь». Такого мнения придерживались и другие члены преступной группировки.

Ленин был в курсе всех планов своих сообщников и, в том числе амбициозного плана Камо - Красина, предусматривавшего нападение на Государственное хранилище денег, в котором было до 15 миллионов рублей в слитках и купюрах. Из-за большого физического веса ценностей похитители намеревались вынести только около 4 миллионов рублей, а остальные активы уничтожить. Такая сумма обеспечила бы безбедное существование партии большевиков в течение 4-5 лет. Камо предполагал, что в процессе реализации этого плана будет убито не менее 200 человек и он был готов к этому. Однако, зловещему замыслу так и не суждено было свершиться, т.к. в конце 1907 года полиция в Германии и других европейских странах благодаря своевременной информации агента, арестовало Камо, Литвинова и других участников заговора.

Кроме террора и разбойных нападений организованные политико-криминальные группировки того времени часто прибегали к вымогательствам у владельцев ломбардов и мелких предприятий.

Так, вооруженные лица по приказу Сталина, распространяли среди мелких предпринимателей в Баку специальную петицию с требованием делать вклады на нужды Бакинского Комитета Большевиков, т.е. занимались, по сути, завуалированным рэкетом.

По справедливому мнению современников, революционная деятельность большевиков на Кавказе в 1905 -1917 годах ничего общего не имела с декларируемыми идеалами, а представляло собой криминальное предпринимательство в самом худшем своем проявлении. К 1906 году локальные организации приобрели реальную автономию от центрального партийного руководства. В их руках сосредоточились значительные средства, полученные от вымогательства, грабежей и разбоев, которые были растрачены на кутежи, пьянство и дебоши, а большинство партийцев оказалось в руках полиции, что еще больше дискредитировало социал-демократов.

Руководство РСДРП, большинство которой составляли меньшевики, резко возражали против политики террора и насилия, проводимой большевиками во главе с Лениным, что в конечном итоге определило их окончательный раскол.

Суммируя изложенное, можно сделать некоторые выводы о причинах и механизмах формирования организованных форм преступной деятельности в Грузии в начале ХХ века. В этот период в Грузии наиболее распространенными и совершенными видами преступных организаций стали партийные локальные структуры политических партий (социал-демократы, анархисты и др.). Ведущие лидеры большевистского крыла РСДРП Ленин и Сталин непосредственно руководили или были тесно связаны с этими партийными структурами, которые использовались для осуществления террора, экспроприаций разбоев, грабежей и вымогательств, как целью пополнения партийной казны, так и личных нужд, а также устрашения политических оппонентов и собственных соратников.

Для этих политико-криминальных организаций были присущи следующие признаки: *

большинство партийных подразделений в Грузии укомплектовывались группами вооруженных боевиков, имевших криминальное прошлое. *

основная активность партийных подразделений была направлена на преступную деятельность: террор, экспроприации, вымогательства и другие преступления, имеющие выраженный корыстно-насильственный характер.

*

подавляющая часть добытых средств использовалась лидерами и членами организаций для собственных нужд.

Для структуры политико-криминальных сообществ были характерны: *

четко сформированная организационная иерархия; *

хорошая конспирация; *

использование политической риторики для оправдания или обоснования своей; криминальной деятельности; *

выраженная корыстно-насильственная направленность; *

использование методов террора для запугивания и подчинения; *

хорошая вооруженность и подготовленность; *

наличие разведки и контрразведки; *

использование закона «омерты - молчания»; *

транснациональные связи.

Вышеуказанные признаки и структурные особенности дают все основания относить политические социал-демократические организации в Грузии в начале ХХ века к разновидности организованной преступности в форме политико-криминальных сообществ.

<< | >>
Источник: Г. Глонти, Г. Лобжанидзе. Профессиональная преступность в Грузии (воры в законе). 2004

Еще по теме c. Политико-криминальные сообщества:

  1. § 4. Конкурентное право и антимонопольная политика Европейского Союза
  2. c. Политико-криминальные сообщества
  3. e. Грузинские «воры в законе» за рубежом
  4. 9. "Вор в законе" как представитель криминальной субкультуры
  5. И 3.2. Предназначение политики            
  6. § 4.   НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЭЛИТАРНОЙ КРИМИНАЛЬНОСТИ
  7. Глава 5 Организация информационно-психологического противоборства криминальным сообществам и террористическим организациям
  8. Глава 7 Долгосрочное прогнозирование новых вызовов и угроз - основа военной, экономической и информационно-психологической безопасности России и мирового сообщества
  9. Имперская политика
  10. КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА
  11. Лекция 11. МОЛОДЕЖНАЯ ПОЛИТИКА МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  12. Методологическая группа методов в истории мировой политики
  13. Роль международного сообщества
  14. 3.1. Социально-экономические и политические условия появления «воров в законе»
  15. § 1.3. Правовое регулирование экономической политики России в историко-правовой ретроспективе
  16. 3.3. Основные факторы влияния политики информационной безопасности на состояние национальной безопасности современной России
  17. 5.2. Совершенствование политики информационной безопасности в регионе (на опыте и примерах Северо-Западного федерального округа)
  18. 3.1. Политика США по вопросам управления Интернетом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -