<<
>>

§ 1. Общая распространенность преступности в России


Показателями распространенности преступности служат ее уровень (абсолютные числа преступлений, преступников и др.) и интенсивность (коэффициенты). В конце XX в. за основу бралась система взаимосвязанных данных о различных проявлениях преступности и реагировании на них:
а)              поступивших заявлений, сообщений о преступлениях и зарегистрированных преступлений;
б)              выявленных лиц, совершивших преступления, и осужденных;
в)              всех потерпевших, и в том числе лиц, погибших в результате преступлений (табл. 6).

Основные показатели преступности в России в 1991—2004 гг.*
(по данным статистики)
Таблица 6

Годы

Поступило жалоб, заявлений, сообщений о преступлениях

Число зарегистрированных преступлений

Число выявленных лиц, совершивших преступления

Число осужденных

Число лиц, погибших в результате преступлений

Общее число потерпевших

Сумма причиненного материального ущерба, млн руб.**

1991

2 977 701

2 173 074

956 258

593823

44 365

св. нет

468,4

1992

3 617 250

2 760 652

1 148 962

661 392

213 590

3 378,6

1993

3 668 993

2 799 614

1 262 556

792 410

75 365

св. нет

1994

3 393 702

2 632 708

1 441 568

924 574

75 034

766,4

1995

3 675 473

2 755 669

1 595 501

1 035 000

75 510

4 129,9

1996

3 456 985

2 625 081

1 618 394

1 111 097

65 368

3 900,0

1997

3 568 353

2 397 311

1 372 161

1 013431

62 598

1 704 200

5 661,9

1998

3 870 645

2 581 940

1 481 503

1 070 336

64 545

1 852 645

5 030,2

1999
/>4 393 532**
3 001 748

1 716 679

1 223 290

65 060

2 099 383

10 997,6

2000

3 783 487

2 952 367

1 741 439

1 183 631

76 651

2 095 504

46 040,2

2001

3 868 370

2 968 255

1 644 242

1 233 669

78 697

2 162 315

66 120,5

2002

1 328 504

2 526 305

1 257 700

859 318

76 803

1 893 207

59 832,5

2003

2 959 318***

2 756 398

1 236733

767 371

76 921

2 077 097

75 469,1

2004

св.
нет

2 893 810

1 222 504

777 225

72 317

2 222 201

129 274.4****

* Приведенные данные не включают сведения из уголовных дел. которые расследовались органами ФСБ.
** Поданным прокуратуры, МВД, ФСНП.
*** В 2003 г. учитывались данные органов прокуратуры, внутренних дел. госнаркоконтроля, таможни и службы дознания судебных приставов, в прежние годы — данные иных органов.
**** По всем расследованным уголовным делам и разрешенным материалам. Данные с предыдущими годами несопоставимы.


Длительное время брались данные о материальном ущербе от преступлений по сведениям органов предварительного расследования и суда, но ввиду высоких темпов инфляции и девальвации рубля в 90-е гг. такие данные трудно стало оценивать. Все указанные показатели отражаются в таблице, с составления которой начинается анализ преступности.
Итак, в 90-е гг. рост числа зарегистрированных преступлений и выявленных преступников имел место на фоне увеличения количества заявлений и сообщений о преступлениях, числа осужденных, числа потерпевших, включая погибших. Поэтому тезис о расширении распространенности преступности в 90-е гг. XX в. кажется вполне обоснованным, однако он мог быть признан бесспорным только после тщательного исследования многих обстоятельств, влияющих на преступность и формирование статистики.
Но система учета преступности в России в разные исторические периоды менялась. Далее дается анализ преступности со второй половины XX в. с использованием тех показателей, которые отражались в статистике того времени. Они постоянно изменялись. Кроме того, суа1ествуют другие сложности сопоставимо - го анализа преступлений, связанные с изменением уголовного закона, практики его применения, порядка уголовного судопроизводства и т. д. Например, в России длительное время использовался такой показатель, как число осужденных, однако он больше свидетельствовал о практике привлечения к уголовной ответственности, чем о криминальной активности населения, особенно в периоды кардинального и частого изменения законодательства о борьбе с преступностью и вообще политики реагирования на нее.
Преступность в Российской империи. В Российской империи уже в первой половине XIX в. фиксировались различные показатели преступности (А. Хвостов, М. Неклюдов, Е. Анучин[101] и др.), но упорядоченное и более общее представление о ней можно было получить только во второй половине XIX в. Учитывалось количество уголовных дел, осужденных, подсудимых.
В середине XIX в. отмечался рост числа подсудимых и осужденных (табл. 7). С. С. Остроумов пишет: «...с 1857 по 1865 г. число подсудимых увеличилось на 1/3, а число осужденных более чем в 1,5 раза. Конечно, в определенной степени на это увеличе

ние оказало влияние введение в 1860 г. в судах судебных следователей, что привело к более тщательному расследованию, а отсюда к росту числа возбужденных уголовных дел. Но, несомненно, основной причиной роста преступности явилось не процессуальное нововведение, а резкое изменение всей экономической обстановки в результате свершившегося в стране экономического переворота»1. Автор отмечает, что возросло и число привлеченных к уголовной ответственности за участие в польском восстании 1863—1864 гг., эти данные также отражены в табл. 7.
Далее имеются упорядоченные данные за 1874—1894 гг. по числу уголовных дел в общих и мировых судах, а также за 1874— 1890 гг. — по осужденным. Причем Е. Н. Тарновский отмечает, что численность дел в общих судах не могла служить характеристикой преступности всей страны, поскольку охватывала лишь ее часть, притом весьма незначительную, изменялась подсудность краж. Соответственно этот ученый полагал, что статистические данные не дают основания для каких-либо заключений о фактическом движении преступности[102] [103]. С. С. Остроумов приводит данные, характеризующие динамику осужденных (табл. 8).
Следующие криминологически упорядоченные данные о преступности, касающиеся осужденных за все уголовные преступления и проступки в 1899—1908 гг., представлены в табл. 9. При сравнении табл. 8 и 9 ясно видно, насколько неполно выглядели статистические данные об осужденных ранее, на что совершенно справедливо обращал внимание Е. Н. Тарновский. Создается новая таблица, а не продолжается прежний статистический ряд, именно потому, что данные не сопоставимы в силу ряда причин. Данная таблица приводится в полном виде для того, чтобы показать, насколько сложно понимать и комментировать то, что зависит от многих когда-то существовавших факторов, не известных исследователям более позднего времени. Назрела необходимость в выделении историко-криминологических исследований как отдельного направления для того, в частности, чтобы можно было разобраться в понимании преступления, проступков и в разнообразии, различии гминных[104], других судов. Без этого современный криминолог может сосредоточить внимание только на знакомой информации: «год» и «итого», может быть, утешит себя тем, что в
Таблица 7
Движение числа подсудимых и осужденных (в тыс. человек) в России с 1857 по 1865 г.*

Показатели

1857 г.

1858 г.

1859 г.

I860 г.

1861 г.

1862 г.

1863 г.

1864 г.

1865 г.

Подсудимые

383,2

404,1
/>422,6
393,0

433,5

456,3

458,4

458,1

510,5

Осужденные

60,4

70,7

74,2

72,5

79,7

83,5

88,7

94,4

94,0

* Военно-статистический сборник. Вып. IV. СПб., 1871. С. 898. Цит. но кн.: Остроумов С. С. Преступность и се причины в дореволюционной России. С. 15.

Таблица 8
Движение числа осужденных в России в общих и мировых судах
в 1874-1890 1г.*

Годы

Число осужденных в общих и мировых судах

Прирост к 1874 г., %

Годы

Число осужденных в общих и мировых судах

Прирост к 1874 г., %

1874

49 367

100

1883

58 007

117

1875

47 751

97

1884

61 253

124

1876

50 287

102

1885

62 233

126

1877

50 377

102

1886

68 866

140

1878

51 748

105

1887

72 461

147

1879

56 401

114

1888

68 114

138

1880

59 431

120

1889

70 392

143

1881

61 720

125

1890

78 748

160

1882

60 428

122




* Энциклопедический словарь «Гранат». Т. 36. Ч. V. М., 1922. С. 631—632. Цит. по кн.: Остроумов С. С. Преступность и ее причины и дореволюционной России. С. 32.

ст. 1 Уложения о наказаниях 1845 г. говорится следующее: «Преступлением или проступком признается как самое противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания законом предписано», т. е. «преступление», «проступок» были категориями уголовного закона Российской империи.
Данные об осужденных за преступления общими и мировыми судами приводятся в табл. 10.
Таблица 9
Число осужденных за все уголовные преступления и проступки в России в 1899-1908 it.*

Годы

Общие судебные установления (окружные суды)

Мировые
суда

Уездные члены окружных судов

Городские суды

Тминные
суда

Итого

1899

55 840

624 294

38 241

123 632

122 739

964 746

1900

59 195

654 487

35 705

122 274

134 940

1 006 601

1901

59 686

688 121

39 400

139 922

141 285 j

1 068 414

1902

61 736

668 202

49 819

150 995

139 642

1 070 394

1903

63 084

648 462

53 478

148 172

134 338

1 047 534

1904

58 931

541 209

47 261

141 961

127 813

917 175

1905

53 218

500 714

44 276

130 058

111 602

839 868

1906

59 429

495 969

53 949

113 339

95 588

818 254

1907

74 879

556 193

74 876

125 980

104 647

936 575

1908

92 683

664 405

92 407

142 340

117421

1 109 256

* Тарновский Е. //. Движение преступности в Российской империи за 1899— 1908 гг. // Журнал Министерства юстиции. 1909. № 9. С. 57; Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. С. 60.
Число осужденных общими и мировыми судами
в России в 1901- 19l0 it.
Таблица 10

Годы

Общее число осужденных

Прирост к 1901 г.,

Число осужденных в всзрасте
10-17 лет[105]

Прирост к 1901 г.,

Удельный вес несовершеннолетних в общем числе осужденных, %

1901

119 764

100

3543

100

3,0

1902

119 902

+0,1

3173

-10

2.6

1903

120 195

+0,4

3135

-11

2,6

1904

ПО 828

-7

3640

+ 3

3,3

1905

100 215

-14

3318

-9

3,2

1906

112 497

-6

3221

-9

2,8

1907

137 963

+ 15

3899

+ 10

2,8

1908

154 175

+29

4628

+31

3.0

1909

164 718

+38

6137

+73

3,7

1910

161 904

+ 35

7483

+ 111

4,6

Д. А. Ли' приводит данные об осужденных в России в 1874— 1912 гг., несколько расходящиеся с изложенными в таблицах. Но указанные таблицы интересны для криминолога именно с точки зрения более конкретизированного и комментированного изложения данных о разных категориях осужденных.
Можно было бы сказать, что в целом динамика числа осужденных на рубеже XIX и XX вв. в России носила сложный и неоднозначный характер с общей тенденцией к росту. Но в литературе того времени делался вывод о росте преступности ввиду того, что последовательно нарастало число осужденных общими судебными установлениями (на две трети) и уездными членами городских судов (почти в два с половиной раза), а они рассматривали дела о наиболее серьезных преступлениях. Е. Н. Тарнов- ский отмечал и влияние в 1905—1906 гг. введения во многих губерниях страны военного положения и положения усиленной и чрезвычайной охраны, и то, что в тот период многие уголовные преступления наиболее тяжкого характера (убийства, грабежи и т. п.) были изъяты из общей судебной системы и переданы военно-полевым судам. Кроме того, на менее тяжкие преступления и их субъектов вообще в этот период перестали обращать внимание, так как «внимание полиции ввиду общеопасного политического брожения в стране было занято преимущественно борьбой с этими ненормальными явлениями взбудораженной общественной жизни»[106] [107]. С. С. Остроумов позднее писал, что «в 43 губерниях вместо «либеральных» мировых судей была введена «крепкая власть» земских начальников, число осужденных последними так же, как и волостными судами, вообще не указывалось в статистических отчетах»[108]. том, что криминальная ситуация в России начала XX в. усугублялась, можно судить и по динамике осужденных несовершеннолетних (табл. 10). В целом эта таблица представляет несомненный интерес, но ее данные не сопоставимы со статистическими данными более поздних периодов, когда вводились детские воспитательные учреждения для несовершеннолетних преступников и иных правонарушителей, направлявшихся туда во внесудебном порядке, или значительная часть уголовных дел направлялась для рассмотрения не в суды, а в комиссии по делам несовершеннолетних.

Динамика наиболее опасных уголовных преступлений
но окружным судам в России в 1909—1913 гг.[109]
Таблица 11

Виды преступлении

1909 г.

1910 г.

1911 г.

1912 г.

1913 г.

Кражи

125 201

154 819

152 209

156 015

167 755

Насильственное похищение имущества[110]

41 895

40 618

40 536

41 721

43 323

Убийства

30 942

31 ИЗ

32 500

33 879

34 438
/>Служебные преступления
13 461

14 033

13 703

14911

14 501

Преступления против порядка управления[111]

8291

8515

8803

9000

9541

Религиозные преступления

2283

2732

3039

3415

3461

Лжеприсяга, лжесвидетельство, ложный донос

10 642

13 195

14 089

15 471

14 291

Против женской чести

12 622

13 631

14 510

15 100

16 195

Против нравственности

1107

1336

1321

1477

1279

Против союза родственного и брачного

3477

3870

4542

5036

5365

Нарушение правил благоустройства

4498

4608

5092

5677

6088

Нарушение уставов торговых и кредитных

2814

2913

3082

4109

4661

Присвоения, растраты

4769

4809

4714

6615

5917

Подлоги в актах, обязательствах

6633

7017

7210

7916

8158

Сведения о преступности за 1911 — 1917 гг. преимущественно отражают, во-первых, не число осужденных, а движение уголовных дел, сначала в судебных установлениях, а затем в период следствия, во-вторых, число наиболее опасных уголовных преступлений по окружным судам (табл. 11), а также, как правило, представляют выборочную картину движения уголовных дел, особенно после 1913 г.
Изменялись и полнота статистики, и показатели, которыми пользовались при составлении отчетов о преступности. Однако при этом все-таки заслуживают внимания данные об отдельных выделявшихся преступлениях. Они, очевидно, были распространены более других или по иным причинам волновали власть, общественность.
Приведенная таблица отчетливо высвечивает ряд проблем, важных для криминологического анализа статистики. Во-первых, трудности расшифровки ряда укрупненных позиций — выделяемых видов преступлений — указывают на необходимость учета не только уголовного закона соответствующего времени, но и тех классификаций, которые применялись при составлении статистических отчетов.
Во-вторых, ясно видно, насколько существенно менялось законодательство даже в одной стране[112].
Анализ данных табл. 11 показывает, что из выделенных преступлений наиболее быстрыми темпами нарастало число преступлений имущественных, или корыстных, как говорили позднее. Особенно быстрыми темпами росло число экономических преступлений — нарушение уставов торговых и кредитных, подлоги в актах, обязательствах и т. д. В России развивался капитализм и развивались те виды преступности, которые характерны для рыночных отношений.
Две российские революции 1917 г. внесли кардинальные коррективы и в представления о преступном, и в саму преступность, и в систему учета данных о ней.
Трудности «сквозного» анализа преступности советского периода связаны с рядом обстоятельств.
Во-первых, были периоды существования России и как самостоятельного государства, и в качестве союзной республики СССР. Соответственно нельзя автоматически сравнивать данные этих двух периодов. В самостоятельном государстве ведется централизованный учет всех преступлений, в бывших союзных республиках (в том числе РСФСР) не велся учет воинских преступлений, особо опасных государственных, преследовавшихся по союзным законам.
Во-вторых, в советской и постсоветской России было четыре разных Уголовных кодекса (1922 г., 1926 г., 1960 г. и 1996 г.), в которые систематически вносились очень существенные коррективы, влиявшие на учет преступлений и преступников.
В-третьих, наряду с Уголовными кодексами действовали об-
1
щесоюзные законы , разные в различные периоды.
В-четвертых, очень большое влияние оказывала та практика применения норм закона, на которую ориентировались правоохранительные органы партией и правительством, а также практика внесудебного реагирования на преступления (как в ее радикально-антиправовом варианте — «тройки», особые совещания, высылки, так и в либеральном — передача материалов «общественности»).
В-пятых, значительный период советского времени — это период формирования и использования статистики о преступности в режиме «секретно» и «совершенно секретно», отсюда — выборочное подключение к ней специалистов, отсутствие полных, систематизированных опубликованных данных, исключение возможности для многих профессиональных криминологов критически ее осмыслить. Соответственно мы не найдем в научной литературе тех подробных комментариев статистических данных, которые имелись в Российской империи.
Кроме того, периоды виртуозного вуалирования истинного положения дел с преступностью сменялись кампаниями борьбы с сокрытием преступлений от учета и преувеличением процентов их раскрываемости. В частности, пики статистической кривой преступности в 1983 и 1989 гг. объясняются в значительной мере такими кампаниями. Причем в целях вуалирования неблагопри- [113] ятных изменений преступности, а также по иным причинам изменялись статистические формы и тем самым нельзя было обеспечить сопоставимость данных.
Гигантская работа по анализу преступности в СССР и РСФСР за 1917—1970 гг. была проделана в первой половине 70-х гг. сотрудниками отдела № 1 Всесоюзного института изучения причин и разработки мер предупреждения преступности при Генеральной прокуратуре Союза ССР под руководством докторов юридических наук, профессоров А. Б. Сахарова и А. С. Шляпочникова. В исследовании участвовали: В. М. Коган, Л. А. Волошина, С. А. Серебрякова, С. Б. Алимов, А. И. Рахманов и ряд других сотрудников. К сожалению, так как работа имела гриф «совершенно секретно», она хранится только в рукописном виде1.
Система учета преступлений воссоздавалась после революции и гражданской войны, начиная с 1922 г. — года принятия УК РСФСР, хотя отдельные данные о зарегистрированных преступлениях имелись и за более ранние годы2. Наиболее подробные статистические сведения содержатся в статистических обзорах3 данных о работе судебных органов, иных трудах ЦСУ4, сборниках Министерств юстиции СССР и РСФСР, многие из которых носили и носят закрытый характер, других изданиях, работах Е. Н. Тарновского, М. Н. Гернета, А. А. Герцензона и ряда иных авторов.
В. В. Лунеев в книге «Преступность XX века» приводит следующую обобщенную таблицу, составленную на основании доступных ему данных5 (табл. 12).
Данную таблицу можно дополнить и несколько скорректировать с учетом публиковавшихся ЦСУ СССР сведений (табл. 13).
' Архив НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ. М. Н. Гсрнст писал: «Уголовная статистика вводится в СССР лишь
с 1922 г              Мы располагаем крайне скудными сведениями за годы, пред
шествовавшие введению статистики осужденных. Первые, собранные на более обширной территории сведения, относятся к 1919 году. Значение их... условно» (см.: Гернет М. Н. Преступность за границей и в СССР. М, 1931. С. 74). См.: Статистика осужденных в СССР в 1923-1924 гг. ЦСУ СССР. М„ 1927; Статистика осужденных в РСФСР за 1926 г. ЦСУ РСФСР. М., 1928; Статистика осужденных в СССР в 1925, 1926 и 1927 гг. ЦСУ СССР. М., 1930; Преступность и репрессии в РСФСР. ЦСУ РСФСР. М., 1930. См.: Итоги десятилетия Советской власти в цифрах, 1917—1927 гг. ЦСУ. Отд. 4. М., 1928; Сборник статистических сведений по Союзу ССР, 1918-1923 гг., за пять лет работы ЦСУ. Т. XVIII; и др. См.: Лунеев В. В. Преступность XX века. М.: Норма, 1997. С. 56-57.

Динамика населения и судимости в СССР (РСФСР)
(1922-1960 ir.)
Таблица 12

Годы

Численность
населения

Общее числе

осужденных

Коэффициент судимости на 100 тыс. населения


СССР

СССР

РСФСР

СССР

РСФСР

1922

136 100 000

1 089 503

1 185 102

800,5

2508,2

1923

138 700 000

1 193 135

1 121 264

860,2

2442,0

1924

141 500 000

1 905 900

1 690 309

1353,9

2910,0

1925

144 200 000

1 153 600

724 205

800,0

1725,0

1926

147 028 000

1 293 000

975 105

879,4

1480,0

1927

149 100 000

1 507 360

1 026 084

1011,0

1080,0

1928

151 200 000

1 387 568

1 046 352

917,7

1060,0

1929

153 400 000

1 705 746

1 310 965

1111,9

1379,8

1930

157 000 000

-

1 208 309

-

1307,1

1931

158 500 000

-

1 357 206

-

1445,5

1932

159 997 000

-

1 133 511

-

1195,7

1933

161 500 000

-

1 430 560

-

1502,6

1934

163 000 000

-

1 108 485

-

1168,9

1935

164 600 000

1 151 416

871 929

-

909,0

1936

166 160 000

915 553

-

-

-

1937

167 700 000

887 133

-

-

-

1938

169 300 000

919 299

-

-

-

1939

170 557 000

957 066

-

-


1940
/>194 077 000
1 191 084

-

-


1941

160 000 000

862 970

-

-

-

1942

160 000 000

837 141

-

-

-

1943

160 000 000

771 615

-

-

-

1944

160 000 000

867 465

-

-

-

1945

160 000 000

823 347

-

-

-

1946

170 400 000

1 090 627

-

-

-

1947

171 200 000

1 391 786

-

-

-

1948

172 989 000

1 059 240

-


-

1949

175 261 000

995 846

-

-

-

1950

178 547 000

902 256

-

-

-

1951

181 603 000

879 445

-

-

-

1952

184 778 000

969 334

-

-

-

1953

187 997 000

818 708

-

-

-

1954

191 004 000

769 679

-

-

-

1955

194 415 000

818 882

-

-

-

1956

197 902 000

938 950

-


-

1957

201 414 000

943 957

-


-

1958

204 900 000

1 078 882



-

1959

208 800 000

869 177


-

-

I960

212 300 000

516 091

-

-

-

Динамика преступности, по данным ЦСУ СССР,
ЦСУ РСФСР и Минюста СССР по СССР и РСФСР,
за 1920—1940 1г.
Таблица 13

Годы

Общее число осужденных

Коэффициент судимости на 100 тыс. населения

СССР

РСФСР

СССР

РСФСР

1920 (46 губерний)

СССР создан 30 декабря 1922 г.

614 548*


2003,0

1921

874 829


2610,0

1922

1 185 102


2508,2

1923

неполные данные

1 121 264

860,2

2442,0

1924

1 905 900

1 690 309

1353,9

2910,0

1925

1 153 600
/>754 205
800,0

1725,0

1926

1 048 130

975 105

1390,0

1480,0

1927

1 507 360

1 026 084

1011,0

1080,0

1928

1 387 568

1 046 352

980,0

1059,8

1929

1 705 746**

1 310 965

1111,9

1379,8

1930

св. нет

1 208 309


1307,1

1931

св. нет

1 357 206


1445,5

1932

св. нет

1 133 511


1195.7

1933

св. нет

1 430 560


1502,6

1934

св. нет

1 108485


1168,9

1935

1 278 824***

871 929



1936

1 023 852

св. нет



1937

927 979

св. нет



1938

915 553

св. нет



1939

957 066

св. нет



1940

1 191 084

св. нет

-

-

* Данные по народным судам 46 губерний (582 571 чел.), революционным трибуналам 45 губерний (22 778 чел.), военно-революционным трибуналам (9199 чел.).
** Данные без Азербайджанской ССР и Армянской ССР.
*** В 1935—1940 гг. — всего осуждено общими судами по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения (без специальных судов).
Первый этап — период восстановления народного хозяйства и нэпа (новой экономической политики) характеризовался, по данным о числе осужденных, противоречивыми тенденциями, а по данным о числе зарегистрированных преступлений — ростом преступности в 1924—1925 гг. после некоторого ее снижения в 1922 г. В целом, по оценке криминологов, «происходило перемещение высокого уровня преступности в губернские и уездные города». Ясно видно, что в преступности происходила определенная структурная перестройка (табл. 14). Обращают на себя внимание интенсивный рост числа зарегистрированных должностных преступлений, растрат и резкое снижение числа хозяйственных, часть из которых фактически была легализована. Это напоминает картины и периода перед Первой мировой войной, и начала реформ в России на рубеже 80—90-х гг. (второй «новой экономической политики»). Правда, выявление и разоблачение должностных преступлений осуществлялись позднее достаточно вяло.
Число зарегистрированных преступлений, но данным НКВД
РСФСР, в 1922—1925 гг. (без Дальневосточного края
и автономных республик)*
Таблица 14

Голы

1922

1923

1924

1925

Лбе. число всех преступлений

1 398 950

864 512

1 244 807

1 487 601

Кф на 100 тыс. населения

1027

623,3

879,7

1003,2

Против личности

Абс. число Уд. вес, %

247 221 17,6

132 783 15,4

195 067 15,8

125 837 17,3

Имущест
венные

Абс. число Уд. вес, %

408 141 29,2

259 055 28,4

318 960 25,6

211 108
29,0

Должност
ные

Абс. число Уд. вес, %

21 834 1,6

19 276 2,3

47 609 3,8

40 061 5,5

Против порядка управления, в т. ч. хулиганство

Абс. число Уд. пес, %

160 455 10,4

97 301 10,2

133 268 10,8

72 890 5,0

Хозяйствен
ные

Абс. число Уд. вес, %

46 165 2,6

28 659 3,7
/>25 041 2,2
II 896 1,6

Тайное винокурение

Абс. число Уд. вес, %

409 886 36,5

325 836 33,2

526 403 45,2

259 732 35,7

* Статистический обзор деятельности местных административных органов НКВД РСФСР. Вып. 4-5. М., 1925; Вып. 10. М., 1928.

Е. Н. Тарновский и А. А. Герцензон объясняли изменения преступности в указанные годы изменением уголовного законодательства и интенсификацией борьбы с различными правонарушениями[114]. По данным А. А. Герцензона, осужденные за «мелкие преступления» в 1924 г. составляли 75—80% всех осужденных и 90—93% осужденных за преступления против порядка управления.
Структура контингента осужденных отличалась от структуры зарегистрированных преступлений. И это понятно — уже отмечалось, что числа преступлений и преступников не совпадают; разные преступления совершаются по-разному: в соучастии или в одиночку, неоднократно или один раз. Судя по контингенту осужденных интенсивно возрастало число растратчиков, лиц, совершавших серьезные преступления против личности.
В целом криминологи характеризовали 1922—1925 гг. как благополучные, в которые преступность снижалась. Правда, при
Таблица 15
Структура контингента осужденных в РСФСР в 1922—1925 гг. (уд. вес от общего числа осужденных, %)*

Виды преступлений

1922 г.

1923 г.

1924 г.

1925 г.

Контрреволюционные

0,8

0,5

0,4

0,3

Взяточничество

1,6

3,0

2,3

1,4

Растраты

1,3

1,1

1,5

3,6

Прочие должностные

5,3

4,9

2,9

2,7

Серьезные преступления против личности

1,8

4,1

4,9

5,8

Более мелкие преступления против личности

8,0

11,0

13,2

20,7

Хулиганство

4,7

6,2

7,9

2,1

Имущественные

35,6

32,2

30,4

31,5

Остальные (главным образом мелкие преступления против порядка управления)

40,9

37

36,5

31,9

Итого

100

100

100

100

* Таблица А. Я. Эстрина (см.: Эстрин А. Я. Развитие советской уголовной политики. М., 1933. С. 227).

этом возрастал удельный вес «серьезных преступлений против личности», растрат, а также других имущественных преступлений после некоторого их снижения. И это всегда — неблагоприятные симптомы на будущее.
Следующий исторический этап — «борьба за социалистическую индустриализацию страны». Абсолютное число зарегистрированных преступлений нарастало, хотя коэффициенты даже несколько снизились. Последнее было связано с заметным приростом численности населения.
Среди осужденных резко возрос удельный вес должностных преступников (с 5,4 до 11,7%), совершавших имущественные преступления (с 20,2 до 23,4%), а также контрреволюционные (с 0,1 до 0,4%). Осужденные за преступления против личности составляли чуть более 21%. Таким образом, среди осужденных все чаще встречались корыстные преступники, в том числе использовавшие свое должностное положение.
В статистических отчетах 1926—1929 гг. преобладают преступления против порядка управления, но большинство из них составляет хулиганство.
Следующий этап — 1930—1935 гг.
В. В. Лунеев, как опытный, квалифицированный криминолог, делает много очень важных комментариев, заслуживающих внимания. В частности, значимо то, что при формировании статистических отчетов в РСФСР за 1928—1934 гг. туда не включались сводные данные о преступности в автономных республиках, где проживало примерно 18% населения России и где, по оценочным данным, осужденные составляли также примерно 18% от общего числа осужденных в РСФСР1. Это отражалось и на общем статистическом отчете об осужденных в СССР. Показательно, что культура составления статистических отчетов тогда была довольно высокой. Например, одно время даже указывалось, какой процент судов представлял данные об осужденных и уголовных делах. Позднее стали полнее учитываться все данные о преступлениях, и соответственно это влияло на динамику их статистического числа. Но сведения до 1934 г. и начиная с 1935 г. сопоставимы очень условно.
В. В. Лунеев, при всех оговорках, все-таки считает «сокращение судимости по уголовным делам объективным статистическим фактом»[115] [116]. Правда, объясняет его тем, что «советский народ, жестко схваченный в «ежовые» рукавицы, посаженный в лагеря и
Таблица 16
Численность заключенных в исправительно-трудовых лагерях, колониях НКВД-МВД СССР в 1930-1953 1г.*

Годы

Численность

Годы

Численность

Годы

Численность

1930

179 000

1938

996 367

1946

1 486 595

1931

2 122 000

1939
/>1 317 195
1947

1 741 876

1932

268 700

1940

1 996 317

1948

2 199 411

1933

334 800

1941

2 034 400

1949

2 224 933

1934

510 307

1942

1 618 300

1950

2 406 667

1935

725 483

1943

1 393 312

1951

2 311 898

1936

839 406

1944

1 329 778

1952

2 271 688

1937

820 881

1945

1 516 254

1953

2 401 266

* Детков М. Г. Тюрьмы, лагеря и колонии в России. М., 1999. С. 229.

беспощадно уничтожаемый, действительно все меньше и меньше совершал уголовных преступлений»1. Здесь есть два «но», о которых частично пишет В. В. Лунеев. Первое состоит в том, что приводимые данные относятся только к осужденным судами общей подсудности. Фактическое число осужденных гораздо более значительно по сравнению даже с теми данными, которые приведены В. В. Лунеевым в уточненной таблице, касающейся военного времени. Второе связано со спорностью тезиса о том, что в лагеря был посажен и уничтожаем «советский народ». Осужденные всегда составляли примерно до 1% населения.
Для того чтобы точнее представить себе масштабы репрессий, целесообразно проанализировать данные о числе лиц, находившихся в местах лишения свободы, в том числе в статусе подследственных. Такие данные систематизированы М. Г. Детковым и представлены в табл. 16 — о числе заключенных в исправительных лагерях и колониях, а также в табл. 17 — о заключенных, содержавшихся в тюрьмах, в том числе подследственных.
С учетом заключенных в тюрьмах, судя по ряду данных, к концу 1938 г. общее число лишенных свободы превысило 1 300 тыс. человек. Среди всех заключенных, содержавшихся в тюрьмах, на 1 января 1939 г. (352 508) преобладали подследственные (239 257, или 68%), а в общем числе подследственных —
Лунеев В. В. Преступность XX века. С. 58.
Численность и состав заключенных в тюрьмах СССР
в 1939-1947 1г.*
Таблица 17


1.01.1939 г.

1.01.1942 г.

1.01.1945 г.

1.01.1947 г.

Вес заключенные, из них:

352 508

268 532

275 510

294 135

а) следственные

239 257

90 270

79 675

62 003

б) кассационные

31 530

35 042

св. нет

ев. нет

в) транзитно-пересыльные

8527

4193

4336

св. нет

г) осужденные к ИТЛ и др.

64 052

109 401

106 088

св. нет

Из общего числа следственных за:

а) органами ГУГБ

139 091

42 538

19 676

3348

б) органами РКМ

25 835

47 732

56 922

58 655

и) органами прокуратуры

36 304

36 291

48 445

54 106

г) судебными органами

37 967

28 377

26 277

39 927

д) Особыми совещаниями

св. нет

10 134

6296

2106

* Детков М. Г. Тюрьмы, лагеря и колонии в России. С. 230.
числящиеся за органами ГУГБ (139 091, или 58%) — табл. 17. С образованием самостоятельного тюремного ведомства последнее имело к началу 1939 г. 622 тюрьмы, из них 392 общие, 47 тюрем ГУГБ и 192 внутренние тюрьмы НКВД—УНКВД1.
По другим данным[117] [118] [119], всего было заключено в лагерях ГУЛАГ НКВД за контрреволюционные преступления: в 1934 г. — 135 190 лиц (26,5% от общего числа содержавшихся в лагерях), в 1935 г.              - 118 256              (16,3%),              1936              г. -              108 849              (12,6%),              1937              г. -
104 826              (12,8%),              1938 г. -              185              324              (18,6%),              1939 г.              - 454              432
(34,5%), 1940 г. - 444 999 (33,1%), 1941 г. - 420 293 (28,7%), 1942 г.              - 407 988              (29,6%),              1943              г. -              345 397              (35,6%),              1944              г. -
268 861              (40,7%),              1945 г. -              289              351              (41,2%),              1946 г.              - 333              883
(59,2%), 1947 г. - 427 653 (54,3%), 1948 г. - 416 156 (38,0%), 1949 г. - 420 696 (34,2%), 1950 г. - 578 912 (22,7%)\ 1951 г. -

475 976 (31,0%), 1952 г. - 480 766 (29,1%), 1953 г. - 465 256 (26,9%). Причем такие сведения не вполне совпадают с теми, которые отражает, например, табл. 11 и ряд иных источников.
Очевидно, восстановление истинных масштабов политических репрессий и характера карательной политики 30—50-х гг. XX в. требует дополнительных исследований архивных материалов.
И все-таки приведенные данные свидетельствуют об огромных масштабах репрессий, при этом преимущественно — в отношении политических противников или политически подозрительных для власти лиц. Для сравнения — численность заключенных в тюрьмах России в 1882 г. составляла 91 272, в 1913 г. — 194 418, в 1916 г. - 142 430, в 1917 г. - 152 052 человека[120]. При этом есть основания полагать, что значительная часть репрессий осуществлялась помимо органов суда и прокуратуры. Численность таких органов даже особенно не наращивалась, судя по их пропускной способности, отраженной в данных таблицах. Уже сами по себе приведенные сведения выглядят весьма зловеще и ошеломляюще. Но если к этому прибавить последствия незаконных репрессий, не только гибель многих репрессированных лиц, но также страдания их семей и т. п., то становится ясно, почему нарушения законности в 30—50-х гг. оцениваются как национальная трагедия, которая не должна повториться.
Таким образом, в статистике указанного периода искажена истинная картина преступности. Данная статистика в большей мере отразила проводившуюся уголовную, точнее даже карательную политику власти.
В годы Великой Отечественной войны, судя по данным стати - стики, общая преступность не росла: в отдельные годы снижалась, в другие вновь увеличивалась примерно до исходного уровня. В первые два года войны возрастало число осужденных по указам военного времени (затем оно снизилось), а также число осужденных военными трибуналами, которое стало снижаться после 1943 г., когда советская армия стала наступать (см. табл. 18).
Данная таблица приводится в работе В. В. Лунеева и показывает более близкую к фактическому положению дел картину преступности. Если шла война и подавляющая часть мужского населения была призвана в армию, то соответственно возрастало значение статистики именно военных трибуналов и статистики осужденных по указам военного времени. Но ведь и показатели этой таблицы не являются полными: часть осужденных по указам военного времени учитывалась как осужденные судами общей юрисдикции, а помимо военных трибуналов люди осуждались
Таблица 18
Судимость в СССР во время Великой Отечественной войны*

Показатели

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Осужденные общими судами

862 970

837 141

771 675

867 465

823 347

Осужденные военными трибуналами

272 070

763 125

816 987

639 865

444 658

Осужденные по указам поенного времени

1 153 323

1 501 052

943 140

1 095 130

1 073 758

Абс. показатель

2 288 363

3 101 318

2 531 802

2 602 460

2 341 763

Всего на 100 тыс.

1210

1683

1414

1487

1373

* Лунеев В. В. Преступность XX века. С. 60.
лагерными судами, Военной коллегией Верховного Суда СССР за «контрреволюционные» преступления[121].
Судя по статистическим данным, число осужденных специальными судами в 1937—1940 гг. в СССР составило 3 113 318 (7 105 000 минус 3 991 682), т. е. специальными судами осуждалось лишь немногим меньше лиц, чем судами общей подсудности. Далее никогда не было такого соотношения числа осужденных общими и специальными судами (см. табл. 19).
Данные таблицы должны служить поводом к проведению очень тщательного исследования для адекватной оценки содержащейся в ней информации. Очень важно для понимания статистики и то, какова история лагерных, других судов и что это были за осужденные — за какие именно преступления и какова общая социальная канва эпохи того времени. Только тогда можно приблизиться к фактической картине преступности. Например, оказывается, что из более чем 3 млн осужденных в 40-х гг. более или около 2 млн были осуждены по делам о нарушении трудовой дисциплины на предприятиях, в учреждениях и колхозах и об уклонении от трудовых мобилизаций. Соответственно до 1940 г. и после середины 50-х гг. таких не было.

Таблица 19
Общее число осужденных по видам судов в 1937—1956 гг. по СССР (данные Минюста СССР)

Годы

Осуждено судами обшей подсудности (с поправкой на неполноту учета)

Осуждено линейными, окр. судами, военными трибуналами ж.-д. и водного транспорта

Осуждено
лагерными
судами

Осуждено военными трибуналами Сов. Армии, ВМФ и войск МВД

Осуждено Военной коллегией Верх. Суда СССР (та контрре- вол. преступи. )

Итого

1937
1940






7 105 000*

1941

3 108 259

55 928

-

216 142

1426

3 381 755

1942

2 818 826

76 563

-

686 562

72

3 582 023

1943

2 405 509

89 780

-

727 207

60

3 222 556

1944

2 449 386
/>96 120
-

543 745

123

3 089 374

1945

2 297 215

87 651

-

357 007

273

2 742 146

1946

2 508 935

83 014

22 725

307 717

93

2 922 484

1947

2 601 688

93 474

29 756

209 816

76

2 934 810

1948

2 136 495

80 746

29 475

137 335

47

2 384 098

1949

2 022 613

70 187

26 312

105 534

15

2 224 661

1950

1 813 925

58 046

26 767

75 250

245

1 974 233

1951

1 450 872

38 489

19 778

57 722

102

1 566 963

1952

1 496 340

29 380

16 993

47 469

147

1 590 329

1953

1 161 357

28 898

9144

30 940

51

1 230 390

1954

1 054 084

26 715

5433

21 920

27

1 108 179

1955

1 126 741

26 437

7250

26 263

25

1 186 716

1956

1 044 022

30 075

7400

40 357

13

1 121 867

* Данные за 1937—1940 гг. не дифференцированы по видам судов.

Пока же заметим, что приведенные в таблице данные указывают на значительно более высокие цифры осужденных, чем пишет В. В. Лунеев, и, судя по всему, именно они ближе к истине. Но, разумеется, это «не вся истина», поскольку была еще внесудебная расправа. Да и суды тоже были разными. В статистических отчетах осужденные судами общей подсудности разграничивались на осужденных общими судами и специальными судами. И, строго говоря, общие статистические данные, относящиеся к эпохе



Таблица 20
Сведения о числе и коэффициентах осужденных
по СССР с 1935 по 1959 г. общими судами —
без специальных судов (ф. 10 МЮ СССР)

Голы

Всего, всеми судами, общими и специальными , включая трибуналы, абс. число

Осуждены по делам о нарушении трудовой дисциплины на предприятиях, в учреждениях и колхозах и об уклонении от трудовых мобилизаций, абс. число

Всего осуждено общими судами[122] по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения

Оправданы общими судами по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения

абс.
число

к„
на 100 тыс. насел.

абс.
число

% к числу осужденных

1935

св. нет

-

1 278 824

св. нет

св. пет

-

1936

св. нет

-

1 023 852

св. нет

св. нет

-

1937

(193 71940 гг. суммарно) 7 105 000

-

927 979

529

св. нет

-

1938

-

915 553

543

сн. нет

-

1939

-

957 066

561

77 088

8,1

1940

2 091 438

1 191 084

610

175 543

14,7

1941
/>3 381 755
1 777 890

1 104 206

539

св. нет

сн. нет

1942

3 582 023

1 811 117

828 337

523

св. нет

св. нет

1943

3 222 556

1 323 519

771 675

482

72 232

9,4

1944

3 089 374

1 368 490

868 465

542

71 766

8,3

1945

2 742 146

1 277 634

827 832

515

70 499

8,5

1946

2 922 484

1 222 443

1 090 627

640

90 874

8,3

1947

2 934 810

1 066 675

1 391 786

809

107 995

7,8

1948

2 384 098

958 939

1 059 240

608

106 672

10,1

1949

2 224 661

943 883

995 846

563

84 295

8,5

1950

1 974 233

850 127

902 256

501

65 753

7,3

1951

1 566 963

539 655

879 445

480

60 558

6,9

1952

1 590 329

477 492

969 344

520

56 501

5,8

1953

1 230 390

308 536

818 708

432

44 920

55,5

1954

I 108 179

258 961

769 679

399

49 389

6.4

1955

1 186 716

281 661

818 882

417

53 984

55,6

1956

1 121 867

84 614

938 950

470

51 111

5,4

1957

св. пет

св. пет

943 957

464

48 048

5,1

1958

св. пет

св. нет

1 078 882

522

52 024

4,8

1959

ев. нет

св. нет

869 177

413

45 097

5,2

существования специальных судов, не сопоставимы с периодами, когда их не было. Поэтому сотрудники информационно-аналитического отдела Прокуратуры Союза ССР под руководством С. В. Тюрина в 1989 г. разработали другую аналитическую таблицу, руководствуясь стремлением обеспечить максимально возможную сопоставимость данных. Сведения такой таблицы включены в табл. 20, которая дополнена некоторыми другими данными, показывающими, что после 1958 г. на статистике осужденных отразился факт введения уголовно-процессуальных норм о прекращении уголовного дела в связи с передачей лица, совершившего преступление, на поруки, материалов о нем в товарищеский суд, комиссию по делам несовершеннолетних.
В декабре 1958 г. принимаются новые уголовные законы, оказавшие влияние на судебную практику. С 1959 г. начинает вводиться, а с 1960 г. — действовать институт освобождения от уголовной ответственности на предварительном расследовании по нереабилитирующим основаниям (в связи с применением мер общественного воздействия). В 1960—1962 гг. были приняты во всех союзных республиках новые уголовные кодексы. Соответственно, заметно уменьшается число осужденных. Органы дознания, следователи и прокуроры используют данный институт и для того, чтобы не направлять в суд дела с непрочной доказательственной базой — в судах снижается процент оправданных (табл. 21).
Таблица 21 крайне важна для специалиста с точки зрения отправной точки для анализа преступности, с одной стороны, и анализа уголовной политики — с другой. Для дилетантов же она чревата опасностью формирования ложных представлений и о преступности, и об уголовной политике. Несколько иллюстраций.
Первое — это цифры осужденных. С учетом предшествующих таблиц ясно, что здесь содержатся очень неполные данные, но можно, например, определить число осужденных специальными судами в годы репрессий 1935 — начала 50-х гг. При сопоставлении показателей разных таблиц получается, что было осуждено не общими судами очень большое число лиц — около половины или даже большинство осужденных в 1937—1951 гг.
Статистические ряды данной таблицы можно было бы продолжить. После принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в 1958 г., а затем УК РСФСР 1960 г., УПК РСФСР стала широко использоваться практика освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, в стадии предварительного расследования с передачей виновных на поруки, направлением материалов в товарищеский суд, комиссию по делам несовершеннолетних и т. п.
Динамика числа осужденных в СССР и РСФСР
в 1960-1991 гг.
Таблица 21

Годы

Всего осуждено общими судами[123] по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения

Годы

Всего осуждено общими судами* по делам с предварительным расследованием и делам частного обвинения

СССР

РСФСР

СССР

РСФСР

I960

516 091

св. нет

1976

914 942

599 652

1961

799 816

св. нет

1977

816 467

525 984

1962

819 731

489 647

1978

861 422

557 564

1963

685 686

413 811

1979

915 934

590 538

1964

618 567

381 772

1980

998 294

645 544

1965

571 542

360 034

1981

1 061 768

682 381

1966

756 948

491 298

1982

1 148 591

747 865

1967

730 990

477 525

1983

I 223 562

809 147

1968

719 726

468 303

1984

1 288 462

863 194

1969

798 936

522 971

1985

1 269 508

837 310

1970

853 616

554 589

1986

1 217 552

797 286

1971

873 764

574 350

1987

907 049

580 074

1972

876 443

575 056

1988

679 193

427 039

1973

829 047

538 156

1989

684 070

436 988

1974

886 858

579 642

1990

809 120

537 643

1975

884 984

581 035

1991

920 000

593 823

Причем в случаях шаткой доказательственной базы следователи и прокуроры старались дела в суд не направлять, а использовать указанные институты освобождения от уголовной ответственности. Этим объясняется резкое снижение числа осужденных в СССР и соответственно в РСФСР, а также числа оправданных на рубеже 50—60-х гг. Всего было осуждено общими судами по делам с предварительным следствием и делам частного обвинения в 1956 г. - 938 950 чел., в 1957 г. - 943 957, в 1958 г. - 1 078 882, в 1959 г. - 869 177, в 1960 г. - 516 091.
С 1961 г. стали учитываться наряду с осужденными все зарегистрированные преступления, с 1996 г. — все выявленные лица, совершившие преступления. На протяжении четырех десятилетий существования в России указанной системы регистрации определяющей тенденцией был рост статистического числа фактов и лиц.
Если судить по данным статистики и криминологических исследований, в динамике преступности 60—90-х гг. XX в. отмечались четыре тенденции, соответствовавшие четырем теперь уже разным историческим периодам. В советский период, с середины 60-х гг. и до первой половины 80-х гг. (1966—1985 гг.), шло нарастание преступности, причем каждые пять лет прирост средних коэффициентов преступности почти удваивался. />На резкий взлет числа зарегистрированных преступлений в 1983 г. оказало влияние повышение требовательности к регистрационной дисциплине. В целом же данные преступности свидетельствовали о том, что кризис общества нарастал, преступность увеличивалась и становилась все более общественно опасной. Период перестройки характеризовался противоречивыми процессами: 1986—1987 гг. отмечены снижением ситуативной, зависимой от пьянства части преступности и одновременным ростом предумышленной, корыстной ее части, с 1988 г. преступность стала интенсивно нарастать.
Значительный годовой прирост преступности в 1989 г. отчасти объяснялся более полной, чем ранее, регистрацией нераскрытых преступлений. Однако и в 1990 г. при прежней регистрационной политике годовой темп прироста числа зарегистрированных преступлений был очень высоким. Процессы криминализации общества стали выходить из-под контроля государства. Период реформ начался с резкого нарастания зарегистрированной преступности (1991 — 1993 гг.) и все более активного вовлечения населения в преступную деятельность. Одновременно все отчетливее проявляла себя структурная перестройка преступности, нарастала ее организованность, изменялись формы край

не общественно опасного поведения. Эти обстоятельства, а также существенные изменения уголовного законодательства отразились на противоречивой статистической картине преступности, в частности на снижении числа зарегистрированных преступлений в середине 90-х гг. Середина 90-х гг. (1994—1997 гг.) отмечена некоторой стабилизацией зарегистрированной преступности. Удалось несколько снизить уличную, бытовую преступность, одновременно нарастали процессы структурной перестройки преступности и увеличивалась ее латентность. Усугублялись организованная преступность, коррупция, терроризм. Криминальная активность населения за пять лет реформ возросла вдвое. Указанные процессы имели место в условиях применения норм одного и того же Уголовного кодекса РСФСР, принятого в 1960 г. и вступившего в действие с 1 января 1961 г. Со второй половины 1991 г. и до
1996 г. в этот Уголовный кодекс вносились гораздо более существенные изменения, чем ранее, и они отражались на статистической картине зарегистрированной преступности. После введения в действие нового УК РФ в 1997 г. число зарегистрированных преступлений несколько сократилось. Это было отчасти связано с более сильным влиянием на практику борьбы с преступностью и ее регистрацию процессов декриминализации ряда деяний, чем криминализации, а также с необходимостью наработки практики применения новых статей УК РФ. Впоследствии такие нормы УК РФ стали применяться более уверенно и активно — пошла вверх кривая зарегистрированных преступлений.
В России расширялась сфера частной собственности, развивались рыночные отношения, а им вообще во всем мире соответствует большая распространенность преступности, чем в условиях господства государственной собственности и диктата плановой системы. Характеристики преступности в этих условиях не могли оставаться неизменными. В условиях рывка к рынку распространенность преступности в России стала быстро приближаться к той, которая характерна для стран рыночной или смешанной экономики. Например, коэффициенты преступности, рассчитанные на 100 тыс. всего населения, в 1992 г. были: в США — 5820, Англии - 6890, ФРГ - 7108, Италии - 3848. В среднем по СНГ в 1991 — 1995 гг. коэффициент преступности в расчете на 100 тыс. возрос в 1,5 раза, с 951 до 1383. В 1995 г. зарегистрировано около 4 млн преступлений. Выше среднего коэффициент преступности в 1995 г. наблюдался в России (1863). Приближались к среднему показателю Беларусь (1275) и Украина (1245). В 1991 — 1995 гг. было отмечено увеличение числа зарегистрированных преступлений в Беларуси (на 62%), на Украине (на 58%), в Кыргызстане и Азербайджане (на 28%), в России (на 27%), в Молдове (на 8%), в Казахстане (на 6%).
Однако, как будет показано далее, отрицательные изменения преступности в России носили все-таки избыточный характер даже для общества рыночной экономики (табл. 22, 23).
Таблица 22
Общее количество зарегистрированных преступлений в России

Годы

Абс. число преступлений

Прирост, %

к предыдущему году

к 1961 г.

к 1980 г.

к 1985 г.

к 1990 г.

РСФСР - действует УК РСФСР

1961

534 866


-




1962

539 302

+0,8

+0,8




1963

485 656

-9,9

-9,2




1964

483 229

-0,5

-9,7




1965

483 550

+0,1

-9,6




1966

582 965

+20,6

-9,0




1967

572 884

-1,7

+ 1,7




1968

618 014

+7,9

+ 15,5




1969

641 385

+ 3,8

+ 19,9




1970

693 552

+8,1

+29,7
/>


1971

702 358

+ 1,3

+ 31,3




1972

706 294

+0,6

+ 32,1




1973

695 647

-1,5

+ 30,1




1974

760 943

+9,4

+42,3




1975

809 819

+6,4

+ 51,4




1976

834 998

+3,1

+56,1




1977

824 243

-3,1

+54,1




1978

889 599

+7,9

+66,3




1979

970 514

+9,1

+ 81,4




1980

1 028 284

+6,0

+92,3






Окончание табл. 22

Голы

Абс. число преступлений

Прирост, %

к предыдущему году

к 1961 г.

к 1980 г.

к 1985 г.

к 1990 г.

1981

1 087 908

+ 5,8

+ 103,4

+5,8



1982

1 128 558

+ 3,7

+ 111,0

+9,8



1983

1 398 239

+23,9

+ 161,4

+36,0



1984

1 402 694

+0,3

+ 162,3

+36,4



1985

1 416 935

+ 1,0

+ 164,9

+37,8



1986

1 338 424

-5,5

+ 150,2

+30,2



1987

I 185 914

-11,5

+ 121,7

+ 15,3

-11,4


1988

1 220 861

+2,8

+ 128,2

+ 18,7

-8,8


1989

1 619 181

+32,7

+202,7

+57,5

+20,9


1990

1 839 451

+ 13,6

+243,9

+78,9

+37,4


Российская Федерация — в УК РСФСР вносятся существенные изменения

1991

2 173 074

+ 18,1

+306,3

+ 111,3

+62,4

+ 18,2
/>1992
2 760 652

+27,0

+416,1

+ 168,5

+ 106,3

+50,4

1993

2 799 614

+ 1,4

+423,4

+ 172,3

+ 109,2

+52,2

1994

2 632 708

-6,0

+392,2

+ 156,0

+85,8

+43,0

1995

2 755 669

+4,7

+415,2

+ 168,0

+96,0

+49,8

1996

2 625 081

-4,7

+ 391,0

+ 155,0

+85,3

+42,7

Действует новый УК Российской Федерации



Прирост к предыдущему году, %

Прирост к 1997 г., %

1997

2 397 311

-


1998

2 581 940

+7,7

+7,7

1999

3 001 748

+ 16,3

+25,2

2000

2 952 367

-1,6

+23,2

2001

2 968 255

+0,54

+23,5

2002

2 526 305

-14,9

+4,5

2003

2 756 398

+9,1

+ 14,1

2004

2 893 810

+ 5,0

+20,7

Таблица 23
Общее число выявленных лиц, совершивших преступления в России в 1966—2004 гг.

Голы

Абс. число выявленных лиц

Прирост, %

к предыдущему году

к 1980 г.

к 1985 г.

к 1990 г.

РСФСР - действует УК РСФСР

1966

596 764





1967

628 463

+5,3




1968

626 129

-0,4




1969

659 607

+5,3




1970

700 685

+ 6,2




1971

652 763

-6,8




1972

698 964

+7,0




1973

682 399

-2,4




1974

718 161

+4,1




1975

753 005

+4,9




1976

770 473

+2,3




1977

746 354

-3,1
/>


1978

782 099

+4,8




1979

818 746

+4,7




1980

880 908

+7,6




1981

919 001

+4,3

+ 4,3



1982

988 946

+7,6

+ 12,3



1983

1 077 802

+9,0

+ 22,4



1984

1 123 351

+4,2

+ 27,5



1985

1 154 496

+2,8

+31,1



1986

1 128 439

-2,3

+28,1



1987

969 388

-14,1

+ 10,0

-14,1


1988

834 673

-13,9

-5,2

-26,0


1989

847 577

+ 1,5

-3,8

-24,9


1990

897 299

+ 5,9

+ 1,9

-20,5

+ 5,9

Окончание табл. 23
colspan="2">
-8,3

Годы

Абс. число выявленных ЛИН

Прирост, %

к предыдущему голу

к 1980 г.

к 1985 г.

к 1990 г.

Российская Федерация — в УК РСФСР вносятся существенные изменения

1991

956 258

+6,6

+ 8,6

-15,3

+ 12,8

1992

1 148 962

+20,2

+30,4

+ 1,8

+35,6

1993

1 262 556

+ 10,0

+43,3

+ 11,9

+50,0

1994

1 441 568

+ 14,2

+63,6

+24,9

+60,7

1995

1 595 501

+ 10,7

+81,1

+38,2

+77,8

1996

1 618 394

+ 1,4

+83,7

+43,4

+80,4

Действует новый УК Российской Федерации



Прирост
к предыдущему году, %

Прирост к 1997 г., %

1997

1 372 161

-

-

1998

1 481 503

+7,9

+7,9

1999

1 716 679

+ 15,9

+25,1

2000

1 741 439

+ 1,4

+26,9

2001

1 644 242

-5,6

+ 19,8

2002

I 257 700

-23,5

2003

1 236 733

-24,8

-9,9

2004

1 222 504

-1,2

-10,9

Криминальная активность населения в России на рубеже веков практически удвоилась по сравнению с дореформенным периодом. Если в конце 80-х гг. коэффициент зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения дошел до 1000, в конце 90-х гг. он превысил 2 тыс. преступлений. В 1999 г. зарегистрировано 3 001 748 преступлений, на треть больше по сравнению с 1991 г. — началом периода радикальных реформ и более чем вдвое по сравнению с 1985 г. — началом перестройки. При этом увеличивалась латентность преступности.
На рис. 3 (с. 109) отчетливо видно, насколько все дальше друг от друга в начале 90-х гг. расходились данные о численности фактов преступлений и количестве преступников:рост преступности не сопровождался адекватным наращиванием эффективности усилий по борьбе с ней. Впоследствии разница между числом лиц и фактов оказывалась также неизмеримо выше той, которая имела место до периода перестройки. Это было следствием и ухудшения раскрываемости преступлений в силу разных причин, и повышения криминальной активности преступников, когда часть из них успевала до разоблачения совершить несколько преступлений (иногда до нескольких десятков). Число нераскрытых преступлений в 1992 г. в 2,2 раза превысило зафиксированное в г. А число лиц, ранее не привлекавшихся к ответственности, но совершивших два и более преступлений, по данным статистики, только в 1989—1992 гг. увеличилось на 44% (с 22 112 до 31 857). С 311 в 1989 г. до 402 в 1992 г. возросло число указанных лиц, совершавших умышленные убийства. Такие данные указывают на то, что на динамику преступности заметно влияет правоохранительная деятельность по раскрытию преступлений и привлечению их субъектов к установленной законом ответственности.
Росли не только абсолютные показатели, но и коэффициенты преступности, в том числе рассчитанные на население в возрасте уголовной ответственности (от 14 лет и старше). Это означало, что расширялась криминализация населения: в преступную деятельность включалась все большая его часть.
В период реформ 1991 — 1995 гг. коэффициенты преступности вдвое превысили коэффициенты периода перестройки 1986— гг. (табл. 24).
Из таблицы видно, что в 1991 — 1995 гг. население почти в два раза чаще страдало от преступлений, чем накануне перестройки (в 1981-1985 гг.).
В то же время криминальная активность проживающих в России лиц возрастала с середины 60-х гг., что видно по коэффициентам преступности, рассчитанным на население в возрасте с 14 лет (табл. 25). Если на 100 тыс. лиц в возрасте 14 лет и старше в 1966 г. приходилось 626 зарегистрированных преступлений и 667 выявленных преступников, то через 20 лет развития кризиса существовавшей в России социалистической системы, в 1985 г., фиксировалось вдвое больше зарегистрированных преступлений на ту же численность населения и в полтора раза больше выявленных преступников.
«Обвальному переходу к рынку» соответствовал «обвальный» прирост преступности. Годы перестройки и реформ отмечены значительно более высокими, чем ранее, темпами возрастания криминальной активности населения. Если сначала для удвоения
Таблица 24
Динамика средних коэффициентов преступности в России по пятилетиям в 1961—2000 it. (число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. человек)

Показатели

19611965 гг.

19661970 гг.

19711975 гг.

19761980 гг.

19811985 гг.

19861990 гг.

19911995 гг.

19962000 гг.

Кф
(средний)*

407

480

554

664

901

983

1770

1854

Прирост к 19611965 гг., %


+ 18

+ 36

+63

+ 123

+ 142

в
4,4 р.

в
4,6 р.

* При исчислении коэффициентов принималась во внимание среднегодовая численность населения по расчетным данным. За основу взяты пятилетние периоды, соответствовавшие до середины 80-х гг. пятилетним планам экономического и социального развития, корректировавшим общую ситуацию в России, а также пятилетию перестройки (1985—1990 гг.) и первому пятилетию реформ (1991 — 1995 гг.), характеризовавшемуся «обвальным переходом к рынку».

Коэффициенты преступности в России в 1961—1999 it.
Таблица 25

Гслы

Число зарегистрированных преступлений в расчете на 100 тыс. (Кф)

Число выявленных лиц, совершивших преступления, в расчете на 100 тыс. лиц в возрасте 14 лет и старше (К,,)

Годы

Число зарегистрированных преступлений в расчете на 100 тыс. (Кф)

Число выявленных лип, совершивших преступления, в расчете на 100 тыс. лиц в возрасте 14 лет и старше (Kj,)

всего
населе
ния

в возрасте 14 лет и старше

всего
насе
ления

в возрасте 14 лет и старше

1961

440

615

-

1988

831

1060

724

1966

457

626

667

1989

1096

1400

732

1971

536

701
/>690
1990

1242

1582

787

1976

618

787

726

1991

1463

1809

837

1980

742

930

795

1992

1854

2302

978

1981

780

979

830

1993

1890

2344

1096

1982

804

1011

888

1994

1779

2234

1247

1983

989

1247

960

1995

1862

2339

1373

1984

945

1245

962

1996

1776

2208

1360

1985

988

1251

1022

1997

1629

2007

1241

1986

930

1170

990

1998

1760

2148

1428

1987

817

1037

845

1999

2053

2482

1655

Таблица 26
Динамика коэффициентов преступности в России в 2000—2004 it.

Годы

Число зарегистрированных преступлений в расчете на 100 тыс. лиц в возрасте 14 лет и старше

Число выявленных лиц, совершивших преступления, на 100 тыс. лиц в возрасте 14 лет и старше

2000

2432,5

1435

2001

2436

1349

2002

2067

1029

2003

2253,5

1011

2004

2338

988

Кф в расчете на население с 14 лет потребовалось более 20 лет (1961 — 1983 гг.) и он на этом уровне держался до 1988—1989 гг., то затем его удвоение произошло всего за четыре года (1989— гг.). Все больше увеличивался разрыв между коэффициентами по фактам и лицам: в 1966 г. К был выше Кф, в 1989— 1990 гг. — стал в два раза ниже.
В 2002—2004 гг. данные коэффициенты стали различаться более чем в два раза (табл. 26). Этого ранее никогда не отмечалось.
На зарегистрированную преступность влияло то, что изменялись уголовная политика и закон, корректировались представления о преступном, в России появлялись новые виды крайне общественно опасного поведения, которых ранее уголовный закон не предусматривал ввиду их отсутствия (похищение человека, терроризм, торговля детьми и др.). В 1994 г. по сравнению с г. снижение числа зарегистрированных преступлений составило 6%. В основном это произошло за счет уменьшения числа зарегистрированных деяний против собственности (гл. 2 и 5 УК РСФСР) и против правосудия (гл. 8 УК РСФСР), но такого снижения не было бы без изменений в уголовно-исполнительном и уголовном законодательстве1.
' Что касается преступлений против собственности (гл. 2 и 5 УК РСФСР), то их сопоставление в 1994 г. с данными 1993 г. невозможно. Имело место не просто объединение соответствующих статей двух этих глав, но изменение концепции борьбы с преступностью против собственности, диспозиций многих статей. Снижение числа зарегистрированных преступлений против правосудия произошло в основном за счет от-
Сами по себе изменения уголовного закона могут служить индикатором изменений преступности, появления новых крайне общественно опасных деяний и исчезновения прежних. Однако это возможно в условиях его научно обоснованного и оперативного совершенствования, строго ориентированного на интересы борьбы с преступностью. Реально же законодательство в 1991 — 2003 гг. корректировалось в условиях одновременно и консенсуса, и острого столкновения интересов разных социальных групп, политических движений и партий, неодинакового лоббирования различных позиций.
Не вполне и не своевременно учитывалась трансформация крайне общественно опасного поведения при смене общественно-экономической формации, отмечались противоречивость и «лукавство» уголовной политики, что создавало серьезные трудности или делало невозможным применение законов, принятых ранее.
Так, менялись формы коррупции: немало должностных лиц и иных служащих получали регулярное содержание «впрок», когда займут должность; и такие действия не подпадали под признаки взяточничества, предусмотренного ст. 173 УК РСФСР. Не была введена уголовная ответственность за организацию, руководство организованными преступными сообществами, не получила должной правовой оценки профессиональная криминальная деятельность, осуществляемая в виде промысла. За рамками уголовного закона до 1997 г. находились многие финансовые нарушения, лжепредпринимательство, ложное банкротство, обманное использование целевых кредитов и т. п. Надежная система уголовно-правовой защиты частной собственности не создавалась одновременно с фактическим энергичным расширением последней.
На этом фоне обоснованна постановка вопроса: а действительно ли преступность увеличивалась или, наоборот, снижалась в отдельные годы? При ответе на него целесообразно проанализировать массив сопоставимых преступлений, для краткости его
мены ст. 186 (побеги из мест ссылки или лечебно-трудового либо воспитательного профилактория прекращены в связи с ликвидацией соответствующих мест и отменой ст. 186), сужения диспозиции ст. 188 в феврале 1993 г. путем исключения из псе побега из колоний-поселений. Общее число зарегистрированных преступлений, предусматривавшихся этими двумя статьями, соответственно в 1994 г. было меньше, чем в 1993 г., на 2251 преступление, а суммарное число преступлений по гл. 8 снизилось на 1851.
называют «сопоставимый массив». Выделение круга наиболее распространенных и «стабильных» с точки зрения их уголовноправовой оценки деяний вообще характерно для аналитической деятельности. В США и ряде других стран, например, выделяется так называемая индексная преступность.
В условиях действия УК РСФСР сопоставимый массив включал 16 наиболее распространенных преступлений. Нормы о таких преступлениях длительное время не менялись в такой степени, чтобы могли повлиять на результаты их регистрации. Данный массив включал более половины всех зарегистрированных преступлений, в 1980—1990 гг. он увеличился в 2,2 раза. Причем 16 преступлений сопоставимого массива все больше определяли тенденции зарегистрированной преступности. Таким образом, рост преступности в 80-х гг. мог быть оценен не как связанный с изменением закона, а как реальный. Но указанный массив в России оказался именно сопоставимым только до 1990 г. включительно, далее его можно так оценивать с большими оговорками (табл. 27).
Следовательно, и при снятии такого фактора, как изменения уголовного закона, отмечен резкий прирост числа зарегистрированных преступлений сопоставимого массива. Именно такие преступления все больше определяли тенденции всей зарегистрированной преступности.
Динамика общего числа зарегистрированных
преступлений сопоставимого массива в России
по УК РСФСР в 1980-1995 1г.*
Таблица 27

Показатели

1980 г.

1985 г.

1990 г.

1995 г.

Число зарегистриро- ваиых преступлений

576 288

794 374

1 286 376

1 879 641

Прирост к 1980 г., %


+ 37,7

+ 123,0

данные не сопоставимы, так как не включают хищения и спекуляцию

Уд. вес в общем числе зарегистрированных преступлений, %

56

56,1

69,9

68,2 (без хищений и спекуляции)

* См. подробнее: Изменения преступности в России. М., 1994. С. 10—30; Преступность и реформы и России. М., 1998.

Целесообразно проследить динамику отдельных преступлений, включенных в данный массив, так как и при дальнейшем изменении уголовного закона прежние данные об этих деяниях могут сравниваться с новыми. При этом существенно разграничение общеуголовных деяний и совершаемых в сфере экономической, служебной деятельности, поскольку уголовная политика в отношении последних больше изменялась в период перестройки и реформ (табл. 28, 29).
Таблица 28
Динамика зарегистрированного числа наиболее
распространенных сопоставимых общеуголовных преступлений
в России в 1980-2000 it.

Годы

Умышл. убийства (с покушениями)

Умышл. тяжкие телесные повреждения

Изнаси
лования

Злостное и особо злостное хулиганство

Кражи (ст. S9, 144)

Грабе
жи
(ст. 90, 145)

Разбои (ст. 91, 146)

Мо- шен- ниче- ство (ст. 93, 147)

Квалификация по УК РСФСР

1980

13 965

32 945

13 374

112 462

274 091

34 563

8892

12 692

1981

14013

31 996

13 456

90 944

291 585

34 559

8276

14 53 4

1982

14 009

31 445

13 177

110 943

299 17 0

34 554

7990

14 776

1983

13 93 9

33 714

14 529

125 991

417 732

49 197

9642

20 558

1984

13418

32 763

14 447

121 849

441 993

49 500

8986

16 120

1985

12 160

28 381

12 894

112219

464 141

42 794

8264

18 746

1986

9437

21 185

12 165

93 962

380 582

31 441
/>6018
19 343

1987

9199

20 100

10 902

69 242

364 511

30 441

5656

15 751

1988

10 572

26 639

11 560

61 363

478 913

43 822

8118

13 3 02

1989

13 543

36 872

14 597

83 376

761 170

75 209

14519

15 160

1990

15 566

40 962

15 009

90 350

911 321

83 188

16 475

19 804

1991

16 235

41 312

14 073

59 650

1 235 4 14

101 900

18 253

19 925

1992

23 006

53 873

13 579

94 133

I 637 940

164 800

3 0 138

23 473

1993

29213

66 902

14 427

113 195

1 561 843

184 143

39 7 05

54 042

1994

32 286

67 706

13 956

125 149

1 314 788

148 546

37 904

66 687

1995

31 703

61 734

12 515

123 23 0

I 367 8 6 6

140 597

37 651

67 301

1996

29 406

53 417

10 888

114 529

1 207 478

121 351

34 584

74 624

Окончание табл. 28

Квалификация по новому УК РФ

Годы

Умышл. убийства (с покушениями) без снятых с учета

Умыш
лен.
тяжкий
вред
здоро
вью

Изнасиловании и насильственные сексуальные действия (ст. 131, 132)

Хули
ганство

Кражи

Грабе
жи

Разбой

Мо-
шен-
ниче-
ство

1997

29 285

46 131

13 785

129 505

1 053 894

112 049

34 317

77 757

1998

29 551

45 170

15 674

131 082

1 143 311

122 361

38 509

76 695

1999

31 140

47 669

15 005

128 701

1 413 747

138 970

41 135

83 624

2000

31 829

49 784

7901
(только
изнаси-
лова-
ния)

125 100

1 310 079

132 393

39 437

81 470

Таблица 29
Динамика числа зарегистрированных наиболее распространенных хозяйственно-корыстных преступлений в России в 1980—2000 гг.

Годы

Хищения путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением

Взяточничество

Обман покупателей и заказчиков (потребителей)

Спекуляция

1980

39 394

3268

16 072

14 569

1981

41 442

3753

17 225

16 127

1982

43 530

4244

15 736

16 971

1983

46 843

4703

16 157

16 410

1984

50 038

5334

14 522

17 048

1985

54 662

5909

14 798

19 396

1986

56 631

6562

19 131

21 131

1987

57 068

4155

20 083

22 671

1988

51 676

2462

19 826

24 325

1989

47 106

2195

21 091

23 644

1990

43 368

2691

19 842

26 800

Окончание табл. 29

Годы

Хищения путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением

Взяточничество

Обман покупателей и заказчиков (потребителей)

Спекуляция

1991

39 070

2534

18 934

18 988

1992

36 867

3337

23 131

3959

1993

33 114

4511

19 846

843

1994

норма изменена

4921

24 012

_

1995

данные
не сопоставимы

4889

31 155

-

1996

5453

29 108

-

Квалификация по новому УК РФ

Годы

Присвоение или растрата (ст. 160)

Взяточничество, коммерческий подкуп (ст. 204, 290, 291)

Обман потребителей (ст. 200)

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165)

1997

43 415

6078

26 747

16 811

1998

44 379

6778

44 017

25 226

1999

48 447

8059

63 694

29 702

2000

53 318

9193

84 947

св. пет

С 1 июля 1994 г. существенно изменились нормы УК о преступлениях против собственности. В октябре 1990 г. была значительно изменена норма о спекуляции, а затем она вообще перестала действовать. Неоднократно вносились изменения в статью об обмане покупателей и заказчиков, с 1 июля 1993 г. она стала называться «Обман потребителей» и в нее внесены изменения. В результате стало невозможным прямое сопоставление данных о хищении государственного, общественного имущества путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением с периодом до 1993 г. включительно, а статистические данные об обмане потребителей подлежат сравнению с определенными допущениями.
Таким образом, если выделять сопоставимый массив по новому УК РФ, то в него допустимо включать 13 преступлений, во-первых, достаточно распространенных, во-вторых, с относительно стабильной уголовно-правовой их оценкой, в-третьих, имеющих одинаковую вероятность быть распространенными в регионах. Зарегистрированное число таких преступлений в 1997—1999 гг. возросло на 25%, и они составляли две трети всех зарегистрированных
Таблица 30
Динамика общего числа зарегистрированных преступлений сопоставимого массива в России по УК РФ в 1997—1999 гг.

Показатели

1997 г.

1998 г.
/>1999 г.

Общее число сопоставимых преступлений

1 619 774

1 722753

2 018 753

Прирост к 1997 г., %


+6,3

+ 24,6

Уд. вес в общем числе зарегистрированных преступлений, %

67,6

66,7

67,3

Изменение отдельных показателей преступности
в Российской Федерации в 1985—1990 гг.
Таблица 31

Показатели,

Прирост к 1984 г., %

абс. число

1985 г.

1986 г.

1987 г.

19К8 г.

1989 г.

1990 г.

Выявленные лица, совершившие преступления в состоянии алкогольного опьянения

-9

-30

-38

-37,5

-29

-23

Умышленные убийства (с покушениями)

-9

-30

-31

-21

+0,9

+ 16

Умышленные тяжкие телесные повреждения

-13

-35

-39

-19

+ 13

+64

Хищения путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением

+ 9

+ 15

+ 15,2

+4

-5

-16

Факты спекуляции

+ 14

+24

+33

+43

+ 39

+57

преступлений (табл. 30). На другие 258 статей Особенной части УК РФ в 1999 г. (УК систематически дополняется и изменяется) приходилось менее 33% зарегистрированных преступлений.
Заметное снижение числа зарегистрированных убийств, иных общеуголовных преступлений происходило в 1996—1997 гг. в связи с антиалкогольной кампанией. Но, поданным криминологических исследований, при этом снижалась исключительно ситуативная преступность, связанная с пьянством. Одновременно расширялась продуманная, предумышленная преступность (табл. 31).
Таблица 32
Динамика числа потерпевших в регионах России, по данным бюро судебно-медицинских экспертиз (в % к 1985 г.)

Регионы

1986 г.

1987 г.

1988 г.

1989 г.

1990 г.

Насильственная смерть (число погибших)

Москва

-19

-15

-4

+23

+32

Московская обл.

-27

-21

-14

+7

+ 13

Ростовская обл.

-17

-17

-10

+ 3

+ 10

Тяжкие телесные повреждения (число освидетельствованных лиц)

Москва

-22

-9

+ 12

+63

+40

Московская обл.

-15

-15

-5

+ 10

+ 16

Ростовская обл.

-7

-15

+ 13

+24

+20

Для того чтобы проверить достоверность факта снижения тяжкой насильственной преступности в 1985—1987 гг., криминологами в ряде регионов России были проанализированы данные бюро судебно-медицинских экспертиз. Они подтвердили снижение и числа фактов насильственной смерти, и числа фактов причинения тяжких телесных повреждений (табл. 32).
Снижение насильственной преступности, во всяком случае тяжкой, как видно из табл. 32, во-первых, было реальным, во- вторых, носило кратковременный характер: в ряде регионов уже в 1987 г. начинает увеличиваться число потерпевших, а в 1988— 1989 гг. такое увеличение становится повсеместным, так как в 1988 г. практически сошла на нет антиалкогольная кампания. Число зарегистрированных умышленных убийств (с покушениями) в 1989 г. превысило уровень 1985 г. в России.
Антиалкогольная кампания обычно расценивается исключительно в негативном плане, но криминологические данные показывают, что с ее помощью удалось сохранить немало жизней, уберечь от увечья значительное число людей. Непродуманность этой кампании, ее кратковременность очевидны, но все-таки имел место соответствующий социальный эксперимент, и он должен оцениваться объективно.
Одновременно в период антиалкогольной кампании приняли широкие масштабы корыстные злоупотребления, связанные со спиртными напитками и их суррогатами, многие негативные явления приняли еще более латентный характер.
Период перестройки начался с антиалкогольной кампании, а ее конец был ознаменован отходом от борьбы с экономической преступностью, все большей популярностью мнений о возможности использования теневых и криминальных капиталов «в интересах общества» как резерва перехода к рынку, даже о введении моратория на борьбу с экономической преступностью в период перехода к рынку. Начался слом прежней системы социального и экономического контроля в обществе, который был продолжен в период реформ 1991 — 1995 гг. Отмечалось снижение активности правоохранительных органов в борьбе с экономической преступностью, взяточничеством при практически остававшемся до 1991 г. прежним законодательстве. Неясность уголовной политики, ослабление ревизионной, контрольной, экспертной базы уголовного преследования экономической преступности привели к росту ее латентности. Создавались только отдельные структуры новой системы контроля.
По криминологическим данным, и ранее экономическая преступность, или, как ее еще называли, «хозяйственно-корыстная», вообще непредставительно отражалась в уголовной статистике; с конца 80-х гг. она стала выявляться в еще меньших масштабах и реагирование на нее носило весьма нерешительный характер.
Госкомстат СССР в 1990 г. фиксировал повсеместное увеличение по сравнению с 1989 г.: незаконных доходов работников сферы услуг в связи с обманом покупателей, заказчиков, взяточничеством, получением чаевых (с 17,1 до 19 млрд руб.); вдвое — сумм взяток должностных лиц, полученных от кооперативов (с 1 до 2 млрд руб.); доходов от спекулятивной продажи непродовольственных товаров (с 10,3 до 13,8 млрд руб.). А по данным уголовной статистики, в 1990 г. по сравнению с 1989 г. в России число фактов обмана покупателей и заказчиков снизилось на 6%, число фактов спекуляции возросло лишь на 13%, взяточничества — на 23%. При этом обращают на себя внимание крайне незначительные абсолютные цифры: в 1990 г. во всей России зарегистрирован всего лишь 2691 факт взяточничества, 26 800 фактов спекуляции, 19 842 факта обмана покупателей и заказчиков. В 1991 г. произошло снижение даже такого числа указанных преступлений.
Во-первых, все меньше граждан обращалось в правоохранительные органы с заявлениями о ряде таких деяний (табл. 33 и 34). Во-вторых, в правоохранительные органы реже поступали сведения о совершенных преступлениях из медицинских, других учреждений.
В то же время опросы, осуществлявшиеся криминологами, показывали, что в период перестройки и начала реформ увеличивалось число лиц, считавших, что они и их семьи пострадали в течение последнего года от указанных преступлений (табл. 34 и 35).
Таблица 33
Процент от общего числа опрошенных, ответивших,
что в течение последнего года они или члены их семьи
были потерпевшими от экономических преступлений

Регионы

Годы

Спекуляция

Вымогательство взяток

Обман покупателей, заказчиков

Поборы

Ростовская

1985

14 (2)*

4(1)

14 (2,0)

7 (2,0)

область

1991

26(2)

7(1)

19(3,0)

10 (0,3)

Московская

1985

10(1,5)

5(1)

15 (2,0)

9(0,3)

область

1991

31 (3)

10(3)

21 (3,0)

23 (0,3)

Москва (только

1988

22 (2)

4(0)

33 (5,0)

19 (1,0)

рабочие и студенты в 1993 г.)

1993

27(1)

10(2)

35 (3,0)

19(2)

* В скобках указан процент от общего числа опрошенных, обратившихся в правоохранительные органы в связи с указанными преступлениями.
Процент от общего числа опрошенных, считавших себя или членов
своей семьи потерпевшими от общеуголовных преступлений
Таблица 34

Регионы

Годы

Кража имущества граждан

Причинение телесных повреждений

Хулиганство

Ростовская

1985

12 (7)*

7 (4)

14(8)

область

1991

22 (12)

7(3)

12(3)

Московская

1985

13(9)

6(3)

14(6)

область

1991

30(18)

13(7)

23(6)

Москва (только рабочие и сту-

1988

18(9)

5(1)

19(7)

денты в 1993 г.)

1993

26(16)

6(4)

18(4)

* В скобках указан процент от общего числа опрошенных, обратившихся в правоохранительные органы в связи с указанными преступлениями.
В Ростовской, Московской областях, Москве прослеживалась общая тенденция: увеличение числа потерпевших от преступлений и снижение среди них удельного веса тех, кто обращался в правоохранительные органы. Данные по московским рабочим и студентам несколько меняют картину, но Москва во многих отношениях — специфический город. Кроме того, данные по Москве и Московской области в известной мере взаимосвязаны и ввиду активной маятниковой миграции, и ввиду того, что многие москвичи имеют в области дачи, садовые участки, где нередко совершались кражи.
Таблица 35
Динамика числа находившихся в производстве дел
по установлению личности неизвестных граждан
по неопознанным трупам в России в 1990—1995 гг.

1990 г.

1991 г.

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.



Находилось в

производстве


8813

9856

13 068

20 806

31 844

44 649

Заведено новых

2837

3229

5261

10718

17 742

21 885

Только от 0 до 30% лиц, считавших себя потерпевшими от таких преступлений, сообщали о них в правоохранительные органы. В 1990—1993 гг. сообщали реже, чем ранее.
Что касается общеуголовных преступлений, особенно таких, как кражи личного имущества, телесные повреждения, то потерпевшие ставили в известность о них правоохранительные органы более чем в 50% случаев (по кражам — в двух третях и более). Таким образом, наиболее распространенные общеуголовные преступления вообще в статистике отражались представительно. Но в последние годы и их латентность росла, о чем подробнее говорится далее.
Заметное влияние на статистические данные о преступности оказывало снижение результативности реагирования на нее. Высоколатентными преступлениями становились даже убийства. В регионах резко возрастало число трупов с неустановленной причиной смерти (по данным бюро судебно-медицинской экспертизы). Например, в Москве в 1990—1994 гг. оно возросло с 776 до 2966 и превысило в 1994 г. число трупов с признаками убийства (последних было 2863).
Одновременно в России в 1990—1995 гг. увеличивалось число дел по установлению личности неизвестных граждан по неопознанным трупам (табл. 35, 36) и возрастало число лиц, пропавших без вести, находившихся в розыске и не обнаруженных (табл. 37). В таблицах приводятся данные без учета жертв военного конфликта в Чечне[124].
Ситуация с неопознанными трупами в 1997—1999 гг. практически не улучшалась (табл. 36).
Сведения о результатах установления личности неизвестных граждан по неопознанным трупам в России в 1997—1999 it.
Таблица 36

Дела по установлению личности неизвестных граждан по неопознанным трупам

1997 г.

199S г.

1999 г.

Находилось на учете па начало отчетного периода

32 940

34 103

33 922

Вновь заведено или прибыло из других органов

18 782

20 241

25 232

Прекращено в связи с установлением личности,

16 282

18 355

22 052

в т. ч. поставленных па учет в отчетном периоде

12 726

15 260

18 989

Прекращено за истечением срока давности

1248

2077

2843

Возбуждено уголовных дел по факту установления насильственных действий, повлекших смерть потерпевшего

3089

2780

3371

Динамика числа лиц, пропавших без вести, находившихся в розыске и не обнаруженных, в России в 1990—1995 гг.
Таблица 37

1990 г.

1991 г.

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

13 214

14 386

16 962

20 035

23 238

22 708

В 1997—1999 гг. наблюдался дальнейший рост числа лиц, пропавших без вести, в отношении которых велся розыск (1997 г. — 76 292, 1998 г. - 78 784, 1999 г. - 95 923). В 1999 г. возросло и число лиц, в отношении которых на конец года розыск не был прекращен (соответственно 25 561, 25 867, 29 068). В 1999 г. 1451 пропавший и впоследствии разысканный был признан жертвой преступления, что составляет 2,2% от всех разысканных.
Интенсивный рост преступности снижает возможности правоохранительных органов перерабатывать в установленном законом порядке всю информацию о преступлениях. Предпочтение отдается материалам о наиболее тяжких деяниях или очевидных либо получивших широкую общественную огласку. Со временем сотрудники привыкают работать именно в таком режиме, и удельный вес заявлений, не получающих должного разрешения, увеличивается.
Например, в Московской и Ростовской областях в 1985 г. 3— 4% опрошенных отвечали, что были потерпевшими от преступлений, обращались в правоохранительные органы и их заявлению не был вообще дан ход, в 1991 г. таких стало 6%. Не извещали заявителей о принятых мерах в 1985 г. в Ростовской области 4% всех лиц, опрошенных нами, в Московской — 1,5%, а в 1991 г. соответственно 6 и 4%. Граждане все менее доверяли правоохранительным органам. Отсюда и более редкое к ним обращение. Соответственно увеличивалась латентность преступности.
В 1997—1998 гг. степень латентности преступности в России уже оценивалась как беспрецедентная. В 1997 г. стало особенно очевидным, что уголовные дела и официальная статистика перестали содержать не только полные, но и представительные сведения о криминальной ситуации в России: нарастала латентность преступности; необоснованно декриминализировалось все большее число фактически общественно опасных и характерных для криминальной среды деяний1; сдерживалось создание надлежащей правовой базы противодействия новым крайне общественно опасным деяниям организованных, профессиональных, экономических и должностных преступников либо новые правовые нормы неточно отражали эти деяния.
На фоне снижения эффективности официальной правоохранительной деятельности формировалась практика внеправовогореагирования физических и юридических лиц на преступность, включающая: а) спонтанную расправу с конкретными преступниками, в том числе путем совершения преступлений; б) создание не основанных на законе обычаев и стандартов реагирования на преступления и возмещения материального, иного вреда; в) становление системы теневой, в том числе и криминальной, юстиции.
Прокурорами выявлялись все более многочисленные факты сокрытия преступлений от учета рядовыми работниками и руководителями отраслевых служб территориальных подразделений милиции. В 1998 г. было установлено больше, чем в 1997 г., фактов сокрытия преступлений от учета на 35%, необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела — на 27%, необоснованного прекращения уголовного дела — на 24%. Прокурорами в 1997 г. было отменено 40 407 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела с одновременным возбуждением уголовного дела, в 1998 г. — 58 168, в 1999 г. — 60 810. Обнаруживались многочисленные факты искажения текстов телефонограмм больниц о пациентах с травматическими повреждениями. Например, только в одном отделе внутренних дел Москвы по фактам смерти граждан (всего 77 случаев) приняты незаконные решения без актов судебно-медицинского исследования трупов и вынесения процессуальных решений. К материалам проверок не всегда приобщались акты исследования трупов. При этом все чаще устанав-
' См.: Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней.

ливались факты организованных убийств, при которых трупы либо вообще уничтожали, либо их очень тщательно скрывали. Похожая ситуация имела место и с регистрацией причинения телесных повреждений.
Анализ данных Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы, проведенный криминологами Ю. Н. Аргуновой и О. А. Евлановой, показал снижение общего числа проведенных экспертиз и освидетельствований с целью оценки степени тяжести телесных повреждений. Но в то же время в 1995—1997 гг. на фоне снижения количества экспертиз, выявлявших причинение тяжкого вреда здоровью, увеличивалось число фактов освидетельствования, которые фиксировали причинение такого вреда (табл. 38).
В России на одно зарегистрированное умышленное убийство приходилось все меньше зарегистрированных умышленных тяжких телесных повреждений: в 1990 г. — 1 : 2,7; в 1993 г. — 1 : 2,3; в 1997 г. - 1 : 1,6; в 1998 г. - 1 : 2; в 1999 г. -1:1. Но это средние данные, такие соотношения резко различаются по регионам.
В 1997—1999 гг. из числа опрошенных по анкетам граждан 10— 12% указывали, что в течение последнего года считали себя потерпевшими от причинения телесных повреждений. При этом лишь каждый третий-четвертый обращался в правоохранительные органы. Из числа обратившихся только менее 20% указали, что преступник был осужден, столько же — что был установлен, но освобожден от уголовной ответственности, каждый третий — что преТаблица 38
Динамика числа телесных повреждений в России в 1994—1998 гг.,
по данным Республиканского центра судебно-медицинской
экспертизы (данные экспертиз и освидетельствования)

Показатели

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

Экспертиза

Оценка степени тяжести телесных повреждений,

463 398

489 778

539 948

473 673

св. пет

и т. ч. по фактам причинения тяжкого преда здоровью

64 175

62 582

60 334

58 428

61 159

Освидетельствование

Оценка степени тяжести телесных повреждений,

464 911

479 151

436 677

428 669

св. пет

в т. ч. по фактам причинения тяжкого вреда здоровью

7806

7035

7691

8214

9341

ступник не был найден, остальные написали, что заявлению не был дан ход или заявителей не известили о принятых мерах.
В конце 1998—1999 гг. была отмечена активизации правоохранительной деятельности — все более полно регистрировались факты побоев, оскорблений, обмана потребителей и ряд иных преступлений. Прирост зарегистрированного числа преступлений небольшой тяжести по сравнению с 1997 г. в 1999 г. составил 23,2%, в 1998 г. — 10,3%. Более активно выявлялись и регистрировались некоторые высоколатентные деяния, совершавшиеся в сфере экономической деятельности, и ряд иных. Данный факт может быть оценен положительно, и он был способен несколько сдержать эскалацию ряда тяжких преступлений. Но при этом, однако, просматривалась связь активизации регистрации части преступлений небольшой и средней тяжести с некоторой оптимизацией общих показателей деятельности по раскрытию и расследованию преступлений: прирост числа фактов обмана потребителей, побоев и т. п. с участием известных лиц, совершавших данные преступления, увеличивал общие показатели раскрываемости преступлений.
Латентность все более зависела от невысокой результативности деятельности ряда контролирующих органов. По данным В. В. Астанина, значительный массив фактов обмана потребителей выявлялся самими правоохранительными органами, а не сотрудниками Госторгинспекции России (табл. 39).
Динамика числа фактов обмана потребителя,
по данным Госторгинспекции РФ и правоохранительных
органов, в России в 1998—1999 гг.
Таблица 39

Показатели

1998 г.

1999 г.

Прирост к 1998 г., %

Данные Госторгинспекции РФ

Число зарегистрированных фактов обмана потребителя

26 145

27 728

+6,0

Общее количество передаваемых инспекцией материалов в следственные органы для возбуждения уголовных дел по выявленным фактам нарушений в сфере потребительского рынка

1038

1276

+22,9

Данные статистики правоохранительных органов

Число зарегистрированных фактов обмана потребителя

44 014

63 694

+44,7
/>Число выявленных преступников, совершивших обман потребителя
41 071

60 393

+47,0

В десятки раз различались также факты административных правонарушений на потребительском рынке России, выявлявшиеся органами МВД и подразделениями Госторгинспекции.
Поданным Ю. Н. Аргуновой, высоколатентны преступные нарушения некоторых прав и законных интересов граждан: ежегодно в России регистрируется менее тысячи фактов преступных нарушений правил охраны труда (1997 г. - 679, 1998 г. - 815, 1999 г. - 926), хотя их абсолютное число растет. Но с начала 90-х гг. на предприятиях всех форм собственности число смертей в результате несчастных случаев увеличилось в два раза1. Более 40% шахтеров работает в условиях, не отвечающих санитарным нормам[125] [126].
На латентность влияло также то, что значительная часть фактических потерпевших все чаще предпочитала защищать свои нарушенные интересы помимо закона и правоохранительных органов — путем расправы с обидчиком: либо лично, либо с привлечением третьих лиц, в том числе и на основе найма (табл. 40). При опросах заявляли, что в течение последнего года лично допустили физическую расправу с преступником, от 9 до 34% опрошенных в четырех городах России, 24% предпринимателей в Москве[127]. Опросы проводились в Москве, Волгограде, Воронеже, Владивостоке под руководством докторов юридических наук В. А. Номоко- нова, С. Л. Сибирякова, кандидатов юридических наук В. И. Ха- балова, А. В. Покаместова, С. Т. Гаврилова, и везде выявлены примерно одинаковые соотношения и частота ответов.
В то же время в сфере реагирования на преступления отмечались весьма противоречивые процессы:
во-первых, нарастало число тех, кто лично расправлялся и организовывал расправу с преступниками, был велик удельный вес потерпевших, занимавших пассивную позицию;
во-вторых, отмечалось своеобразное привыкание граждан к факту высокой преступности — все большее число граждан тем или иным образом контактировало с лицами, совершающими преступления, входящими в преступные группировки (члены семьи, соседи, знакомые, друзья по досугу и др.). Лица, совершавшие преступления, входили в круг знакомых 59% опрошенных в Москве предпринимателей и 32% иных москвичей.
Таблица 40
Ответы на вопрос: «Если Вам в течение последнего года приходилось быть потерпевшими от преступлений, то укажите, пожалуйста, каких именно и как Вы на это реагировали»
(1998—1999 гг., % от общего числа опрошенных граждан)

Преступления

Характер ответа

Взрослые

Несовер
шеннолет
ние

Осужден
ные

Кража
имущества

Сообщили в правоохранительные органы[128]

10

7

4


Расправились лично или с помощью иных лиц[129]

5

4

2


Активно не реагировали[130]

10

9

6

Разбой,
грабеж

Сообщили в правоохранительные органы

2

8

2


Расправились лично или с помощью иных лиц

1

3

2


Активно не реагировали

2

2

4

Вымогательство (рэкет)

Сообщили в правоохранительные органы

1

5

2


Расправились лично или с помощью иных лиц

5

6

3


Активно не реагировали

4

5

3

Вымогательство взятки

Сообщили в правоохранительные органы

2

3

2


Расправились лично или с помощью иных лиц

2

3

2


Активно не реагировали

10

4

3

Обман потребителя

Сообщили в правоохранительные органы

3

4

1


Расправились лично или с помощью иных лиц

15

7

5


Активно не реагировали

21

11

6

Угон
автомобиля

Сообщили в правоохранительные органы

5

7



Расправились лично или с помощью иных лиц

1

1



Активно не реагировали

1

5




Раздел II. Преступность и ее изучение Окончание табл. 40 cellpadding="0">
Преступления
Характер ответа
Взрослые
Несовер
шеннолет
ние
Осужден
ные
Хулиганство
Сообщили в правоохранительные органы
4
1
5

Расправились лично или с помощью иных лиц
8
17
5

Активно не реагировали
II
13
5
Телесные
поврежде-
Сообщили в правоохранительные органы
3
4
2
ния
Расправились лично или с помощью иных лиц
4
10
4

Активно не реагировали
5
7
7
Угроза
убийством,
Сообщили в правоохранительные органы
1
6
2
иная опасная угроза
Расправились лично или с помощью иных лиц
2
3
5

Активно не реагировали
3
4
6
Сотрудникам правоохранительных органов шести регионов в 1999 г. были заданы вопросы о том, какую долю населения региона, по их мнению, суммарно составляют те, кто сам совершает преступления и кто оказывает им то или иное содействие, хорошо осведомлен об их преступной деятельности и пользуется ее результатами (члены семьи, живущие за счет преступных доходов и знающие об этом; лица, помогающие отмывать преступные доходы, и т. п.), а также какую долю населения составляют лица, убежденно не приемлющие преступность и стремящиеся к тому, чтобы жизненные проблемы решались в рамках закона. В среднем только каждый четвертый эксперт уверен, что в рамках закона стремится жить более половины населения. Различия доли этого контингента и контингента лиц, ориентирующихся на нарушение закона, по оценкам экспертов — сотрудников правоохранительных органов, составляют примерно полтора раза. Правда, пока еще в пользу сторонников законности. По регионам такие данные несколько различаются, хотя указанные пропорции прослеживаются везде (табл. 41). Опросы проводились в Туле, Смоленске, Иваново, Москве, Архангельске, Хабаровске членами Российской криминологической ассоциации и сотрудниками отдела общих проблем криминологии и борьбы с преступностью НИИ проблем укрепления законности и правопорядка.



Таблица 41
Ответы в 1999 г. сотрудников правоохранительных органов на вопросы о долях населения, вовлеченного в совершение преступлений и активно стремящегося жить в рамках закона (% от числа опрошенных)

До.пи населения, называвшиеся опрошенными

Совершают преступления, оказывают преступникам содействие либо пользуются результатами преступлений, %

Убежденно не приемлют преступность и стремятся решать свои проблемы в рамках закона, %

До 5%

8

7

До 10%

18

12

До четверти населения

18

12

До трети населения

13

9

До половины населения

13

18

Более половины населения

12

26

Затрудняюсь ответить

16

14

Рост зарегистрированной преступности мог быть отчасти следствием все более активной практики применения новых норм УК РФ, многие из которых касаются преступлений в сфере экономической деятельности. Эти деяния носят распространенный характер (табл. 42).
Таблица 42
Прирост числа зарегистрированных преступлений в России
в 1997—1999 it. по ряду новых статей УК РФ
(вновь криминализированных деяний)

Статьи УК РФ

1997 г.

1998 г.

1999 г.

Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156)

1313

1969

2116

Незаконное предпринимательство (ст. 171)

3882

5306

6415

Лжепредпринимательство (ст. 173)

60

86

117

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174)

241

1003

965

Незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260)

2609

2955

5672

Оставление места дорожно-транспортного происшествия (ст. 265)

2430

3518

4008
/>






В заключение можно привести график (рис. 4), который иллюстрирует различия интенсивности преступности в России и ряде развитых стран рыночной экономики[131]. 
<< | >>
Источник: Долгова А.И. Криминология: Учебник для вузов. 2005

Еще по теме § 1. Общая распространенность преступности в России:

  1. 1. Начало распространения марксизма в России
  2. § 1. Общая характеристика преступности военнослужащих
  3. § 2. Общая характеристика системыпредупреждения преступности
  4. § 2. Общая характеристика преступности в сфере экономики
  5. 3.1. Сравнительный анализ распространения теневых практик в регионах России
  6. § 1. Понятие и общая характеристика коррупционной преступности
  7. § 1. Понятие и общая характеристика насильственной преступности
  8. § 1. Понятие и общая характеристика преступного оборота наркотиков
  9. § 1. Общая характеристика процесса выявленияпричинности и детерминации преступности
  10. § 1. Общая характеристика преступности в местах лишения свободы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -