Задать вопрос юристу

§ 10. НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ВЫВОДЫ



1.              По имеющимся сводным данным и кратким описаниям основных межнациональных конфликтов в СССР, России и других странах постсоветского пространства можно судить об основных тенденциях рассматриваемых столкновений с совершением опасных и разрушительных преступлений.
Начавшись в период ослабления союзных «обручей» в 1986—1988 гг., они достигли апогея после распада Союза в 1992—1993 гг. В 1993—1996 гг. отмечались постепенное снижение межнациональных столкновений и возникновение попыток переговорного процесса. Это свидетельствует не об уменьшении межнациональных противоречий (не исключено, что большинство их еще впереди), а о медленном и трудном осознании народами бесперспективности насильственных вариантов национального самоутверждения и самоподчинения.
В 1994 г. прогнозировались два вероятных сценария развития межнациональных отношений на территории бывшего СССР: первый — усиление центростремительных процессов в рамках СНГ со снижением межэтнических и межгосударственных конфликтов, второй — обособленное развитие каждой страны при содействии внешних сил с усилением националистических тенденций, ущемлением прав этнических меньшинств и межнациональными криминальными конфликтами[606]. События 1995 — 1996 гг. указывают на определенное укрепление цивилизованных путей разрешения межнациональных противоречий. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве последних лет выявили пресловутый феномен двойного стандарта. Национальные и особенно националистические силы титульных народов бывших союзных республик, требовавшие свободы и суверенности от союзного центра на основе права наций на самоопределение, заняли непримиримую позицию в отношении живущих вместе с ними других народов (доля которых нередко превышает удельный вес самой титульной нации). Это особенно касается национальных меньшинств, которые пытались говорить о своих правах. Национальные лидеры, только вчера обвинявшие союзный центр и русский народ в ущемлении своих национальных прав, сегодня предпринимают акции (или не препятствуют таковым), превращающие инонациональное, и особенно русскоязычное население в людей второго сорта. Националистические лидеры некоторых стран, образованных на территории бывшего СССР, попустительствующие правонарушениям и преступлениям в отношении народов других национальностей, не обнаруживают способности в решении межнациональных проблем цивилизованным путем, а пытаются оправдывать свое поведение привычной ссылкой на какие-либо внешние силы. Националистическая преступная политика остается без осуждения. А когда становится очевидной безрезультатность межнациональной бойни, как правило, уповают на посредническую помощь России и на российских солдат.
Миротворческая миссия Российской Федерации в урегулировании грузино-абхазского, грузино-осетинского, армяно-азербайджанского, таджикского и приднестровского вооруженных конфликтов не является «российской самодеятельностью». Она опирается на международные нормы, проводится с согласия суверенных государств — участников СНГ под эгидой ООН и с участием СБСЕ[607]. Военные действия, в том числе в Таджикистане и Чечне, приостановлены, но ни один из рассматриваемых выше конфликтов пока не нашел окончательного правового разрешения.
Они остаются тлеющими, способными в любой момент привести к новым вооруженным столкновениям, новым массовым преступлениям.
4.              Разрастание межнациональных противоречий до их преступного вооруженного разрешения в определенной мере зависит и от уровня цивилизованности национальных меньшинств. Пока наиболее толерантными нациями в условиях национальных ущемлений оказались русские, украинцы, белорусы и иные русскоязычные группы населения, а также немцы, поляки, евреи. Оставшиеся за пределами своей этнической родины (России, Украины, Белоруссии и т.д.) и притесняемые в большинстве стран, образованных на территории бывшего СССР, они нигде не были организаторами крупномасштабных преступлений на межнациональной почве. Даже в условиях самого широкого и изощренного попрания общечеловеческих прав русскоязычного населения в Латвии, Эстонии, Молдове, Казахстане, где они составляют значительную долю жителей (от 30—40% и более), они не организовывали массовые беспорядки, не брались за оружие, а пытались решить свои проблемы правовым путем. Показателен и такой социологический факт. На вопрос, согласен ли респондент с лозунгом «Россия для русских», 66% ответили «нет», но 28% сказали «да»[608]. В российском народе крепка терпимость к другим национальностям.
В то же время славянская терпимость к национальному ущемлению не абсолютна. Нельзя надеяться и на традиционно низкий коэффициент национальной солидарности русских и других славянских народов в запредельных ситуациях национального унижения. Сигналом могли служить выборы в Госдуму в 1993 и 1995 г., когда миллионы граждан поддержали одиозных лидеров, поставивших безопасность русских в ближнем зарубежье во главу угла предвыборных программ. Нельзя недооценивать и возможности российских национал-патриотов и фашистов. При недостаточной заботе федеральных властей о российской диаспоре в ближнем зарубежье и русских в национальных республиках собственной страны межнациональные конфликты могут выйти за пределы южного пояса нестабильности.
5.              Предупреждение межнациональной преступности при решении проблем национальных меньшинств путем их ассимиляции, репатриации, инкорпорации и суверенизации возможно лишь при строгом соблюдении определенных условий. Ассимиляция не может быть массовой и насильственной, как пытаются ее истолковать в некоторых прибалтийских государствах и даже в Украине. Репатриация также не может быть массовой и насильственной, если не превратить лиц нетитульной национальности в беженцев путем репрессий и вооруженных расправ, как это было в Грузии, Армении или Азербайджане или как это наблюдается в Казахстане, откуда вынуждено было уехать около 200 тыс. русскоязычного населения[609]. Инкорпорация предполагает принципы культурной автономии, двойного гражданства или двуязычия, как это сделала Беларусь. Суверенизация национальных меньшинств возможна лишь на принципах автономии, федерации или конфедерации, к чему стремятся Приднестровье и Абхазия.
Все эти пути не согласуются с этнократизмом и национализмом. Бутрос Гали, будучи Генеральным секретарем ООН, обоснованно полагал: «Нация — обязательно выход за рамки базовых обществ, объединение нескольких из них и, таким образом, промежуточный этап к достижению универсальной общности. В этом смысле не существует этнически чистых наций... Задачи нации как раз и заключаются в том, чтобы преобразовать примитивные антагонизмы и создать пространство солидарности... Можно было бы даже сказать, что в подлинно сформировавшейся нации нет собственно меньшинств, есть граждане, которые могут иметь различное самосознание, но ни одно из его проявлений не берет верх над их статусом гражданина»[610]. Наряду со сказанным очень важной в современном мире является идея А.Д. Сахарова, изложенная им в проекте Конституции Союза Советских Республик Европы и Азии (ст. 3) о приоритете «глобальных целей выживания человечества перед любыми региональными, государственными, национальными, классовыми, партийными, групповыми и личными интересами»[611]. Эти формулы, однако, не стали нормами межнационального поведения.

<< | >>
Источник: Лунеев Виктор Васильевич. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. 2005

Еще по теме § 10. НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ВЫВОДЫ:

  1. 19.6. Некоторые общие выводы
  2. Некоторые выводы
  3. 8. Некоторые выводы
  4. 7. Некоторые выводы
  5. 3. Некоторые выводы
  6. Некоторые выводы
  7. 4. Некоторые выводы
  8. 5. Некоторые выводы
  9. 4. Некоторые выводы
  10. 4. Некоторые выводы
  11. 9. Некоторые выводы
  12. Некоторые выводы
  13. 4. Некоторые выводы
  14. 5. Некоторые выводы
  15. Некоторые выводы
  16. НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ
  17. Будущее свободы. Некоторые выводы
  18. ОБЩИЕ ВЫВОДЫ
  19. Общие выводы
  20. I. Некоторые общие посылки
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -