Задать вопрос юристу

§3.   ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ТЕРРОРИЗМА В МИРЕ И В РОССИИ



Терроризм существует в мире много столетий. А.А. Аслаханов предпринял попытку разобраться в предыстории терроризма, его истоках и эволюции в США, Османской империи и России[427]. Он называет первым теоретиком терроризма одного из руководителей якобинцев и деятелей Великой французской буржуазно-демократической революции (1789—1794 гг.) М.
Робеспьера, обосновавшего необходимость истребления врагов революции в особом судебном порядке. В результате конвентом в 1793 г. был принят закон о терроре. Но годом позже особый порядок был применен и к нему.
Робеспьер был казнен термидорианцами. Закон о терроре, принятый конвентом, был действительно первым в мире, но сам террор как убийство и угроза убийством по политическим мотивам возник с доисторических времен. Политические заговоры, перевороты и убийства существуют с того момента, как человечество стало заниматься политикой. Во все времена честолюбцы бросали вызов законному правителю. Кризис власти (экономический, политический) — благодатная почва для политического устранения или убийства властителя[428]. Щедро раздаются обещания райской жизни, которые тут же забываются, как только цель достигнута. Главное — обезопасить себя от потенциальных противников и от ответственности. В истории всегда находились люди, считающие, что убийством того или иного деятеля можно изменить существующую систему. Генрих III, Генрих IV, Густав III, Линкольн, Фердинанд, Распутин, Махатма Ганди, Дж. Кеннеди и многие другие были убиты в политических целях. В российских правовых актах уже XVI в. предусматривалась ответственность за подобные действия. Тем не менее убивали царей, министров, генералов, полицейских. Таким путем пришли к власти Екатерина I, Наполеон I, Ленин, Муссолини, Франко и др. Но лучшая жизнь не наступала. Однако и в современной истории такие случаи нередки[429].
Относительно массовое распространение терроризм получил в XIX и XX в. А после Второй мировой войны он приобрелт всемирный характер. В это время ООН было принято более 20 деклараций, резолюций, конвенций и других документов, обусловленных различными формами терроризма в мире. Совет Европы только за последние 5—7 лет принял примерно столько же рекомендаций, резолюций и деклараций, однако никаких системных данных, собираемых в мировом или европейском масштабе, до сих пор нет. Более того, их нет и в США, против которых совершалось много террористических нападений. Нет таких сведений и в западноевропейских странах.
По некоторым сведениям в Интернете, с 1970 г. в мире было зарегистрировано 5 534 особо значимых террористических акта. В 1981 г. учтено 2 700 террористических атак, совершенных 125 террористическими группами, действующими в 50 странах. В 90-е гг. число терактов несколько сократилось, а число жертв — росло[430]. На сайте «Терроризм. Ру» дан далеко не полный перечень известных террористических актов, совершенных в 1968—1997 г г., с указанием их места, времени и наступивших последствий. Их общее число за эти годы составляет около 400, теракты совершены в основном мусульманами. Число терактов в год исчислялось в 60-70-е гг. в пределах 2—5, в 80-е гг. — до 10 и более, в 90-е гг. — несколькими десятками. Например, в 1993 г. совершено 43 теракта, в 1994 г.
- 33, в 1995 г. - 40, в 1996 г. - 31, в 1997 г. - 25 террактов[431]. В этом списке значится первый и единственный теракт, совершенный в России в 1997 г. Тогда как официально в этом году было учтено 32 теракта. Из этого сопоставления можно исходить при оценке полноты перечня. Есть основания полагать, что в конце 90-х гг. и в начале XXI в. число терактов росло в геометрической прогрессии в мире (особенно в России). Речь уже не идет об Ираке, где ежедневно совершаются десятки террористических нападений и взрывов. В России терроризм стал отслеживаться лишь в 90-е гг. истекшего столетия. Таким образом, тенденции терроризма в мире и России в XX в. могут быть проанализированы лишь на основе неполных, отрывочных данных последних лет.
Беспрецедентные террористические акты, совершенные в США (в Нью-Йорке и Вашингтоне) 11 сентября 2001 г., стали своеобразной точкой отсчета нового столетия, когда была как бы подведена специфическая черта под холодной войной между капитализмом и социализмом, между Западом и Востоком и началась доселе дремлющая «горячая» террористическая война между богатым Севером и бедным Югом, между исламом и христианством, между двумя основными цивилизациями, живущими по своим традициям и законам, существенно различающимся.
В этих оценках может быть много преувеличенного, но названные события действительно стали своеобразным поворотным пунктом, не в развитии самого терроризма, а в его новой оценке, новом осознании мировых угроз. Терроризм и до упомянутого события в США был так же опасен и не менее распространен и кровав в других странах[432], но он не получал такой практически единодушной отрицательной оценки в мире. Она была обусловлена несколькими обстоятельствами: масштабом и формой террористического нападения, числом жертв и другими криминальными разрушениями, реакцией США, которые на протяжении своего существования считали себя неуязвимыми, и беспрецедентными стратегическими и тактическими мерами, принятыми правительством США в своей стране и в мире в целом.
В России после политически мотивированных взрывов в январе 1977 г., о которых упоминалось выше, совершенных армянскими националистами, почти девять лет не было крупных террористических актов. Они начались во время первой чеченской войны. 14 июля 1995 г. отряд до зубов вооруженных террористов численностью 140 человек во главе с террористом № 1 Ш. Басаевым захватил здание местной администрации, телефонный узел, горбольницу и более тысячи заложников в Буденновске Ставропольского края. Убитыми и ранеными оказались около 500 человек. Акция была приурочена к совещанию руководителей «большой семерки», куда был приглашен Б. Ельцин. Требование террористов — немедленное прекращение боевых действий в Чечне и вывод российских войск. По решению председателя Правительства РФ B.C. Черномырдина, который разговаривал по телефону с Басаевым и принял его условия, террористов вместе с 200 заложниками на автобусах доставили в Чечню и отпустили целыми и невредимыми. И это было победой горстки бандитов над Россией, которая надолго окрылила их.
Заключение Хасавюртовского соглашения об основах взаимоотношений между Россией и Чечней секретарем Совета Безопасности РФ А. Лебедем и начальником штаба чеченских вооруженных формирований А. Масхадовым 30 августа 1996 г. мира не принесло, хотя Чечня почти три года оставалась практически самостоятельной, получая бюджетное финансирование из России. Республика все больше и больше становилась криминальным центром, управляемым из-за рубежа для совершения террористических актов, массовых захватов людей с целью получения выкупа, ведения работорговли, захвата скота, совершения других преступлений. В марте — апреле 1999 г. российские власти вынуждены были закрыть административные границы Ставропольского края и Республики Дагестан с Чечней. Т е м не менее в это же время Б. Ельцин дал согласие на встречу с А. Масхадовым, а в мае в Москву прибыла рабочая группа из Чечни для определения даты этой встречи. Однако соответствующие силы в Чечне и за ее пределами это не устраивало. Они стремились к созданию исламского халифата на Северном Кавказе. 16 мая 1999 г. в Владикавказе были взорваны три пятиэтажки. Погибли люди. 28 мая осуществлено нападение чеченцев на Дагестан с применением стрелкового оружия, минометов и гранатометов. Они были отброшены. Затем последовали нападения на дагестанский город Кизляр и другие террористические акты. А в начале августа 1999 г. незаконные вооруженные формирования Чечни во главе с Басаевым, на стороне которого были местные ваххабиты, вторглись в высокогорные районы Республики Дагестан, и начались широкомасштабные боевые действия российских войск по их освобождению, перешедшие затем на территорию Чечни[433]. За всем этим последовала настоящая террористическая война со стороны Чечни. (Табл. 1.)
Кровавый теракт, совершенный 1—3 сентября 2004 г. в бесланской школе (Республика Северная Осетия — Алания), от которого пострадали более 1000 детей и их родителей, стал особо значимым не только для России, но и для других стран мира. В нападении участвоваи 32 террориста. Ш. Басаев взял на себя ответственность за этот и другие террористические акты, совершенные в августе и сентябре 2004 г., рассказав, кто был их участниками и во сколько они ему обошлись[434]. Террористы в бесланской школе были вооружены лучше армейского спецназа: пять новых огнеметов «Шмель», современные пистолеты, автоматы, пулеметы, гранатометы, гранаты, снайперские винтовки, мины, тротил, пластит, спутниковые телефоны, приборы ночного видения[435]. Почти все это было захвачено 22 июня 2004 г. во время налета басаевской банды на управление МВД Республики Ингушения в Назрани[436].
Президент РФ В.В. Путин квалифицировал это бесчеловечное, беспрецедентное по своей жестокости преступление террористов как вызов всей России, как нападение на нашу страну и сделал очень серьезные выводы о деятельности международного терроризма и его пособниках. «Нужно признать, — говорил он, — что мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом. Во всяком случае, не могли на них адекватно среагировать. Проявили слабость. А слабых бьют. Одни хотят оторвать от нас кусок «пожирнее», другие им помогают. Помогают, полагая, что Россия — как одна из крупнейших ядерных держав мира — еще представляет для кого-то угрозу. Поэтому эту угрозу надо устранить. И терроризм — это, конечно, только инструмент для достижения этих целей»[437]. Аналогичную мысль высказал Л. Ивашов (первый вице-президент Академии геополитических проблем): «В Академии геополитических проблем под терроризмом понимается своеобразный тип войны (тайной войны) и одновременно метод управления политическими процессами. Терроризм выступает основным способом или, по военной терминологии, видом боевых действий в такой войне и инструментом реализации определенных политических установок»[438].
Таблица 1
Некоторые террористические акты, совершенные в России (1995-2004 гг.)

Дата

Место совершения террористического акта

Число заложников

Число пострадавших

Число террористов







убито

ранено

всего  убито  захвачено

14 ИЮЛЯ
1995 г.

Буденновск
Ставропольского
края

1100

129

415

По решению Черномырдина
в целях спасения заложников
140 террористов отпущены

11 июня 1996 г.

Москва, перегон между станциями метро «Тульская» и -Нагатинская»


4





11 июля 1996 г.

Москва, Пушкинская площадь, троллейбус № 12

-

-

5

-

-

-

12 июля 1996 г.

Москва, троллейбус № 9 у станции метро -Рижская»

-

1

-

-
/>-

31 августа 1999 г.

Москва, Манежная площадь,


40



"














5 сентября 1999 г.

Военный городок Буйнакск, Республика Дагестан. Взрывом разрушены пятиэтажный дом и другие строения в радиусе 2 км


52

80




9 сентября 1999 г.

Москва, взрыв жилого дома на ул. Гурьянова

-

94

-

-

-

-

13 сентября 1999 г.

Москва, взрыв жилого дома на Каширском шоссе

-

119

-

-

-

-

8 августа 2000 г .

Москва, взрыв
в подземном переходе
на Пушкинской площади


13

118


"


1 февраля 2001г.

Москва, станция метро •Белорусская-кольцевая»

-

-

20

-

-

-

23-25 октября 2002 г .

Москва,
Театральный центр на Дубровке

912

125

Пострадали более 700 человек

50

50


27 декабря 2002 г .

Грозный,
Дом правительства,
взорваны две автомашины


71

640

Водители-смертники


3 соучастника

Дата

Место совершения террористического акта

Число заложников

Число пострадавших

Число террористов







убито

ранено

всего

убито

захвачено

5 июля 2003 г.

Москва, Тушино,
взрыв у входа
на фестиваль «Крылья»


16

59

Две
смертницы



9 декабря 2003 г .

Москва, около гостиницы «Националь»

-

5

13

Смертница

-

-

6 февраля 2004 г.

Москва, перегон между станциями метро «Автозаводская» и «Павелецкая»


39

122




21-22 июня 2004 г.

Республика Ингушетия, Назрань,атакованы здания МВД, СИЗО, штаб погранотряда


75

50












Террористами захвачено
много оружия, которое было
использовано в Беслане

24 августа 2004 г.

Из московского аэропорта Домодедово вылетели самолеты Ту-154 и Ту-134, взорваны в воздухе, упали в Ростовской и Тульской областях


90


Две смертницы

-


1-3
сентября 2004 г.

Республика
Северная Осетия - Алания,
Беслан, школа № 1

1200

336

556

32'

31

1


Примечание. * Среди террористов были чеченцы, ингуши, татары, арабы, осетины и др.

Изучение основных тенденций и закономерностей развития терроризма в мире и России имеет исключительное значение для понимания криминальных реалий, их прогноза на ближайшее будущее и заблаговременной подготовки к их возможному предупреждению, блокированию, минимизации, снижению возможных негативных последствий. Поскольку терроризм не только криминологическое и социально-правовое явление, но и в значительной мере политическое, а также не только национальное, но и транснациональное явление, которое оказывает влияние на международные отношения, трудно переоценить научно-практическую ценность объективного анализа тенденций и закономерностей терроризма для мирового сообщества и России. Сказанное находит убедительное подтверждение в тех изменениях в мире, которые наступили после террористических актов в США, России и других странах в последние годы.
В современной российской литературе выделяется взаимосвязанный ряд стратегически важных тенденций терроризма в мире: — интенсивный рост общественной опасности как для международных отношений и международной безопасности, так и для национальной безопасности, конституционного строя и прав граждан; расширение социальной базы терроризма путем вовлечения в террористическую деятельность представителей различных слоев населения и формирование устойчивых кругов, разделяющих политические устремления тех или иных террористических организаций; превращение терроризма в долговременный фактор современной жизни; рост организованности и управляемости террористических образований; создание блоков террористических организаций в рамках отдельных стран и мира; смыкание терроризма и организованной преступности; продолжение и даже усиление связей между государственным, международным и внутренним терроризмом[439].
Основной тенденцией терроризма на современном этапе является интенсивное повышение его общественной опасности. (Табл. 2.)
Таблица 2
Уровень и динамика терроризма и других преступлений террористической направленности в России (1997—2003 гг.)

Вид преступления

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

Терроризм (ст. 205)

32,0

21,0

20,0

135,0

327,0

360,0

561,0

Динамика, %

100,0

65,6

62,5

421,9

1022,0

1125,0

1753,1

Преступления террористической направленности: вовлечение в терроризм (ст. 205')*








захват заложника (ст. 206)

114,0

69,0

64,0

49,0

32,0

39,0

24,0

Динамика, %

100,0

60,5

56,1

43,0

28,1

34,2

21,0

Ложное сообщение о теракте (ст. 207)

1386,0

2002,0

3462,0

4035,0

5323,0

6762,0

7811,0

Динамика, %

100,0

144,4

249,8

291,1

384,1

487,9

563,6

Организация незаконного вооруженного формирования (ст. 208)

1 ,0

2,0

9,0

340,0

165,0

135,0

267,0

Динамика, %

100,0

200,0

900,0

34000

16500

1 3 500

26700

Организация преступного сообщества (ст. 210)

48,0

84,0

162,0
/>170,0
118,0

123,0

141,0

Динамика, %

100,0

175,0

337,5

354,2

245,8

256,3

293,7

Вид преступления

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

Угон воздушного, водного, транспорта, ж.-д. подвижного состава (ст. 211)

20,0

18,0

10,0

12,0

11,0

10,0

9,0

Динамика, %

100,0

90,0

50,0

60,0

55,0

50,0

45,0

Посягательство на жизнь
государственного деятеля (ст. 277)

3,0

3,0

2,0

4,0

2,0

5,0

2,0

Динамика, %

100,0

100,0

66,6

133,3

66,6

166,7

66,6

Нападение
на международные
учреждения (ст. 360)

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Динамика, %

-

-

-

-

-

-

-

Всего

1604,0

2199,0

3729,0

4745,0

5978,0

7434,0

8 815,0

Динамика, %

100,0

137,1

232,5

354,2

245,0

256,3

549,6


Примечание. Ст. 205' внесена в УК РФ в 2002 г. и изменена в 2003 г.
С
уммарный уровень преступлений террористической направленности увеличился за анализируемые годы в 5 , 5 раза, уровень собственно терроризма — более чем в 17,5 раза, заведомо ложного сообщения об акте терроризма — в 5 , 6 раза, организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем — в 267 раз, организации преступного сообщества — в 2,9 раза (см. табл. 1) Тогда как захват заложников сократился в 4 раза, а угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава сократился более чем наполовину. Возможное объяснение значительного снижения уровня последних двух деяний связано (особенно с приобретением опыта спецслужбами в последние годы) с практически стопроцентной возможностью раскрытия их и привлечения виновных к уголовной ответственности, а может быть, и с потерей их жизни при освобождении заложников или транспорта. Преступления же террористической направленности, совершаемые в условиях неочевидности, интенсивно росли, поскольку остаются фактически безнаказанными. Особо массовым характером и высоким ежегодным приростом отличается заведомо ложное сообщение об акте терроризма. В силу своей почти полной безнаказанности это деяние превратилось среди молодежи и подростков в специфический вид спорта. Нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой, за рассматриваемое пятилетие вообще не регистрировались.
С тенденциями терроризма в определенной мере коррелирует и динамика организованной преступности, которая детально исследовалась в главе 12. Следует лишь напомнить, что современные теракты, как правило, совершаются организованными преступными вооруженными формированиями, причем не местными, а региональными, межрегиональными и даже транснациональными, международными. А учет преступлений, совершенных организованными криминальными формированиями, осуществлся лишь при раскрытии преступлений и направлении уголовных дел в суд нераскрытым преступлениям сделать обоснованный вывод о совершени терактов и других преступлений террористической направленности орга зованными преступниками невозможно.
В 2003 г., например, в России по ст. 205 УК РФ был зарегистрирован теракт, расследовалось с учетом дел 2002 г. 610 преступлений, из них ра крыто было только 86 деяний, или 14,1% от всех расследуемых. Было установлено, что 36 актов (из числа зарегистрированных в 2003 г.), т.е совершено организованными преступными образованиями. В прошлые эти показатели были вдвое ниже. Хотя очевидно, что реально долю орга зованного терроризма можно оценить не менее 90%. Но поскольку из 10 т рористических действий 8 — 9 остаются нераскрытыми, их организованны характер является недоказанным. Чем чаще организованным престулен удается уходить от уголовной ответственности, тем меньше регистрацио ный уровень терактов, совершенных их формированиями. Есть основан полагать, что совершенствование квалификации организованных прест ников и особенно террористов идет интенсивнее, чем сотрудников право охранительной системы. Таким образом, тенденция реального смьсла терроризма и организованной преступности статистическими данными всегда подтверждается. Но динамика терроризма и динамика организова ной преступности заметно и положительно коррелируют между собой.
Организованная преступность обладает высоким криминальным по циалом, тесно связана с коррупционными властями, имеет опыт причин ния насилия, организационные возможности, специальные силы и средс (оружие, боеприпасы, сильнодействующие вещества, отряды боевиков, леров, структуры слежения и безопасности). Одним из каналов финанси вания терроризма было массовое похищение людей и торговля ими. Эти же служили мошеннические чеченские авизо. Общеуголовные преступные организации в Чечне практически неотделимы от террористических. У них могли быть единые цели и задачи, но разные формы преступной деятельности. После бесланской трагедии в печати приводился такой пример: при криминогенности в Чечне не было случаев подрыва нефтепроводов и машин с нефтепродуктами, которые находятся в руках теневых структур. Есть основания полагать, что они тесно связаны с террористическими образования
Преступные организации и сообщества используют террористическ методы в своих корыстных целях. Интересы организованных преступни и террористов могут совпадать, например, при организации срыва полит ческих мероприятий по борьбе с коррупцией или наркоторговлей, п р и ведении во власть своих представителей, при воздействии на избирателей время выборной кампании, при запугивании или устранении нежелательных политических конкурентов и т.д. Эти возможности организованной преступности привлекательны для террористических организаций.
Особый интерес к организованной преступности со стороны террористических организаций представляют ее финансовые возможности и умение «делать деньги». В условиях снижения поддержки терроризма некоторыми странами террористические организации вынуждены сами заниматься прибыльным бизнесом (торговля наркотиками, оружием, взрывчатыми и сильнодействующими веществами, людьми), и их сотрудничество с хорошо организованными и законспирированными преступными сообществами, кор-рупционно связанными с властями, выгодно террористическим формированиям. «Наиболее ярко выражен этот процесс, — пишет известный терролог Ю.И. Авдеев, — в крупных индустриальных и политических центрах отдельных государств, в регионах с особым обострением межнациональных, конфессиональных, региональных и клановых противоречий (например, в некоторых республиках Закавказья, Таджикистане, в Российской Федерации — на Северном Кавказе). Структуры организованной преступности в ряде этих регионов выступают длительное время как один из влиятельных факторов инициирования и поддержки националистических и религиозно-экстремистских формирований, проводимой ими противоправной политически мотивированной насильственной, в том числе террористической, деятельности против законных властей или иных политических противников»[440].
Организованная преступность, смыкаясь с идейными противниками власти и ее оппозиционерами, как бы идеологизирует и политизирует свою криминальную деятельность, укрепляет ее влияние и представляет определенную возможность ее собственного продвижения во власть. А нахождение во власти или приближение к ней является важным условием существования отечественной организованной преступности. На выборах в Государственную Думу в 1999 г., например, по партийным спискам баллотировались 86 кандидатов из числа ранее судимых или находящихся под следствием. И они не были одиночками, за ними стояли соответствующие организации.
Интенсивное изменение терроризма в направлении повышения его общественной опасности является не только первой, но и в определенной мере интегративной тенденцией. Интенсивный рост общественной опасности идет по нескольким направлениям: по темпам роста и прироста; по уровню организованности; по материально-техническому и финансовому обеспечению; по национальным и транснациональным масштабам террористической деятельности; по степени тяжести наступивших последствий; по числу человеческих жертв; по характеру и объему целей и объектов посягательства; по расширению субъектов терроризма.
Темпы роста и прироста. За последнее 30 лет в мире совершены десятки тысяч террористических актов только широко известных и исследованных в мировой литературе[441]. Очаги террора существуют более чем в 50 странах мира. В настоящее время не проходит ни одного дня, чтобы национальные и мировые средства массовой информации не сообщали о новых террористических актах.
В нашей стране фактический терроризм стал расти в процессе и после распада СССР. Достаточно вспомнить кровавые события в Узбекистане, Таджикистане, Азербайджане, Грузии, Армении, Прибалтике и Чечне. Терроризм как преступление впервые был введен в УК РСФСР в 1994 г., в этом же году было зарегистрировано 18 случаев терроризма, а уже в 2003 г. (как было сказано выше) учтен 561 случай. Всего же в этом году расследовалось 610 террористических нападений. Прирост— в 3 1 — 3 4 раза. Терроризм в России стал повседневностью. В 2003 г. в стране в среднем совершалось 11 террористических актов в неделю и 24 деяния террористической направленности в день.
При оценке реальных и потенциальных тенденций терроризма надо учитывать результаты предупредительной работы. В начале 90-х гг. террористические акты были относительно редкими, а системы предупреждения и пресечения их практически не существовало. Профилактическая деятельность стихийно и планово разрушалась. Поэтому можно предположить, что учтенный уровень терроризма (его скрыть практически невозможно) отражал террористические реалии. Сейчас положение другое. Как бы отрицательно ни оценивалась работа правоохранительных органов (просчетов много), тем не менее они ведут большую разведывательную и предупредительную работу. Они многому научились. Им удается предупредить и пресечь десятки, сотни готовящихся террористических атак.
По сообщению министра внутренних дел РФ Р. Нургалиева, в 2004 г. было предотвращено более 200 террористических актов и задержаны десятки террористов и их идеологических вдохновителей. По его словам, за этот год пресечена деятельность около 8 , 5 тыс. лидеров и активных участников организованных преступных групп, которые изобличены в совершении 20 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе в 42 заказных убийствах и 377 случаях бандитизма[442]. К сожалению, системных данных об этом нет. А надо бы их публиковать. Если это так, то реальная террористическая обстановка намного сложнее учтенной. А следовательно, темпы роста и прироста террогенности в стране намного выше 30-кратности. И это необходимо осознавать.
По уровню организованности терроризм в истекшее столетие развивался от появления первых террористов-одиночек до создания террористических групп, крупных организаций, политических террористических формирований левого (коммунистического), ультраправого (фашистского), националистического и религиозного толка и транснациональных террористических объединений типа Аль-Каиды. В мире насчитываются сотни аналогичных организаций. Сведения о них регулярно обнародуются[443]. Игнорируя националистические и религиозные симпатии и антипатии, приходится констатировать, что основную массу террористических организаций составляют арабские, исламские, мусульманские религиозно-радикальные объединения. Видимо, не случайно тема исламского терроризма в последние годы начинает занимать особое место в террологической литературе. «Исламизм — глобальная угроза», «Исламизм как глобальный дестабилизирующий фактор» — названия многих современных научных конференций и семинаров[444].
Черный список террористических организаций в США начал составляться в 1997 г., он регулярно обновляется и публикуется в специальном ежегодном докладе Госдепартамента США. В последние годы в нем числится более 30 террористических организаций и 35 террористов, которые в основном действуют против США, Израиля и Великобритании[445]. После многократных обращений России к США в этот список в феврале 2003 г. включили также три чеченские террористические организации — Международную исламскую бригаду, Исламскую бригаду шахидов Риядус аль-Салихьийн «Черные вдовы», Исламский отряд специального назначения. Отныне счета этих организаций должны будут заморожены, а их членам запрещено въезжать в США.
В феврале 2003 г. Верховный Суд РФ по представлению Генеральной прокуратуры РФ запретил деятельность на территории России 15 радикальных исламских организаций: 1) Риядус аль-Салихьийн «Черные вдовы»; 2) Высший военный Маджилисуль Шуры объединенных сил моджахедов Кавказа (Чечня); 3) Аль-Каида (База, Афганистан); 4) Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (Чечня); 5) Асбат аль-Ансар (Ливан); 6) Священная война (Аль-Джихад, Holy War, Египет); 7) Исламская группа (Аль-Гамаа аль-Исламия, Египет); 8) Братья мусульмане (Аль-Ихван аль-Муслимун, Muslim Brotherhood, международная); 9) Партия исламского освобождения (Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, Islamic Salvation Party, международная); 10) Лашкар-И-Тайба (Пакистан); 11) Движение «Талибан» (Афганистан); 12) Исламская партия Туркестана (бывшее Исламское движение Узбекистана); 13) Общество социальных реформ (Джамият аль Ислах аль Иджтимаи, Social Reform Society, Кувейт); 14) Общество возрождения исламского наследия (Джамият Ихья ат-Тураз аль Ислами, Islamic Heritage Revival Society, Кувейт); 15) Дом двух святынь (Аль-Хармейн, Саудовская Аравия).
По данным ФСБ России, ряд эмиссаров этих организаций появлялись на территории России, в том числе в Чечне. Исламские вербовщики действуют в 40 регионах России. Например, восемь задержанных в Афганистане россиян, которые содержались американцами на базе военнопленных в Гуантанамо и ныне переданных России, были завербованы представителями террористических групп. Некоторые организации, указанные в российском списке, спонсировали деятельность ряда ваххабитских группировок в Республике Дагестан, доставляли средства для чеченских бандформирований. Составление российского списка, который в ряде случаев совпадает со списком США, прежде всего представляет собой запрет их деятельности на территории РФ, а в случае выявления их имущества оно может быть арестовано по решению суда на основе Федерального закона «О борьбе с терроризмом». Примерно эти же последствия могут наступить для террористических организаций, если они таковыми объявлены и в других странах.
В России пресечением финансирования терроризма занимается Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг). Эта служба на основании получаемых данных ведет свой черный список. В нем значатся как вышеперечисленные террористические организации, так и другие образования и граждане. По словам главы Росфинмониторинга В. Зубкова, в базу данных, которая обновляется каждые три месяца, включены свыше 1000 физических и юридических лиц, спонсирующих международный терроризм. Информация о них поступает от российских правоохранительных органов, а также по линии МИД России и ООН[446].
Список террористических организаций и отдельных террористов ведется также в ООН и Европейском союзе. В списке Евросоюза, например, числятся 35 террористов и 31 террористическая группировка, в том числе пять палестинских группировок, еврейская экстремистская организация «Кохане Чай», Баскская ЕТА и другие организации, перечень которых в определенной степени совпадает со списком США. Аналогичные списки ведут и отдельные страны. В 2004 г., например, Китай опубликовал первый список террористических организаций и террористов «Восточного Туркестана», в который включены четыре исламских и уйгурских организации и 11 террористов.
По материально-техническому и финансовому обеспечению развитие идет от применения кинжала и пистолета до использования самых современных видов вооружения, организации колоссальных взрывов и даже средств массового поражения (химических, биологических, ядерных). Химические и биологические компоненты применялись в террористических нападениях в Японии (Аум Синрикё) и в США. Мировую катастрофу может вызвать возможный ядерный терроризм. При всей жесткости национального и международного (МАГАТЭ) контроля за распространением ядерных материалов и технологий их получения[447], страны мира не застрахованы от получения террористами этих материалов путем незаконного оборота или собственных разработок. В последние годы фактическими обладателями ядерного оружия вопреки всем запретам стали Израиль, Индия, Пакистан. Разработки ведутся в КНДР и других странах. Существует и нелегальный оборот ядерных материалов. По данным МАГАТЭ, ежегодно фиксируется до 20—30 случаев незаконного оборота радиоактивных материалов, что, по оценке специалистов, составляет не более 2—5% от их реального оборота. В главе 12 при анализе транснациональной организованной преступности более или менее предметно рассматривались случаи нелегального оборота химических, биологических веществ и ядерных материалов. Все они исключительно опасны при использовании террористами[448].
Особую опасность представляют «живые бомбы», которые могут быть снаряжены любым взрывчатым, отравляющим, биологически опасным, радиологическим веществом и даже ядерным материалом. Ядерные мини-бомбы изобретены давно. Смертники, несущие на себе взрывчатые вещества, получили особое распространение на Ближнем Востоке (в Палестине и Израиле). С 26 октября 2000 г. по 19 июня 2002 г. в Израиле произошло 39 нападений «человекобомб»[449]. Чеченские террористы переняли этот опыт. С 2000 г. они поставили подготовку «живых бомб» на поток[450]. В Израиле стали задерживать детей со взрывчаткой. Женское лицо «живых бомб» может смениться детским.
Использование гражданских самолетов для совершения террористических актов (США, 11 сентября 2001 г.) показало, что материально-техническому обеспечению в этом деле практически нет предела. Терроризм с использованием различных видов транспорта: воздушного, водного, железнодорожного, автомобильного, трубопроводного, подземного (метрополитен) серьезно увеличивает уязвимость населения от террористических атак. В Белой книге «Терроризм и безопасность на транспорте в России (1991— 2002 гг.)», подготовленной министерствами и ведомствами нашей страны, приводятся серьезные данные о террористических акциях на транспорте. На воздушном транспорте было 38 терактов, на водном — более 60, на железнодорожном — 150 (в том числе в Чечне — 95), на автомобильном — 43, на трубопроводном — 13, на подземном — 15 терактов. И это неполные данные, так как одни ведомства представили сведения за 10 лет, другие — за 5, третьи — за 2 года.
Близко к этому примыкает около 40 видов неосторожных преступлений, которые не являются прямо террористическими, но их совершение облегчает осуществление террористической деятельности или способствует достижению террористических целей: преступления против общественной безопасности (нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах, нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, воспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий, незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств); экологические преступления (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ, нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов, нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо биологическими агентами или токсинами, загрязнение вод); преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения, нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов, нарушение правил международных полетов) и др. Чеченские террористы хорошо финансируются. Они экипированы и вооружены по-современному, нередко лучше, чем российские спецслужбы. Более 90 млн долл. — таков, по данным газеты «Комсомольская правда», ежегодный бюджет бандитов Масхадова и Басаева. Больше половины (около 58 млн долл.) — деньги Аль-Каиды, других террористических организаций и множества так называемых исламских благотворительных фондов, действующих по всему миру, в том числе в Европе, особенно в Великобритании, а также в ближнем зарубежье, например в Азербайджане. Многие фонды расположены на территории России под крышами дружелюбных сообществ, организаций и банков.
Считается, что 90 млн долл. — это только выявленная спецслужбами часть финансового айсберга. Другие специалисты (российские и зарубежные) считают, что эту сумму следует утроить[451]. Приводятся и другие данные. Около 80 млн долл. — это оброк, который чеченские криминальные структуры собирают на Северном Кавказе. Еще 15 млн долл. — деньги, которые приносят подконтрольные чеченскому криминалу банки и фирмы по всей России. 7 млн долл. — поборы в самой Чечне. Как утверждает газета «Комсомольская правда», в каждом селе есть казначей бандитов. Еще 3 млн долл. в год приходит от зарубежной чеченской диаспоры. Кроме того, бывают разовые пожертвования. Есть доказательства, что Б. Березовский выдал чеченским террористам, как минимум, 2 млн долл.[452]
По данным МВД России, в оказании материальной помощи чеченским террористам было задействовано более 60 исламских экстремистских организаций, до 100 иностранных фирм и банковских групп. Только за несколько месяцев 2000 г. малоизвестная организация «Помощь Германии» подарила чеченцам 350 тыс. долл., Датский совет по беженцам — 700 тыс., «Исламское освобождение» — 1 ,4 млн, Норвежский совет по вынужденным переселенцам — 500 тыс., «Польская гуманитарная акция» — 75 тыс. долл. Германская организация «Help» в 2000 г. «выделила» Чечне 7 млн марок и 1 млн марок в 2001 г .
В Турции находится один из наиболее крупных центров переброски международных «благотворительных» денег в Чечню[453]. Под видом помощи чеченским братьям-исламистам туда переводят деньги отдельные лица и организации Ирана, Саудовской Аравии, Ливии, Эфиопии, Великобритании, Индонезии, всего около 40 стран. По данным спецслужб, размер этого «общака» колеблется от 80 до 100 млн долл.[454]
Даже эти разрозненные и далеко не полные данные свидетельствуют о том, как велики ненависть и корыстные интересы некоторых кругов разных стран к России, являющейся наследницей бывшего СССР. И в формировании такого отношения к нам огромную роль играют мировые средства массовой информации, которые не сумели погасить инерцию холодной войны.
На этом фоне Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 г., резолюция Генеральной Ассамблеи Интерпола о финансировании терроризма (8—12 ноября 1999 г.), восемь специальных рекомендаций ФАТФ по борьбе с финансированием терроризма (от 31 октября 2001 г.), а также международные документы об экстрадиции террористов исполняются плохо. Двойные стандарты в западном мире не изжиты. Россия предпринимает серьезные усилия для преодоления пережитков прошлого и находит в этом определенное понимание со стороны мирового сообщества, о чем свидетельствуют некоторые итоги 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН[455].
Национальные и транснациональные масштабы террористической деятельности. В этом плане терроризм двигается от единичного локального места преступления (место совершения террористического акта) до охвата целых городов, стран, регионов организованной и систематической террористической деятельностью, распространившейся на все континенты Земли, большинство стран и народов мира. Наряду с транснационализацией террористической деятельности идет процесс интернационализации террористических организаций и террористов, хотя доминируют среди них исламисты. Среди европейских стран Россия становится самой террогенной зоной. По числу террористических актов на первом месте, видимо, находится Ирак, на втором — Россия и на третьем — Израиль, далее следуют другие государства.
Необходимо тесное сотрудничество всех стран мира, построенное на четкой, не допускающей двойных стандартов и толкований международно-правовой основе. И это активно декларируется многими странами. Но реальные шаги осуществляются нередко только в рамках собственных интересов. Как и во времена холодной войны, США и Запад активно и цинично используют двойные стандарты.
О каком эффективном сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом может идти речь, если США и некоторые страны Европейского союза стоят на позиции защиты чеченских и орудующих с ними международных террористов, принимают их на высоком уровне, предоставляют им политическое убежище (Ахмадову в США, Закаеву в Великобритании), не выдают по законной просьбе российских правоохранительных органов организаторов чеченского террора, под демагогическими предлогами ставят под сомнение систему уголовной юстиции России, хотя сами попирают элементарные права человека, например в бывшей Югославии, Ираке, Гуантанамо и т.д. Это, во-первых. Во-вторых, для всего мира является очевидным, что основным международным органом выработки и реализации стратегий борьбы с международным терроризмом и другими видами транснациональной преступности может быть только ООН. Однако ее роль открыто игнорируется, занижается и подменяется США и наднациональными органами ведущих стран мира «гегемонией нового типа», «американской глобальной системой» в однополярном мире[456]. Последняя череда кровавых террористических актов (пять трагических нападений за неделю в сентябре 2004 г.), унесших жизни сотни ни в чем не повинных людей, была беспрецедентной. Однако международная реакция на них разная. Некоторые политические деятели Запада и их наемные российские «правозащитники» были озабочены не гибелью безвинных российских граждан, а интересами чеченских «повстанцев», требованием политических переговоров с организаторами кровавых терактов и оставления Чечни.
По степени тяжести наступивших последствий и числу человеческих жертв тенденция устрашающая. В среднем темпы прироста человеческих жертв на порядок опережают темпы прироста самих террористических актов. Тенденция такова: от убийства отдельных ненавистных террористам лиц и в чем-то, по их мнению, виновных перед ними до уничтожения тысяч и десятков тысяч ни в чем не повинных жертв, не говоря уже о колоссальных материальных разрушениях. В России за последнее десятилетие число жертв среди гражданского населения составляет более 2 тыс. человек, а число раненых — в несколько раз больше. К жертвам террора следует отнести и около 10 тыс. погибших военнослужащих, принимавших участие в контртеррористических операциях в Чечне. Самая страшная закономерность — растущее число убитых детей. За 1994 г. от рук террористов погибли четыре ребенка, а в 2004 г. — более 250 детей[457]. Особое (долгосрочное) последствие терроризма в России — рост жестокости в обществе.
Эффективность террористической войны является самой высокой. Она на порядок выше антитеррористической деятельности. Незначительные усилия и вложения в терроризм причиняют колоссальный ущерб другой стороне. Если поверить циничному финансовому отчету Басаева, пять террористических актов (взрыв двух самолетов, трагедия в Беслане, взрывы на Каширском шоссе и у станции метро «Рижская») ему обошлись примерно в 20 тыс. долл.[458] А физические (гибель около 500 ни в чем не повинных граждан), экономические, моральные, психологические, политические последствия этих терактов, совершенных всего за одну неделю конца августа — начала сентября 2004 г., катастрофические. От этих злодеяний содрогнулась не только Россия, но и весь мир. И террористы это сознают. Они достигают своей цели — наводят ужас на страну и мир минимальными усилиями. Тогда как эффективность антитеррористической правоохранительной деятельности пока ничтожна мала, хотя она по разным силовым структурам различается в 200 с лишним раз[459].
Раскрытие террористических преступлений и привлечение виновных к уголовной ответственности (это борьба с терроризмом «по хвостам») составляют не более 10%. Уничтожение террористов на месте совершения преступления (как было в театральном центре на Дубровке и в Беслане) правомерно и справедливо, но непосредственные исполнители терактов для организаторов террора — расходный материал. А самое главное, вместе с ними погибли сотни ни в чем не повинных людей, в том числе женщины и дети. Более того, до самих организаторов правоохранители, как правило, почему-то не дотягиваются или дотягиваются очень редко. Отпустив в 1995 г. Басаева в Буденновске, российские спецслужбы до сих пор не могут задержать его. По имеющимся сведениям, Басаев лично проводил рекогносцировку перед нападением на Назрань. Но никто его не задержал. Некоторые ингушские милиционеры даже сопровождали его. Более эффективной является разведывательная и предупредительная деятельность. И при активном участии народа Чечни, Ингушетии и других республик Северного Кавказа эта проблема могла бы решаться более результативно. Но национальная и религиозная солидарность с террористами, боязнь их жестокой мести и желание выжить в условиях безработицы и бедности (хотя бы на крови)[460] не способствуют этому. Тем не менее народ не может быть безответственным. Он отвечает за свое сохранение, целостность перед потомками.
По характеру и объему целей и объектов посягательства тренд вполне определенный: от убийства отдельных лиц до свержения легитимной власти, разрушения государств и фактического уничтожения целых народов. Конкретные объекты посягательства могут быть любые. Проследим динамику объектов нападения: захват отдельных заложников, захват групп заложников с требованием выкупа, захват автобусов с заложниками, подрыв автобусов с людьми, подрыв взрывных устройств в людных местах (вокзалы, вагоны, кафе, госпитали), подрыв автомобилей в людных местах, вооруженные нападения на колонны с военнослужащими и милиционерами, на здания органов власти, подрыв зданий органов власти, промышленных объектов, жилых домов с оставшимися в них женщинами, детьми, стариками. Они небезуспешно ищут слабые звенья в защите. Слабым звеном в общей международной антитеррористической войне, судя по всему, оказалась Россия.
Серия последних террористических актов адекватно воспринята и властями, и обществом как нападение на Россию со всеми вытекающими из этого последствиями. Точная оценка угрозы требует адекватных мер. Вырабатывая их в рамках демократических процедур, следует сознавать, что террористы вообще и особенно террористы чеченского покроя могут считаться только с хорошо организованной силой. И сами они рассчитывают только на свою неистребимую дикость и насилие. Истекшее десятилетие это убедительно показало. Либеральная демократия, рассматриваемая некоторыми как вольница, не способна справиться с растущим терроризмом.
Расширение субъектов терроризма идет по многим направлениям. Под знамена террористов становятся не только отдельные организации, политические, националистические, религиозные и криминальные образования, но и целые народы (часто обманутые) или их значительные слои, которые составляют социальную базу терроризма. Среди террористов в Чечне обнаружены граждане почти 50 стран.
Таким образом, выделяется взаимосвязанный ряд стратегически важных тенденций терроризма в мире и в нашей стране, о которых шла речь в § 3 гл. 13.
Все эти тенденции свидетельствуют о становлении терроризма фактором глобального значения, с которым приходится считаться любому правительству в своей внутренней и внешней политике и мировому сообществу в целом. Глобализация мира, транснационализация организованной и террористической преступности делают расширение международного сотрудничества в этой области неизбежным.

<< | >>
Источник: Лунеев Виктор Васильевич. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. 2005

Еще по теме §3.   ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ТЕРРОРИЗМА В МИРЕ И В РОССИИ:

  1. § 4.    СОЦИАЛЬНАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ В МИРЕ И ТЕРРОРИЗМ
  2. §4. Основные тенденции преступности в современной России
  3. § 1. Основные исторические тенденции развития и совершенствования института наказаний в уголовном праве России.
  4. § 4. Тенденции преступности в мире
  5. § 2.  ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ТЕРРОРИЗМА В РОССИИ
  6. Указ Президента России № 90 от 11 февраля 2006 г. и новые тенденции засекречивания в России
  7. § 5. Прогноз преступности в мире и в России
  8. 3.1. Будущее тимбилдинга в России и в мире
  9. МЕСТО РОССИИ В МИРЕ
  10. 1.1. История тимбилдинга в мире и в России Происхождение
  11. Конфликтогенные узлы в меняющемся мире России
  12. Развитие теории предпринимательства и предпринимательской деятельности в мире и в России
  13. Терроризм — основной жесткий вектор управления глобальными финансовыми потоками.
  14. Основные нормативные акты, регулирующие борьбу с преступностью, терроризмом и незаконным оборотом наркотиков
  15. Две тенденции государственного устройства России. 
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -